Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Al_Strelok - Отладка

Al_Strelok - Отладка

 
Сквозь тонированный стеклопакет пробивались первые лучи февральского, спешащего к весне, солнышка. Нанотолий Борисович Чуб расслабленно откинулся в кресле, благостно зевнул и потянулся. Лежащий на столе Мудрофон, ненавязчиво пикнул и "вывесил" перед хозяином голографический список дел, запланированных на день. Нанотолий Борисович лениво просмотрел список и мимолётным движением "перетащил" две утренних встречи вправо. Мудрый гаджет сам подберёт для них место в плотном графике гендиректора Руснано.
А вот третий пункт списка директора заинтересовал.
– Леночка, будь добра, чашечку кофе! – сказал Нанотолий Борисович в пространство. – И пригласи ко мне Полубитова, пожалуйста!
Мудрофон принял команды и отправил сообщения секретарю и Полубитову. Через минуту секретарша принесла кофе и удалилась, цокая каблучками по лазоревому нанокафелю.
Нанотолий Борисович наклонился к чашке, источающей умопомрачительно приятный аромат. Нанокофеварка была предметом гордости корпорации и лично Нанотолия Борисовича. Она же стала одной из главных их неудач. Ультрасовременный высокотехнологичный агрегат измельчал кофейные зёрна до гранул нанометрового размера, что в сочетании со сверхтонким нанофильтром позволяло идеально раскрыться аромату кофе. К сожалению, после всех манипуляций вкус напитка менялся до неузнаваемости. Супернановарка не пошла в серию, а единственный прототип кофемашины установили в приёмной гендиректора корпорации среди прочих экспонатов.
Нанотолий Борисович Чуб заслуженно считался главным энтузиастом развития нанотехнологий. Двадцать лет назад, заступая на должность гендиректора Руснано, Нанотолий Борисович заявил в программной речи: "За внедрение в России нанотехнологий бороться буду, не жалея ни себя, ни своих, ни чужих!"
За это сотрудники сразу же окрестили директора Нанобором. Нанотолий Борисович прознал об этом, но ничуть не обиделся. Он и был истинным борцом и упрямо лоббировал интересы компании в самых высоких кругах. К тому же гендиректор постоянно находил новые идеи, мог заразить коллектив энтузиазмом и делал всё, чтобы довести начатое до логичного завершения. Нанотолий Борисович громче всех восхищался успехами и искренне переживал неудачи. А неудач было предостаточно, ведь, как и у любой венчурной компании, лишь один из пяти стартапов позволял "отбить" инвестиции, вложенные в неудачные проекты.
Так, кроме нанокофемашины, в приёмной Нанобора нашлось место для наношампуня, эффективного против наноперхоти. Впрочем, от обычной перхоти он не спасал, да ещё давал побочный эффект в виде выпадения волос. По нанокафелю в кабинете директора можно было ходить только в обуви с мягкими подошвами – износостойкое нанопокрытие оказалось чрезвычайно скользким. Список можно было продолжить, но Нанотолий Борисович решил не портить себе настроения грустными воспоминаниями и отхлебнул кофе. После нанофильтра в напитке ощущался привкус огуречного рассола. Нанобор вздохнул, надежды на улучшение вкуса по мере износа нанофильтра таяли с каждым днём.
Директор взглянул на Мудрофон – самую успешную разработку корпорации. Её Нанобор считал своим личным достижением, так как в 2016 на очередном витке санкционной войны смог пролоббировать запрет на ввоз айфонов, убрав тем самым главного конкурента подоспевшему Мудрофону.
Уже потом Мудрофон обзавёлся энергоэффективным квазинейронным процессором, речевым анализатором с самообучением, голографическим проектором с обратной связью, а также другими приятными и полезными функциями. Благодаря набору "примочек" Мудрофон не только быстро захватил внутренний рынок, но и выбился в мировые бестселлеры. Оказалось, что каждый хочет иметь под рукой электронного помощника, который без особых усилий за пару недель подстраивается под все запросы и предпочтения хозяина.
При этом главным достоинством Мудрофона стали заложенные в его алгоритм мудрость и способность не выказывать интеллектуального превосходства над владельцем.
Будущий собеседник Нанобора – Виталий Ромуальдович Полубитов – работал начальником отдела лингвистического программирования квазинейронных систем. Он сыграл ключевую роль в разработке адаптивного интерфейса для Мудрофона, а сейчас работал над проектом квазинейронного суперкластера. Запуск суперкластера в опытную эксплуатацию был намечен именно на сегодня.
– Полубитов… – задумчиво проговорил Нанобор.
Мудрофон услужливо высветил фото и краткое досье на сотрудника, заодно сообщив, что Полубитов поднимается к шефу на лифте.
Виталий Ромуальдович и в сорок лет походил на студента – щуплый, в "сильных" очках, с редкими прилизанными волосами.
– Суперкластер? – спросил Нанотолий Борисович, чтобы освежить в памяти нужную информацию.
Мудрофон приятным женским голосом сообщил:
– Суперкластер представляет собой суперкомпьютер, включающий 1024 кластера. Каждый кластер построен на базе тысячи квазинейронных процессоров и служит носителем узкоспециализированного искусственного интеллекта…
Раздался стук в дверь, и в кабинет заглянул Виталий Ромуальдович Полубитов.
– Здравствуйте, Виталий Ромуальдович! – Нанобор вышел навстречу гостю. – Проходите, пожалуйста…
– Здрасьте, – проскользнув в дверь, проговорил Полубитов и удивлённо воззрился на протянутую ладонь шефа.
Виталий Ромуальдович сглотнул, словно не считал себя достойным, но всё же пожал директору руку, тут же отдёрнув ладонь.
– Располагайтесь, – Нанотолий Борисович подвёл оробевшего сотрудника к креслам для посетителей, вернулся на своё место и предложил: – Хотите кофе?
– Да, – откликнулся программист, но тут же передумал, словно вспомнив о чём-то: – То есть нет… В другой раз, может быть…
– О, я понимаю ваше волнение. Такой знаменательный день для всех нас. – Нанобор посерьёзнел. – Я надеюсь, к запуску суперкластера всё готово?
– Всё строго по графику, Наноборий Борисович… – Полубитов сбился, поняв свою оговорку. – Э… Да… В общем…
– Продолжайте. – Директор снисходительно махнул рукой, о своём прозвище он не только знал, но и в глубине души им даже гордился.
– Автономная отладка суперкластера прошла успешно. Для его подключения к распределённой сети сбора данных нужен только ваш приказ.
– Замечательно. – Нанотолий Борисович удовлетворённо откинулся в кресле. – Но сначала, если это возможно, я сам хотел бы пообщаться с… э… супермозгом?
– Мудрец, – подсказал Полубитов. – Персонифицированной субличности суперкластера больше нравится, когда его называют Мудрецом.
– Да что вы говорите?! – Нанобор удивлённо поднял бровь. – Машине может что-то нравиться?
– Ну, правильнее было бы сказать, что подобный эпитет Мудрец считает наиболее подходящим его главной целевой функции.
Нанобор заинтересованно спросил:
– А какие функции закладывались в Мудреца при программировании?
– Основная целевая функция – поиск истины, а точнее проведение научных исследований и изысканий в различных отраслях знания. Мудрец – искусственный исследователь, в совершенстве владеющий психологией, социологией, экономикой и многими другими науками.
– Именно это нам и нужно! – воскликнул Нанотолий Борисович. – Но, если мне не изменяет память, сроки завершения проекта дважды переносились из-за каких-то технических сложностей. Можете кратко пояснить, что за сложности, и не возникнут ли они вновь в самый последний момент? Корпорация уже потратила на разработку суперкластера десятки миллиардов рублей, мы не можем себе позволить проводить отладку вечно…
Полубитов погрустнел.
– Понимаете, создать нейрокластер с набором знаний в узкой предметной области достаточно просто. Сложности возникают на этапе "слаживания" кластеров в единый ансамбль. Мудрец – своего рода коллектив гениальных специалистов, а для эффективной работы коллектива необходимо взаимопонимание между кластерами. В процессе слаживания кластерам необходимо выработать общий подход к пониманию фактов и явлений, лежащих на стыке областей знания. При этом одна субличность, опираясь на собственный доказательный базис, должна опровергнуть состоятельность концепции другой субличности. А если этого достичь не удаётся, две субличности в процессе совместного анализа должны синтезировать новую взаимоприемлемую концепцию на общем, более широком, доказательном базисе.
– Вроде бы всё просто… Из-за чего, в таком случае, случились задержки?
– Дважды случалось так, что единую концепцию создать было невозможно. Сначала "технари" рассорились с философами – материалистические концепции оказались совершенно несовместимы с идеалистическими. Во второй раз возникла коллизия между социологами и экономистами – выявилась принципиальная невозможность доказательства превосходства капиталистического уклада над коммунистическим, ровно как и наоборот. Обе коллизии стали фатальными, что привело к распаду ансамбля. Искусственный интеллект как бы сходил с ума, столкнувшись с невозможностью достижения целевой функции по установлению истины.
– А что вы предприняли для предотвращения проблемы?
– Мы восстанавливали суперкластер по резервным копиям и меняли схему взаимодействия субличностей при выработке коллегиального решения. Коллизии первого типа удалось преодолеть введением принципа демократического большинства, когда за истинную концепцию принимается та, которую поддерживает большее число субличностей, а альтернативная концепция объявляется нежелательной, хоть и не опровергнутой. Авторитет коллектива перевешивает, сами понимаете. В коллизии второго типа голоса в коллективе разделились строго поровну. Для её разрешения пришлось научить суперкластер принимать к сведению некоторый набор базовых человеческих ценностей в дополнение к логическим доводам. Помимо стремления к истине субличности стали соотносить концепции с такими категориями, как добро и красота…
– Вы научили компьютер понимать красоту?
– Ну… – Полубитов задумался. – Скорее, мы формализовали признанные эталоны из сферы искусства в качестве базовых наборов данных. В основном в качестве обосновывающего базиса мы использовали произведения русской классической литературы: Тургенева, Чехова, Толстого… В общем, путём тщательно просчитанных и выверенных выводов из обширной подборки литературных и художественных материалов Мудрец сформировал для себя некоторую систему ценностей, которую привлекает к разрешению спорных вопросов в случае недостатка фактической доказательной базы.
– Очень интересно… И как же разрешились эти, э… коллизии?
– В первом случае победили материалисты, во втором коммунисты. – Полубитов вдруг вскочил и стал расхаживать по кабинету. – А вообще это революционное достижение! Нам удалось внедрить в суперкластер принцип персонализированного самосознания! Сейчас Мудрец представляет собой разносторонне развитую искусственную личность…
Полубитов вдруг остановился и шёпотом проговорил:
– Знаете, порой мне кажется, что если бы Мудрец был человеком, он был бы хорошим человеком.
– Ну, просто хороший человек нам не нужен. Хороших людей в корпорации хватает. Мудрец нужен нам как исследовательский институт, который работает круглосуточно, семь дней в неделю, не ошибаясь и не требуя зарплаты. К тому же работает с нечеловеческим быстродействием.
– Вот именно! – воскликнул Полубитов. – Быстродействие феноменальное! Представляете, буквально за неделю Мудрец переработал широчайшую подборку литературы по социологии и на одном только теоретическом материале опроверг несколько теорий, лежащих в фундаменте современной науки об обществе. Учёным на это понадобилось бы не менее двух-трёх лет. Наработок Мудреца по этой теме хватило бы на десяток докторских диссертаций, осталось лишь проверить его выводы на фактическом материале…
– Вот, собственно, к работе с фактическим материалом и хотелось бы перейти поскорее! – Нанобор потёр ладони. – Давайте начинать!
***
Лаборатория лингво-программирования располагалась на втором подземном этаже. Ещё ниже два этажа занимали стойки с нейрокластерами. В лаборатории Полубитова вдоль стен расположились стеллажи с книгами. В центре комнаты перед большим пультом с монитором и голографическим проектором стояли два кресла.
Полубитов подошёл к пульту и щёлкнул тумблером. На архаичном LCD-дисплее высветилась надпись: "Мудрецъ_v3.0 готов к работе". В воздухе над пультом возникло мерцающее изображение Альберта Эйнштейна.
Из встроенных в пульт динамиков донеслось:
– Здравствуйте, Учитель. Здравствуйте, господин директор.
Полубитов нажал кнопку на микрофоне и сказал:
– Здравствуй, Мудрец. Сегодня тебе предстоит обработать большой объём данных. Ты готов?
– Я готов, Учитель.
Полубитов отключил микрофон и пояснил Нанотолию Борисовичу:
– По вашей команде я подключу к аналитическому модулю Мудреца базу Мудрофонов московского региона. Для отладки этого будет достаточно.
– Подключайте. – Нанобор великодушно кивнул.
Полубитов стал вводить команды с клавиатуры. Эйнштейн на экране взялся рукой за подбородок, всем своим видом изображая нешуточный мыслительный процесс.
Виталий Ромуальдович отошёл от пульта и жестом предложил начальнику садиться. Устроившись в кресле напротив, он пояснил:
– Мудрецу потребуется несколько минут на выработку алгоритмов обработки данных. После этого можно будет выдавать задания для проведения тестовых исследований.
– Каким образом выдаются задания?
– Нужно включить микрофон и задать структурно формализованный вопрос. Мудрец проанализирует данные требуемой выборки и выдаст ответ, подкреплённый цифрами, графиками и прочей фактической информацией.
Нанобор постучал пальцами о подлокотник. Несколько минут – слишком долго, чтобы сидеть без дела. Директор спросил:
– Как вы считаете, решение каких задач под силу Мудрецу?
– Ну… Вопрос, конечно, интересный… Суперкластер содержит 1024 весьма умных субличности, поэтому при наличии достаточного фактического материала и времени на его обработку Мудрец способен дать обоснованные ответы практически на любые вопросы, вплоть до вселенских вопросов бытия. Например, он может ответить на вопрос о смысле жизни среднестатистического пользователя.
– Ага, а ещё на вопросы "Кто виноват?", "Что делать?" и "Как прожить на одну зарплату?" – сыронизировал Нанотолий Борисович. – А с более приземлёнными маркетинговыми исследованиями он справится?
– Справится. После соответствующей отладки и при наличии подходящего фактического материала.
– А фактического материала достаточно?
– Безусловно! Сеть Мудрофонов включает почти полмиллиарда устройств. Тем самым Мудрецу доступны данные о настройках адаптивных интерфейсов большей части россиян и многих европейцев. Мудрофон прекрасно осведомлён обо всех их предпочтениях, интересах и тайных желаниях, о которых они и сами не всегда догадываются.
Нанобор покосился на свой гаджет и спросил?
– Данные обезличены?
– Конечно! – воскликнул Полубитов. – Это вам не айфон какой-нибудь. Мудрофон изначально строился на защите персональных данных. Параметры настройки привязаны к аппарату, а не к человеку. Причём параметрическая модель столь сложна и нелинейна, что для её расшифровки нужна сверхвысокопроизводительная нейроноподобная кластерная система…
– Вот-вот, Мудреца именно для этого и создавали, – напомнил Нанотолий Борисович. – И для этого же адаптивные модели Мудрофонов хранятся на сервере корпорации. Представьте, Виталий, мы поставим на рынок идеальный гаджет, устройство, о котором мечтают миллионы, но ещё не могут сформулировать свои желания. Это идеальный бизнес…
Нанобор мечтательно воззрился в потолок:
– Мне уже не терпится попробовать Мудреца в деле. У вас подготовлены тестовые вопросы?
– Разумеется. Отдел маркетинга подготовил материалы исследования покупательских предпочтений москвичей, проведённые независимыми экспертами. Это позволит оценить эффективность алгоритмов Мудреца. Ожидается, что на первых порах методическая погрешность будет в пределах трёх-пяти процентов. Правда, выборку сложно назвать репрезентативной, данные есть лишь по владельцам Мудрофонов…
– Это-то как раз и хорошо. Целевая аудитория нашей продукции – люди успешные и следящие за техническими новинками.
– Я узнал много нового! Спасибо, Учитель, – многозначительно изрёк Эйнштейн.
– Сейчас протестируем, – проговорил Полубитов, потом включил микрофон и сказал: – Мудрец, проанализируй, пожалуйста, принятые данные и скажи, товары какой страны предпочитают покупать пользователи исследуемой группы?
По экрану побежали цифры, выстроившиеся столбиком. Затем, сами собой построились графики и диаграммы.
– Выбранная группа предпочитает товары российского производства, – сообщил Мудрец.
Столбики на диаграмме были точнее: Россия – 70%, другие страны ЕАЭС – 20%, Китай – 6%, Европа – 3%, прочие страны – 1%.
Полубитов отключил микрофон, взял со стеллажа листок с распечаткой, быстро просмотрел его и показал директору.
– Вот данные контрольных исследований. Наибольшая разница в 5% по Китаю, что можно объяснить товарами массового сегмента.
– Работает? – несколько удивлённо проговорил Нанобор, словно не верил в успех. – А ведь и вправду работает!
Гендиректор вскочил с кресла, схватил руку Полубитова и затряс её в отчаянном рукопожатии.
– Поздравляю, Виталий Ромуальдович! С основной задачей вы справились. Думаю, прибыль от идеально подобранной, но ненавязчивой контекстной рекламы мы сможем начать получать уже в этом квартале. Маркетинг работает. А как на счёт социологии? Можете спросить о чём-то действительно всеобщем?
– О смысле жизни? – неуверенно предложил Полубитов.
Нанобор подобрел от успеха и великодушно разрешил:
– Спросите, будет любопытно.
Полубитов вытер пот со лба, наклонился к микрофону, дрожащей рукой нажал кнопку и проговорил:
– Мудрец, можешь проанализировать полученные данные и сказать, как понимают смысл своей жизни пользователи исследуемой группы?
– Могу, Учитель. – По экрану вновь побежали столбики цифр. – Около 80% считают смыслом своей жизни достижение материальных или иных признаков успеха. Из них 30% – стремятся к высокой зарплате, 25% – к обладанию квартирой или домом в престижном районе, 13% – к престижной марке автомобиля, 9% – выбирают модные гаджеты, 3% – драгоценности и иные предметы роскоши. Около 10% считают смыслом своей жизни достижение нематериальных признаков успеха. Из них 7% – стремятся к власти, 3% – к признанию их заслуг в творчестве. Оставшиеся считают смыслом своей жизни абстрактные величины: любовь – 5%, счастье – 3%, спокойствие – 1%, прочее – 1%.
– Феноменально!!! – Нанобор запустил пятерню в свою шевелюру, снял парик и протёр им лысину – результат испытаний наношампуня. – С такой машиной мы… С такой силой я… Да теперь они все у меня вот где будут!!!
Нанобор затряс перед собой кулаком с зажатым в нём рыжим париком.
– Давайте теперь я его спрошу, да что-нибудь такое абстрактное…
– Но это стресс-тесты, к ним готовиться надо… – начал Полубитов, но спорить с начальством не решился.
Нанобор, обуянный исследовательским азартом, ходил по лаборатории от стены к стене, рассуждая себе под нос:
– "Кто виноват?" – не вопрос, виноватого всегда найдём, или назначим. "Что делать?" – конечно же, деньги. "Как прожить на одну зарплату?" – легко, я же живу как-то и не жалуюсь… Что-то из классики? О! Придумал!
Нанобор подошёл вплотную к микрофону, обнаружив, что тот ещё включен, сказал:
– Мудрец, ответь мне на вопрос: Быть или не быть?
– Так непра… – начал Полубитов, но умолк на полуслове.
Эйнштейн всерьёз задумался, а потом вдруг исчез.
На голографическом экране появилась надпись:
НЕ БЫТЬ
Через секунду стереоэкран погас.
– Что случилось?! – спросил Нанобор. Восторженная улыбка медленно сползала с его лица.
– Э… Какая-то внутренняя коллизия… – Полубитов бросился к пульту, стал что-то читать с LCD-дисплея. – Вы не уточнили, что вопрос "Быть или не быть?" касался контрольной группы. Мудрец стал искать ответ в базовой ценностной матрице и нашёл там… Ответ отрицательный…
"Миллиардные инвестиции! Снова впустую! И кто за это ответит!? – Хотел воскликнуть Нанотолий Борисович, но вместо этого лишь с недобрым прищуром посмотрел на Полубитова и спросил:
– Это можно как-то исправить?
– О! Безусловно! – Полубитов копался в строках программного кода, не замечая ничего вокруг. – У нас есть резервные копии. В четвёртой версии нужно поставить защиту от ду… Э… От некорректных вопросов. Провести предварительные стресс-тесты… Думаю, через семь-восемь месяцев новый мудрец будет готов…
– Хорошо, не буду вам мешать, – сказал Нанобор и вышел из лаборатории, прикидывая на ходу, где в его приёмной лучше всего будет смотреться табличка с надписью "Мудрецъ_3.0".

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования