Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Arkada - Свет темной души

Arkada - Свет темной души

  - Серьезно? Ты решил почитать у меня в квартире? Как мило… Может свет включить, чтоб глаза не портил? – Удивленно приподнял бровь высокий парень, вошедший в комнату с кожаной курткой в руках, и застал там мужчину, который рылся в толстом черном блокноте.
Мужчина встрепенулся и испуганно отскочил в тень, пытаясь спрятать добычу за пазуху.
- Не так быстро, - метательный нож продырявил кисть вора, заставив выронить блокнот, из которого по всей комнате разлетелись исписанные желтоватые листки.
Вор бросился к окну, прижимая окровавленную руку к груди и слегка подвывая от боли. Сильный рывок отбросил его назад, а потом впечатал в стенку. Прямо в упор на него смотрел хозяин квартиры, чуть склонив голову набок и презрительно улыбаясь.
- Почту разносил, дверью ошибся? Или ты моя новая горничная? Или, дай угадаю, зашел спросить, как мое здоровье? Что ты тут забыл – парень посерьезнел и сильнее вжал его в стенку.
- Кто… Что ты такое? – Прохрипел мужчина с ужасом, затаившимся где-то глубоко в темных зрачках.
- Кто я? Хороший вопрос, думал к вам сходить, узнать. У вас же должно быть досье на каждого из жителей этой дыры, а тут вот удача, вы сами ко мне пришли. Хотел найти что-то важное, а я помешал? Эх, жизнь чертовски несправедлива, кто-то всегда оказывается не в том месте и не в то время. Когда-то это был я. Сейчас – ты, - парень разжал руки, позволив мужчине грузно осесть на пол, и склонился над ним с кривой ухмылкой.
- Ты дьявол… У тебя пламя… - Прохрипел вор в последний раз.
Дневник Ли или того, кто не спит по ночам
Холодная, вязкая ночь. Она затягивает словно трясина. Она набрасывает на тебя, одичавшего от этого мира, плотную сетку из колючих прутьев. Именно в такие ночи и происходит больше всего самоубийств. Я не видел статистику, но я в этом уверен. Интуиция? Едва ли. Просто в ту ночь я был одним из них, одним из тех, кто решил выпрыгнуть из горящего дьявольским огнем поезда жизни. Одним из орды тех сильных слабаков, под которыми опрокидываются стулья и уходят из-под ног подоконники.
Знаете в чем ирония? Я до сих пор остался самоубийцей. Бешеным, с пустыми глазами и болью где-то в районе груди. Каждый день я расплачиваюсь за свою ошибку, за свою слабость. Я отнимаю жизни других за то, что когда-то, в одну холодную ночь, я не смог отнять свою…
 
Вырезка из газеты за 15 ноября 2016 года
В городе появился новый религиозный культ, который стремительно расширяет свои сферы влияния. Всего за неделю у них появился свой интернет-портал, телеканал и больше тысячи последователей.
Название культа не удалось узнать никому из журналистов. Территория их главного здания окружена плотным кольцом охраны.
В своих выступлениях по телевидению они сообщили, что хотят провести переговоры с мэром города и убедить его в необходимости закрытия всех церквей в округе. Такое решение они объясняют тем, что существующие религии – шарлатанство. «Они только туманят людям мозги, пытаясь сделать их покорными рабами за их же деньги» - поделился мыслью глава культа, который называет себя Верховным. «Бог есть, он всегда был рядом с каждым из нас, но он не требует от вас смирения, он требует действий. Решительных и радикальных» - добавил Верховный в одном их последних обращений.
 
Разговор подслушанный на рынке (в то время, когда они еще были)
- Ты видела обращение мэра?
- Да! Он просто согласился с этими рэкетирами, мотивируя все тем, что так будет лучше для города и для нас!
- Почему рэкетирами? Я была у них на собрании, они не говорят ни слова лжи. Они хотят помочь нам услышать нашего бога, которого нам заглушал церковный звон колоколов.
- Да что ты такое говоришь?! Они же преступники! Они почти захватили всю власть. Они держат город в страхе. Они убивают людей! Как верующие могут так поступать?
- Бог требует решительных действий, мы слишком долго были стадом…
Холодное лезвие плавно входит под левое ребро, оставляя кровавый след на блузке и стеклянный взгляд удивленных глаз.
 
Дневник Ли или того, кто не спит по ночам
  Я не пишу в дневнике даты. Я вообще их нигде не пишу. И не потому, что не хочу, а потому, что не знаю их. У меня нет календарей в комнате, телевизор я не смотрю, радио не слушаю. Зачем мне эти числа? Я давно перестал считать дни, часы, минуты. Никуда не тороплюсь и ничего не жду. Знаю, что сегодня, вероятно, воскресенье. Матильда снова грозится выгнать Сантьяго из дому, пока бедняга мучается похмельем.
Я давно не был на улице. Не знаю, что там. Не хочу знать. Когда реальность пугает, куда проще жить в информационном вакууме. Излюбленный самообман. Я видел закат этого города. Как пустеют улицы и закрываются магазины и кафе, как перестают играть дети на площадках и лаять собаки. Они не любят собак, они убивают их и сбрасывают трупы в канавы за городом. Как и людей…
 
 
Последняя новость в последней газете. Онлайн-издание.
Внимание! Это не журналистский материал, это просто крик души, вернее того, что от нее осталось. Это то, что мы пишем, пока они пытаются нас найти в этом девятиэтажном здании.
Сегодня день черной чумы. Новый культ стал новой чумой. Чумой ХХI века. Они обезглавили на площади 127 человек. Так потребовал их бог. Бог, который требует решительных действий.
От нас все отказались. Власти страны, сильнейшие мира сего. Мы в резервации. И я не знаю, когда она закончится. Я не знаю, останется ли тут кто-нибудь живой.
Сегодня, 7 января, они заживо сожгли девушку, которая пыталась защитить ребенка. Облили бензином и подожгли. Крики до сих пор слышны в моей голове.
Город закрыт на въезд и выезд, пока чума разъедает изнутри каждого. Сейчас то время, когда живые завидуют мертвым.
У нас не осталось СМИ. Все в их власти. Не осталось мэра. Он повесился  после своего заявления об уходе с должности. Осталось немного предпринимателей, которые заключили сделки с этими дьяволами в плащах.
Дверь скоро слетит с петель. Они нашли нас. Эта новость - последнее, что вспыхнет на ваших экранах, перед тем, как они погаснут навсегда.
 
Дневник Ли или того, кто не спит по ночам
Прошел год. Может чуть больше или меньше. Год с моей последней записи. Год после того, как в моих глазах отражалось пламя горящей девушки. Не знаю, зачем я вышел тогда на улицу, возможно, надеялся, что они выберут меня и сделают то, что не смог сделать я. Но нет. Новое наказание. Кому-то нужно, чтобы я жил. Жил со всем тем, что видел.
Люди приспосабливаются к существованию с ними. Люди ведь хуже паразитов. Они как сорняки, которые прорастут в любом месте. Они копят деньги, пьют, занимаются сексом и курят травку. И я не виню их. Каждый ищет свой способ, чтобы жить дальше.
Фанатики вламываются в дома и забирают тех, кто им понравился, или не понравился. Я не вникал в механизм… Им нужны люди для ритуалов. Проще говоря, для «завуалированного под благой целью» убийства. Да, они перестали убивать беспорядочно. Кто-то пригрозил им, установил лимит. Лимит на смерть. Абсурд. А все закрывают глаза. Не видеть проще. Точнее – не понимать или же не хотеть понять. Самообман…
Я хочу уничтожить их. Сделать что-то, что разрушит их уверенность в своей непобедимости. Я хочу перестать видеть огонь каждый раз, когда пытаюсь уснуть.
 
 
***
Уилл сидел в массивном, крутящемся кресле из черной кожи, откинув назад голову и созерцая неровную поверхность грязно-белого потолка, он взгромоздил ноги на стол из темного дерева. Напротив него стоял худой мужчина с залысинами и впалыми глазами. Черное пальто висело на нем, словно на скелете, а тонкие пальцы сплелись между собой в узел, который, казалось, никому не под силу разорвать.
- Уилл, послушай, нам нужна твоя помощь, ты же знаешь, что нам больше не на кого надеяться, - сказал мужчина, видимо уже не впервые за сегодня.
 - Если вы надеетесь на меня, то ваши дела совсем плохи. Я не Крестная Фея, Джей, - парень снял со стола ноги и уперся в него локтями, подпирая подбородок ладонями.
- Они убьют ее, если ты не поможешь! – Крикнул Джей, начиная терять терпения.
- Смерть со всеми случается, - философски заметил Уилл, изогнув бровь.
- Но ей всего 16! – Глаза мужчины заметно расширились и в них проявилась отчаянная мольба.
Уилл поморщился:
- Джей, не разыгрывай мне тут драму, я прохладно отношусь к театральным постановкам. Давай я напомню тебе, что ты пришел не в службу спасения, а к наемному убийце, что уж там, отбросим церемонии, будем называть вещи своими именами. И вот назревает вопрос, чего ты от меня вообще ожидаешь?  Что я брошусь сломя голову спасать какую-то неизвестную мне девчонку? Нет, такого не будет, чудес не бывает, Джей.
Мужчина в черном плаще вздохнул и посмотрел своему собеседнику прямо в глаза:
- Чего ты хочешь взамен, Уилл, денег?
- Ура! Ясна мысль посетила твою голову! Именно их я и хочу. Работать за бесплатно – не моя стихия, ты должен был это знать.
- Я знаю, но думал, что сейчас… - Джей замялся, переступая с ноги на ногу.
- А что сейчас? Разве что-то изменилось? Деньги нужны всем и всегда, а если ты мечтаешь о бескорыстной помощи, обратись к кому-то другому. – Уилл отрицательно помотал головой.
-Хорошо-хорошо, сколько ты хочешь? – Устало спросил мужчина.
- У меня не та организация, в которой вывешивают прейскурант. Но могу намекнуть. Что-то пятизначное.
- Но… Это много! Я всего лишь прошу тебя ее защитить!
- По-твоему, защита человека стоит меньше? Ее жизнь стоит меньше? Дело твое, хочешь, решай свои проблемы сам, - Уилл развел руками и откинулся на спинку кресла.
- У меня нет таких денег.
- Ай-ай-ай, а врать, между прочим, плохо! Я наслышан о твоем счете в банке, - цокнул языком парень.
- Его нельзя трогать, понимаешь, он... – Мужчина не договорил, громко вздохнув.
- Странные у тебя приоритеты, приятель. Счет в банке трогать нельзя, а 16-ти летнего ребенка – можно. Ну что же, решение твое, - Уилл пожал плечами.
Джей стоял в нерешительности, немного пошатываясь и разглядывая темно-зеленые стены комнаты. Из-за неплотно закрытых жалюзи пробивался свет заходящего солнца, оставляя на полу длинные оранжево-желтые полосы. Мужчина сунул руку в карман и достал оттуда чековую книжку.
Уилл наблюдал за ним слегка прищурившись и постукивая пальцами по подлокотнику кресла. Человек в плаще положил книжку на стол. Он выудил из нагрудного кармана золотистую ручку и черкнул несколько цифр на желтоватой бумаге с темными полосками по краям. Оторвав листок, он пододвинул его Уиллу и вопросительно взглянул на наемника:
- Этого хватит?
Парень удовлетворенно кивнул и подложил бумажку под бронзовую статуэтку медведя:
- Когда нужна моя помощь?
- Сейчас. Они придут через пару часов.
- Серьезно? Что же ты так рано ко мне пришел?! – Саркастически улыбнулся Уилл и поднялся с кресла, доставая из тумбочки пистолет и проверяя, сколько в нем патронов. Убедившись, что магазин полон, он засунул оружие в кобуру и проследовал к выходу.
- Стой! Ты собираешься идти на них с одним пистолетом? Их может быть больше пяти человек!
Уилл снял с вешалки кожаную куртку:
- В нем 12 патронов. Хватит с запасом. Ты идешь, нет? – Спросил он, открывая двери.
Мужчина послушно засеменил сзади. Казалось, за время этого разговора он постарел еще больше. Скулы выступали все отчетливее, а под глазами залегли темные тени. Уилл шагал быстро и не оборачиваясь.
- Ты не спросил, почему они хотят ее забрать, - раздался голос мужчины чуть позади.
- Я не психолог, это не мое дело. Мое дело – это задание за которое мне заплатили.
- А если бы тебе заплатили они, ты бы им помог, а не мне?
- Ты задаешь странные вопросы. Тут налево? – Уточнил Уилл и, не дожидаясь ответа, свернул в переулок.
Некоторое время Джей шел молча, а потом сказал:
- Она подходит им для ритуала, поэтому они хотят ее забрать. Они предлагали мне добровольно ее отдать, но я не смог. Она моя дочка, Уилл и я не хочу, чтобы ей причинили зло. Ты понимаешь?
Спина в черной куртке все так же маячила впереди и не отзывалась. Джей продолжил. Ему нужно было выговориться:
- Понимаешь?! Они бы убили ее, ради своего ритуала! Что за дурацкие обычаи? Они держат в страхе весь город… Они - власть, и я бессилен против них. Но я же просто хочу защитить свою семью!
Уилл резко затормозил и обернулся:
- Так, Джей, послушай, если тебя тревожит то, что сейчас я с твоей подачи убью пять человек, а может и больше, то успокойся. Ты делаешь это ради жизни своей дочери, это достаточно веское оправдание. А они… Ну их и людьми-то назвать сложно. Так что перестань трястись и заткнись, пожалуйста, - он отвернулся и дальше зашагал по асфальтовой дороге.
- Уилл,- робко сказал Джей, - их не обязательно убивать. Может у тебя получиться просто поговорить?
- Серьезно? Просто поговорить? Позвонил бы в службу доверия, они бы с ними просто поговорили, а так, ты обратился слегка не к тому специалисту. Пришли, я так полагаю. Ты же не переехал? – Они остановились возле двухэтажного дома, на двери которого были ручки в форме голов львов с оскаленными зубами.
Мужчина в плаще сдавлено кивнул. В окнах первого этажа замигал свет и заметались человеческие силуэты.
- О нет! Они уже пришли за ней! – В ужасе крикнул Джей, закрывая лицо руками.
Уилл быстрым шагом преодолел расстояние до двери и потянул за ручку. Бесшумно проникнув внутрь, он оценил картину происходящего. Около кухонного стола стояла девочка с ножом в руке и затравлено смотрела на четверых мужчин, которые приближались к ней с ружьями наперевес.
- Эй, ребятки, как насчет поприветствовать гостя? – Громко сказал Уилл, доставая пистолет.
Все обернулись на звук его голоса, а уже в следующую секунду двое нападавших рухнули на паркетный пол с широко открытыми глазами и пулями в головах. Девушка завизжала и бросилась к выходу.
Двое оставшихся рассредоточились: один залег за диван, а второй нырнул за ближайшую стену и оттуда попытался выстрелить в Уилла. Тот успешно увернулся и дробь лишь продырявила стену.
Уилл прищурился и выстрелил куда-то в сторону дивана. Раздался крик и на середину комнаты выкатился мужчина с продырявленной шеей. Он пытался закрыть рану руками, но кровь вырывалась оттуда, заливая светлый ковер. Через несколько секунд он перестал дергаться и замер около книжного шкафа.
- Ну что, сам уйдешь или помочь? – осведомился Уилл, прислонившись к дверному косяку.
Последний из нападавших высунулся из своего укрытия и направил ружье Уиллу в грудь так, что ствол почти касался его черной майки.
- Урок номер один - никогда не держи дуло близко к противнику, - назидательно произнес Уилл и быстрым движением схватил ружье, вырывая его из рук и отбрасывая сторону.
Пока парень растерянно хлопал глазами, пуля вошла ему прямо в сердце, а на футболке начало расплываться бардовое пятно. Он мешком осел на землю, а глаза его безжизненно закатились. Уилл осмотрел место боя и спрятал пистолет, ища глазами Джея. Выйдя на крыльцо, он обнаружил его там вместе с дочерью. Девочка перепугано жалась к отцу и периодически всхлипывала.
- Все. Тела сами уберете или мне позвонить одному знакомому? – Осведомился Уилл, как ни в чем не бывало.
- П-позвони, пожалуйста, - заикаясь, ответил Джей.
- Не вопрос. Кстати, а где твоя жена? На курорт ее, что ли, отправил?
Рыдания девочки стали громче, а мужчина виновато опустил глаза:
- Ее забрали еще раньше. Сначала пришли за ней и сказали, что потом заберут и Миранду, - Джей взглянул на дочку, пытаясь не смотреть Уиллу в глаза.
Парень презрительно скривился:
- Ты трус, Джей. Лучше бы они забрали тебя.
- Ты наемник! Ты убийца, не тебе меня судить! – Взорвался мужчина.
- Больно надо. Спрячьтесь хоть, пока они снова за вами не пришли, - пожал плечами Уилл и пошел вдоль тротуара к своему дому.
Вернувшись в свою конуру, он бросил куртку на пол, устало уселся в кресло и отставил статуэтку медведя в сторону. Уилл взял из-под нее желтоватую бумажку с темными линиями по бокам, скомкал ее и отправил в мусорник, в котором уже громоздилась целая гора подобных прямоугольных листочков с разнообразными цифрами. 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования