Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Old Clown - Странные существа из далёкой галактики

Old Clown - Странные существа из далёкой галактики

 
1.      Сомнения 
 
 
Он напал на город как всегда неожиданно. Хотя, какая неожиданность? Все знали, все готовились к этому нападению, как и к предыдущим. Впрочем, не все.
"Неужели их никто не предупредил?"
 Эдгар разглядывал снующие внизу фигурки людей и автомобили, казавшиеся отсюда игрушечными. Впрочем, для механоида они и были ничтожными игрушками, готовыми сломаться в его огромных щупальцах. Тень упала на город, поглотив солнечный свет.
– Все на позиции! Сейчас он появится! – скомандовал Хонор.
Эдгар залез в кабину и сел за пульт управления поворотной ракетной турели. Несколько десятков таких устройств усыпали крышу небоскреба.  Эдгар иногда задавался вопросом: почему этими ракетами не может управлять автоматика? Один раз он даже задал этот вопрос Хонору. Тот рассмеялся и по-отечески похлопал Эдгара по плечу.
– Наша задача, сынок, воевать. А такими делами пусть занимаются штабные умники, – он произнес эти слова будто перед объективом телекамеры. Хонор всегда выражался пафосными, словно заученными фразами. Но это было ещё полбеды: остальные солдаты и вовсе предпочитали молчать. Эдгар обратил внимание на тот факт, что в тех  случаях, когда солдаты говорили, их слова редко несли какую-либо полезную информацию. Вот и сейчас, надев наушники, он слушал очередную чепуху:
"Тридцать восьмой, следи за квадратом номер четырнадцать!"
 "Есть, сэр!"
 "Внимание, я выхожу на позицию! Я вижу его, вижу! Матерь божия, какой же он огромный!" 
Эдгар понятия не имел о том, где находится квадрат номер четырнадцать. Человека, который всегда первым видел очередного монстра, он тоже не знал. Может кто-нибудь из разведки или оператор беспилотника?
 Монстр приближался, пытаясь протиснуться между зданиями: действительно огромный, размером с добрый небоскрёб, механоид,  с корпусом похожим на блестящий бочонок, утыканный турелями плазменных излучателей. От бочонка ответвлялись около дюжины щупалец, которые постоянно переплетались, мешая друг другу. Каждый из этих металлических жгутов мог запросто очистить крышу небоскреба от ракетных установок и наблюдательных пунктов. Впрочем, тактика механоида хромала – он слишком мешкал, медленно подползая к зданию, слишком часто отвлекался на снующих внизу людей, методично уничтожая их. Эдгар переключил обзор на уличные камеры.
 
 "Чёрт, почему эти идиоты до сих пор не эвакуированы!?"
Люди действительно проявляли редкостную глупость, продолжая бегать как очумелые в опасной близости от монстра. Водители не покидали свои автомобили, пытаясь пробиться через образовавшиеся заторы, и гибли в них, раздавленные чудовищем. Впрочем, Эдгар не знал, как бы он вёл себя, случись ему оказаться внизу. Здесь, на крыше, через перекрестие прицела, механоид не выглядел столь угрожающим.
"Когда же он даст команду?"
 Эдгару очень не хотелось оказаться в зоне действия боевых систем монстра. Их ракеты били дальше, и это являлось основным преимуществом. Однако не долгим, если подпустить тварь поближе.
– Ну что, ребята, зададим ему жару! – заорал командир, и воздух наполнился громким воем ракет. 
 Эдгар старательно вносил свой вклад, целясь в оружейные стволы, которыми была утыкана туша чудовища. Другие солдаты предпочитали бить по щупальцам, но это было нелегко: монстр хаотично дергал своими конечностями. Нескольким десяткам ракет удалось поразить лишь два смертельных отростка, которые со скрежетом завалились вниз. "Они обязательно раздавят каких-нибудь бедолаг", – подумал Эдгар.
 
 Впрочем, механоид уже забыл про людей внизу и значительно увеличил скорость своего передвижения по направлению к крыше. Эдгару удалось сбить  четыре ствола, прежде чем заговорили плазменные пушки противника. Воздух раскалился от пролетающих мимо кусков плазмы, на помощь которым вскоре пришло и металлическое щупальце. Сметая на своём пути ракетные установки, наблюдательные пункты и антенны, оно стремительно приближалось к Эдгару. Прежде чем провалиться в небытие, он успел подумать о том, что каждый последующий  противник сильнее предыдущего.
 
***
 
– Ты отлично сражался, сынок! – Круглое лицо майора выплыло из туманной дымки. Эдгар сфокусировал взгляд, пытаясь рассмотреть командира. Хонор, розовощёкий и хорошо выбритый, как всегда глупо улыбался.
– Ничего, тебя подлатают, и будешь как новенький!
Эдгар молчал, стиснув зубы. Что-то случилось. Определённо какое-то дерьмо. Собравшись, он приподнял спину и посмотрел на свои ноги, укрытые одеялом.
– Мои ноги, сэр! Они не двигаются.
Хонор перестал улыбаться, как будто слова Эдгара застали его врасплох.
– Твои ноги, да… гм, здесь случилась неприятность, но ты выберешься. Поправляйся, сынок. Тебе надо отдыхать. – Командир отвернулся, показав Эдгару свой бритый затылок, и энергично направился к двери.
– Майор! – хриплый и тихий голос Эдгара кое-как пробивался через писк аппаратуры, – вы можете ответить мне на несколько вопросов?
Хонор вновь обернулся, его рука замерла на дверной  ручке.
– Задавай, парень.
– Я не понимаю, почему мы сражаемся. Что это за враг? Скажите мне, майор. Почему наши ракетные установки так слабо защищены? Почему никто не эвакуирует людей внизу? Всё повторяется вновь и вновь. В чём здесь смысл?
 
Челюсть Хонора  задвигалась, а во взгляде проявилась озабоченность. Какое-то время он молча стоял, перерабатывая вопросы Эдгара. А затем медленно произнёс:
 
 – Смысл? Хм… понятия не имею. Наша задача, сынок, воевать. А такими делами пусть занимаются штабные умники. Организация, там и прочее. Гм. Это – их дело.
 Эдгар лежал, наблюдая, как тяжелая туша майора покидает палату, и чувствовал, что глаза наполняются слезами. Черт! Он готов был заплакать, словно последний салага.
 
– И это всё, что ты можешь сказать, мать твою?!  – проорал Эдгар, но майор уже ушел и не слышал такого вопиющего нарушения субординации.
 – Эй, тут есть кто–нибудь ещё?! Мне нужен врач! – Эдгар вновь попытался привстать, но не смог. – Что с моими ногами, твари!?
 
Дверь палаты приоткрылась, пропуская девушку в белом халате. Она осторожно, даже как-то робко  подошла к кровати Эдгара.
– Что вас беспокоит?
– Мои ноги… чёрт, у меня много вопросов. Я бы хотел встретиться с психологом, но сначала скажите: что случилось с моими ногами?
– Секунду. – Она достала из кармана планшет и уставилась в экран. – Я посмотрю выписку из истории.
Эдгару показалось, что раньше он где-то видел эту девушку. Невысокая, с приятными чертами лица. Волосы русые, заплетенные в хвостик. В общем, вполне обычная, не сказать, что красавица, но что-то в ней было. Может быть взгляд? Точно. Её карие глаза смотрели более осмысленно, чем глаза Хонора и других вояк. Она выглядела живой, наверное. Эдгар не мог точно сформулировать свою мысль.
– Случай тяжелый, но всё обошлось. – Девушка продолжала смотреть на экран. – После боя вы потеряли ноги, мистер Штерн. Но вам  поставили протезы из армопластика. Сейчас они не активированы…
– Какие к черту протезы?! – Эдгару наконец-то удалось сорвать одеяло, и он увидел свои новые ноги: действительно, протезы. Сработанные из грубого пластика телесного цвета, они напомнили ему ноги от манекенов. Он прикусил губу, чтобы не закричать. Сделал несколько вдохов и выдохов. Девушка продолжала  стоять рядом, стараясь не смотреть на Эдгара. Наконец, он смог немного успокоиться.
– И что? Так можно сделать? Поставить эту дрянь вместо ног, будто я кукла какая-то?
– Вы  бы предпочли инвалидную коляску, сэр? – Девушка внимательно посмотрела на него. – Я считаю, что вам повезло, в отличие от тех бедолаг, которых зажарили на крыше. Есть ещё вопросы, мистер Штерн?
– Я хочу увидеть психолога. И объясните мне: как я буду двигать этими протезами?
– Извините, мистер Штерн. Я не представилась. Меня зовут Бетти Гомес. Можете – просто Бетти. У нас проблемы со штатом, поэтому вы можете проконсультироваться у меня.
– Офигеть! Вы что, единственный врач в больнице? Да это…
Она жестко перебила его.
– Идёт война, мистер Штерн! Творятся ужасные вещи! Вы думаете, что вы единственный пациент в  клинике? 
Эдгар только сейчас заметил, как устало она выглядит. Круги под глазами в сочетании с неудачным макияжем делали её саму похожей на пациента. Но она выглядела гораздо живей тех кукол, которые окружали Эдгара в последнее время.  
 – Задавайте свои вопросы. У меня мало времени.
 
– Вы так и не ответили, когда я смогу пользоваться этими ногами.
– Это не проблема, скоро они активируются. Сейчас идёт процесс зарядки аккумуляторов, только и всего. – Она устало улыбнулась. – Да, теперь вы будете периодически заряжаться, мистер Штерн.
– Хорошо, Бетти. Можешь звать меня Эдгар. Ничего, если мы на "ты"?
Она молча кивнула. 
– Самое главное, что я не понимаю, чем мы здесь занимаемся. Эти странные враги возникают словно ниоткуда.  Мы воюем, а затем напиваемся в баре, отмечая победу. А ещё, – он понизил голос до шепота, – я поймал себя на том, что вообще не помню своего прошлого. Представляешь, Бетти,  я даже не знаю, где  живу. Всё, что осталось в моей голове – это бои. Бар. Снова бои. Опять бар.  Каждый вечер я вместе с другими напиваюсь, пока не усну. А утром опять иду воевать. И знаешь, Бетти, я совсем не помню деталей. Я не помню о том, как я ем, где я сплю. Черт, я, наверное, псих, да?
Она промолчала, и Эдгар решил выговориться до конца.
– А ещё люди. Все – кто окружает меня. Понимаешь, они в основном молчат. Лишь изредка обмениваются  дурацкими фразами. Да они несут всякую чушь! Например, майор Хонор. Ты знаешь, зачем они себя так ведут?
Бетти не ответила.
– Если я задаю вопросы, мне говорят в ответ бессмыслицу, либо то, что и так мне известно. И эти дурацкие ракетные установки, Бетти… они словно… ну, не знаю. Макеты какие-то. Вроде работают, но кабина совершенно не защищена. Нет автоматики. Ещё я не понимаю, почему нас не прикрывают с воздуха.
Эдгар замолчал. Зачем он выговаривается перед этой девчонкой? Как она ему поможет? Ну, по крайней мере, это единственный человек, который по-настоящему его слушает и даже что-то отвечает.
Пальцы Бетти забегали по экрану планшета.
– Ну вот, уже диагноз мне пишете. – Эдгар грустно улыбнулся.
Бетти молча протянула ему планшет. Эдгар сначала не понял, что она хочет, затем неуверенно протянул руку и взял гаджет. Перед тем, как  поднести планшет к глазам, он заметил, что пластмассовый корпус слегка теплый. Он нагрелся от рук девушки, которая совсем недавно держала его. А ещё он почувствовал слабый запах духов, знакомый запах. Что-то встрепенулось внутри  у Эдгара, но то, что он увидел на экране, вмиг заставило забыть об этих ощущениях.
 "Эдгар,  после боя не пей в баре. Ни капли! С наступлением ночи поле отключится, и ты должен найти меня. Ты не узнаешь окружающие тебя места, поэтому запомни координаты, введешь их в телефон. Я буду ждать!"    
– Ваша проблема вполне типична, мистер Эдгар. – Бетти улыбнулась, вновь принимая планшет из его рук. – Теперь вы сами прочитали  диагноз и убедились, что никаких психических отклонений не обнаружено. Думаю, что всё, о чём вы мне рассказали, вызвано обычным стрессом. Нам всем сейчас тяжело, Эдгар. Вам надо поспать.
– Спасибо за помощь, Бетти. – Он попытался изобразить широкую улыбку. 
"Поспать! Уснёшь теперь после такого".
Эдгар проводил взглядом девушку, дверь тихонько закрылась, и он вновь остался один в окружении медицинской аппаратуры.
 ***
 
 
Ещё один бой. Очередной бестолковый подвиг. Выслушав напутственную речь Хонора, Эдгар смотрел в прицел, ожидая появления нового врага. Кто на этот раз? Всевозможные механоиды, похожие на змей и пауков,  уже были. Человекоподобные роботы тоже.
Эдгар не помнил, как вышел из больницы. Он просто уснул, а врубился в действительность уже здесь, за пультом своей ракетной установки. Раньше он, наверное, не обращал внимания на такие переходы.  Неподалеку находились остальные бойцы, как всегда они молчали, лишь изредка выдавая в эфир таинственные фразы. Механические ноги Эдгара работали прекрасно. Они без труда получали сигналы от мозга, легко сгибались в суставах и, в общем, функционально ничем не отличались от обычных конечностей.
На этот раз враг явился в образе супермена. Здоровенный мужик в облегающем костюме, через который виднелись мощные мускулы, выглядел нелепо. Он прыгал и бегал по крышам, передвигался по стенам и даже без особого труда летал.
 "Прямо герой из комиксов, мать его".
 
 Эдгар попытался прицелиться, но вскоре понял, что попасть из ракетной установки по этому клоуну совершенно невозможно. А супермен тем временем уже вышибал мозги из солдата, который, к своему несчастью, оказался ближе всех к краю крыши. Чертов клоун вырвал бойца из кабины, словно беспозвоночное из панциря, и вовсю мутызгал своими огромными кулачищами. Эдгару стало жалко парня, а ещё он окончательно осознал всю нелепость происходящего, и ему стало жалко себя.
 
"Пора прекратить это дерьмо", – он взял супермена на прицел.   
Тот, не обращая внимания на угрозу, продолжал избивать несчастного. Эдгар помедлил ещё немного, надеясь, что выстрелит кто-нибудь другой, затем  нажал на гашетку, и ракета улетела, превратив через долю секунды клоуна и его жертву в пар.
 Представление закончилось.
 Вечером помянули погибшего. Его звали Стив. Майор Хонор произнес длинную пафосную речь, из которой следовало, что все они герои и им предстоит ещё множество побед, но жертвы неизбежны. И "бла–бла–бла". Эдгар старался не слушать, он сел за крайний столик и ждал, не прикасаясь к спиртному. Вопреки его опасениям, компания не обращала на него никакого внимания. Он словно выпал из общей программы. А люди продолжали напиваться, один за другим засыпая прямо за столом, либо завалившись на пол. Разговоры становились всё более невразумительными. Эдгар решил, что ему  следует притвориться спящим и растянулся на столе.
 
"Только бы не уснуть по-настоящему".
 Он понятия не имел, что такое поле, но оно, похоже, и в самом деле отключилось. Стало непривычно холодно. Тишина была не полной: что-то гудело и потрескивало. Эдгар встал, огляделся. Вместо привычного бара он увидел переплетение странных конструкций, они окружали его со всех сторон, похожие на куски блестящего металла: ассиметричные и совершенно бессмысленные на вид. Помещение, в котором он находился было таким огромным, что стены терялись где-то в темноте, иногда их очертания еле заметно пробивались через фосфоресцирующую дымку, которая изменялась, переливалась, делая окружающую обстановку ещё более нереальной.
 
"Где я?"
Эдгар посмотрел на своих товарищей: они находились в тех местах, где уснули, среди переплетения кабелей и бесформенных кусков металла. Майор Хонор сидел с неестественно наклонённой головой, похожий на манекен. Эдгар подошёл нему поближе, стараясь обойти препятствия на полу, наклонился и потрогал лоб майора.
  "Черт, да он холодный, как мертвец!"
Холодный и пластиковый на ощупь. Как ноги Эдгара. Он взял майора за руку, она тоже была твердой и замерла под углом, словно Хонора продержали в морозилке несколько часов. Эдгар почувствовал, как его спина покрылась потом. Всё это время его окружали андроиды. Как он не замечал? Хотя, он многое не замечал, находясь под воздействием таинственного поля. Сейчас он начал вспоминать. Что-то пробивалось, словно через пелену. Лица людей, какие то крики.
"Надо срочно найти Бетти".
Эдгар достал коммуникатор и включил навигационную программу. Координаты он занёс сразу после встречи с девушкой, не надеясь на предательскую память. Аппарат пропиликал, настроившись на сетевой маркер.
"Странно, почему спутники не работают?"
Повинуясь указаниям зелёной стрелки, Эдгар начал пробираться через нагромождения металла, постепенно приближаясь к краю зала.
 Он увидел чудесные места. Пещеры с переплетением странных светящихся кабелей, помещения с дрожащими зеркальными, словно из ртути, стенами. Холод иногда сменялся жарой, полная тишина – гудением. А самое главное: иногда что-то происходило с гравитацией. Ноги Эдгара вдруг становились легкими, и он чувствовал, что вот-вот взлетит под потолок. Несколькими точными движениями, Эдгар возвращал себя в нормальное состояние.
 
"Откуда у меня эти навыки?"
А затем гравитация вновь возвращалась. В одной из причудливых комнат с губчатыми стенами Эдгар встретил Бетти.
 
2.      Вопросы 
 
 
 
 
                       – Я ничего не понима…
 
 – Тише, тише. Говори шепотом.
 
Бетти выглядела прекрасно. Блестящий, словно из лайкры, костюм обтягивал её фигуру. Распущенные  волосы слегка колыхались от еле заметного сквозняка. Эдгар  вспомнил её. И, кажется, начал вспоминать других. Бетти сидела на чём-то вроде пластикового куба и держала в руке планшетник. Стены издавали приглушенный свет, от которого лицо девушки приобрело синеватый оттенок.
– У нас не очень много времени. – Она протянула ему планшет, и Эдгар увидел фотографию. С экрана на него смотрели люди в серебристых костюмах. Они улыбались. Эдгар узнал  майора Хонора – тот стоял в самом центре. Он узнал ещё нескольких ребят, рядом с которыми воевал. Их имена постоянно переплетались с другими. С настоящими?  А ещё он увидел себя – он стоял рядом с Бетти, слегка придерживая её за талию. Они оба улыбались. Они выглядели счастливо.
– Это команда исследовательского корабля "Старглайдер". Тот, кто сейчас стал майором Хонором – капитан. Алекс Верховски.  Ты – штурман Эдгар Штерн. Я – медик, Бетти Гомес. – Она грустно улыбнулась. – Наши с тобой имена остались теми же в этой истории.
– В какой истории?
– Мы попали в катастрофу, Эдгар. На орбите, около одной из планет в системе Глизе. У нас отказал двигатель, и корабль потянуло к газовому гиганту. Все мы простились с жизнью, но нас спасли и перетащили в это место. Я думаю, что нас подхватил какой-то корабль. Инопланетный.  С  тех пор прошло чуть больше месяца, но, похоже, в живых остались только ты и я.
– Я видел. Они роботы. Чертовы манекены. – Эдгар сглотнул слюну.
–  Да. Что-то изучает нас. Устраивает эти дурацкие бои. После того, как включается поле, изменяется реальность, и мы оказываемся на огромном полигоне, сражаемся с  нелепыми противниками.  Тебе ещё повезло. Всего лишь ноги.  Алексу и другим повезло меньше: они постепенно теряли различные части тела, пока не превратились в андроидов. Я ничего не могла сделать, хотя по-прежнему оставалась медиком. Вся эта  аппаратура …  – Бетти отвернулась. Эдгар увидел, что её щека стала мокрой. Слёзы причудливо блестели, отражая синий свет, льющийся от стены.
–  Она работает прекрасно. Но человек постепенно превращается в болванчика. В манекен. Хотя разум пропадает раньше. Поле съедает его. Мы двое с тобой по каким-то причинам не превратились в дебилов. Ты начал задавать вопросы, и я решила, что всё, хватит. Надо попытаться это остановить. Хотя бы попытаться.
Эдгар молчал, осмысливая услышанное. Он бы никогда не поверил в такую историю, если бы не увидел всё собственными глазами: причудливо изогнутую руку Алекса, замерших солдат: людей, которые раньше были членами экипажа, людей с которыми он работал.
– Для чего они это делают?
Вопрос был бессмысленным.
– Не знаю. Я не могу понять их логику. Но мы столкнулись с кем-то могущественным. А ещё. Знаешь, мне показалось очень странным, что только у нас с тобой остались  девайсы с корабля.  Мой планшет и твой коммуникатор.
– И только у нас остались настоящие имена.
– Точно!  – Бетти встала и взволнованно заходила  по комнате.  – В этом действительно что-то есть!
"Как же она прекрасна!"
– Бетти, а мы хорошо знали друг друга?
Она резко остановилась и посмотрела на Эдгара. В полутьме он не мог разглядеть выражение её глаз. Несколько секунд они молчали, а затем она вздохнула, набрала воздух в легкие, чтобы ответить. И в этот момент коммуникатор Эдгара запиликал.
– Чёрт!
Он схватил телефон и уставился на экран.
– Входящее сообщение. С неизвестного номера… неужели кто-то ещё…
– Дай взглянуть!
Бетти приблизилась к нему, и Эдгар почувствовал запах её волос.
"Нет, мы точно были вместе".
Странно, что в такой момент он думает об этом. Сообщение на экране отличалось лаконичностью. Просто координаты. Очередной "квадрат", как назвал бы его майор Хонор. Несколько секунд они молчали, пытаясь осознать случившееся. Кто-то вышел на связь с ними, передал координаты. Эдгар  оглядел потолок, стены, словно созданные из мягкой губки, пульсирующей синим цветом. Получить сообщение в таком месте казалось диким, нереальным. Затем, он понял, что медлит, желая, чтобы решение приняла Бетти. Так не пойдёт.
– Здесь есть какое-нибудь оружие?
– Нет, при отключенном поле здесь вообще ничего нет, кроме  наших вещей. Я облазила  многие места, но даже воды не нашла.
– Сколько ещё примерно времени до включения поля?
– Примерно? – Она улыбнулась и посмотрела на экран своего планшетника, – Эдгар, я уже тридцать восемь дней отчитываю это время. Я каждую ночь жду, когда включится  грёбаное поле. Каждую ночь!  Два часа пятьдесят восемь минут четыре секунды. Такая точность тебя устроит?
   Эдгар  ввёл координаты в коммуникатор.
– Ладно, пошли.
 Перебираясь через причудливое переплетение металлических отростков, они двигались по намеченному пути. Их встретили несколько изогнутых коридоров, огромный зал с зеркальным полом и с тысячей огней на стенах. А затем пропасть. Она возникла перед ними так внезапно, что Эдгар чуть не сорвался в чёрную бездну. Он посмотрел на экран прибора.
 
 – Это место где-то внизу.
– Там ничего не видно. – Бетти вытянула шею и уставилась в чернильную мглу.
– Над нами издеваются, либо здесь какая-то загадка. – Эдгар оглядел  зал, в котором они оказались. Зеркальный пол позволял хорошо рассмотреть штурмана Эдгара Штерна: небритая, худощавая физиономия, нездоровый блеск глаз, засаленные волосы, неухоженная борода, давно не стиранная корабельная униформа.
Он почувствовал себя неуютно. Поле сыграло с ним очередную злую шутку, оставив его без чистого мундира, блестящих черных   ботинок и прочих благ.
Эдгар вздохнул.
"Зато у меня есть мозги и я не пластиковый болван. Если не считать ног. И я теперь не думаю и не говорю,  словно тупой солдафон".
  Потолок терялся в темноте, а на стенах, состоящих  из уже знакомого губчатого материала, различными цветами переливались странные символы. Эдгар посмотрел направо и увидел, что одна из цепочек символов передвигается от потолка к полу.
 
– Смотри, они похожи на стрелки.
Он подошёл к стене и дотронулся до неё руками в том месте, где пролетали значки. Почувствовал еле заметное покалывание в пальцах. Движение стрелок замедлилось. Странное ощущение: будто ноги стали легче.
– Кажется, я понял! – Эдгар уверенным движением руки полностью остановил стрелки и ощутил, как его ноги отделяются от пола.
– Гравитация пропала! – Он почувствовал тепло ладони Бетти, которая взяла его за руку. – Настала пора немного полетать.
Они подошли к краю пропасти и нырнули в неизвестность.
  
***
 
 
Эдгар вспомнил про опасности невесомости. Находясь в открытом пространстве без гравитации, можно попасть в ловушку.  Вспомнился случай, когда он нелепо махал руками и ногами в открытом космосе, оторвавшись от обшивки корабля. Это жуткое ощущение потерянности в безграничном пространстве, беспомощности. В тот раз всё закончилось хорошо: он связался по рации с кораблём и его затащили обратно. Сейчас ощущение было гораздо хуже. Связываться не с кем, а впереди ждёт неизвестность.
– Помню, в детстве я читала книжку про девочку, которая прыгнула в кроличью нору. – Голос Бетти дрожал, её рука с силой сжимала руку Эдгара.
– Да, я тоже читал про Алису. Как сказал бы наш майор Хонор: "У каждого в жизни должна быть своя кроличья нора, парень".
Эдгар сказал это хриплым басом, подражая голосу командира. Но потом вспомнил про капитана Алекса.
– Наверное, неудачная шутка.
Но Бетти было не до шуток.
– Как ты думаешь, что нас там ждёт? – спросила она.
– Здесь два варианта, как я считаю. Либо мы увидим кукловода и, может, даже получим ответы на некоторые вопросы. А затем, возможно, умрём. Второй вариант мне нравится ещё меньше…
 Договорить он не успел.
 
"Кроличья нора" неожиданно преобразилась. Темнота сменилась ярким светом, гравитация вернулась, и они упали на что-то мягкое. Эдгар осмотрелся. Трава. Они находились на лугу, в небе светило солнце. Мягкое тепло после недавнего холода пещер и залов было приятным.  На фальшивость окружающего, пожалуй, указывало только отсутствие звуков – не было слышно ни пения птиц, ни жужжания насекомых. В этом смысле, виртуальные погружения, которые Эдгар использовал на "Старглайдере", выглядели даже более реально. Они встали на ноги и осмотрелись. Лужайка уходила за горизонт. Только трава и ничего больше.
 
 
– Я думал, вам будет приятно оказаться здесь. Я старался сделать лучше. Но вижу, вы не рады.
 
Эдгар уже давно не слышал детских голосов. Детей в космическую экспедицию, длившуюся почти три года, никто не брал. А в этом странном месте голос ребёнка звучал особенно непривычно.
 
– Меня зовут Алекс. Я просто выбрал это имя. Для вас. Так мы можем общаться.
 Он разглядывал Эдгара и Бетти большими синими глазами. Белокурый мальчик лет десяти. У Эдгара не было детей, но ему показалось, что Алекс вполне соответствовал  образу идеального ребёнка.  Его разноцветные рубашка и шорты давали повод поверить, что он пришёл с детской площадки.
 
Бетти нервно рассмеялась.
– О, вы уже веселитесь! – Мальчик подошёл поближе. –  Вам радостно!
"Радостно, мать твою!" – Эдгар не верил в то, что его окружало. Очередная фальшивка, обман. Он хотел раздавить маленького ублюдка.
"Настоящий солдат должен уметь держать себя в руках. Чёрт, когда я уже забуду фразы майора!?"
 Бетти, по-видимому, пришла в себя быстрее.
 
 – Алекс, скажи мне, где твои родители?
 
 Парнишка задумался. Захлопал своими синими глазенками.
 
 – Папа. У меня есть только папа. – Алекс всхлипнул. – Он улетел далеко. В другую систему.
 
– В какую же? – Бетти улыбалась, но её глаза смотрели жестко.
– Я не знаю, можно ли рассказать вам. Хотя, папа не велел вообще вас трогать. Но мне стало скучно, я хотел играть. Я нашел на вашем корабле много информации. Вы называете это фильмами. Особенно мне понравились нарисованные.  Я быстро посмотрел все эти фильмы и опять заскучал.
"А потом ты взялся за нас, сволочь!" – Эдгар еле сдерживал себя, но решил не вмешиваться в беседу.
– Я решил поиграть. – Алекс замолчал и уставился на носки ботинок. Прямо сама невинность.
– И как ты играл?
– Я настроил то, что вы…  могли бы называть полем.  Мы называем это по-другому. Оно меняет реальность. Перестраивает её и можно создавать фильмы. Самому. Я раньше никогда этим не пользовался, но попробовал. И у меня получилось!   – Глаза Алекса засияли.
– А где мы находимся? – спросила Бетти
 – Мне скучно.  А мы ещё долго будем разговаривать?  Может, лучше опять поиграем? – ответил Алекс.
 
 "Только не это!" – подумал Эдгар.
 
 – Нет, нет. Давай ещё немного поговорим. – Бетти улыбнулась, подошла поближе к Алексу и потрепала его по голове. Точнее попыталась потрепать. Её рука прошла сквозь макушку ребёнка. И надо отдать ей должное,  Бетти удалось сделать вид, что она не удивилась.
 
 "Голограмма. Инопланетный детёныш, похоже, не так прост". – Эдгар стиснул зубы, чтобы не сказать вслух какую-нибудь гадость.
 
– Алекс, а кто "вы"? – спросила Бетти.
Мальчик, похоже, удивился.
– Вы не знаете? Мы – Рой.  Рой планет. Мы величайшая цивилизация. Давайте, я лучше покажу.
Свет искусственного солнца пропал. Затем в воздухе появилось другое светило: огромная, красная, зловещая на вид, звезда. Вокруг красного гиганта вращались тысячи, нет даже десятки тысяч точек. Изображение  приблизилось, и Эдгар разглядел планеты. Некоторые – земного типа, с голубой атмосферой, а некоторые – совершенно безжизненные на вид.
– Что это за хрень!? – Эдгар не заметил, как сказал фразу вслух.
– Это Рой. Четыреста пятьдесят тысяч планет. Они вращаются вокруг гигантской звезды. Мы придумали это! В истории не было более глубокого изменения реальности. Наставники мне  рассказали, – гордо ответил Алекс.
– Но почему мы не видим такую огромную звезду даже в телескопы?! – Эдгар был готов перейти на крик.
– Потому, что она очень далеко. В другой… галактике. Я устал, – маленькое личико скукожилось.
– Ладно, Алекс. Последний вопрос, и мы закончим, – вкрадчиво пропела Бетти.
–  Только последний!
– А наша планета? Та, откуда мы прилетели. Что будет с ней?
– Все планеты должны присоединиться к Рою. Так говорил мой папа. И наставники так говорили. Папа скоро заберёт вас. Не переживайте! Он уже отправился к вашей планете. Рой принимает всех. Ой! Папа же запретил мне рассказывать о том, куда он отправился…
 Эдгар понял, что надо брать быка за рога. Им очень повезло, что детёныш был здесь один. Просто сказочно повезло.
 
– А ещё папа запрещал играть с нами. Не правда ли, Алекс?
– Да… но.  А вы не расскажете ему?  Если честно, он даже общаться с вами запретил. Но мне было так скучно! Я специально вызвал вас сюда, подальше от ищеек.
"Ищеек? Ладно, этот вопрос мы оставим на потом".
В глазах мальчика застыли слёзы.
– Не переживай, малыш. Мы ещё раз поиграем, – ласково сказала Бетти.
– Только одно условие, – добавил Эдгар, – мы не расскажем твоему папе ничего, если ты разрешишь нам поиграть  наравне с тобой.
– Как это наравне? – Алекс насупился.
– Это очень просто. – Эдгар вырвал одну травинку и попытался пожевать, но она оказалась жесткой и безвкусной. – В эту игру  можно  играть по-другому. Твоё войско может сразиться с настоящим противником. С противником, который будет думать и понимать. И ты можешь стать настоящим героем!
 – Правда? Но как? Я же не могу вас допустить к управлению полем.
 
 "Однако! Мерзавец вовсе не так глуп, как кажется. Думай, Эдгар, думай".
 
 – Алекс, зачем ты играл? Зачем ты устраивал все эти сцены? Только не надо говорить про скуку, ведь ты бы мог найти и другие занятия. – Эдгар внимательно и строго смотрел на паренька, а тот стоял, переминаясь с ноги на ногу: ни дать ни взять настоящий земной ребёнок.
 
 – Я сначала не понимал ваши фильмы. У нас нет героев. Все идут к нам. Все вступают в Рой. Никто не воюет. Но в этих фильмах… мне показалось, что мы живём скучно, раз у нас нет всего этого. Но ты прав, Эдгар. Играть теперь не интересно. Персонажи изменились.
 
 "Ты убил их, сволочь", – подумал Эдгар, но сказал вслух совсем другое:
 
 – Ну, так давай попробуем по-другому, малыш. Будет интересней. И самое главное, если мы с тобой поиграем, твой папа не узнает про твои забавы. Клянусь.
 
 – А зачем вы воюете?
 
 Вопрос смутил Эдгара. Но Бетти вовремя сообразила, что ответить:
 
 – Потому что наш мир опасен и несправедлив, Алекс. В нём невозможно выжить без героев. Это не ваш уютный Рой, где каждая планета в полной безопасности. Мы вынуждены защищаться. Но теперь всё в прошлом. Вы нашли нас! – она смотрела на мальчика грустными, полными надежды глазами.
 
 "Ей бы в театре работать".
 
 Алекс улыбнулся и произнёс:
 
– Я немного сомневался, но теперь понял, что вы друзья. Вы мне сразу понравились, я даже оставил вам вещи, чтобы мы могли связаться, оставил имена, чтобы вы меньше изменились.
 "Вот оно что! Мы остались собой из-за имён. Интересно", – подумал Эдгар.
 
 Детёныш продолжал улыбаться.
 
–Мы поиграем. – Его изображение начало тускнеть, искусственное солнце тоже значительно уменьшило яркость. Гравитация пропала. Эдгар взял Бетти за руку и они, мягко оттолкнувшись ногами, взмыли вверх.
–Возвращайтесь обратно, поначалу вам трудно будет управлять полем, но вы справитесь, Бетти и Эдгар. Справитесь.
 Они летели сквозь тьму. Эдгар сжимал в своей руке тёплую ладонь Бетти. В этот момент он был счастлив. Он не знал, что станет с ними. Что станет с Землёй, но Бетти была рядом, а это дорогого стоило.
 
– Как ты думаешь, у нас получится? – шёпотом спросила она.
– Конечно, Бетти. Получится.
 "Если бы ещё знать, что делать".
 
 И тут Бетти задала ещё один вопрос, который сбил Эдгара с толку:
 
 – Интересно, почему поле включалось и отключалось строго по расписанию? Ведь он же играл, дети не могут быть такими пунктуальными.
 
 Эдгар задумался. Сплошные вопросы.
 
"Что можно создать при помощи поля? Вроде, понятно:   здания, механизмы и сложную аппаратуру. Может быть, целые миры. Насчёт живых существ Эдгар сомневался. В этом случае, детёныш не стал бы играть с ними, конечно, если он не изощренный садист.
А что-нибудь из созданного сохраняется после отключения поля?"
 Он посмотрел на свои искусственные  ноги.
"Точно! Возможно это ответ. Искусственные и при этом довольно сложные вещи сохраняются, по крайней мере, некоторые. Правда, по непонятной логике, его военная форма из игры пропала, и её вновь заменила старая одежда. Но всё же  план постепенно возникал в мозгу, выстраивался в логическую цепочку.  Хорошо, мы поиграем, мерзкий инопланетный ублюдок!  Эта игра тебе понравится".
 
 
3.      Поиски 
 
Зал с переплетением сложных конструкций они условно назвали полигоном. Здесь по-прежнему царили холод и полутьма. Фигуры андроидов, лишившихся опор и замерших в гротескных позах, находились на своих местах.
 
"Хорошо, что их глаза закрыты", – подумал Эдгар.
Бетти посмотрела на экран планшетника
– Скоро начнётся. Осталось семь минут.
Эдгар  думал.  Зыбкий план сейчас зависел от одного главного вопроса: имеет ли контроль над  полем какие-то уровни? А если да, то насколько Алекс позволит им владеть этим контролем? Очень мало они узнали. Просто катастрофически мало.
– Бетти, запомни. Ты отвлекаешь его игрой, а я займусь изучением поля, – шёпотом сказал он. – Я попытаюсь воссоздать кое-что. А твоя задача: отвлекать его до последнего и победить, прижать к стенке.  Возможно, нам удастся выжать ещё немного информации из сучёнка.
– Что именно ты хочешь создать? – Она по-прежнему не отрывала взгляда от экрана.
  – Космический корабль. Желательно такой же, как "Старглайдер".
 
 Бетти хмыкнула.
 
 – Это вряд ли. Для того, чтобы столь точно воссоздать такой сложнейший объект, его мало просто представить. Это же не магия, простым "крэкс, пэкс, фэкс"  здесь не обойдешься.  Помнишь, какой условной была детализация всего созданного для игры? Ты обратил внимание на ракетные установки, а у меня было больше времени. Я ходила по городу, пыталась найти выход. Я столько насмотрелась! Бутафорские машины, здания с нарисованными дверями, люди, которые, если приблизиться к ним, оказываются манекенами на моторчиках. По сравнению с  ними майор Хонор просто живчик. Тебе нужен фальшивый корабль, Эдгар?
 
 – Но мы должны попробовать!
 
 – У меня есть идея получше. – Бетти подошла поближе и зашептала совсем тихо. – Не знаю как ты, а я догадалась, что мы находимся на космическом корабле. Огромном корабле. Пока я буду играть с детёнышем, попробуй найти систему управления этим кораблём. Думаю, поле должно помочь. А ещё, где-то должен быть наш "Старглайдер". Поищи и его.
 
 "Почему я не додумался об этом сам?"
 
 
***
– Я похож на героя? – Здоровяк в синем костюме и красной накидке выглядел так, будто сошёл со страниц комиксов. В руках он без особого труда держал два пулемета.
 
 – Отлично, Алекс!  – Бетти улыбнулась.
 
 – Как это у вас называется? Гм. Даю вам фору! – пробасил супермен, – собирайте свою армию. Занимайте позиции. Я буду нападать один! 
 
 "Опять супермен! На большее фантазии не хватает, придурок чертов"
Эдгару хотелось задушить клоуна.  
 
 – Но ведь никто не погибнет, Алекс? – вкрадчиво спросила Бетти.
 
 – Мне ничего не грозит. Хотя, про вас я не подумал. – Лицо здоровяка приняло капризное выражение, а затем вновь засветилось счастьем. –  Придумал! Управляйте своей армией из штаба. Если я её уничтожу, я победил. Если вам удастся нанести мне непоправимый ущерб, то победили вы. Даю вам час на подготовку.
 
 "Он теперь тоже разговаривает как солдафон. Похоже, поле и на его мозги действует", – подумал Эдгар
 
 – А почему тебе ничего не грозит, Алекс? Разве это честно? – спросила Бетти.
 
 – Поле восстанавливает нас, но не может восстановить другие организмы. Мне надоели ваши вопросы. За дело!
 
Супермен взмыл в фальшивое небо и скрылся.
– Будь осторожна, Бетти. Не высовывайся. Бери этих солдат, придумай… попробуй создать какое-нибудь нормальное оружие и у тебя всё получится.   Главное, попытайся захватить сучёнка в плен и выруби его, чтобы он не отключил поле или не перенастроил… я не знаю.
 – Не беспокойся, Эдгар я справлюсь!  – Она прижалась к нему и поцеловала в щеку, затем снова отпрянула. – Нет, здесь всё фальшивое.  Даже ты стал другим. Надеюсь, у нас ещё будет время.
 
– Я тоже надеюсь. – Эдгар старался не оглядываться, не смотреть на уходящую Бетти. Он уже чувствовал, как поле откликается на его мысли.
 Как прекрасно ощущать себя создателем!  Пусть и на таком ограниченном пространстве. Но всё же.  Он не чувствовал себя куклой, тупым солдафоном, как прежде. Поле больше не пожирало его мозги. Теперь он управлял процессом. Через несколько секунд Эдгар  знал, где находятся границы полигона. Через минуту он видел выходы. А через несколько минут он понял, что подчинить себе гигантский корабль  нереально. Он совершенно не откликался ни на какие сигналы. Надо искать "Старглайдер".
 
 Перед выходом Эдгар сделал оружие: плазменник с мощной батареей, скорострельный автомат с подствольным фонарём и нож. Пришлось представить всё это. Просто хорошо представить.  Оружие выглядело достаточно натурально, но Эдгар сомневался, что оно будет действовать за пределами полигона, а ещё он очень устал. Создание даже таких, не очень сложных вещей, оказалось чертовски трудным. Связь они решили поддерживать с помощью своих гаджетов. Но только в крайнем случае: детёныш запросто мог организовать прослушку.  
 
 
***
 
Бетти подготовила свою "армию". Майор Хонор ходил как важный петух, произнося пафосные речи, остальные болванчики тоже выглядели бодро. Бетти не могла смотреть на бывших коллег, превращенных в  андроидов-идиотов, но по-другому было нельзя: создать военных роботов она не успела, времени было в обрез.
 Алекс напал ровно через час. Видать, он забыл про свой замысел воевать в одиночку, и был окружен роем летающих ботов, стреляющих направо и налево. Бетти со слезами на глазах смотрела на то, как гибнут её солдаты, супермен тем временем радостно сметал с крыши небоскреба системы обороны.
 
– Я думал, это будет интересней и сложнее! – орал он.
"Подожди, гадёныш. Будет тебе интересно".
 Она контратаковала  в тот момент, когда Алекс победоносно подходил к входу в пентхаус, условно обозначавшему границу людской цитадели. Мощный залп выстрелов превратил супермена в дымящуюся тушу, он ещё шевелился, когда Хонор и несколько оставшихся целыми бойцов начали  отпиливать его конечности.  А Бетти в это время методично уничтожала боты с помощью пулеметной турели – единственного оружия, которое она успела создать.
"Сейчас он отключит поле и всё закончится",  – подумала она. Но ничего не изменилось, тушка супермена лежала тихо, и лишь посиневшие губы шевелились,  повторяя: "это не честно".
– Тащите его в лабораторию!
 "Ты всё расскажешь, сучёнок! Ты за всё ответишь".
 
 Аппаратура медицинской лаборатории вовсе не была бутафорской. Ведь её использовали для "починки" солдат.  Достаточно сложная, чтобы измерять различные параметры, она успешно уловила сигнал. Сигнал от куклы к кукловоду. К настоящему Алексу. Пришла пора увидеть детёныша во плоти. Бетти успела запомнить координаты местонахождения кукловода. Она даже успела занести эти координаты в свой компьютер, прежде чем поле отключилось.
 
***
 
 
 
Фонарь  освещал полутемные коридоры, опровергая опасения, что созданные вещи не будут работать.  Эдгар продвинулся уже достаточно далеко за пределы полигона, когда раздался входящий звонок.
 – Эдгар, он всё-таки подстраховался и не пришёл на полигон сам. Он не стал изменяться. Вместо этого  мерзавец создал управляемый бот. Но я его обманула. Лови координаты.
 
– Отлично, теперь он скажет, где наш корабль. Я знаю, чем его прижучить.
– Нет, Эдгар. – Она тяжело вздохнула. –  Мы не учли одну вещь. "Старглайдер" нам не поможет. Он будет возвращаться к Земле несколько лет. За это время наша планета присоединится к рою.
– Чёрт, почему, я не подумал об этом раньше! Похоже, поле основательно подпортило мне мозги.  Тогда придётся задействовать корабль этих тварей.
– Да, это наш единственный шанс. Надеюсь, он может передвигаться быстрее "Старглайдера".
 "Раз, два, три, четыре, пять. Я иду искать!" – Эдгар пробирался по коридорам, сверяясь с координатами. Периодически попадались залы с уже знакомыми переключателями гравитации. Приходилось перелетать огромные пропасти, нырять в них, для того, чтобы оказаться на очередном уровне. Эдгар не мог поверить, что находится на корабле. Всё здесь выглядело нелогично, ассиметрично, чуждо. Словно из земли вырезали огромную глыбу, испещрённую  пропастями, туннелями, пещерами, и отправили этот кусок камня в космос, предварительно покрыв его пластиком в некоторых местах, обустроив странные зеркальные полы в других.  Путь занял несколько часов, Эдгар чувствовал, как усталость навалилась на него свинцовым грузом. Но он всё-таки дошёл.   
 
 В центре очередного зала со светящимися стенами  он увидел что-то вроде платформы. На ней под блестящим куполом, к которому подходило несколько трубок располагалось нечто. Эдгар не успел рассмотреть детёныша. Тень стремительно пронеслась по стене. Что–то прыгнуло на него, сбило с ног. Он почувствовал запах машинного масла, услышал лязганье механизмов и надрывное гудение сервомоторов.
 
 "Ищейки!"
 
 Эдгар перекатился по полу, еле увернувшись от металлического лезвия, которое разочарованно проскрежетало, не найдя жертву. Робот, напоминающий паука, повернулся к нему, вновь готовый к атаке. Эдгар направил плазменник на тварь, которая подняла пару конечностей  и завизжала. Через секунду он понял, что это визжат циркулярные пилы, смонтированные на манипуляторах. Выстрел из плазменника осветил ярким заревом пещеру. Робот оплавился и отлетел к стене, сверкая искрами. Затем он несколько раз пошевелил конечностями и затих. Запахло горелой проводкой.
 
Вторая ищейка загородила собой купол, готовая биться насмерть. Эдгар не стал проверять, есть ли у неё дистанционное оружие, и выстрелил снова. На этот раз меньшим зарядом. Не хотелось повредить купол. Робот попятился, насколько это позволяло место, но второй точный удар добил его, заставив втянуть клешни манипуляторов и замереть.
 "Похоже, эти твари не очень хорошо воюют. Прямо сплошное везение".
 
 – А я думал, что мы друзья! – Голограмма Алекса внезапно появилась около купола. В глазах паренька блестели слёзы. –  Вы обманули меня. Зачем я вам поверил?! Почему я не послушал папу?!
 
Детёныш зарыдал, но Эдгар не обращал внимания на этот спектакль. Он молча подошёл к куполу. За прозрачным стеклом что-то извивалось, какие-то жгуты: скользкие и мокрые на вид. А ещё оно визжало, чувствуя опасность. Ему было страшно.
 – О боже! Ты омерзителен. 
Эдгар перевёл взгляд на голограмму. Алекс  умоляюще смотрел на Эдгара, тварь под куполом затихла.
 – Что вы со мной сделаете? 
 
 – Здесь всё зависит от тебя, мальчик. Всё зависит от того, выполнишь ли ты небольшую просьбу. Мы находимся на космическом корабле?
 
– Да. Но папа…
– Ты можешь им управлять?
 Алекс молчал. Эдгар направил плазменник на купол.
– Отвечай, парень!
 Существо снова завизжало.
 –Да, я умею управлять кораблём, – сквозь плач ответил Алекс.
  
4.      Подвиги 
 
Они двигались вслепую. В неизвестность. Эдгар  понятия не имел: мог ли связаться Алекс со своим отцом и предупредить его, он понятия не имел –  на месте ли ещё планета. Неизвестность. До сих пор им везло, но надо было готовиться к худшему. И они готовились.
– Этот зал мы наполнили под завязку, – Эдгар оглядел металлические бока термоядерных боеголовок. Они стояли ровными рядами,  отражая свет, который испускали стены.
Таких залов было уже двадцать. Корабль пришельцев превращался в огромную термоядерную бомбу. Но понадобится ли она им? Эдгар надеялся, что нет, хотя чувствовал, что другого выхода может не быть. Это был странный полёт, но в нём Эдгар находил и плюсы: они с Бетти были опять вместе, жизнь как будто наладилась на короткое время.
 Иногда Эдгар пытался задавать вопросы детёнышу. Он хотел узнать, что такое поле, где оно черпает энергию и материю для создания вещей, но пленённый Алекс отвечал неохотно и очень путано. Что-то про великого Йохора, заглянувшего за пределы вселенной и сошедшего с ума. Про его учеников, собравших первый генератор поля.
– Поле находится за границей вселенной, оно направлено на вселенную и мы существуем благодаря ему. Так говорили мне наставники. Но поле можно подчинить, используя мобильные генераторы.
Речь детёныша стала гораздо более взрослой, а может он просто использовал данные из каких-нибудь  файлов, хотя толку от этих данных было ноль, и Эдгар попытался завести разговор в другое русло.
– Алекс, каким образом твой отец передвигает планеты в Рой?
– Я не знаю! Я не могу объяснить! – детёныш закатывал истерику, и очередная попытка разговора заканчивалась. Эдгар даже хотел  прибегнуть к пыткам, но понятия не имел, как можно пытать клубок, состоящий из слизких отростков. Поэтому, оставалось одно – делать бомбы.
Трехнедельный полёт закончился. Они вынырнули из гипера за миллион километров от земли, резко снижая скорость. Эдгар даже представить себе не мог – какая должна быть перегрузка от такого торможения, но внутри корабля ничего не шелохнулось. Технологии пришельцев в очередной раз поражали.
– Похоже, мы успели. – Бетти облегченно вздохнула. Они находились в командной рубке, созданной с помощью поля, и смотрели на обзорный экран. Корабль папаши находился на геостационарной орбите.  Огромный, размером с луну, он бросал на землю тень, способную закрыть целые материки.  Звездолёт действительно напоминал бесформенный камень. Ассиметричный  валун, медленно вращающийся вокруг собственной оси.
"Интересно: насколько он больше нашего?" – подумал Эдгар.
В нескольких тысячах километров от Земли зависла странная воронка – сгусток абсолютной черноты. 
Эдгара передёрнуло.
"Матерь божия, неужели он хочет засунуть Землю в черную дыру?"
– Я же говорил! Планета скоро присоединится к рою. Вы думали, мы вас обманем? – внезапно подал голос Алекс.
– Раз уж ты разговорился, ответь: почему твой отец отправился к Земле один? Почему он оставил тебя? – спросила Бетти.
– Потому что там опасно. Иногда существа не понимают пользы от вступления в Рой   и начинают сопротивляться.
 – Я это узнал сам! – гордо добавил он.
   Они приближались и их наверняка успели заметить.
  – Осталось двести пятьдесят тысяч, – сказала Бетти, – усилить торможение?
 – Не надо. Чем ближе мы подлетим, тем лучше, – ответил Эдгар.
 В этот момент старший пришелец вышел на связь. Экран окрасился тревожными цветами, а в его центре появилось короткое сообщение: "немедленно остановитесь, или я уничтожу планету".
Бетти дала мысленную команду, и корабль остановился. За каких-то двадцать секунд они сбросили скорость до нуля, на этот раз их слегка тряхнуло, и Эдгар с удовольствием подумал, что даже этим самодовольным гадам не всё подвластно.
– Он будет говорить через меня, – опять вклинился Алекс, и его голос изменился.
 –  Отдайте моего сына и отправляйтесь в Рой!  
 Голос Алекса изменился, приобрел металлический оттенок.
 
– Ты можешь оставить нашу планету в покое? – нервно спросила Бетти.
– Нет. Земляне уже готовы.   
– А если мы уничтожим твоего сына?
– Ситуация патовая. – В голосе пришельца чувствовался холод. – Я  смирюсь с переходом сына в другую вероятность. Я всё равно заберу планету в Рой.  Даю вам ровно минуту. Время пошло. – Буквы на экране сменились цифрами, которые отображали обратный отчёт времени. Ярко-красные и неумолимые, они сменяли друг друга с мрачным пощёлкиванием.
 Эдгар мысленно  схватился за поле в отчаянной попытке проверить одну идею. Цифры остановились на значении "49".
 "Получилось!"
–Бетти я замедлил наше внутреннее время при помощи поля. Давай думать. С учетом того, что мои мозги, похоже, и вправду пострадали – вся надежда на тебя.
 Она грустно улыбнулась.
 
 – Твои мозги гораздо лучше, чем тебе кажется. Но здесь действительно пат. Максимум, на что мы способны – резко ускориться и подорвать заряды.  С учетом того, как огромна эта штука, вряд ли мы серьезно навредим ей, прежде чем нас распылят. 
  – Я вам помогу, – Алекс вновь говорил своим детским голосом, но слегка хрипло, будто пытался выдавить слова из себя.
 – Что? – Эдгар не верил своим ушам.
 – Я понял две вещи… не думайте, что я глупый. По вашим меркам мне почти три тысячи лет.
  Они стояли с открытыми ртами, боясь произнести и слова. Они слушали детёныша.
  – Я убедился, что далеко не все хотят в Рой, – продолжил Алекс. – Что-то подобное попадалось мне и раньше. Старые записи. Я показал их папе, но он даже слушать не стал. Уничтожил все файлы. А сейчас я понял, что захватить вашу планету для него даже важнее, чем моя жизнь. Это и есть две вещи. Два факта. И ещё… я понял, что убил ваших друзей. Я думал об этом, пока мы летели сюда.
  Они продолжали молчать.
  – Бегите в свой корабль. Я расширю поле, и у вас будет преимущество во времени.
  – А ты? – хрипло спросила Бетти.
  – Я приближусь к папе. Я скажу, что всё кончено. А дальше… понимаете, мы не умираем, мы опять возрождаемся за пределами этой вероятности. А я хочу начать жизнь с начала. Папе тоже это не помешает. Кто знает, может быть в другой вероятности мы не похищаем планеты. А наши семьи более дружны. Я надеюсь на это.
  – Что, если… – Бетти попыталась что-то сказать, но Алекс перебил.
 – Вы задаёте слишком много вопросов. Бегите!
 Словно в подтверждение его слов, цифры на экране поменялись со зловещим щелчком. "48".
  – Прощайте, Бетти и Эдгар.
  "Чёрт, он разыгрывает нас!"
  Эдгар давно так быстро не бегал. До "Старглайдера" они добрались минут за сорок. Ещё почти полчаса ушло, чтобы попасть на корабль, протестировать и запустить системы. Сколько уже было на таймере? Тридцать секунд? Десять?
    "Старглайдер" вылетел из корабля пришельцев как пробка из бутылки. Через несколько секунд экраны заднего обзора заполнила яркая вспышка света.
  – Вот и всё. –  Эдгар включил панель навигации и начал разворачивать корабль.
  Оба уродливых звездолёта пришельцев сгинули. Навсегда. На их месте виднелось скопление космического мусора. Огромное, загораживающее Землю.
  – Мы только что спасли нашу планету, – сказал Эдгар, – даже поверить не могу.
  В глазах Бетти блестели слёзы.
 
 – Нет. Это он спас. Алекс. Мы так мало знаем об этих пришельцах.
  – Ну, надеюсь, больше и не узнаем. Странный, конечно, выбор, хотя про жизнь после смерти вряд ли бы он стал врать.
  Земля приближалась, всё отчетливее проявляясь из-за скопления мусора.
  – Эдгар, а ты помнишь, как его папаша  сказал что-то типа: "они уже готовы"?
  Вопрос Бетти в очередной раз застал его врасплох. Эдгара передёрнуло, когда он представил, кого они могут увидеть на земле вместо людей.
  – Ну что ж, скоро мы об этом узнаем. Узнаем и разберёмся. В конце концов, что мешает нам осуществить очередной подвиг?

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования