Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

веселый_пингвин - Диалоги в багровых тонах

веселый_пингвин - Диалоги в багровых тонах

 
В жизни каждой сильной, независимой женщины наступает момент, когда жизнь давит на нее настолько, что ей больше не хочется ни карьеры, ни работы, ни общественной пользы и собственноручно заработанных денег. Ей хочется замуж – за богатого, сильного мужчину, который погладит ее по голове, поцелует в лобик и скажет: "Котик, не ходи ты больше в этот гадюшник. Побаловалась – и будет. А чтобы ты улыбнулась, вот тебе ключи от новой машины и кредитная карточка – купи себе шубу и ручку "Паркер" с золотым пером, чтобы было чем написать заявление об увольнении".  
  
(из телевыступления Алисы К., модного психолога, главы школы "Ведическая Женственность")
 
В ее жизни этот момент наступил в среду, сразу после совещания.
 
 
Из офиса Дара вышла едва живая. Головная боль, усталость и понимание, что она готова на все, лишь бы больше никогда не переступать проклятый порог и не видеть ни одной из этих опостылевших рож, не просто не давали вздохнуть спокойно – если бы ей сейчас предложили каким-нибудь неизвестным способом разделиться на ноль и исчезнуть, она бы не думала ни секунды.
 
"Не неси пургу, – сказал хриплый мужской самоуверенный голос. – Делить на ноль – какая-то подстава, зуб даю. Нам даже в школе так говорили. Или это не я там учился?"
 
Раздавшийся голос стал для Дары такой неожиданностью, что она даже остановилась, как шла, прямо посередине тротуара, стопоря людской поток, и неуверенно оглянулась по сторонам.
 
 
Но прохожие шли мимо, не обращая на нее никакого внимания. И уж точно никто с ней не заговаривал.
 
"Почудилось, наверное", – подумала Дара.
 
"Эй, эй, курица, полегче! – сразу же возмутился все тот же голос, раздраженно пробасивший, как она с ужасом поняла, в её голове. – Какое почудилось? Ты вообще на кого батон крошишь?"
 
"Понятия не имею, – честно призналась Дара, вступая в странный диалог. – А вы вообще, собственно, кто такой?"
 
"Это правильно, что ты на "вы" ко мне обращаешься, – важно сказал голос, – меня уважать надо".
 
"Да кто вы вообще такой?" – решила все выяснить Дара.
 
"А я знаю? – растерялся было голос, – но я – мужик, и ты должна меня слушаться!"
 
"С какого такого перепуга?" – иронично поинтересовалась Дара.
 
"Потому что я голос, голос в твоей голове, и я не просто так здесь!" – важно ответил он.
 
"И?" – не унималась Дара. Она не хотела проникаться участием к непонятной миссии голоса и требовала подробных объяснений.
 
Но, видимо, сказать голосу было нечего, поэтому ответа на свой вопрос она так и не дождалась.
 
Дома – словно всего случившегося за день было мало – Дару ждали новые неприятности.
 
Дмитрий Иванович, юрист по образованию, сосед по местопроживанию и полная сволочь по состоянию души, паркуясь, умудрился въехать в ее клумбу и раздавить два куста самых красивых красных хризантем. Несколько минут Дара просто смотрела на черные следы на клумбе, старательно моргая, чтобы не заплакать от обиды и усталости.
 
"Да-да, поной, как девчонка", – глумливо прокомментировал её состояние голос.
 
"Это твоя самая оригинальная идея?" – в этот раз Дара не растерялась.
 
" А ты чего хочешь? Ты же баба! – покровительственно сказал голос, – была бы ты мужиком, я бы тебе другое сказал: чтобы браткам позвонил, друганов собрал и вломил этому автомобилисту так, что у того…"
 
"Будьте так добры, избавьте меня от этих мерзких подробностей, – закатила глаза Дара. – Сначала с человеком поговорить надо, а уже потом, как вы намекнули, собирать клуб анонимных доброжелателей".
 
"Ну, давай, давай, побеседуй с водилой, а я хоть поржу", – с издёвкой отозвался голос.
 
Она не стала препираться со своим новым знакомым и негромко постучала в большую, обитую красной кожей дверь, старательно держа на лице широкую, добрососедскую улыбку.
 
Никто не открыл.
 
 
Дара постучала чуть сильнее и громче. Где-то в глубине дома послышался явственный шорох, шелохнулась занавеска – и больше ничего.
 
"Кажется, он не хочет с тобой разговаривать, – насмешливо сказал голос. – И что ты сделаешь?"
 
"Ничего…" – Дара растерялась.
 
"Я считаю, – ехидно сказал голос, – было бы хорошо, если бы водила по двору в собственном говне ползал. Например, ребята его бы пресанули слегонца – ему бы хватило".
 
"А если бы не хватило? – поинтересовалась Дара, – Если бы он милицию вызвал? Вы нарушаете закон, как ни крути. Его проступок вряд ли даже у самого серьезного судьи потянет на большее, чем мелкое хулиганство".
 
"Чё бы он там вызвал, кроме смеха у нас? – возмутился голос. – А закон, что дышло, сама знаешь"
 
 
"Боюсь, у меня другое, отличное от вашего мнение", – пожала плечами Дара.
 
Голос, кажется, обиделся и замолк.
 
Она отчаянно надеялась, что на этом неприятные моменты тяжелого дня закончатся, хотя в глубине души, где-то очень-очень глубоко, шевелилось понимание, что столь плохо начавшийся и продолжившийся день так просто не закончится.
 
И да, едва она закончила разогревать ужин, в дверь позвонили.
 
"Зуб даю, что сосед все осознал и извиняться пришел", – сыронизировал голос.
 
"Или за вами из конкурирующей организации приехали!" – громко сказала Дара.
 
Голос хотел вставить свой едкий и по-мужски конкретный комментарий, но не успел – в квартиру ураганом влетела (по-другому описать это появление было сложно) странного вида девушка с хитрыми глазками и обилием косметики на скуластом лице. То была Рая, навязчивая соседка по лестничной площадке, с которой Дара один-единственный раз неосмотрительно поговорила по душам во время посадки злополучных хризантем.
 
– О, приве-е-ет! – жизнерадостно закричала Рая, пробегая мимо хозяйки прямо на кухню. – А ты что тут делаешь? Ужинаешь? Вкусненьким, небось? Я так и знала!
 
Когда Дара дошла до кухни, Рая успела похлебать супа, съесть пирожок и надкусить пирожное.
 
– А я к тебе вообще-то по делу, – увидев Дару, заявила соседка, – причем, по важному.
 
"Голод – это очень важно, – согласился голос, – а похавать без разрешения на чужой кухне – миссия космического масштаба. Скажи, что она справилась с поставленной задачей", – неожиданно интеллигентным тоном завершил голос. Однако Дара настолько разозлилась, что не заметила этого странного изменения в своем непонятном знакомом.
 
– Вообще-то я немного занята и очень сильно устала, – сухо сказала Дара, но хамовато-беспечную соседку это не остановило:
 
– И что? Ты же не откажешься спасти лучшую подругу? Я же знаю, что не откажешься!
 
"Шли ее прямо на йух,– снова с бандитской развязностью сказал голос. – Даже не задумывайся. А если не пойдет – гаси сковородкой с размаху"
 
– Я была бы рада тебе помочь, – подбирая слова, медленно сказала Дара, – но, боюсь, у меня для этого в данный момент весьма ограниченные возможности.
 
– Я знала, что ты не откажешься! Я так и знала, – по-быстрому дохлебывая суп, сказала Рая, – там у двери я бумажку бросила, на ней тема написана. По этой теме доклад надо подготовить в читабельном виде, со слайдами и презентацией. Я завтра в обед заскочу, заберу.
 
 
– Я вряд ли успею, – попыталась возразить Дара, – у меня и своих дел безотлагательных полным-полно.
 
– Я так и знала! Свершилось чудо! Друг спас друга, – дожевывая уже в прихожей печенье, прочавкала Рая. – До завтра.
 
– Это второй раз, когда я на это попадаюсь, – устало сказала самой себе под нос Дара, – еще третий, последний раз остался – а дальше все, пеняй на себя.
 
Но соседка ее уже не слышала – она как раз выбегала на улицу, небрежно хлопнув дверью.
 
"Вот засада, так засада, – почти восхищенно выдохнул голос, – надо было ее сковородой мочить… или хотя бы скалкой…"
 
"А квартиру кто бы после этого … эээ … процесса убирал? Вы бы, небось, опять ушли в глухое подполье и делали вид, что вас нет, не было и не надо беспокоить без причины", – резонно возразила Дара, надевая пальто.
 
"Ты это куда собралась? – почти с нежностью поинтересовался голос. – Догонять ее и мочить на улице? Так, чтобы убирать не пришлось?"
 
 
"Нет, – ответила Дара, – в магазин. Мне кушать, знаешь ли, хочется. А ничего не тронутого, хм… нашей милой соседкой, у меня в доме нет".
 
"Да, хавчик – вещь нужная, – вальяжно согласился голос, – за ним сгонять не западло".
 
Как и следовало ожидать, в магазине царило традиционное вечернее оживление и многолюдье.
 
"Засада, – произнёс голос. – Смотри, сколько голодающих собралось".
 
"И мы, как вы понимаете, не в театр пришли. Так что не надо, пожалуйста, без лишней необходимости навешивать на людей ярлыки", – мысленно отозвалась Дара.
 
"И ладно, – обиделся голос, – для тебя старался. Теперь буду молчать".
 
"Это очень правильное решение", – согласилась девушка.
 
Голос не ответил.
 
Дара не очень-то любила толкучку вечерних супермаркетов – эту крысиную возню оголодавших за день ларечных продавщиц, менеджеров среднего звена, мелких турагентов и прочей социально ограниченной публики. От подобных людей она всегда ожидала какой-то подлости или подножки – но в это раз неприятности настигли ее еще на входе с супермаркет, до, так сказать, столкновения с толпой неугодной публики.
 
Едва Дара вошла в супермаркет, на нее сработала охранная система.
 
"Ну, ты жжош, – хихикнул голос, – какая же ты неудачница и лошара! Звенит обычно на выходе".
 
На миг Дара ослепла от ярости, пальцы охватила мелкая, противная дрожь. Однако ответить голосу она не успела – к ней подбежал ханыжного вида охранник.
 
– Женщина, вы куда? – возмутился он. – От люди, пищат – и все равно прутся. Ни страха, ни стыда, ни совести!
– Это электрический замок на ключах срабатывает, – глухо сказала Дара, – я на выходе ключи отдам – и пройду спокойно.
 
– Что значит – "пройду?" Кто ж тебя, пищащую, пустит?
 
– Я вхожу в магазин с пустыми руками, – терпеливо объяснила девушка, – у меня никаких покупок, ни ваших, ни чужих, нет. На выходе я отложу ключи, на которые реагирует ваша система, и пройду.
 
– Ты не пройдешь! – возмутился охранник.
 
"Какой упертый гоблин! – восхитился голос, – Скажи ему, что у него нет выбора. Скажи, что это реальный наезд, что он либо отступит – либо будет обживать хату метр на полтора. Братва его быстро в асфальт закатает – чтобы другим неповадно было".
 
– Это ваше последнее слово? – отстраненно поинтересовалась Дара.
 
– Да! – гордо подтвердил охранник.
 
"Них..я, – предложил рифму голос, – в гараж и в цемент, пусть пол укрепляет, раз такой стойкий! Алюминиевый солдат, твою мать!"
 
 
– Вы чините мне препятствия уже в третий раз, – холодно и как-то отстранённо сказала Дара охраннику, – как вы понимаете, всякому терпению приходит конец. Следующая подобная выходка по отношению ко мне станет вашей последней.
 
– Гы, – порадовался охранник, – угрожаешь?
 
– Прощаюсь, – она развернулась и пошла к выходу из магазина.
 
"Замочить было бы, конечно, эффектнее, – решил поддержать ее голос, – но ты тоже ничё так сработала. Растешь по моим советам".
 
Выйдя на улицу, Дара обессилено вдохнула прохладу уже по-осеннему морозного воздуха – и тут же, словно в ответ на ее незаданный вопрос: "Ну, что еще может со мной сегодня случиться?", у нее зазвонил телефон.
 
– Да?
 
– Надо встретиться, – без каких-либо проявлений вежливости деловито и обеспокоенно сказал знакомый баритон, – у Карины проблемы с проектом.
 
– А я тут каким боком? – наигранно удивилась Дара.
 
– Дуру из себя не корчь, – возмутился начальник, – и без твоего фарса тошно. Ты же всё знаешь, сама этот проект раньше писала.
 
– Я писала, а потом он категорически плох оказался? Или я ошибаюсь? – не удержалась Дара.
 
– Ну, кто старое помянет… – примирительно сказал начальник. – Или мне просить тебя как-то по-особому нужно? Я же не обижу, премию выпишу…
 
"Похоронку себе выпиши, – мрачно отозвался голос, – скажи, что это западло, и за такое честная братва рвет на грелку!"
 
– Встречаемся через полчаса на остановке, у платформы N, – внезапно согласилась Дара.
 
"От, блин, ты дура! – отчаянно взвыл голос, – да любой нормальный человек после такого не ел бы и не пил – но киллера нанял. И чтобы это чмо перед смертью еще и пытали, и кишки на уши намотали пачками и, вообще, чтобы и хоронить было нечего. А ты что? "Буду через полчаса"... Фе, так противно…"
 
Голос не унимался до того момента, когда по узкой тропинке между гаражами к заброшенной остановке протиснулся импозантный, эффектно седеющий мужчина.
 
– Все на флэшке, – приятным баритоном сказал он, – времени у тебя до завтра. Если проект примут, на премию я не поскуплюсь, ты меня знаешь.
 
– Я вас не знаю и знать не хочу, – тихо сказала Дара.
 
– Я тебя понимаю, – примирительно улыбнулся начальник.
 
– Это уже четвертый раз, когда вы пытаетесь взвалить на меня работу, выходящую за рамки моих полномочий, – так же тихо продолжила Дара.
 
– Я исправлюсь, – чарующе улыбнулся начальник.
 
– Не успеете, – поспешила разочаровать его Дара, отточенным движением вытаскивая из рукава тонкий нож-выкидушку…
 
 
– Тебя не тошнит? – поинтересовалась девушка у голоса, когда все закончилось.
 
– Не…не…не знаю… – заикаясь, пролепетал голос.
 
 
– Странный ты какой-то, – честно призналась Дарина, – как говорить – так пожалуйста, а как делать – так сразу и тошнит. Подумаешь, ножиком поигралась…
 
– Не надо, – взмолился голос, – у меня это и так до конца жизни перед глазами стоять будет… Я же только голос, за что меня так в реальность носом тыкать…
 
– Ну, ты же мужик, чёткий пацан, а не какой-то мелкий дух из астрала, разве не так? – cъязвила Дара.
 
Она почувствовала впервые своего незваного гостя – крохотный комочек почти неосязаемой, скулящей тьмы в её голове у левого виска. Мелкий назойливый поганец, это именно он показал, где лежит ножик с неожиданно удобной резной рукояткой и длинным, тронутым первыми пятнами ржавчины лезвием. Как этот мелкий, безымянный дух глумился тогда, говоря, что нож – верное средство от насильников, только она Дара, вряд ли успеет им воспользоваться и тогда ему придётся наблюдать (что взять с бабы?) очередное насильственное порно.
 
– Значится так, голос, – ледяным тоном сказала Дара, спокойно перешагнув через растущую на глазах лужу крови, в которой лежала весьма удивленная голова начальника – про принцип трех предупреждений ты понял. Остальное – за тобой. И не дрейфь. Ты мне понравился. Ты смешной. Надеюсь, мы подружимся.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования