Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Киберменестрель - Уникальная информация

Киберменестрель - Уникальная информация

 
Любое явление, любое существо, любое чувство может быть разложено на байты и закодировано с помощью информационных технологий. В конце XXI века выяснилось, впрочем, что некоторые типы данных, будучи скопированными, становятся ущербным суррогатом. Полноценный оригинал же существует в единственном экземпляре, и если кто-то получает его, то прежний владелец – лишается.
 
В наслоении металлопластиковых ярусов города и в памяти гигантской базы данных затерялся небольшой, скудно обставленный жилой бокс. Впрочем, нет – компьютеры ничего не теряли и не забывали, в этом Макс 320-905-1 только что убедился – на чип пришёл ответ на просьбу, которая казалась давно забытой, утонувшей в грудах терра-, пета- и куда больших порядков байтов, названия которых он даже не знал.
Макс обернулся и ещё раз убедился в чёткости работы Сети – судя по расширившимся бирюзовым глазам Лины, она получила копию пакета одновременно с ним.
– Разрешили, – почти неверяще выдохнула она. – Через три дня.
– Посмотри до конца, – покачал головой мужчина. Несмотря на молодость, жизнь приучила его быть дотошным и подозрительным.
Жена долго молчала. Затем подошла к мужу и, став рядом, положила голову на плечо – так, чтобы не видна была горькая улыбка.
– У нас хотя бы появится немного денег. Оденемся поприличнее и... И знаешь, я всё равно рада. Даже так.
Макс не сказал ничего, только обнял её, осторожно прижимая к себе.
 
В назначенный срок они шли по коридору к указанному помещению, держась за руки и время от времени чувствуя, как по сплетённым пальцам будто пробегала искра. Последние трое суток они получали изменённые порции обязательных медикаментов, которые в стандартном виде наряду с поддержанием здоровья подавляли активность половых функций. Уставшей, истощённой Земле стало тяжело обеспечивать своих детей, и вскоре после занесения всех людей в единый банк данных была введена жёсткая регуляция численности населения – самым эффективным, по последним научным изысканиям, способом. Проще оказалось предотвратить секс, чем держать его под контролем.
Многие всё равно хотели быть вместе и, возвращаясь домой, видеть близкого человека... Впрочем, это уже не мешало программам властей, а лабораторное выращивание детей позволило также избегать понижения трудоспособности родителей, особенно женщин. Всё во имя экономии и эффективного использования ресурсов – провозглашало правительство.
Впрочем, Макс не имел ни малейшего понятия, как в действительности обстоит дело с этими самими ресурсами, и правду ли ему говорят. Зато он знал точно, что некоторые люди себя никак не стесняют. Например, делают очень дорогие покупки, одна из нкоторых только что коснулась его и Лины.
 
Дверь закрылась. Впрочем, разве возможно полное уединение в мире крохотных жилых боксов и проникающей всюду Сети? Даже если здесь нет камер, в чем Макс сомневался, то чипы передают информацию бесперебойно.
А впрочем, к чертям!
Почти всё помещение занимала огромная роскошная кровать, какую им приходилось видеть разве что в кино. В воздухе витал незнакомый легкий аромат, и от него, казалось, дрожь в пальцах становилась сильнее. Лина растерянно осмотрелась и опустилась на край кровати. Будто не зная, куда девать руки, погладила тонкую простыню, глубоко вздохнула – ткань блузки натянулась, колыхнулась на груди, и на Макса это подействовало так, как не действовало никогда раньше.
Он уселся рядом и, легко и решительно приподняв жену, усадил себе на колени. Слегка откинувшись, она повернулась к нему лицом и поцеловала – сперва быстро, потом медленно и долго.
Мужчина одной рукой прижимал Лину к себе, другой приподнял блузку, погладил по спине, а затем, скользнув вдоль тела, нетерпеливая ладонь проникла под лифчик. Женщина застонала и первой начала расстегивать его рубашку...
Рыжие, до плеч волосы Лины разметались по подушке, она стонала, обвив Макса ногами и двигаясь в такт ему. Их первая полная близость.
Он ощущал, как внутри рождаются животное возбуждение и одновременно нежность к этому трогательному любимому существу, смешиваясь в желание и восторг, не давая быть ни слишком робким, ни чересчур грубым.
Рождаются – и тут же уходят, как вода сквозь решето. Бесстрастный, безжалостный чип превращает их в единицы и ноли и передаёт пакет куда-то далеко. Человеку, который то ли не умеет любить, то ли слишком стар, то ли... кто знает. Эмоции, чувства – информация, которую бесполезно копировать, но можно купить.
Макс же будто держался на гребне волны. Любовь и страсть приходили, даря силы и желание – и сразу исчезали. Будто ешь какое-то странное мороженое: сладкое, оно тает во рту – но растаяв, оставляет после себя вкус пепла. Горечь утерянного.
Условием близости и приличной суммы кредитов на счету было подтверждение временного кода на передачу уникальных данных для обоих.
Когда Лина внезапно широко открыла глаза, и они встретились взглядами, на дне заполняющей её страсти он увидел тот же самый пепел...
Пустоту.
И когда, наконец, волна схлынула, иссякли силы – пустота стала хозяйкой. Суррогат в памяти, скелет страсти, ухмыляющийся фальшивой усмешкой черепа. Будто проснулся утром с чужим, почти случайным человеком и теперь недоумеваешь – зачем всё это было?
После принятия стандартного вновь медпакета одевались они, не глядя друг на друга и, покинув помещение, возвращались, не держась за руки, словно оказались по разные стороны пропасти. И только дома Лина ткнулась лбом в плечо, пробормотала что-то невнятное про "не знала, что будет так", и легла. Макс просидел час, бездумно глядя в окно, затем убедился, что деньги пришли на счёт и, мрачно кивнув, тоже решил попытаться уснуть. Жена уткнулась носом в стенку, и непонятно было, спит ли она.
 
Когда покупатели, банкирская чета, испытывавшая друг к другу сугубо деловые чувства и лёгкое раздражение, решили воспользоваться купленным пакетом, то обнаружили, что коды взломаны и информация похищена. Оставленный в качестве подписи значок стрелы указывал на известного хакера, реальную личность которого, впрочем, вычислить до сих пор никому не удалось. Полиция, расследовавшая этот и подобные случаи, не смогла проследить путь скачивания и так и не обнаружила каналы сбыта. Предполагали, что преступник использует похищенное исключительно в личных целях.
 
Макс 320-905-1 и Лина 117-562-3, как по сигналу, повернулись друг к другу лицом в полумраке комнатки, освещенной с улицы огнями реклам. Пакеты уникальной информации пришли на их чипы одновременно, и они почувствовали, как заполняется оставшаяся внутри пустота. Всхлипнув от избытка чувств, Лина прижалась к мужу, и тот ответил объятием.
А в далёком от них Ноттингеме хакер по имени Робин улыбался, отправив данные, и чувства, скрывавшиеся за этой улыбкой, тоже невозможно было скопировать.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования