Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Григорий Остров - Ну и?

Григорий Остров - Ну и?

 
Это только кажется, что в космосе темно. Мол, редкие звёздочки и всё такое. Ничего подобного. Каждая мелкая фиговина светит прямо в глаза. Особенно если пристально вглядываться. А я второй день как раз этим и занимаюсь.
Это жена меня уговорила пойти в Школу Героев. Мол, работа у меня тихая, на люди почти не показываемся, отпуск маленький, и вообще — стыдно ей быть замужем за таким слюнтяем. Вот последнее в корне неверно, просто я незлобивый и покладистый, а карьеру делают... ну, сами понимаете кто.
Школа не школа, а курсы героев я окончил. Я бы и красный диплом получил, да что-то преподы пошли какие-то приставучие, всё им то расскажи да это. Одна только пятёрка у меня и оказалась — по подлёдному лову. И на распределении меня обошли. На, говорят, букет, после церемонии вручишь его декану. Да такую огромную охапку цветов в руки сунули, что меня за ними и не видно было. А когда я цветы эти декану отдал, в зале только он да старичок какой-то уснувший остались.
Так я получил работу Героя. Древняя профессия, одна из первых. Когда планет было с гулькин нос, а людей на них и того меньше, Герои уже были. А может, и ещё раньше, с самого начала времён. Точно не скажу, героеведение я прогулял, клёв был хороший, сами понимаете.
Планета попалась новая, только что колонизированная, на самом отшибе цивилизации. И название с моим именем гармонирует: Вечерняя Заря. А меня зовут Вз, извините, что сразу не представился. В — короткое, з — долгое, ударение... ударение как угодно ставьте, я не гордый.
Жена, конечно, сначала недовольной была. (А когда они, жёны, бывают другими?) Мол, куда ты меня тащишь, в тьмутаракань, к свинопасам и травожорам. Но всё оказалось не так плохо. Колонисты не дураки, взяли с собой роботов. Те им понастроили других роботов, те ещё каких-то всяких, и к нашему прилёту не планета была, а парк — вся ухоженная и безопасная.
Это-то меня и подвело. Пока мы с женой по приёмам да торжественным открытиям филармоний ездили, работа мне нравилась. У меня, кстати, за героическую позу твёрдая четвёрка. И от яркого света я не щурюсь как некоторые. И ростом вышел. Так что всё было прекрасно.
Но стали сограждане сомневаться в моей героичности: мол, нету у меня подтверждённых подвигов, одни апокрифы. И чтобы развеять их недоумение, мне с женой изрядно пришлось попотеть. И амфору драгоценную из морской пучины выковыривать, и лесной пожар с вертолёта тушить. Много чего было. Даже перелётных гусей, с Земли-прародины привезённых, учил в новой географии разбираться. Почему с женой? А кто же будет амфору контрабандой из другого мира везти и тайком, ночью аккуратно на морское дно прикапывать? А лесной пожар? Думаете, так просто вывести из строя всю окрестную кибертехнику и глушить сигналы о неполадках, пока я в воздухе на деревья водичкой пшикал? О гусях и говорить нечего. Знал бы, что вживлённый передатчик засбоит в атмосферном радиогуле, ни за что бы за героический перелёт не взялся. Спасибо, жена подсуетилась. Подцепила всех гусей в грузовой аэрокар да до места назначения в тепле и комфорте доставила.
Да много чего было. Но всё вечзарянам не то казалось. Как белены объелись, да ещё на соседей показывают. Мол, вот у них Герой так Герой. В одиночку разлив нефти в целом заливе остановил. Заткнул подводную скважину телом, ну, сами понимаете, каким местом. Чёрный вылез, довольный, народ его на руках носил полгода. Не знаю, как у него получилось, у нас на Заре нефтевышки роботы сильно охраняют, не подберёшься.
Вот и надоумила меня жена отправиться на орбиту. Мол, сверху какой астероид подвернётся, опасность для планеты представляющий, тут я его и отклоню. Или ещё что. Мало ли. Космос — место опасное, роботов-нянек нету. А сама по магазинам отправилась, на недельку-другую.
Но первопроходцы, не к ночи будут помянуты, и тут всё предусмотрели. Прежде чем планету колонизировать, они по всей системе датчиков насовали и противометеоритную защиту выставили, роботизированную, естественно. Так что я тут один болтаюсь, как в проруби это самое... ну, то, что лучше при подлёдном лове не использовать.
Но я не унываю. Статейку вот надиктовываю. А что? Другие Герои постоянно в деловых журналах печатаются, так чем я хуже? Пусть и моё имя красуется на страницах "Стоящего рыбака". Пока черновой вариант статьи, как с орбиты вернусь, жена подправит...
Эй! Да вон же там что-то мигает, прям переливается! Крупная какая! Ну-ка, ну-ка, рыбонька моя, сейчас мы тебя подсечём...
* * *
Спасательный катер "Резвый" космофлота Вечерней Зари с капитаном и единственным членом экипажа в лице Героя Вз на борту по замысловатой траектории, вероятно, рекомендованной учебником по тактике (или по подлёдному лову), приблизился к Неопознанному Космическому Объекту (сокращённо — НКО) на расстояние полутора километров, что по астрономическим масштабам было почти что вплотную. Загадочный огонёк, привлёкший внимание Вз, оказался на поверку когерентным лазером дугового типа, сконструированным явно нечеловеческими руками. Луч лазера упирался прямо в спак, вызывая радиопомехи и сбой электрооборудования. Ограничившись визуальным наблюдением, Вз классифицировал НКО как окуньковый корабль двухсот пятидесяти метров в длину с размахом жабр до сорока метров, что втрое превышало размеры спака. Враждебных намерений бурочешуйчатый с прозеленью пришелец не проявлял, не считая слепящего света, отчего, как ни странно, у Вз чесалась левая пятка.
Герой облачился в скафандр, прикрепил к поясу плазменный фонарик-резак, страховочный трос из моноуглерода и вышел в открытый космос. Ориентируясь по звёздам первой величины, космонавт оттолкнулся от керамзитовой обшивки спака и, разматывая тонкую моноуглеродную нить, поплыл к кораблю-пришельцу. Намерения Вз были достаточно благородны: обмотать окунька тросом, слегка припаять для пущей надёжности, выбить плазменным резаком лазер-глаз, тем самым восстановив работу бортового компьютера, и отбуксировать НКО на планету, где сфотографироваться с уловом в полный рост, принимая самые героические позы. Ничего необычного, или неприятного, или нестандартного.
Однако НКО, безропотно позволив сначала себя захомутать, после уничтожения лазера взбрыкнул, распахнул скат грузового трюма и проглотил Героя, перекусив моноуглеродную нить.
В брюхе корабля-пришельца было бессветно, но вполне гравитационно. Оба эти обстоятельства были на руку Вз. Он не растерялся: присел, перекатился в угол, включил фонарик-резак, сделал серию залпов в разные стороны и, переключив визор шлема в инфракрасный диапазон, отключил выдававший его источник света. Заработавший после уничтожения лазер-глаза интел-автомат (ИА) скафандра увеличил подачу кислорода из заплечного хранилища, впрыснул в вену Вз стимулятор боя и сменил промокшую лобовую нашлёпку.
Анализ тепловых пятен показал зоны предполагаемых шлюзов, один из которых был как раз напротив Вз. Стресс-программа из арсенала ИА выдала две возможные стратегии: прорыв внутрь корабля через шлюз с вероятностью выживания 20% и засада в трюме на неопределённое время. В этом случае шансов выжить было меньше, всего 13%. Выбор оставался за человеком, ИА мог только советовать.
После длительных раздумий Вз выбрал второй вариант и прогадал. Не успел он смотать оставшийся трос, как трюм залил холодный туманистый свет, на пол-g увеличилась гравитация и тело Героя пронзила вибрация. ИА вырубился, резак раскалился, заныли зубы. Снова дала о себе знать левая пятка.
Напрягая мышцы, Вз завертелся на месте, всадил полный заряд фонарика в потолок и упал в беспамятстве. Сверху на него рухнуло тело осьминогоподобного инопланетянина.
Оба очнулись одновременно.
— Какого ...! — вскричал Вз. — Ты кто такой?!
Существо-осьминог двумя щупальцами обхватило шлем скафандра и стало душить Вз. Тот в ответ свободной рукой захлестнул вокруг пришельца трос и стал наматывать на кулак. Осьминог хрипел, но не сдавался, лишь усиливал нажим. У Вз темнело в глазах, подача кислорода была перекрыта, но Герой из последних сил закручивал моноуглеродную нить всё туже и туже.
Оба потеряли сознание.
И снова очнулись.
Продолжили борьбу.
Опять отрубились.
И вновь пришли в себя.
Схватка длилась и длилась, но силы были равны. Никто не хотел уступать.
Битву прервал случай. Перерезанный силовой кабель, качавшийся под потолком, не выдержал и рухнул. Удар электрического тока разбросал противников в разные стороны.
— Повторяю, — простонал Вз. — Кто ты, мать твою, такой?
"Низшее создание, немедленно подчинись Повелителю", — проник в мозг Вз мыслеимпульс чужака.
— Нет, — ответил Герой. — Ни за что!
Вз углядел в тумане выпавший фонарик-резак, потянулся за ним, но осьминог был проворнее. К счастью, щупальца пришельца не были приспособлены для манипуляции земным оружием.
"Подчинись или будешь уничтожен!" — снова потребовал чужак, играясь выключенным фонариком.
— Да с какого бодуна?! Я — Герой, а герои не сдаются!
"Что есть герой?"
Вз сформировал в голове картинку: мускулистый атлет с большими кулаками и в пляжной одежде типа плавок пристально смотрит вдаль и под его взором в страхе разбегаются тучи. Внизу, у ног атлета, восхваляя его, копошатся маленькие человечки.
"Сертифицирован?" — вопросил осьминог.
— Красный диплом, — прихвастнул Вз и мысленно поправился: "Почти. Высший балл по основному предмету".
"Целеустремлённость? Несгибаемость и сила воли?"
— Типа того. И морозоустойчивость к тому же.
"Планета под твоим контролем?" — продолжал допытываться осьминог.
Вз задумался. Ментально лгать он умел плохо.
— Они меня боготворят, уважают, то есть. Место Героя только одно, и я оказался самым достойным из всех выпускников.
"Убил их?"
— Не совсем. Они разбежались при одном моём виде.
Осьминог подтянул щупальца под себя, поднялся и раскачивающейся походкой доковылял до двери шлюза. Пощёлкал чем-то в стене сбоку, дверь откатилась в сторону. В шлюзе было темно.
"Проходи, поговорим".
— Фонарик верни, — потребовал Вз.
"Оружие? Нет".
"Темно. Фонарик — свет. Необходимость", — осваивал Вз новую форму общения.
Осьминог пощёлкал ещё; шлюз заполнился таким же, как и в трюме, туманным светом.
"Фонарик — знак добрых отношений. Вернуть", — продолжал настаивать Вз.
"Нет".
Борьба, прекратившись в физической плоскости, грозила вот-вот перейти в волевое противостояние. Оба противника являли собой образцы непреклонности, достигавшей упрямства. Угрожающая поза осьминога заставила Вз упруго, как боксёр после нокдауна, вскочить на ноги, набычиться и наклонить корпус вперёд. Хозяин корабля, однако, имел преимущество. Он выпростал щупальце куда-то за дверь шлюза и через секунду втянул его обратно, но уже с обрезком трубы, направленным на человека. Зловещий рубиновый луч вырвался из раструба и пронзил Вз. Закрыв глаза, Герой приготовился к смерти.
Однако никаких неприятных ощущений Вз не испытал. Правда, опять зачесалась пятка, что, возможно, о чём-то сигнализировало, но о чём, Вз не имел понятия.
Пришелец выключил лучемёт, повертел, встряхнул, снова направил на Вз, включил, подождал. Ничего не происходило. Тогда он подставил под луч одно из своих щупалец. Отросток почернел и обвис. Пришелец обмяк, осел на пол и издал мысленный эквивалент сильной боли, который, как это ни странно, сбил с ног и уложил человека в позу зародыша.
Немного отдышавшись, Вз дополз до пришельца и вырвал фонарик из щупальца. Привалился к стене. Наставил фонарик на осьминога, помыслил: "Вот теперь поговорим".
* * *
Полчаса спустя НКО ощетинился, выдвинув тонкие метровые иглы по всему корпусу, и полыхнул прицельно жёлтым по орбитальной противометеоритной системе (ОПМС). Затем выстрелил лучом по двум сенсорам, плавающих отдельно от оружейных платформ. В результате целая секция защиты планеты была выведена из строя и частично ослеплена.
Другие секции начали маневрировать, пытаясь заполнить пробел, а с планеты стартовал комплекс ремонтных роботов с запасными частями для ОПМС.
Тем временем рядом с пришельцем возник одиночный спасательный катер.
Спак плюнул в корабль пришельца плазменным зарядом. Плазма прочернила корпус пришельца, сшибла какую-то выпуклость, отломила пару иголок.
В ответ НКО выпустил рой шестигранников, скреплённых извивающимися лучами.
Спак выполнил манёвр уклонения, расстрелял в середине сети узлы-шестигранники, проскочил в прореху, снова плюнул плазмой, промахнулся и, уворачиваясь от следовавшей за ним паутиной, нырнул под днище корабля противника.
Вся битва фиксировалась орбитальными сенсорами и в режиме прямой трансляции передавалась на планету. Вечзаряне прильнули к видеоэкранам. К сожалению, обзор был неполон из-за двух сбитых датчиков в самом начале боя. И лишь разноцветные вспышки, озаряющие корпус НКО, свидетельствовали, что сражение идёт нешуточное.
Четыре ближайшие платформы ОПМС спешили на помощь герою-одиночке, удерживающему агрессора от огня по беззащитной планете.
В стратосфере погодные автоматы формировали слой облаков, надеясь таким образом укрыть города-цели от лазерного удара. Ремонтный комплекс развивал максимальную скорость, поднимаясь к месту сражения.
Правительственные ИА строили и тут же опровергали прогнозы развития событий, сбитые с толку неполнотой информации.
Люди, давно забывшие, что такое война, впервые в жизни ощутили её близость.
Неожиданно корабль-чужак отвернул от планеты и спешно исчез в глубинах космоса. На месте боя остался слегка почерневший, побитый катер. Прибывшие десять минут спустя ремонтники окутали спак защитной пеной и спустили на землю.
Из катера извлекли человека в полубессознательном состоянии, что, однако, не помешало ему открутить шлем и героически улыбнуться репортёрам.
* * *
Чествование Вз с перерывами на сон и перелёт в следующий район планеты продолжалось больше месяца.
После празднеств жена Вз разбирала вещи и обнаружила пропажу фонарика.
— Взюша, ты где фонарик-резак потерял, в космосе? — спросила она Героя.
Тот виновато улыбнулся.
— Пришлось подарить другу. Ну не мог он без трофея вернуться.
Жена всплеснула руками.
— Это что же получается... ты... он... подстроили?
— Коллегой он оказался, тоже что-то вроде Героя. Только у них схема немного другая, ну, сама понимаешь, инопланетяне. Больше по завоеваниям всяким специализируются, по захватам планет. А он в отстающих числился... Вот и помогли друг другу...
— Молодец, Взюша, — похвалила Героя жена и тут же, как это свойственно жёнам, обеспокоенно спросила: — А дальше как же? Снова гусей тренировать?
— Не волнуйся, на следующий год он обещал вернуться. С приятелем. Как раз я успею позвать в гости соседа, ну того, черно... кхм... нефтяника. На пару отбиваться будем.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования