Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Плюшевый Мишка - Космические мародеры

Плюшевый Мишка - Космические мародеры

В год создают более двухсот тысяч космических кораблей. Некоторые планеты и даже целые звездные системы живут исключительно за счет производства кораблей, как мирного, так и военного назначения.  

Но корабли - просто механизмы, а им свойственно ломаться. В год происходит более пяти миллионов аварий, разной степени серьезности, и около двух тысяч кораблей полностью выходят из строя и терпят крушение. Треть из них, так и не находят. Падая, космический транспорт посылает сигнал SOS. Если власти, не отреагируют на сигнал в течение месяца, то команда считается погибшей, а данные об авариях передаются поисковым бригадам. У них нет никакой информации о корабле и команде, помимо приблизительных координат, указывающих на сигнал о помощи.  

Эти команды находят рухнувшие корабли и стараются превратить каждую находку в прибыль. Секреты, редкие минералы, живые и мертвые члены экипажа, за все можно получить награду.  

Эта история, расскажет об очередной поисковой миссии корабля "Стервятник" и его команды, называющих себя "Титановые стервятники". Что найдут они на пустынной планете, на которой десять лет назад потерпел крушение исследовательский корабль?  

Необитаемая планета Эрис. Двенадцатый день поисков:  

Крик раздался слева, парень развернулся и тут же зажмурился. Яркая огненно-красная звезда уже час как поднялась над горизонтом, и свет резал глаза даже через солнцезащитные очки. Через три-четыре часа нужно заканчивать поиски и возвращаться. В холод и темноту космической базы. С ледяным пивом и кондиционером.

Размышляя о столь скором и столь желанном, Крис увлекся так, что позабыл про крик. Но спохватившись, вернулся к работе. Через десять секунд неспешного бега, он обнаружил Селесту, роющуюся в песке.

- Ну что там?

- Думаю, я заслужила премию, – девушка протянула Крису железный стержень с впаянным в крышку микрокомпьютером.

- Сигнал можно поймать?

- Да. При посадке, поврежденный корабль выбрасывает эти колья, передающие координаты и сообщающие о характере повреждения. Остаточный сигнал еще можно поймать. Правда погрешность около ста метров, я почти неделю рылась в песке, пока нашла лишь этот.

- Насколько далеко они вообще разлетаются? Эти колья.

- Все зависит от высоты, ветра, угла падения и погодных условий. Ну, около двух километров в радиусе. Обычно. Но это не точная наука.

- Мне нужно более конкретное число.

- Два-три километра. Вызови ребят и расскажи им о находке, нам нужно много народу с металлоискателями.

Кристофер огляделся по сторонам. Одна пустыня, куда ни глянь. Солнце выжгло тут все. Может и есть где оазисы с деревьями, но точно не в зоне крушения. Нужно быть просто фокусником и обладать дьявольским везением, чтобы спрятать целый корабль. Скрыть его с глаз. Но с другой стороны, при посадке "Стервятника", мониторы показывали, что на планете очень много скал и расщелин. Корабль мог просто упасть в пропасть и за десять лет песчаные бури замели его целиком. Он точно где-то здесь. Но команда уже мертва. Определено мертва.

- Жаль, – он сказал это вслух, чем привлек внимание техника.

Сел не упустила шанс задать вопрос:

- О чем ты?

- Корабль. Наверняка упал в пропасть или трещину между скалами, да в любую глубокую яму. И его замело песком. Команда погибла наверняка. Задохнулась. А если и выбрались, если успели, то десять лет в таких условиях. Без воды и еды. Они точно мертвы. И давно.

- Да, жаль их.

- Что? - не понял Крис, но спустя пару мгновений, до него дошло, - а... нет. Жаль, что они мертвы, за трупы платят меньше, чем за живых.

Сел смеялась больше минуты, настолько сильно, что с ее лица съехала дыхательная маска, и она тут же закашляла от микрочастиц песка попавших в горло. Наконец уняв истерику и вытерев слезы, бегущие из глаз, она смогла сказать:

- Я на секунду подумала, что ты можешь испытывать эмоции. Знаешь, у современных киборгов сострадания больше, чем у тебя.

- Если бы слезы могли воскрешать, килограмм лука стоил бы целое состояние. Ладно. Я на базу, холодное пиво ждет, ты тут заканчивай и возвращайся.

- Эй!

- Без разговоров. Хочешь премию – работай.

Тринадцатый день поисков:  

На следующий день, когда Крис нежился в кресле перед десятком мониторов поисковых ботов и обдумывал на удивление интересную мысль – зачем вообще нужны поисковые боты и зачем тратить на них столько денег, если все равно пользы от них никакой? Из сорока пропавших кораблей, что команда "Стервятника" нашла в этом году, роботы обнаружили всего двенадцать. Он специально вел подсчет. Иногда машины могут подсказать нужную информацию, найти мелкие следы и микроскопические остатки, но человек более мотивирован и заинтересован в поисках. У каждого свои причины. Кто-то разыскивал родственников пропавших без вести в очередной космической катастрофе, кто-то хотел приключений, а кто-то, как сам Кристофер, просто хотел денег. Он считал себя гениальным банкиром и проворачивал крайне темные операции, но оказалось, что есть организации гениальнее его. Благо двоюродный брат, он же по совместительству мэр, смог уладить дело и спасти от тюрьмы. Правда остался Крис в итоге без работы и без нечестно нажитого имущества.

- Эй, Рик? Эй? Ты чего уснул?

Медик сидел с закрытыми глазами перед разобранным дроном. Команда у "Стервятника" была небольшой, и многим приходилось совмещать несколько профессией, дабы быть полезными коллективу. Или говоря без купюр – чтобы заменять трех человек, всего за одну зарплату.

Ричард открыл глаза и уставился на бухгалтера, по совместительству начальника поисковой группы Кристофера.

- Чего тебе?

- Будешь спать на работе, сообщу боссу.

- Да пошел ты! – огрызнулся Рик в шутку, но потом его голос стал более грубым - Я серьезно. Только попробуй настучать на меня, и дорога в медотсек для тебя закрыта.

- Да я шучу, чего ты так взъелся? У меня просто вопрос есть, а ты тут единственный, кому я могу его задать. Не с дронами же мне общаться?

- Давай уже свой вопрос.

- Ты почему здесь?

- Э?

- Ну чего именно тут забыл? На этой работе?

- Медицинская лицензия первого класса. Без практики на космическом корабле или на орбите необитаемой планеты, я не смогу получить лицензию для работы на международных станциях Земли и на самой Земле. А это колыбель человечества, там все связи, все крупные заказы, все деньги там! За одну операцию, не самую сложную между прочим, можно получить денег как за целый год адского труда, в этой консервной банке.

- Деньги значит. Не думал, что у нас общие цели. Я всегда думал, что врачи более… как бы это сказать, более добрые. Нет, глупая фраза. Думают больше о пациентах, чем о себе. Как это сказать? Не помню слово.

- Я так и делаю. Просто если бы я хотел лечить людей за копейки, то сидел бы на родной планете и не рыпался лишний раз. Зачем все эти гуманитарные миссии отправляют в нищенские колонии? Чтобы детишек лечить? Ну, это да. Но первоначальная то цель – себя порекламировать. А у местных детишек цвет кожи не модный.

Их разговор прервало шипение рации, нажав кнопку связи, Крис услышал лучшую новость за сегодня:

- Мы нашли его. Корабль найден. Отправь сюда всех, кто свободен и технику для раскопок. И дронов. Штук восемь. Надо проверить периметр.

- Где был корабль?

- Упал в трещину в скале, потом его замело песком.

- Отлично! То есть, сейчас всех отправлю.

Сообщив команде поиска нужные координаты, Крис откинулся на кресло, и скрестил руки за головой. Его лицо украсила блаженная улыбка.

- Чего такой довольный? – спросил медик.

- Я поспорил с Селестой, куда делся корабль. Я выбрал вариант с падением в глубокую яму, она за приземление в зыбучих песках. Первый корабль, что она нашла, именно так и потонул.

- И что ты выиграл?

- Поцелуй. С языком.

- Ты просто… а, я даже обсуждать это не буду.

- Завидуй молча.

- А если я сообщу боссу о неуставных отношениях в коллективе?

- Ты не захочешь иметь меня во врагах.

- Я просто шучу. Расслабься. Ты пошутил и я.

- Значит, у нас нет проблем.

Двадцать первый день поисков:  

Через восемь дней, с активным использованием техники и работой более чем сорока человек, небольшая часть корабля была раскопана. Это был огромный шарообразный модуль, примерно в сорок метров диаметром. Примерно, потому что команда смогла вскрыть лишь самый верхний отсек. Впрочем, больше и не нужно было. Дальше остается лишь проникнуть внутрь и провести тщательный обыск.

- Итак, дамы и господа – начальник поисковой бригады Кристофер Кеннер, обвел взглядом собравшихся искателей, в темноте было трудно разглядеть лица – Дверь корабля заклинило, что не удивительно. Он пролежал в песке десятилетие. Гриф, то есть начальник Эндрюс, уже дал добро на использование взрывчатки. Мы взрываем дверь и проходим внутрь для первичного осмотра. Пойдут восемь человек. Я, что естественно, техники Селеста и Коннорс, доктор Ричард, связист Алекса. Алекса, ты слышала? Не отвлекайся. Убери наушники и слушай брифинг! А также еще трое силовиков – Брюс, Меллерд и Квинс. Квинс ты сегодня пил? Чуть-чуть? Отлично. Но смотри, чтобы это чуть-чуть нас не угробило. Всем надеть защитные костюмы и вооружиться. Майерс, ты отвечаешь за проделывание дыры в этой консервной банке. Сбор через тридцать минут. У нас на исследование всего лишь ночь. Как только солнце взойдет, отсеки корабля разогреются, словно в печке и мы сваримся заживо. Так что времени лишнего нет. Майерс ты меня хорошо понял? Через тридцать минут мне нужна дыра в этой посудине. Все, всем разойтись.

Но вернувшись через полчаса, Крис обнаружил, что обшивка корабля все еще цела и невредима, а в костюме лишь он один. Майерс копался в проводах, но делал это меланхолично, и казалось, совсем не следил за временем.

- Твою мать Майерс, почему в обшивке еще нет дыры?

- Я работаю. Нужно, - он зевнул, – больше времени. Сложная работа, ну ты знаешь.

- Знаю! Полкило пластиковой взрывчатки на каждый из пневмо-замков, шнур и детонатор. Работы на пять минут. Я выделил тебе полчаса… Какого черта?

- Я стараюсь.

- Да не ты, – Крис отмахнутся от ленивого подрывника, - быстро все закончил через пять минут! Из-за твоей возни мы время теряем. И не заставляй меня возвращаться.

После Крис направился к Квинсу, который с явным наслаждением потягивал какую-то белесую бурду из пластиковой бутыли.

- Для твоего же блага, надеюсь это не самогон – он вырвал бутылку из руки парня, что был на голову выше и принюхался к содержимому. Квинс замер от неожиданности, но даже слова не сказал. Все знали, что когда начальник не в настроении, его лучше не злить еще больше. Иначе будет худо.

Кристофер тяжело вздохнул и бросил бутылку на землю. Содержимое выплеснулось и мгновенно впиталось в песок.

Крис тяжело вздохнул и попытался унять дрожь в руках. Его буквально трясло от гнева. Он сказал, максимально тихо и спокойно, стараясь не сорваться:

- Квинс, покинь, пожалуйста, площадку и больше не попадайся мне на глаза. Хотя бы сегодня. А лучше вообще никогда.

Он закрыл лицо руками и, проклиная все на свете, тихо прошептал:

- Да за что мне все это? Не команда, а сборище недоносков. Ни ответственности, ни дисциплины. Как будто это все только мне одному нужно?

Через двенадцать минут пыль от взрыва улеглась, и команда из семи человек стояла перед "входом".

- Так, внимание! Квинс из-за собственной глупости и алкоголизма остался без двойной премии при дележке добытого. Потому он с нами не идет. Это плохая новость.

- А ты, видимо и рад? Меньше конкуренции – не преминула вставить Алекса.

Молодая и избалованная девчонка из богатой семьи. Крис ее ненавидел всей душой. Это была обоюдная ненависть. Чего они не только не скрывали, но и старались подчеркнуть при любом удобном случае. Вообще отношения в команде "Стервятника" всегда были напряженными. Особенно когда к команде присоединился Крис. С его приходом команда впервые объединилась в едином порыве ненависти к новичку.

- Да я рад. Теперь первая группа для разведки не восемь, а семь человек. А значит, каждый получит не двойную ставку, а две целых и четырнадцать сотых.

- Семь человек слишком мало для такого корабля, тем более что мы задержали начало, почти на полчаса, – это была первая фраза по делу и исходила она от Сел, - Солнце взойдет через шесть часов, а мы еще даже не вошли внутрь.

- Ну, так постарайтесь. Вам платят больше, так и поработайте лучше и быстрее. План стандартный – входим, делимся на пары… а, черт. Ладно, делимся так: Алекса и Меллерд в первой группе, Коннорс и Брюс во второй. Я, Сел и Рич в третьей. Наша цель найти ценности, какие есть в каютах экипажа, так же найти черный и синий ящики и их радиомаяки, загрузить данные с центрального компьютера. Если он в рабочем состоянии. Если нет - просто выдерите инфо-карты и будет разбираться с ними на "Стервятнике". Команда давно мертва, но трупы так же собираем и упаковываем. После десяти лет от них должны остаться только кости, так что нести будет не тяжело. Срезайте именные жетоны и нашивки со знаками отличия и личной информацией, фотографии и документы – так же забираем. Из компьютера не забудьте достать микросхемы с золотым напылением и батареи с платиновыми пластинами. Только сначала скачайте данные, прежде, чем его разбирать. Алекса это я для тебя.

- Ну, один раз ошиблась. Это было год назад. Будешь мне до конца жизни напоминать?

- Буду. Оружие и патроны берите, медицинское оборудование, но медикаменты не трогайте, они все равно уже просрочены. Вообще не вздумайте, что-то на корабле сожрать или выпить. И самое главное – когда мы войдем внутрь корабля, там наверняка будет кислород, благо он уже заполнил большую часть отсеков, учитывая какая на боку дыра. Но это вовсе не значит, что вы можете снять маску. Или вовсе снять защитный костюм целиком. Согласно статье 3.2 об "обязательных мерах выживания экипажа", я без раздумий всажу пулю в голову любого – для усиления эффекта Крис похлопал себя по поясу, на котором висела кобура механического пистолета – идиота, что решит угробить всю команду. То, что там есть кислород, не значит, что там нет вирусов, бактерий и радиации. Я не хочу вас убивать. Даже тебя Алекса. Не давайте мне повода. Всё, входим внутрь и начинаем поиски. Находим все, чем можно поживиться, что можно продать репортерам или правительству, которое не захочет попадания этих данных репортерам, а так же останки родственникам. Удивительно как много живые готовы отдать за мертвецов.

По возвращению на базу, Крис заметил Селесту, плачущую над одним из трупов, извлеченным из руин корабля. Не тело, а лишь голый скелет покрытый трещинами, в оборванных ошметках летного костюма. Труп был тщательно запакован в плотный пластиковый мешок, из которого выкачали весь воздух. В пустых глазницах черепа, все еще оставался песок.

- Я, конечно, понимаю, ты очень ранимая натура, но слезы это перебор уже.

- Это дядя Донни.

- Кто?

- Дональд Харпер. Друг моего отца. Я все детство провела с его сыновьями. Он улетел в одной экспедиции с моим отцом, более десяти лет назад и не вернулся.

- Мне жаль, думаешь это тот самый корабль? – Крис положил руку на плечо Селесты.

Ему было наплевать, но порой нужно заткнуться и проявить сочувствие. Или хотя бы его иллюзию.

- Спасибо, что не стал бросаться своими глупыми шутками. Как обычно делаешь.

- Я циник, а не идиот, – он улыбнулся, но потом его улыбка исчезла с лица, – твой отец… нашла его… останки?

- Нет. По данным бортового компьютера в команде было семь человек. Мы нашли лишь шесть трупов.

- Ну, нижнюю часть корабля полностью засыпало песком. Видимо при падении обшивка лопнула. Так что он может быть там.

- В синем ящике нет одного маяка. В лазарете и на кухне все ящики перерыты. Судя по пыли на шкафах, рылись в них задолго до нашего прихода. Он может быть жив. Я поймала слабый сигнал, но мне нужно разрешение начальника для подключения спутника и усиления сигнала.

- Усиления? То есть сам сигнал…

- Да. Он под землей. Пещера или расщелина. Что-то вроде этого. Он может быть жив! Мой отец, может быть жив!

- Десять лет прошло. Я к тому, что не стоит сильно надеяться. Он может и пережил крушение и даже протянул пару недель, но… мы поищем тело, но какой шанс?

- Пожалуйста. Я пошла на эту работу лишь ради поисков отца. Я искала его пять лет. Пожалуйста, давай проведем поиски. Умоляю.

- Ладно – Крис сдался – я свяжусь с "Гнездом" и попробую уговорить босса подключить спутник. Придется приложить все свое обаяние. И ты будешь мне должна. Хотя не думаю, что Гриф станет искать один труп, даже если это твой отец. Без обид только. Но он за каждую монету удавить готов.  

Через полчаса нервного ожидания, Селеста наконец нашла Криса. Ее лицо озаряла надежда, и Крис понял, если он поможет Сел, то сможет получить от нее все, что захочет. Но времени мечтать о будущем, не было:

- Гриф согласился. Я еле-еле его уломал. Выделит поисковую команду из пяти человек, они прочешут окрестности в поисках сигнала. Да и спутник тоже подключат. Если, очень большое "если" маяк еще работает и сигнал стабилен и без помех, то мы его найдем. А если нет… то, сама понимаешь.

И тут произошло нечто совершенно неожиданное. Сел быстро прильнула к Крису и поцеловала его в щеку:

- Когда отправляемся? – спросила она радостным голосом.

- Ты? Никогда. А команда завтра.

- Что? – радость на лице девушки мгновенно пропала.

- Это был тяжелый день, а заката ждать еще несколько часов. Дай людям выспаться. Если твой отец мертв, то еще мертвее за день ему не стать. А если жив. Ну, он выживал десять лет, потерпит и еще денек.

"И зачем я это делаю? Зачем рискую работой и репутацией ради поисков набора костей в рваной форме? Это и есть любовь? Глупые поступки без логики? Селеста, что же ты со мной творишь? Я совсем размяк".

Но, разумеется, вслух, он ничего из этого не сказал.

Двадцать второй день поисков:  

На следующий день, когда стемнело, Крис вошел в медотсек. Он подошёл к кровати мужчины лет пятидесяти на вид. Сморщенная кожа, почти не осталось зубов, все тело покрыто шрамами. Волосы выпали, но лишь местами. Удивительно, но десятилетие на пустынной планете даже позволило ему нарастить немного жирка. Его вид ужасал, но только не Селесту. Девушка мирно спала в кресле, рядом с койкой.

"Днем он выглядел намного хуже. Помыли, побрили, забинтовали, и он стал больше на человека похож. Интересно чем он таким питался все эти годы, что пузо отъел? Я думал, на такой засушливой планете, еды не сыскать".

- Доброго вечера, идете на поправку? – шепотом спросил Крис – Удивительно, как вы выживали в таких тяжелых условиях десять лет. Это поразительно. Человек ради выживания готов, на что угодно и справится с любыми условиями. Ну, не каждый, но порой такие бывают.

- Спасибо вам. Я и не думал, что встречу свою дочь еще хоть когда-то. Я сумел найти пещеру и жил в ней все эти годы. Питался жуками и рептилиями, и там еще находилось подземное озеро, так что с водой проблем не возникло. В целом условия были более-менее терпимыми. Только песчаные бури доставляли много мороки, да и жара порой была ужасная, даже под землей. Пару раз озеро даже закипало. Можете себе представить? Подземное озеро бурлило и превращалось в кипяток! Но было в этом и нечто хорошее, все же именно в эти дни я мог помыться.

- Ну, ладно-ладно, уверен вам не терпится рассказать свою историю. Даже советую написать книгу или сценарий для голографического фильма или интерактивной игре о выживании. Такие истории народ обожает. Можете целое состояние заработать. Превратить горе в бизнес-план. Но, в любом случае, меня благодарить не стоит. Я всего лишь небольшой винтик в этом механизме бюрократии, инициатором поиска выступила ваша дочь. Ее и благодарите. Но знаете, я ведь сюда прибыл с определенной целью.

Крис засунул руку во внутренний карман куртки и вытащил пластиковый пакет. На дне пакета было немного песка и несколько деформированных кусочков металла:

- Эти пули извлекли из черепов и грудных клеток: Дональда Харпера, Джоннатана Мерлоу и Чена… фамилию не помню, что то восточное.

Улыбка исчезла с лица старика. Он начал тяжело дышать, и лихорадочно пытался понять, что ему делать и что сказать. Как оправдаться?

- Я лишь. Я… Поймите, это была не моя вина. Я должен был выжить. Я. Эти чёртовы лекарства. Он ведь был уже обречен. Вода и лекарства нужны живым. Мы месяц ждали спасения. Я месяц терпел все лишения и ждал помощи. Но ее не было. Если бы они просто их отдали. Я клянусь, я не хотел. Правда. Я всего лишь хотел жить. Если бы они только…

- Тсссс! – Крис приложил палец к губам – Не стоить будить Селесту. Я прекрасно вас понимаю, правда. Я бы и сам сделал что угодно ради выживания. Убил бы любого ради спасения. Я вас понимаю. Но она не поймет. Потому давайте договоримся – когда вы будете писать мемуары, пусть та троица погибнет от взрыва или при падении. Не знаю. Придумайте логичную отговорку, это может и на суде понадобиться. Если таковой будет. Но я не хочу, чтобы Селеста до конца жизни навещала отца в тюрьме и знала, что именно он убил любимого дядю Донни. Я вас понимаю, но она не такая. Ее это сломает. Потому давайте сделаем вид, что я вам ничего не говорил.

- Вы сделаете это ради меня? Уничтожите улики?

- Уничтожу? Конечно нет, мне не охота за решетку. Я просто не буду их регистрировать, вот и все. Если не спросят про них, то и не скажу. За совесть и жажду справедливости доктора, что извлек пули, я не ручаюсь, но я с ним поговорил, и он согласен помолчать за мою посильную помощь с лицензией. А вот передумает ли он однажды – уже другой вопрос.

Крис встал и направился к двери, но остановился через пару шагов, обернулся, посмотрев на старика сказал:

- Знаете, я рад, что вы выжили.

Он сделал еще пару шагов и, не останавливаясь, бросил:

- За живых больше платят.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования