Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Инуварк - Ход пером

Инуварк - Ход пером

 

Ход пером

Эмиль Мортенсон остановил сани. Был проделан не малый путь и запряженному в них сугробному сому потребовался отдых. Сам же Эмиль, отложив вожжи в сторону, достал из сумки фонограф. Медный вал изрядно износился, поэтому качество записи оставляло желать лучшего. Впрочем, Мортенсон прослушивал её не в первый раз, ведь на ней были записаны предсмертные слова его короля:

- Мы, конунг Амберстада Харольд III, просим придворного хранителя тайн Эмиля Мортенсона освободить принца Людвига из ордынского плена.

Государства Амбердстад и Аустервегию не приходилось упрекать в чрезмерном миролюбии: на протяжении всей своей не долгой истории между ними постоянно разгорались войны. Но вечно враждующие страны так и не подозревали о том, что за опасность свалится на них буквально с верху. Пять лет назад в небе над Тюром появился межзвездный флот симпентерумной орды. Возглавлял же все это сборище головорезов - хан Габар Муртузов, фанатик мнивший себя потомком самого Тимучина.

Флотилия агрессивно настроенных чужаков показалась недостаточно веским поводом, чтобы враждующие монархи хотя бы на время позабыли о своих разногласиях. В результате чего Аустервегии пришлось в одиночку принять удар на себя. Ее армия отчаянно сопротивлялась, но, увы, ей оказалось нечего противопоставить техническому превосходству врага.

После поражения соседа конунг Харольд III не стал сидеть сложа руки, дожидаясь пока ослабленная войной орда восстановит мощь, и напал первым. К сожалению король потерпел неудачу, итогом которой оказалось заключение мирного договора с ханом Муртузовым. По соглашению орда получала не только ряд приграничных земель Амберстада, но и еще младшего сына Харольда III в качестве заложника.

Злоключения Амберстада на этом не закончились, ведь вскоре всю страну охватила эпидемия неизвестной болезни завезенной ордой. Мор в течении нескольких лет выкосил значительную часть населения Амберстада, включая практически всю королевскую семью. В итоге юный Людвиг остался единственным наследником Харольда III. Разумеется хан симпентерумной орды Габар Муртузов имел свои планы на пустующий престол и просто так освобождать принца не собирался.

Армия в этом деле была бесполезна. Эмиль оказался единственной надеждой Амберстада, ведь он после смерти конунга оставался последним посвященным в тайну рыжих статуй.

Сани приближались к долине, сугробы стали маленькими настолько, что сом уже с трудом в них передвигался. Эмиль слез с саней и остальной путь преодолел самостоятельно. Даже в самую лютую зиму долина рыжих статуй не покрывалась снегом. Хотя не эта ее особенность пугала всех жителей Тюра. Ведь практически вся местность была усеяна каменными статуями. Эти, покрытые рыжим мхом, скульптуры выглядели словно живые, поэтому среди Мортенсонов ходила легенда о том, что любой кто вступит, на эту землю обратится в камень. Но Эмиль знал, что этот миф был не так уж далек от истины.

Первым делом хранитель тайн подошел к статуе своего деда Грема Мортенсона. В свое время он отдал жизнь для того, что бы узнать секрет этой долины. Старый Грем тогда еще не догадывался о том, какую участь он выбрал для своего внука.

Затем Эмиль подошел к статуе астронавта Нильса. Ордынцы не были первыми людьми вступившими на Тюр. Первопроходцем оказался астронавт Нильс Хольгерссон. Он исследовал жизнь домашних гусей в условиях неизвестной для них среды обитания. В ходе своих исследований Нильсу удалось отыскать эту долину. Даже покрытые рыжим мхом эти статуи настолько впечатлили астронавта, что он пожалел о том, что не мог создать ничего подобного. Позабыв о своей миссии, каждый вечер Нильс приходил в долину и любовался этими загадочными скульптурами. И как-то под рождество он гусиным пером на обычном клочке бумаге написал свое заветное желание. Хольгерссон хотел лишь научиться создавать такие же статуи. И как ни странно эта мечта сбылась, но талантам скульптора он так и не обзавелся, зато от его касания все живое обращалось в камень.

Получив ужасный дар астронавт даже не подумал на этом остановиться. Для новых желаний ему потребовались еще перья. Нильс больше не утруждал себя ощипыванием гусей, гораздо проще было загадать очередное желание. Но несмотря на происходящие вокруг чудеса человека ожидал печальный финал.

Что же касается гусей, то под воздействием магии лишившись перьев они не только обрели разум, но и сильно изменились внешне, став немного походить на людей. Хотя конечно полностью избавиться от своего птичьего прошлого им так не удалось. У них еще остались серая покрытая пупырышками кожа и перепонки на ногах, а также напрочь отсутствовали зубы. Лидером вновь образованной популяции стал молодой самец Мортен, именно в честь него все последующие поколения стали называть себя Мортенсонами.

За прошедшие столетия ветер разнес не мало заклятых перьев по Тюру, но изрядное их количество по прежнему оставалось в долине. Они приоткрывали много возможностей за которые приходилось платить немалую цену.

Хранитель тайн взял в руки лопату и начал копать землю. После непродолжительных поисков пара заклятых перьев оказалась в распоряжении Эмиля. Держа их в руках Мортенсон чувствовал всю скрытую в них магическую силу. Именно сейчас для хранителя тайн настало время сделать свой выбор. С одной стороны без законного правителя Амберстад быстро окунется в хаос и анархию, после чего падет под натиском орды. С другой же стороны последствия от действия перьев могут оказаться непредсказуемыми, ведь их истинное могущество не знал даже Эмиль, и это неопределенность пугала его не меньше, чем хаос родной страны.

На лишние размышления времени просто не оставалось. Мортенсон знал лишь то, что в тяжелые времена нельзя бездействовать надеясь на лучшее.

Наличие заклятых перьев не гарантировало легкую победу. Вдали от статуй они теряли всю свою волшебную силу.

- За дело, - сказал Мортенсон, поплевав на свои руки.

Эмиль попытался сдвинуть увесистую статую с места. Скульптура Нильса даже не пошатнулась. Данная затея для Мортенсона изначально была не выполнима, но он не собирался так просто отступать. Хранитель тайн свистнул что есть силы. На свист отозвалась пара огромных птиц морафов. После нехитрых манипуляций со статуей и веревкой, Мортенсон накинул на шее морафов петли. Дело потихоньку сдвинулось с мертвой точки, и Эмиль вместе со своими птицами кое-как тащил статую Нильса. По дороге веревка не раз обрывалась, затрудняя и без того нелегкую задачу. Морафы окончательно выбились из сил. Мортенсон потерял счет времени, но им все-таки удалось погрузить каменного астронавта в сани.


Более двух десятков лет минуло с тех пор как Эмиль последний раз посещал столицу Аустервегии Джейдгард (которая нынче сменила название на Габарск). За прошедшие время город изрядно изменился по большей части в сторону технического прогресса: вокруг него заработало защитное поле, огромные экраны установили на улицах и повсюду летали дроны наблюдатели.

Первым препятствием на пути в город оказался таможенный пункт. Страна готовилась к свадьбе принца Людвига с дочерью Хана Муртузова Маликой. Гостеприимный каган приказал раскрыть двери всем гостям, при этом усилился режим безопасности. Понятно же, что много желающих посетить город в период усиленных мер предосторожности не нашлось, поэтому Эмилю не пришлось долго стоять в очереди. Досмотр его саней осуществляли таможенники Марук Ташуев и Дмитрий Бабенков.

- Цель визита, уважаемый? - спросил Ташуев.

- Продажа Морафов.

Эмиль указал на птичьи клетки. Таможенники взглянули на птиц и даже не стали скрывать своего отвращения. Время от времени город посещали разные птицеловы, чтобы немного заработать на столичном базаре, но таких уродцев им приходилось видеть впервые. Конечно большие птицы с черно-красным оперением и острыми когтями выглядели пугающе, но вот собачья голова, абсолютно лишенная шерсти придавала им по настоящему омерзительный внешний вид.

- Уважаемый! В городе тебе не найти покупателя на этих шакальих птиц. А вот за статую если очистить ее от мха можно будет выручить неплохие деньги, - посоветовал Ташуев.

- Вы просто плохо знаете Морафов? Лучших охранников для дома вам не найти.

Эти слова, не смогли переубедить таможенников, однако спорить они не стали и провели Мортенсона в кабинет.

- Оставляй заявку. Мы ее рассмотрим в течение нескольких недель, - Сказал Бабенков подавая бланк с ручкой.

О двух неделях просто не могло быть и речи, в своем распоряжение Эмиль имел всего несколько суток. Мортенсон решил, что эти таможенники не так уж сильно отличаются от других бюрократов:

- Возможно как-нибудь удастся ускорить этот процесс. Я к сожалению ограничен в ордынских дерхемах. Вас устроят кроны?

- Нет, - парочка таможенников ответила хором.

Не смотря на отказ таможенников от денег, Эмиль не оставлял попыток с ними договориться.

-Тогда, могу подарить одного морафа: у него потрясающий нюх, в вашем деле он может оказаться очень полезным.

Таможенников не заинтересовала уродливая птица, но и оставаться с пустыми руками никто из них не захотел:

- Нет, но не расстраивайся: возможно нам удастся найти у тебя что-то полезное, - сказал Бабенков.

Это совсем не устраивало Эмиля, но его никто уже не спрашивал. Парочка таможенников сработала слаженно, но к своему разочарованию при обыске они не нашли ничего интересного кроме двух перьев.

- Уважаемый, не зря вас считают дикарями, до сих не используете ручки, - произнес Ташуев.

- Вы не знаете с чем имеете дело, прошу верните перья.

Сказанное не помогло. Видя что таможенники остались глухи к его просьбе, Эмиль вырвал из их рук заклятые перья и попытался скрыться из виду. Бабенков служил не первый год, он не растерялся и шокером вырубил неудавшегося беглеца:

- Конечно, понимаю законы гостеприимства, но во всем нужно знать меру. Марук, составляй акт.

Техническое оснащение людей использовалось преимущественно в области вооружения, так что вся работа на таможне осуществлялась по старинке в ручную. И Марук столкнулся с некоторыми рабочими трудностями.

- Опять эти ручки ни черта не пишут, друг, подай ка мне перья, тут где то валялась старая чернильница.

Покопавшись в ящике письменного стола Ташуев среди разного хлама откопал старую чернильницу. Видя что напарник уже решил возникшие проблемы, Бабенков принялся ходить по комнате, надиктовывая текст.

- Нами была пресечена попытка покушения на хана, так как при личном досмотре у Эмиля Мортенсона обнаружили заряженный револьвер.

Бабенков не успел закончить предложение, ведь его прервал Ташуев:

- Проклятые кляксы - придется составлять акт заново.

Скомканный бланк отправился в топку. Пламя в печи вспыхнуло, а кабинет наполнился ярким светом, из-за которого таможенники ослепли на одно мгновение. Ташуев моргал пока зрение окончательно не вернулось, он был в недоумении от произошедшего, поэтому не сразу заметил у себя в руке пистолет. Событие последних минут породили немало вопросов:

- Что это черт за фокусы? Откуда вообще этот револьвер? — Перо что, волшебное?

Эмиль по прежнему был парализован, а другого более логичного объяснения в эту минуту таможенникам на ум не приходило, и Бабенков с этим согласился. Они вдвоем уставились на оставшееся перо.

- Интересно, оно тоже может исполнять желание? Тогда сейчас моя очередь, - сказал Дмитрий.

Возможно, напарник в чем-то и был прав, но Ташуев так просто волшебное перо отдавать не собирался:

- Друг, оно самое обычное, а писать ты не любишь. А мне без него никак нельзя, сам знаешь надежность наших ручек.

Дмитрий не поверил напарнику. Не то, чтобы он был недоволен своей жизнью, но отказываться от желания не собирался. Словесный спор зашел в тупик, и Бабенков попытался ударить Ташуева шокером. Марук увернулся от выпада напарника и прокричал:

- Э, друг, ты что? С ума сошел?

Одержимость магией смутила разум Бабенкова. Дмитрий уже не слышал криков напарника, а его глаза отчетливо видели лишь одно заклятое перо. Он не оставлял попыток вырубить Ташуева. Марук часто ссорился с напарником, но таким взбешенным как сейчас его видел впервые, но тем не менее расставаться с пером он не захотел. Страх овладел Ташуевым, и таможенник не заметил как нажал на спусковой крючок. Бабенков упал замертво.

Ташуев склонился над бездыханным телом напарника. Между ними не все было, гладко но он не желал смерти Дмитрия. Разумеется единственным виновником в этой ситуации Марук считал лишь Эмиля. Таможенник решил, что если перо и обладает магией то ему возможно удастся все исправить. «Хочу вернуть жизнь мертвецу», - написал он на маленьком клочке бумаги. Комната вновь наполнилось ярким светом, однако Марук так и не успел дождаться результата. Он все еще прибывал в шоке и даже не подумал о том, что выстрел привлечет внимание нукеров. Солдаты ворвались в кабинет и быстро рассредоточились по периметру.

- Руки за голову, - скомандовал командир отряда.

Марук поднял руки в верх и попытался оправдаться:

- Я не виноват - это все перья.

Разумеется никто из нукеров не поверил в эти россказни, Ташуева повязали.


В силу повышенных мер безопасности приговор выносился незамедлительно. Судебный процесс вел обвинитель Колпачков. Самих же преступников вешали на въезде в город. К сожалению, после нескольких дней усиленных мер безопасности не нашлось свободной виселицы.

- Чего стоишь, а ну живо снимай тело, - Колпачков приказал Ташуеву.

Нукеры упаковали труп висельника в мешок, а на шею Маруку накинули петлю. Теперь ничто не мешало обвинителю зачитать приговор.

- Властью данной мне ханом Габаром Муртузовым, за убийство Дмитрия Бабенкова приговариваю Ташуева к смерти, приговор привести в исполнение незамедлительно.

Во время чтения приговора Марук начал чувствовать неприятные ощущения. Ему казалось, что он находится в нескольких телах одновременно, из-за чего он слышал целый хор обвинителей. У таможенника было крепко связано тело, и все что ему сейчас хотелось - это заткнуть свои уши, чтобы ничего не слышать. Ташуев увидел, что мешок начал двигаться, но все нукеры смотрели на приговоренного. Марук по прежнему стоял не шевелясь, но он почувствовал прикосновение холодных рук к ушам. У бывшего таможенника не осталось сомнений в том, что труп в мешке был полностью в его власти.

Не теряя зря времени новоявленный некромант дал команду висельнику атаковать обвинителя. Колпачков, закончив читать приговор, приготовился дернуть за рычаг, но внезапно на него набросился труп из мешка. Командир нукеров не растерялся и скомандовал своему отряду:

- Огонь!

Стража незамедлительно начала стрелять. Лучевое оружие в такой ситуации оказалось малоэффективно, к тому же остальные повешенные тоже не висели без дела и уже успели освободиться от веревок. Толпа мертвецов, на удивление нукеров, работала организованно, беря солдат в кольцо. Даже безжизненное тело обвинителя вступило в бой. Нукеры отчаянно отстреливались, но похоже их дни были сочтены. Вовремя подоспевшее подкрепление без лишних слов принялось атаковать мертвецов.

Исход поединка для Марука сейчас оказался не сильно важен, для него было главным незаметно скрыться с этого места. Однако бывший таможенник с побегом решил немного повременить, ведь за забором он уже успел заметить знакомый силуэт.


Эмиль так и не получил разрешения на въезд в город, однако больше его разочаровывало то, что оба пера были использованы. Мортенсон пожалел о том, что побоялся взять взять еще одно. Выпускать же его как свидетеля преступления тоже никто не собирался. И все что Эмилю оставалось делать, это следить за казнью Ташуева. Надежды Амбердстада умирали также как и этот горе таможенник. Но начало происходить нечто странное: мертвецы вдруг ожили, а Ташуев бежал. Беглый преступник стремительно приближался, а отступать Эмилю было некуда:

- Уважаемый, ничего не забыл? - спросил подбежавший Ташуев.

- Хочешь убить меня?

- Конечно, но перед смертью я поблагодарю тебя за приобретенную силу.

Эмиль понял, что немного преждевременно он начал предаваться отчаянию. Ведь вряд ли приобретенное могущество сильно повлияло на корыстолюбие бывшего таможенника.

- Возможно, тебя заинтересует то что я знаю место где можно раздобыть еще перьев.

За последние часы жизнь Марука кардинально изменилась, и он был этому только рад. Поэтому новость о новых волшебных перьях звучало очень заманчиво:

- Я слушаю, уважаемый.

Бывший таможенник оказался готов к переговорам, оставалось только обсудить кое-какие детали. Эмиль вспомнил человеческий жест означающий плату:

- Ты же знаешь все имеет цену.

Умение торговаться было у Марука в крови, но ему никогда раньше в жизни не приходилось платить за волшебные перья:

- Тогда, что ты хочешь, друг, богатство, власть?

- Мне нужен принц Людвиг. И чем скорее, тем лучше.

- Друг, так ты и в правду Амберстадский шпион?

- Это что-то меняет?

Своим предложением Мортенсон склонял бывшего таможенника к измене. В свое время Ташуев присягнул хану Муртузова, и единственное, что он заработал за годы службы — это петлю на шею. Марук не раздумывая дал свой ответ, ведь орда дорого должна была заплатить за свое предательство.

- Я сейчас же берусь за дело, друг.

У Амберстада снова появилась надежда, хотя расслабляться Мортенсону было еще рано. В запасе оставалось совсем немного времени, а Марук мог просто не выдержать внезапно свалившегося могущества.


Аккумулятор полностью зарядился, Муртузов отсоединил свой глазной протез от сети. Хан Габар немало путешествовал, и это не очень хорошо сказалось на его здоровье, из-за криогенной заморозки его левый глаз перестал видеть. Впрочем по этому поводу Муртузов особо не переживал, ведь лить слезы из-за шрамов было не в его правилах. К тому же глазной протез имел ряд неоспоримых преимуществ — к примеру он никогда не спал, что позволяло хану не терять бдительность даже во время сна.

Никто не обещал Муртузову спокойную жизнь в ближайшие несколько дней. Чтобы убедиться в том, что ситуация не выходит из под контроля Габар вызвал к себе принца.

Людвиг в сопровождении стражников вошел в тронный зал. Это был один из редких моментов, когда принц хоть не надолго покидал свои покои. Приближалась ночь но Людвиг чувствовал, что одним пожеланием доброго сна хану дело не ограничится и им предстоит серьезный разговор:

- Людвиг, близится твой день рождения. Нам очень жаль, что твой отец так и не дожил до того момента, как ты станешь настоящим мужчиной.

Принц прекрасно понимал, что это лишь пустые слова, на самом деле хану нет никакого дела до смерти короля Харольда.

- Великий хан, я признателен за сочувствие, но если вас так печалит смерть моего отца, то можно перенести сроки свадьбы до окончания траурных мероприятий.

- Людвиг, с возрастом ты научишься ценить время, к тому же не стоит бояться свадьбы: ведь ты получишь Малику, наше главное сокровище!

Хан любил восхвалять свою дочь, но Людвигу было все равно. Он еще не видел её лица, и даже если она являлась писанной красавицей, это не меняло ровным счетом ничего, ведь принц не считал человеческих женщин красивыми.

- Хоть это не принято, Мы все таки подарим тебе подарок заранее.

Каган передал принцу кинжал. Людвиг внимательно осмотрел нож; с виду неказистый, но его лезвие было сделано из особого металла симпентерума, а рукоять из кости животного с другой планеты.

- Ты знаешь, когда Мы были маленькими, отец тоже подарил нам оружие, - Габар продемонстрировал деревянную рогатку.

Разговор между ними прервал вошедший в тронный зал темник Рахмедов. На его руке была одета красная перчатка, и это означало лишь дурные вести.

- Людвиг, можешь быть свободен!

Принц удалился в свои покои, прислуга тоже покинула тронный зал. Теперь никто не мешал хану узнать важные вести:

- Ахмед, выкладывай, что у тебя есть?

- Великий хан! На въезде в город висельники восстали из мертвых.

Услышанная новость показалось хану не очень правдоподобной, но он был уверен в том, что Рахмедов не врет, ведь темник прекрасно знал, что ожидает всех лжецов.

- Как это произошло?

- Причины выясняются, но еще подобные сообщения пришли из городских моргов. Среди населения прошел слух, что это покойный конунг пробудился и вновь собирает армию мертвых подданных.

Хан не ожидал спокойной жизни в ближайшее время, но происходило что-то странное, поэтому решил лично разобраться в этой ситуации.

- Седлать Неймана!

Лошадьми разжиться орде так и не удалось. Но хан оказался рад даже привезенному с другой планеты ослу. В конце концов ишак, несмотря на свое упрямство, выглядел гораздо предпочтительнее тех сугробных рыб, на которых передвигались местные жители. Конечно, осел не очень годился для боев, но технологическая броня решала и не такие проблемы, в частности благодаря ей Нейман даже смог летать.


Хан не доверял слухам о покойном короле. Но все-таки первым делом решил проверить королевские склепы. На улице стемнело, а мертвецы разбили в городе все фонари. Впрочем, эту проблему Габар решил довольно просто, запустив на своем протезе режим ночного видения.

По дороге на кладбище, хана внезапно атаковала гигантская птица гагана. И пусть это было всего лишь ожившие чучело из местного музея, своими габаритами оно не уступало ордынскому истребителю. На птице восседал отнюдь не мертвый король, а бывший таможенник Марук Ташуев. Муртузов уже изрядно соскучился по хорошей битве и с радостью обнажил своей ятаган.

Птица полностью подчинялась Маруку, но он еще не успел привыкнуть к полетам такого рода. Чего нельзя было сказать о хане, который уже изрядно натренировался на Неймане. К тому же осел часто любивший упрямиться, сейчас понимал, что его жизнь в опасности и полагался на волю хозяина.

Гагана сделала несколько выпадов. Но хан с легкостью от них уворачивался, и проводил успешные контратаки, в результате которых птица лишилась нескольких когтей. Видя что мощи гаганы недостаточно для победы, Марук достал пистолет. Но стрелять паря в воздухе сидя на спине гигантской птицы оказалось не так-то просто. К тому же хан не собирался стоять на одном месте.

После безуспешных атак Марука, Габар решил взять ситуацию под свой контроль. Муртузов в отличие от своего соперника не обладал магией, в прочем в арсенале у него все же было припасено несколько фокусов. Без особых проблем хан накинул на руку соперника аркан. Петля крепко сдавила запястье Ташуева.

- Нейман вперед! - скомандовал Габар своему скакуну.

Осел рванулся с такой скоростью, что заарканенный Марук сорвался с птицы. Мысленно некромант приказал гагане в пуститься в следом. Но тягаться в скорости с ханским скакуном гигантская птица была не в состоянии.

Ташуева приговорили к смерти за предыдущие преступление так, что на милость хана ему надеяться не приходилось. Свободной рукой бывший таможенник достал висевший на поясе меч и попытался освободиться. Веревка ни в какую не поддавалась ятагану.

Под своими ногами Марук видел покрытые черепицей крыши жилых домов. Понимая что другого шанса бежать может и не быть, некромант решился на отчаянный шаг. Он ятаганом что есть силы рубанул по связанной руке. Не сдерживая криков Марук свалился на крышу. Габар, заметив, что преступник пытается скрыться, опустился следом.

Ташуев, хоть и не успел подняться, старался не выпускать меч из своей руки. Габар увидел, что раненый соперник хочет продолжить бой. Хан не стал себе отказывать в хорошей драке и спустился с осла. Марук медленно пятился назад. В поединке и со здоровой рукой у него не было ни малейшего шанса выстоять против Муртузова. Впрочем, Ташуев не собирался драться, ведь он почувствовал, что отрубленная конечность упала где-то неподалеку и все еще подает признаки жизни. Не говоря ни слова некромант повелел мертвой кисти забраться на Неймана.

Марук медленно дополз до края крыши. Видя что сопернику некуда бежать хан дал ему время подняться:

- Вставай и сражайся.

Бывший таможенник молчал, эта пауза немного затянулась. Марук, чувствуя что гагана уже близко, бросился с крыши. Габар не теряя времени вскочил на Неймана и пустился в погоню. Гагана подымалась все выше и выше. Муртузов почти настиг её. Но в пылу борьбы хан совсем не замечал отрубленную кисть. А меж тем мертвая рука добралась до панели управления броней Неймана. Для Габара внезапно сработавшая система катапультирования, оказалась не очень приятным сюрпризом.


Чувство того, что в городе происходит нечто-то странное не покидало принца, поэтому он не собирался ложиться спать. И то что посреди ночи за ним пришли нукеры, лишь подтвердило подозрение Людвига. На правах старшего стражника к принцу обратился десятник Артамонов:

- Нам приказано сопроводить вас в дворцовый бункер.

Во дворце становилось не безопасно, однако Людвиг не собирался беспрекословно подчиняться:

- Я хочу знать что происходит?

Десятник оставался непреклонен:

- Мне запрещено разглашать эту информацию.

Возможно кто-нибудь другой на месте Людвига и посчитал бы бункер спасением, но он и так слишком долго сидел взаперти. К тому же за последнее время в жизни принца случилось немало потрясений: гибель отца, внезапная женитьба и все то странное, что происходило в Габарске. Вряд ли ему сейчас стоило бы полагаться на волю хана.

Стражники так сильно торопились выполнить приказ кагана, что даже не потрудились обыскать Людвига. А у того на этот случай в рукаве был припрятан подарок Муртузова. Быстро добраться до бункера у нукеров не получилось: ведь Людвиг начал прихрамывать. Десятник, отвечающий за безопасность наследника головой, не мог оставить это без внимания:

- У Вас болит нога?

- Сегодня утром подвернул.

Артамонов обратился к одному из своих подчиненных:

- Назирулин, помоги принцу идти.

Людвиг облокотился на плечо стражника и продолжил путь в бункер. Когда отряд подходил к лестнице, принц все-таки решился воспользоваться ножом. Кинжал прошелся по горлу Назирулина, не оставив нукеру никаких шансов на спасения. Правильно рассудив, что стражники не будут стрелять в спину, Людвиг попытался сбежать. Однако принц не учел того, что нукеры могут воспользоваться лассо.

Во избежание повторения побега, десятник начал связывать принца. Выстрелы раздались неожиданно.

- Я же сказал не стрелять.

Артамонов обернулся к стражникам и увидел дуло лучевой винтовки. Оружие направил убитый Назирулин. Из его горла по прежнему текла кровь, но мертвец уверенно стоял на ногах, остальные нукеры были уже мертвы. Назирулин сделал еще один точный выстрел.

Десятник погиб, Людвиг решил, что и его смерть близка, но ошибся. Мертвецы схватили связанного принца и вместо того, чтобы спуститься в бункер, по лестнице поднялись наверх. Перестрелка не осталась без внимания и вскоре на перехват мертвецам вышел еще один отряд нукеров:

- Именем хана Габара сложите оружие и освободите принца.

Мертвецы уже не подчинялись хану. Хоть численный перевес был не на их стороне, покойники первыми открыли огонь. Нукеры тоже начали стрелять в ответ, они яростно сопротивлялись, но с каждым убитым соперник лишь увеличивал свое преимущество. И вскоре количество мертвецов в отряде перевалило за пару дюжин.

Следующим пунктом назначения оказался ханский серпентарий - огромный зал со все возможными аквариумами с экзотическими рептилиями, привезенными из самых разных уголков космоса. Это было единственным местом во всем дворце где Людвиг любил проводить время, ведь именно здесь он мог хоть одним глазком взглянуть на на неизведанные миры. Хан настолько гордился серпентарием, что Людвиг даже удивился, почему рептилий не эвакуировали в бункер.

Принца привели сюда явно не на экскурсию, и он не понимал замысла мертвецов. Меж тем мертвый десятник разбил один из аквариумов и руками схватил жутко ядовитую тадберийскую гюрзу. Не взирая на укусы, Артамонов сломал змее шею.

В центре управления безопасностью дворца стражники оказались готовы к атаке мертвецов и выстроили баррикаду. Своя жизнь им оказалась дороже, поэтому нукеры наплевав на здоровье принца, вовсю использовали огнеметы. Горящие мертвецы с трудом продвигались вперед, лишь только мертвый десятник с пленником оставался позади. Рецепт его успеха в этом противостоянии состоял всего из двух компонентов: лука и змеи.

Нукеры одерживали вверх в поединке, но их ошибкой стало то, что никто из стражей не придал значения пролетевшей мимо стреле. Мертвая гюрза без проблем добралась до, сидевшего за панелью управления, оператора. Ее укус оказался смертельным. Почти все мертвецы были повержены, но нукеры так и не смогли порадоваться своей победе. Восставший из мертвых оператор не только открыл ворота в замок, но еще и вывел панель управления из строя.


Падая вниз Муртузов подумал о том, что ему надо будет повесить всех разработчиков системы катапультирования Неймана, ведь встроенный парашют так не раскрылся. На свое счастье хан свалился в каналы для транспорта, глубокие сугробы смягчили падение. Габар с огромным трудом пробирался через снег. На берегу его уже дожидался Рахмедов. Чтобы помочь хану выбраться из канала, темник бросил ему конец веревки:

- Великий хан! Держите.

Благодаря верному темнику Габар выбрался из сугробов. Отряхивая со своего тела снег, Муртузов озирался по сторонам, мертвецов не было видно. А вот Рахмедова больше заботило самочувствие кагана:

- Великий хан! С Вами все в порядке?

- Да. Ты один без сопровождения нукеров?

- Великий хан! Сопровождающий отряд погиб. И еще я только что получил сообщение о том, что ханский дворец взят. Но не переживайте ваша семья вместе с прислугой эвакуирована в бункер.

Потеря замка, неудачный полет и полчища мертвецов - положение дел было незавидным, однако Муртузов не собирался отчаиваться.

- Это еще не поражение.

- Как Вам будет угодно, Великий хан. Вижу вы ранены. - Рахмедов достал рацию, - Срочно вышлете вертолет На Парковую восемь.

Темник так и не успел договорить. Муртузов выхватил приемник из рук Рахмедова и со всей силой швырнул ее на землю.

- Они захватили дворец. По твоему у них не хватит ума прослушивать переговоры.

Тут оставаться было небезопасно, хан и темник попытались скорее покинуть это злосчастное место, но не успели. Обернувшись назад, Муртузов увидел приближающуюся толпу мертвецов, среди них было немало нукеров. Покойники оказались вооружены: кое-кто ржавыми трубами с дубинами, а кто-то и лучевым оружием.

Габар потянулся за своим ятаганом, но меч потерялся во время падения. Рахмедов начал отстреливаться, но это особо не помогало. И единственным верным решением казалось бегство.

- Великий хан! Бежим.

Как и Рахмедов, Муртузов тоже сейчас боялся за свою жизнь, но тем не менее не показывал виду.

- Ахмед, куда ты собрался? Хочешь чтобы нас пристрелили в спину.

Рахмедов не разделял точку зрения своего кагана, но и перечить Муртузову не стал.

- Согласен Великий хан, лучше достойно принять смерть.

- Не спеши умирать.

Подаренная отцом Муртузова рогатка никуда не делась. Габар вынул свой глазной протез и активировал на нем режим самоуничтожения. Выстрел этим снарядом из рогатки угодил в самую толпу мертвецов. Заряд оказался настолько сильным, что останки покойников разлетелись по всей улице.

Но радоваться такой небольшой победе оказалось немного преждевременно. Шум от взрыва стих, и хан с темником услышали рев мотора. Приближался рыболовный катер на воздушной подушке. У хана больше не осталось снарядов, а пешком скрыться от покойников было нереально. Чтобы как-то увеличить свои шансы на спасение парочка разделилась. Но мертвецам не было никакого дела до темника, и они продолжили преследовать хана. Чтобы поймать Муртузова им хватило всего одного выстрела сетью.


Эмиль старался не выпускать Марука из виду. Но, к сожалению, возле краеведческого музея морафы потеряли след Ташуева, и Мортенсону пришлось искать бывшего таможенника самостоятельно. Поиски так и не увенчались успехом.

Эмиль безрезультатно ходил по улицам Габарска, пока не услышал взрыв. Мортенсон побежал на звук. Хоть Ташуева он там и не обнаружил, все равно было на что посмотреть: пара мертвецов на рыболовном катере поймала хана Муртузова в сети.

Хранитель тайн не собирался оставаться в стороне, ведь Марук был не очень надежен, а хан как раз мог оказаться полезным.

- Азар и Казар в атаку, - приказал Эмиль.

Морафы устремились к своим жертвам. Основная цель мертвецов был хан, поэтому они, не обращая внимания на приближающихся огромных птиц, подтягивали сети. Тем временем морафы набросились на покойников. Им даже удалось столкнуть этих мертвых рыбаков с катера. Падаль была любимым лакомством этих птиц, своими острыми зубами они разрывали гнилую плоть. Но мертвецы, даже не пытаясь сопротивляться этому, продолжали ползти к своей цели.

Рахмедов не смог сдержать отвращения от увиденного. А вот связанный хан Муртузов был в восторге от этого зрелища. Поедание покойников у морафов заняло не много времени, и вскоре от мертвых рыбаков остались лишь полые кости.

- Азар и Казар! Ко мне, - с командовал Эмиль.

Огромные птицы вернулись к своему хозяину. Мортенсон, не спеша, подошел к Муртузову.

- Не думай, что Великий хан Габар обязан тебе жизнью. Мы бы и так справились, - сказал Рахмедов, разрезая сети.

Хан поставил темника на место, ведь не стоит так разговаривать с тем, кто спас ему жизнь:

- Помолчи, Ахмед. Для начала пусть незнакомец представится.

- Меня зовут Эмиль. А вообще Ваш темник прав. Пара жалких мертвецов действительно не большая проблема. А что вы будете делать с целой армией таких?

- Спасибо за помощь. Но это уже наша проблема. Хотя конечно сотня твоих птиц не помешала бы.

- Увы, у меня их всего две. Но помочь я все-таки могу.

- Тогда не утруждайся. Я подтяну войска с границ.

- Это займет время, а ведь армия Ташуева с каждым часом становится все сильнее и сильнее. Если дать ей достаточно времени, то она станет непобедимой.

- Что же ты предлагаешь.

- Скажу так, я помогу Вам избавиться от Марука еще до рассвета. Но Вы же знаете, что все имеет свою цену.

Кое в чем Муртузов с Ташуевым оказались все таки похожи, ведь хан не смог предложить Эмилю ничего оригинального.

- Что же ты хочешь за это: золото, драгоценности.

- Мне нужен Людвиг, и торг тут не уместен.

Габар выглядел вполне вменяемым, но у Рахмедова все же появились подозрения в том, что при падении каган сильно ударился головой:

- Это шпион Амберстада. Не слушаете его, мой хан.

- Выбор за вами, но вы и так уже все потеряли.

Муртузов понимал, что Рахмедов все-таки прав, и возможно верным решением будет убить этого шпиона. Но с другой стороны этот Мортенсон спас ему жизнь и явно знает больше, чем говорит. К тому же убийство Эмиля не сделает армию Ташуева слабее. Хану терять было уже нечего, поэтому он согласился.

- Хорошо, будь по твоему: если тебе удастся до утра избавиться от Ташуева, то ты получишь все, что просишь.

Эмиль не поверил хану на слово и достал из сумки бланк с ручкой. И до этого поведение Мортенсона было недопустимо, а последний поступок вывел Рахмедова окончательно из себя:

- Договор? Да как ты смеешь не доверять кагану?! - закричал Рахмедоа.

В отличие от темника, Габару нравилась деловая хватка Эмиля.

- Ахмед! Помолчи! Мортенсон прав.



Эмиль оставил сани со всей поклажей хану Габару и пешком отправился во дворец. В Габарске стало на удивление тихо. Горожане не показывались на улице, а мертвецы оказались не очень кровожадными и атаковали лишь тех, на кого указывал их хозяин. По пути во дворец хранителю тайн даже не пришлось прятаться. Входные ворота оказались заперты и всю прилегающую к ним территорию освещали прожекторы. Из-за очень яркого света Мортенсон прикрыл свои глаза ладонью.

- Марук! Это я - Эмиль. Ты же не забыл о нашем уговоре?! - хранитель тайн кричал что есть силы.

Ворота открылись и навстречу Мортенсону вышла пара мертвецов. Они не сказали ни слова, но жестами дали понять, чтобы Эмиль проследовал за ними. Внутри дворца был полный разгром: бесценные ковры залиты кровью, старинные гобелены сорваны, витражи на окнах разбиты — лишь тронный зал не пострадал.

Сам же Марук важно восседал на ханском троне. Что же касается его потерянной руки, то он использовал кистевой протез из личного арсенала Габара Муртузова.

Новоявленный хан обратился к своему гостю:

- Еще раз приветствую тебя, мой друг.

- Вижу, у Вас все хорошо. Но у меня мало времени. Освободи Людвига и мы сейчас же отправимся в ту долину где много зачарованных перьев.

Победа над Габаром была не окончательной, поэтому Марук решил ненадолго отложить эту поездку.

- Друг, На улице еще ночь. К тому же Муртузов по прежнему на свободе. Я предлагаю тебе немного погостить во дворце.

- Предложение заманчивое, но я все таки спешу. А за перьями можно и в другой раз съездить.

- Как знаешь, друг, вскоре ты действительно увидишь Людвига.

Принц не оставил бы попыток сбежать, и для надежности его поместили в одно из самых защищенных мест во дворце. К своему сожалению Марук так и не смог открыть двери в бункер, поэтому принца временно разместили в ханской сокровищнице.

Ташуев держал ключ у себя в руках, но не торопился открывать двери в хранилище:

- Погоди еще минуту друг, я хочу тебе кое-что показать.

Марук нажал на кнопку на своем протезе, зазвучала музыка и в воздухе появилось изображение. Мортенсон увидел запись своего разговора с Муртузовым.

- Неужели ты думаешь, что твоя беседа с Габаром останется незамеченной?

Эмиль обладал ценной информацией, поэтому его не стали сразу убивать, а заперли в сокровищнице. Хранитель тайн после всех своих перипетий, наконец-то увидел Людвига. Его одежда была не слабо потрепана, а тело украшало несколько синяков. Но учитывая произошедшие события все могло сложиться гораздо хуже. Мортенсон развязал наследника престола и следуя этикету склонил перед ним голову.

- Ваше величество, я Эмиль, придворный хранитель тайн.

Людвиг вспомнил, что несколько раз он уже видел его в королевском дворце Амберстада.

- Поднимайся с колен, я всего лишь пленник, а не король.

- Не надо отчаиваться, Ваше величество, ведь мы еще живы. Нам лучше поискать здесь то, что может оказаться полезным.

Они вдвоем, не обращая внимание на табличку с надписью «руками не трогать», принялись обыскивать хранилища. В сокровищнице помимо золота и драгоценностей было не мало инопланетных артефактов. Но они оказались бесполезны, так как Эмиль не знал что с ними можно делать. Ему даже удалось найти несколько серебряных и золотых кинжалов, но в сложившейся ситуации требовалось что-то еще. На счастье Хан хранил здесь не только драгоценности, на одном из пьедесталов Людвиг обнаружил колбу с заспиртованным глазом Габара.

- Эмиль, тебе надо это видеть.

Мортенсон подошел к пьедесталу. Поразительно, но заспиртованный глаз реагировал на движение. В голове у Эмиля появились кое-какие мысли о том, как можно было задействовать ожившее око:

- Не все потеряно, Ваше величество.


Нейман оказался неподалеку от хана. Осел был-бы не прочь вернуться во дворец, но броня не позволяла бросить хозяина. Что же касается армии Муртузова, то небольшой ее части все-таки удалось уцелеть. Все они вместе укрылись в здании одной из школ.

- Великий хан, у нас в распоряжении всего полсотни солдат. Все они ждут Ваших указаний, - отчитался Рахмедов.

- Выстави дозорных, остальные пусть отправляются спать.

В последние несколько часов у Муртузова начались странные видения, ему постоянно мерещились золото и драгоценности. Конечно, каган любил богатство, но в данной ситуации его беспокоили более серьезные вещи. Габар потрогал свой лоб, температура оказалось в норме. У Муртузова тоже стали появляться подозрения в том, что при падении с Неймана он сильно повредил себе голову.

Пытаясь хоть немного передохнуть, каган закрыл единственный глаз, видение стало более отчетливым. Хан увидел свою сокровищницу, а также Эмиля вместе с Людвигом. В руках хранитель тайн держал исписанную кровью табличку. Качество почерка оставляло желать лучшего, но Габар все таки прочел все то, что там было написано: « Доверьтесь мне и следуйте указаниям»...

- Ахмед, твоя задача водрузить статую Нильса на самое высокое здание в восточной части города, - приказал Муртузов.

- Хорошо, Великий хан, я сейчас возьму людей и отправлюсь к столичной обсерватории.

Муртузов не совсем понимал замысел Мортенсона, но своим планом он пока не обзавелся, поэтому лишь слепо следовал указаниям. Габар нехотя включил рацию ведь Эмиль попросил его связаться с Ташуевым:

- Марук! Я знаю, что ты меня слышишь. Мы готовы сдаться. Встретимся перед рассветом на базарной площади.


Некромант прослушал сообщение Муртузова. На улице было еще темно, но рассвет близился. Марук знал, что так просто Габар не сдастся. Дроны тщательно просканировали все окрестности базарной площади и не обнаружили ничего подозрительного. Ташуев не видел большой опасности и поэтому смело отравился на встречу с ханом. Марук снова оседлал гигантскую птицу. Ночное сражение не слабо потрепало гагану, но она все же доказала свою надежность.

Момент триумфа новоиспеченного хана должен был видеть каждый житель Габарска, поэтому дроны наблюдатели транслировали события с площади на все экраны в городе. Муртузов сдержал свое слово пришел в одиночку и без оружия.

- Уважаемый, как же ты жалок, - раздалось со всех динамиков на площади.

- Ташуев, а ты глупец, раз надел протез.

Взаимное перекидывание оскорблениями не привело бы ни к чему хорошему. Марук попытался прекратить эту бессмысленную словесную перепалку.

- Уважаемый, оставь свои жалкие попытки унизить меня.

- Мы просто предупреждаем. По твоему в протез не встроили систему самоуничтожения?

Марук не поддался на провокацию Муртузова. Перед тем как надеть протез он тщательно изучил инструкцию, и там не было ни слова о встроенной системе самоуничтожения:

- Ты лжешь, уважаемый.

- Как знаешь. Кулак ярости! - прокричал Габар.

Хан опять не соврал. На дисплее перчатки появились цифры показывающие обратный отчет.

- Твою мать.

Марук проклял Габара вмести с его идиотской привычкой встраивать систему уничтожение куда ни попадя. Затем он снял искусственную руку и швырнул её подальше от себя. Хан не растерялся и подхватил падающий протез. Обратный отсчет почти закончился, но Габар успел произнести:

-Стоп.

Отсчет остановился. Муртузов предпочитал многофункциональные протезы и помимо системы самоуничтожения, искусственная кисть обладала еще и выдвижными лезвиями.

- Уважаемый, это не спасет тебя, - сказал Ташуев.

- Марук, ты забыл, что все имеет цену.

Разговор Ташуева с Габаром постепенно превращался в треп базарных торговцев, благо площадь к этому отлично располагала. Некромант все же решил всем напомнить о том, кто он на самом деле:

- Уважаемый, зови меня Марукхан хозяин ночи!!!

- Ты прав, но твоя ночь закончится с первыми лучами Коло.

Этот разговор здорово утомил Ташуева, и он решил наконец-то перейти к делу. Марукхан мог запросто пристрелить Габара, но сейчас главным для него было то, что бы каждый житель Габарска узрел могущество хозяина ночи:

- Вперед, мои воины!

Со всех сторон на площадь стали наплывать мертвецы. Хан приготовился к битве. Конечно, Габар был бы не прочь забрать собой в могилу десяток другой врагов, но в данной ситуации о том свете он мог лишь только мечтать. Перспектива же стать личным упырем Ташуева, заставляла Муртузова крепче держаться за свою жизнь. Хан вызвал подкрепление:

- Азар и Казар! Ко мне!

Парочка морафов появилась в небе над площадью. Стремительными атаками они хватали мертвецов за плечи и бросали их на земь. На таможне Марук действительно недооценил этих птиц, впрочем, преимущество по прежнему было на его стороне.

Тем временем Коло начало подниматься из-за горизонта. На крыше столичной обсерватории каменный Нильс отбросил тень. Она оторвалась от статуи и, не замечая препятствий, устремилась в сторону базарной площади.

Хозяин ночи, не заметил подлетевшую тень Нильса, но почувствовал холод в ногах. Марукхан посмотрел на свои сапоги, с обувью было все в порядке. Меж тем холод все усиливался, а ступни хозяина ночи начали неметь. Через мгновенье у Ташуева полностью парализовало ноги, и они стали невероятно тяжелыми.

- Что происходит, вашу мать?!

Марукхан стремительно превращался в камень. Только сейчас хозяин ночи понял какую же страшную цену он должен заплатить.


Солнце уже давно встало. Юный Людвиг уснул после напряженной ночи. А Эмилю не спалось, он не был до конца уверен в собственном плане и не знал что делать дальше. Двери открылись и в хранилище вошел Рахмедов:

- Великий хан хочет вас видеть.

Рахмедов так и не назвал имя кагана, и Мортенсон надеялся на то, что темник ночью не присягнул Ташуеву. Но страхи хранителя тайн быстро улетучились, ведь на троне восседал Габар Муртузов:

- Мы рады вас видеть.

После ночных событий Людвиг тоже был доволен возвращением хана Муртузова, но он промолчал, дав слово хранителю тайн.

- Взаимно. Как все произошло на площади?

- Долго рассказывать, вам лучше это увидеть.

Хан включил запись на проекторе. Людвиг с Эмилем с интересом смотрели эту битву. В будущем хан не раз будет вспоминать об этой славной победе. Хотя заслуги кагана в ней было не так уж и много. Мертвецы после смерти Ташуева, перестали атаковать Муртузова и стали бесцельно ходить по площади.

По городу расхаживало еще не мало покойников, но Эмиль выполнил свою часть сделки:

- Великий хан! Вы не забыли об уговоре?

Ташуев больше не представлял опасности, и выполнение уговора полностью зависело от желания хана:

- Мы предлагаем Людвигу самому сделать выбор.

Принц с раннего детства не любил этот город, а после атаки мертвецов он лишь сильнее возненавидел Габарск:

- Я выбираю трон Амберстада.

На месте Людвига, хан поступил бы также. Но он все-таки дал принцу возможность поменять решение .

- Подумай хорошенько, ведь как только ты покинешь Аустервегию ты перестанешь быть гостем и станешь нашим врагом.

- Значит, такова судьба.


Эмиль гнал сани подальше от Габарска. Вокруг была лишь одна снежная пустыня. Людвиг все равно наслаждался ее видом, ведь он впервые за пять лет видел что-то кроме дворцовых стен. Путь был не близкий, и Мортенсон решил немного подбодрить принца.

- Ваше величество! К завтрашнему дню мы уже будем в Амберстаде.

- Могли бы быть уже сегодня если бы избавились от статуи Марукхана. Зачем мы ее вообще взяли?

- Всегда держу слово, я же обещал Ташуева отвести в долину рыжих статуй.

Людвиг еще раз посмотрел на скульптуру. Марукхан, даже превратившись в камень не переставал удивлять.

- И когда она успела покрыться мхом?

- Думаю, Вам уже можно доверить одну тайну.

- Да, не сомневайся, тем более мне скоро придется хранить множество секретов.

Чтобы поездка не отвлекала от важного разговора, Мортенсон остановил сани.

- На протяжении всей истории короли боролись за власть на Тюре не подозревая о том, что истинными хозяевами планеты являются гальбарвасаны. Мох - одна из их форм, другая это тени. Их могущество неизмеримо, но они вынуждены большую часть жизни быть прикованы к камням, лишь изредка покидая их, чтобы насытиться несчастной жертвой.

Ожившие мертвецы, летающие чучела и окаменевший некромант - в Габарске Людвиг видел немало странного. Но он с трудом верил в то, что виновником этих событий оказался рыжий мох.

- Это что, правда?

- Да, люди разводят гусей как пищу. Для этих же целей гальбарвасаны создали Мортенсонов. Мы всего лишь корм для них, ну а вся это магия, скажет так, бульон в котором все варится до полной готовности.

- Вот уж не подумал.

- Существу с сильной волей не надо бояться гальбарвасанов. Гораздо больше я бы на твоем месте опасался Габара.

Эмиль открыл Людвигу тайну рыжего мха. Принц решил, что Мортенсону не мешало бы узнать еще один секрет.

- Перед тем как отдать меня Хану, отец передал мне перо и запретил мне им пользоваться. Однако мне никто не запрещал подарить его другому. Так что после дня рождения Рахмедова хана Габара будет ждать сюрприз.


Авторский комментарий: Продолжение рассказа "Пустыня прошедших дней".
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования