Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Олег Игнатов - Гор

Олег Игнатов - Гор

– Джейн, все готово?

Джейн прижала ладонь к уху:

– Сейчас, сер. Заставка пошла. 10 секунд. 7. 6. 5. Можете выходить.

Ирвин  Вильям Гор вышел на сцену. Толпа разразилась приветственными криками и аплодисментами.  Мистеру Гору пришлось щуриться из-за ярких прожекторов, но, несмотря на ослепительное сияние, он смог разглядеть человеческий океан заполнявший главную площадь Вашингтона.  Над головами людей возвышались пиратские флаги – неофициальный символ его партии. Скрещенные кости и череп. Гор улыбнулся и поднял руку, успокаивая толпу. Гул  постепенно стих и он начал:

– Большое спасибо, друзья! Я здесь только благодаря вашей поддержке. – Толпа одобрительно загудела. Снова раздались аплодисменты. Когда они стихли, Ирвин Гор продолжил:

– Мы живем в удивительное время. 2055 год станет годом перемен, я в этом уверен!  И этих перемен мы добились вместе! – опять аплодисменты. – Я хотел бы начать с короткого  рассказа об истоках партия пиратства.

Я пришел в партию, когда мне было 19 лет. Тогда, конечно,  это была не партия, а просто группа молодых людей называющих себя пиратами. О политике не было и речи. Единственной нашей целью было свободное распространение информации. Молодым людям свойственно увлекаться, так и мы были увлечены идеей сделать всю информацию свободной.

В те времена, конечно, существовали антипиратские законы, но их выполнение не контролировалось как сейчас, и  информация еще свободно распространялась по сети.  Но уже тогда мы чувствовали угрозу. Шли годы, и положение дел становилось все хуже и хуже. Сервера изымались один за другим. Каждый день сотни сетей объявлялись вне закона, контент, который еще вчера был в свободном доступе, становился платным. Мы тогда были кучкой энтузиастов, которые просто хотели делиться информацией. Наши последние сервера находились на островах в нейтральных водах Тихого океана. Когда вышел закон об обязательной индексации Контентных серверов – это было тяжелым ударом для нас. Мы потеряли все. Новое поколение индексаторов за два месяца уничтожило весь нелегальный контент, который был в интернете, и наш в том числе. Весь контент не принадлежащий М5 был объявлен пиратским и уничтожен! Уже тогда эта группа из пяти самых могущественных сетей заключила сделку с мировым правительством! Гораздо позже мы узнали, что это именно они выделили ресурсы для разработки нового индексатора, именно под их диктовку был написан закон об обязательной индексации. Они устранили всех конкурентов, разделили между собой рынок и стали королями нового мира! Да, тогда мы проиграли. Но это не было концом! Мы продолжили бороться, и сейчас наша борьба достигла кульминации! Наша партия насчитывает 230 тысяч членов во всем мире! У нас колоссальная поддержка во многих странах. По результатам последних выборов в 35 парламентах стран, которые формируют  мировое правительство у нас свыше 51% голосов. И я считаю это огромным успехом. Но впереди еще много препятствий. И главное из них – это продажные политики! Политики, которых купили М5. Они управляют  мировым правительством из тени  и изо всех сил сопротивляются свободному распространению информации, наполняя собственные карманы. В этом мире нет ничего, что стоило бы дороже информации и 80% всех информационных потоков каждый день проходит через сети M5! Каждые сутки они получают 2.5 триллиона долларов чистой прибыли! Вот кто управляет этим миром на самом деле! Америка, сколько мы будем это терпеть? М5 с каждым днем увеличивает контроль над мировым правительством и единственный шанс спастись - это выборы! – Толпа ловила каждое его слово. От софитов было невыносимо жарко, сердце Ирвина Гора бешено колотилось. Он вытер платком пот со лба и продолжил: - Дорогие друзья! Я очень счастлив, что у нас такие преданные избиратели. Теперь я обращаюсь к вам, дорогие американцы, ваша страна на кануне выборов, и я прошу вас голосовать за нашу партию, партию Пиратства!  Как вы знаете, в это воскресенье пройдут выборы в парламент, а через 4 месяца будет сформировано восьмое международное правительство. С необходимым большинством в 75% мы сможем проголосовать закон, который так все ждем! Это мое единственное предвыборное обещание, нет, это даже не обещание, а клятва. ЗАКОН ОБ ОТМЕНЕ АВТОРСКОГО ПРАВА!

Толпа взорвалась аплодисментам, имя Гора скандировали тысячи людей. Флаги метались в такт голосам. «ГОР! ГОР! ГОР!», – ревела толпа. Гор опять поднял руку в попытке успокоить толпу, но напрасно. Тогда он просто начал говорить и все умолкли, чтобы не пропустить ни слова. 

В этом году будет 30 лет с начала нашей борьбы, 30 лет как эта борьба стала борьбой моей жизни. И еще никогда мы не были так близко. Во всем мире, друзья, вы оказываете нам поддержку, за что спасибо вам большое. Вместе мы победим! Мы сделаем информацию свободной! То, за что мы так долго боролись, скоро станет реальностью. Скоро все смогут делиться информацией, не боясь попасть под суд. Все о чем мы могли только мечтать: любая литература, научные знания, развлекательный контент, любая публичная информация будет доступна бесплатно! В природе человека тянуться к знаниям и преступно отбирать у нас наше наследие и продавать его за деньги! Когда рождается произведение музыки, живописи, или кинематографа, любое научное открытие, любое творение человеческого разума, оно должно принадлежать всем. Только так общество сможет развиваться и совершенствоваться. Наше будущее в свободе информации. Если мы будем продавать знания за деньги нас ждет деградация и упадок. Нас ждет конец! Так давайте не допустим этого! В наших руках наше будущее! Будущее всех поколений человечества! Сделаем информацию свободной! Долой авторское право! Все интеллектуальное наследие человечества должно принадлежать всему человечеству, без исключения, а не только тем, кто может за него заплатить! Голосуйте за нашу партию и вместе мы изменим этот мир!

Толпа была в экстазе. Над площадью разносилось громкое ГОР!ГОР!ГОР! Океан рук тянулся к сцене. Люди были одним целым. Они выкрикивали имя оратора, его боготворили, им восхищались. Он мог дать то, чего они жаждали так сильно и так долго.  Люди голодали, информационный голод сводил с ума человечество последние 20 лет, и когда они поняли что могут с этим покончить, могут насытиться, они обезумели еще больше. У них не было другого бога, кроме Ирвина Гора, он стал их истиной, их спасением, их жизнью. Никто не сомневался, что он победит. Толпа ликовала, крики были настолько оглушительными, что заглушали даже взрывы фейерверков. На экранах началось рекламное видео партии, Ирвин Гор поклонился, еще раз всех поблагодарил и покинул сцену. Экстаз развеялся не скоро, и еще долго после выступления Вашингтон не спал, и на улицах скандировали ГОР!ГОР!ГОР!

Для Ирвина Гора это была длинная и тяжелая неделя. За последние 7 дней он провел 15 выступлений в разных городах США, и сегодняшнее выступление в Вашингтоне было последним. Хоть было уже 9 часов вечера, но для Гора день еще не закончился. Впереди его ждало выступление перед членами партии. А затем совещание с личными помощниками. Гор вздохнул. Уже скоро конец. Штаты были последней страной в его предвыборном туре. И вот закончилось последнее выступление. После этого только останется ждать результатов выборов.

- Сэр, ваша речь была восхитительной. Машина уже подъехала. Пойдемте.– Его помощница Джейн как всегда обо всем позаботилась.

- Спасибо, Джейн. - Гор пошел к машине окруженный охранниками. Джейн шла за ним.

- Мистер Гор, сэр. Звонил мистер Хьюм, просил о личной встрече, пока вы в штатах. Я назначила на завтра на 8 утра. Другого времени не было. - уже в машине Джейн продолжала: - От мистера Шу Леанга звонили во время выступления. Просят организовать официальные переговоры как можно скорее.

- Шу Леанг? Спикер китайского парламента? Что ему нужно?

- Не известно, сер. Я предполагаю, что он собирается публично вас поддержать. Его рейтинг сейчас пошел вниз. Хоть после революции его партия и победила, как самая либеральная, но сейчас его обвиняют в лояльности к закону об обязательной регистрации личных терминалов. Как известно, из китайского парламента только четверть членов входит в состав международного правительства и Китай практически независим. Международное правительство с начала года пытается продавить закон, но без одобрения Национального парламента он не будет иметь силу на территории Китая. Шу все это время сопротивлялся, но ходят слухи, что на прошлой неделе он тайно встречался с Бао Юншеном, главой китайского отделения сети Суахай, которая принадлежит М5.

- Думаешь его могли купить? – озадаченно спросил Гор.

- Полагаю, что такой вариант лучше не исключать. Возможно, его шантажируют или угрожают, но в любом случае долго он не продержится. В Китайском обществе опять назревает беспокойство, а если закон примут, то с Шу будет покончено. Сейчас сложно предсказать реакцию общества. Возможно, будет еще одна революция. Но даже если не будет, он все равно проиграет на следующих выборах. Думаю, вам стоит с ним переговорить, но неофициально, и в случае если он намерен принять закон, отказаться от его поддержки.

-Понятно. Спасибо Джейн, я приму это к сведению, напомни мне связаться с ним после совещания.

-Да, сер. И еще звонили от мистера Маито Юно. Это японский бизнесмен, один из акционеров компании Онпа. Они занимают около 15% процентов рынка аудиоаппаратуры. Хотят оказать нам финансовую поддержку в размере 5 миллиардов долларов.

- Так в чем проблема? Пусть оказывают.

-Да, сэр. Они просят видеосвязь с вами лично.

-Ладно. Назначь на… На когда-нибудь назначь. Тебе видней.

- Да, сэр.

Машина подъехала к роскошному конференц-холлу. Гор собрался выходить, но Джейн еще не закончила:

- Сер, подождите, мне нужно кое-что у вас прояснить по поводу Европейской избирательной кампании. Там кое-какие проблемы…

- Потом. Изложи мне все письмом. Я перед сном обязательно прочитаю и дам свои распоряжения. – Гор на секунду задумался. - Хотя нет, лучше адресуй это все Майклу.

- Это Мистер Шульц и просил прояснить некоторые проблемные моменты.

- Понятно. Давай так: если это может ждать до вторника, когда я буду в Лондоне, то пусть ждет. А если не может, то напиши мне письмом, я разберусь.

- Да, сэр. Это все. Спасибо.

Как только Гор вышел из машины его сразу окружили охранники. Как из под земли перед ним возник его пресс-секретарь Конс.

- Сер, вы как раз вовремя. Министры только что подъехали. Все готово.

- Отлично. Пойдемте. – Ирвин Гор последовал за Консом, сквозь толпу журналистов ко входу в Конференц-Холл. Пару минут коридоров и лифтов и Гор вышел на сцену огромного зала и занял место у кафедры.  Члены американского отделения партии пиратства были приглашены со всей страны, чтобы лично услышать заключительную речь американской предвыборной компании.  Зал насчитывал 15 тысяч мест, не считая пары сотен высокопоставленных гостей, все места были заняты членами партии.

Как только Ирвин Гор появился на сцене, все поднялись с мест и приветствовали своего лидера громкими и продолжительными аплодисментами.

Гор приветственно поднял руку:

- Прежде всего, друзья, хочу сказать вам СПАСИБО!

Речь продолжалась более двух часов, множество раз прерываемая аплодисментами. После выступления была вечеринка, на которой Гор пожал руки самым главным спонсорам, принял  поздравления и произнес несколько тостов. Ровно через 45 минут после начала вечеринки подошел Конс и, нашептывая что-то на ухо, проводил Гора в кабинет, где должно было состояться совещание с личными помощниками.

   Кабинет представлял собой небольшой конференц-зал, рассчитанный на пару сотен человек. Убранство было скромным, в деловом стиле. Черный паркет отражал холодный свет ламп по периметру потолка. Зал был пятиугольным, одну из стен занимал экран, на котором транслировалось агитационное видео партии. Оставшиеся четыре стены украшали горные пейзажи, выгравированные на металлических панелях. Панели были шириной около метра, расположенные от пола до потолка.  Гравировка слабо мерцала, когда угол зрения наблюдавшего менялся, и создавалось впечатление, что с горных вершин действительно стекает вода.

В середине зала был установлен прямоугольный стол из белого мрамора, окруженный мягкими белыми стульями. За этим столом могло бы поместиться около 30 человек, но в данный момент за ним сидело только 6. Это были личные помощники Ирвина Гора, которые сейчас находились в Штатах.

У каждого из них была своя сфера деятельности и свои задачи.  Это были лучшие из лучших, специалисты своего дела, некоторые из них были с Гором уже более 10 лет. Обычно на таких собраниях решались вопросы, связанные с деятельностью партии, но этим дело не ограничивалось. В большой политике игра никогда не велась честно, и Гору это было прекрасно известно. Своим личным помощника Гор мог поручить любую работу. Работу, порой выходящую за рамки морали. А иногда и закона.  Всё, что обсуждалось на собраниях, было строго конфиденциально, и Ирвин Гор доверял своим помощникам безоговорочно, так как лично отбирал каждого. «Доверять людям, конечно, нужно, но и подстраховаться никогда не помешает» думал Гор. Подстраховка представляла собой контракт особого рода, разорвать который можно было только в одностороннем порядке. Порядке Гора, конечно. При подписании такого контракта сотрудник обязан был сделать запись, на которой признавался в определенном преступлении. И сам же обеспечивал доказательства этого преступления. Обычно это были не уголовные дела вроде распространения пиратского контента или неуплата налогов. Фактически, каждый новый помощник должен был преступить закон, чтобы войти в команду. И если он не хотел провести ближайшие годы в тюрьме, то просто не нарушал условия контракта, и все были довольны. Такое неудобство как составление компромата на себя самого щедро компенсировалось материально. Компенсации были настолько щедрыми, что некоторые даже думали, что с ними шутят. Но когда Гор объяснял условия контракта, сумма уже не казалась такой уж смешной. Иногда на собраниях обсуждались вещи, разглашение которых, могло означать не только конец партии, но свободы самому Гору. Однако для предателя дело обернулось бы еще хуже, так как контракт был не единственной страховкой Гора.  Сегодняшнее собрание было посвящено как раз обсуждению некоторых вопросов повышенной секретности.

- Простите, за опоздание, – извинился Гор, – и зачем нам такой огромный зал выделили? Ну да ладно, начнем. Стивен, - обратился он к сидевшему напротив юноше лет 23-25, – докладывай.

Юноша заметно нервничал. Он кашлянул, хотел было подняться со стула, но передумал.

- Да, сер. Я занимался тремя кандидатами от Радикальной партии. Уореном, Атаме и Баллардом. 

- Постой, мы же исключили Балларда прошлый раз.

- Да, сер. – ответила Джейн, – но на прошлой неделе мы подтвердили, что он все-таки будет избираться. И я приняла решение опять включить его в список.

- Понятно. Продолжай, Стивен.

- Сначала хотел бы доложить на счёт Уорена. Мы действительно кое-что нашли. Шесть лет назад он занимал пост финансового директора в химической компании Lizex Craffman Ltd. В компании он проработал полтора года. В 2051 году, через пол года после того как Уорен ушел, компанию закрыли за махинации с налогами. Мы смогли раздобыть всю информацию по судебным делам связанным с Lizex, его имя нигде не значится.

Стивен опять кашлянул, но по нему было видно, что он гордится проделанной работой:

- Вот, что мы планируем. Мистер Лузо подделает документы о договоре с правительством штата на замену очистных сооружений компании на Потомаке. Такие документы финансовый директор обязан верифицировать своей электронной подписью.  Мы уже достали электронную подпись Уорена за 2050 год. Также у нас будет экспертиза, о том, что очистные сооружения не соответствуют заявленным в договоре. Мы уже нашли экспертное бюро, которое за небольшое вознаграждение выдает документы 4-х летней давности. Мистер Лузо составить дело, в котором Уорен будет подозреваемым в присвоении средств. Но не осужден за отсутствием доказательств. Это черновой вариант. Мы еще продумываем детали, кое-что может измениться. Также нам нужны свидетели, присяжные и выход на судью, Мистер Лузо сейчас как раз этим занимается.

- Уже есть, - ответил Лузо.

Садер Лузо был юристом, который мог составить дело даже на новорожденного. «Не бывает невиновных людей», - говорил Лузо, - «бывают плохие прокуроры». Он 8 лет проработал в Апелляционном суде округа Колумбия, пока не присоединился к команде Гора.

- Отличные новости, - ответил Стивен, - спасибо. В общем, самое главное у нас уже есть. Судья, который в случае чего подтвердит достоверность и доступ к национальной системе судебного документооборота. Это заняло у нас больше всего времени. 6 месяцев мой отдел пытался взломать систему. И недавно мы нашли решение. Нам удалось внедрить своего сотрудника в отдел государственных разработок, который, так сказать, открыл для нас черных ход, и теперь у нас есть полный доступ ко всей судебной информации США.  Но внедрить липовые документы не так просто. Придется действовать с большой осторожность. Как выяснилось там сквозная нумерация и чтобы добавить наши поддельные документы нужно удалить подлинные. В деле Lizex 234 дела. А это миллионы перекрёстных ссылок. Нашему незаменимому юристу мистеру Лузо придется подправить пару сотен дел, чтобы все выглядело достоверно.

- Отличная работа, Стивен, - сказал Гор. – Я поздравляю тебя с успешно выполненной задачей. Я знал, что не ошибся в тебе. Мне еще вчера доложили, что мы наконец получили доступ к судопроизводству, рад поблагодарить тебя лично. Это было очень важно для нас. – Гор улыбнулся.

- Ну что вы, сер, – Стивен густо покраснел, – это я  благодарен за возможность работать с вами. Ваши цели – это…

- Ну ладно, ладно, – перебил Гор, – расскажи, как ты собираешься пустить в ход этот документ.

- Для начала мы покажем ему дело, и все доказательства. В обмен на его голос мы не будем внедрять это дело в систему. У нас есть основания полагать, что он пойдет на заделку. Но на всякий случай перед самыми выборами я бы посоветовал «оформить экстренную страховку».

- Понятно. – Гор сдвинул брови.

«Оформление экстренной страховки» означало похищение членов семьи перед голосованием. Такой метод не нравился Гору. Но иногда он просто не мог идти на риск. М5 могли угрожать объекту или по какой-то причине шантаж мог не возыметь необходимый эффект. Или объект не шёл на сделку с совестью. В любом из таких случаев нужно было иметь наивысшую карту. А семья – это то, чем люди дорожат больше всего. Не говоря о моральной стороне вопроса, «оформление экстренной страховки» было делом затратным. За 10 дней до голосования за семьей объекта начиналось слежка. Продумывался детальный план похищения и возврата заложников. Это было не просто, так как члены правительств и их семьи хорошо охранялись. А если объектом будет член мирового парламента, то задача усложнится еще больше.

- Пока обойдемся без страховки. У нас ограниченное количество людей, а привлекать новых сейчас очень опасно. – Сказал Гор.

- Но, сер, я бы очень рекомендовал… - пытался  возразить Стивен.

- Стивен, у  нас просто не хватит ресурсов для обеспечения такого количества страховок. – Ответила Джейн. - Придется выбирать. Уорена пока исключим. Если ситуация поменяется, это решение будет пересмотрено.

- Да, мэм. – Ответил Стивен.

- Теперь на счет Атаме…- продолжил Стивен.

Совещание продлилось еще три с половиной часа. После того как помощники отчитались о своей работе, начались обсуждения разного рада проблем и задач. Гор не только формировал основной курс партии, он также контролировал множество побочных процессов, расставлял приоритеты, распределял обязанности и  решал проблемы стоящие на пути партии. После того как он отдал последние указания и назначил следующее собрание Гор отправился в отель Ритз-Карлтон, где Джейн предусмотрительно забронировала номер.

Пятиугольные часы над входом в зал показывали десять минут пятого, когда Гор покинул совещание. Он был уставшим до изнеможения, но приятное ощущение выполненного долга еще держало Гора на ногах и заставило перед сном просмотреть почту и даже ответить на пару писем.

В 7.30 его разбудил звонок на терминал.

- Я слушаю, - хрипло сказал Гор.

- Доброе утро, сер, - поприветствовала его Джейн, – через тридцать минут у вас встреча с Мистером Хьюмом.

- Да, да, я помню, спасибо, – ответил Гор.

- Мистер Хьюм уже прибыл в отель и дожидается вас в холле, он просил меня устроить встречу пораньше, но я сказала, что вы его примете только в 8.

- Боже, как же он меня достал. Скажи, пусть поднимется ко мне в номер через 15 минут.

-Да, сер.

- И еще, организуй завтрак на 9 часов, лучше прямо в этом отеле и пригласи Лузо, мне нужно кое-что с ним обсудить.

- Да, сер, будет сделано, это все? – спросила Джейн.

- Да, спасибо. – поблагодарил Гор и отключился.

Без двух минут восемь в номер постучали. Гор уже успел принять душ, одеться и сидел за письменным столом с кашкой кофе проверяя почту.

- Войдите, - сказал Гор.

- Доброе утро, Ирвин, как поживаешь? – В дверях показался невысокий человек  лет 45-ти, одетый в джинсы и спортивную куртку. Его светло-русые волосы неряшливо торчали во все стороны. Мистер Хьюм приветливо улыбался. Внешность его была достаточно приятной, хотя красивым мужчиной его назвать было тяжело.

- Что тебе нужно, Хьюм? – Гор оторвал глаза от терминала.

- Где у тебя бар? Я бы выпил виски. – Хьюм обходил комнату в поисках бара.

- Сейчас только 8 утра. Не рановато ли для виски?

- Не переживай, я только прилетел из Йоханнесбурга, мне сейчас самое время выпить.

- Бар вон там. – Гор указал на шкафчик слева от дивана.

- О, большое спасибо, Ирвин, –  сказал Хьюм и направился к бару, – теперь можно поговорить и о деле.

- Какое у тебя может быть ко мне дело? Ни ты, никто из М5 не сможете меня купить. Когда вы это поймете? Ни угрозами, не деньгами, вам ничем меня не остановить. - Гор рассмеялся. – Даже убив меня, вы меня не остановите. От этого партия только станет еще популярней. Я даже представляю заголовки статей: «Убит лидер партии, которая перешла дорогу М5. Кто же стоит за этим ужасным преступлением?»

- Ирвин, Ирвин. Мы могли тебя сделать шестым самым богатым человеком в мире, но ты отказался. Думаешь, мы не знаем, что деньги тебя не интересуют? Мы это прекрасно знаем. Мы нашли другой подход.

- И какой-же, позволь узнать? – улыбнулся Гор.

- Сейчас я сделаю тебе предложение и уверен, что ты на него согласишься. Условия этого предложения ты уже знаешь. Это наша поправка к 7 пункту закона.

- Господи, Хьюм, - Гор обхватил голову руками, – ты опять за своё? Я уже миллион раз говорил, что закон уже написан, он не будет изменен. И в любом случае, твои поправки – это бред собачий. Любой юрист сразу поймет, что вы пытаетесь получить права собственности на контент, который находится в ваших сетях, а это практически весь контент.

- Да, но только на видео контент! – возразил Хьюм. – Все кроме видео останется неприкосновенным. Все, за что ты так борешься:  научные труды, литература, музыка, все! Я обещаю!

- Я не понимаю почему мы опять ведем этот разговор. – Гор покачал головой. – Ты приходишь и каждый раз предлагаешь все новые сделки и все большие суммы денег. К чему все это? Как мне тебя убедить, что это бесполезно?

- Сегодня особенный раз, - Хьюм улыбнулся, – ты пойдешь на эту сделку. Я уверен.

- И что же дает тебе повод так думать? – Спросил Гор.

- Сейчас я назову три имени, и ты поменяешь свое мнение. Розанна, Вильям и Лео.

Сердце Гора на секунду остановилось. Иглы ужаса пронзили затылок. На лице выступил холодный пот. «Нужно держать себя в руках. Не показывать вида», - мысленно приказал себе Гор.

- И что? Кто это? – Гор откинулся на стуле. Волна ужаса, которая накатила не него в первые секунды, немного отступила.

- Ирвин, ну что же ты? Забыл имена своей дочери и внуков?

- Дочери? Ты прекрасно знаешь, что моя дочь умерла в младенчестве.

- Хватит, – Хьюм начал раздражаться, – ты думаешь, мы не провели генетическую экспертизу перед тем как прийти сюда? Если ты не примешь наши условия, то Розанна умрет. Как и ее ребятишки. Она не успеет убежать, даже если ты предупредишь ее прямо сейчас. Нам известен каждый ее шаг, мы следим за ней и за ее детьми круглосуточно. Прямо сейчас я могу дать команду. Твой ход Ирвин. Ты же не станешь разменивать жизнь собственной дочери на какую-то мелкую поправку к закону?

Ирвин Гор опустил голову на руки. Он молчал несколько мгновений, а потом начал говорить:

- Натан, мы с тобой враги уже так много лет, а ты все еще меня не знаешь. Моя дочь и внуки – это все для меня. Я бы отдал за них свою жизнь, если бы мог. Но то, о чем ты меня просишь, я сделать не могу. Не могу так же, как не могу оторваться от пола и взлететь. Это просто невозможно. Этот закон... – Гор поднялся с места и подошел к бару, - он будет принят. Авторское право будет отменено. Я пообещал это людям. Я не могу нарушить это обещание.

- Как ты можешь так говорить? – Хьюм был почти в бешенстве. – Что ты за человек? Как ты можешь убить родную дочь из-за свих принципов?

- Я не убиваю свою дочь. Это ты ее убиваешь. – Спокойно ответил Гор. – Такому человеку как ты этого не понять. Все, что тебя волнует – это деньги. То, что делаю я… - это для общего блага. Блага всех людей. Блага человеческой цивилизации. Я не могу сойти со своего пути. И если трое людей должны умереть, чтобы мир изменился, то пусть так и будет. Многие погибли ради этого закона. Наша цель уже близко. Закон будет принят. Даже если мне придется заплатить за него жизнями самых близких мне людей. – Гор осушил стакан и долго молчал. Затем он повернулся к Хьюму и спросил: – Скажи, как вы ее нашли?

Хьюм  налил себе еще виски.

- Думаю, ты заслуживаешь право знать. -  Он подошел к окну и набрал что-то на терминале. – Все наши попытки взломать твою личную сеть провалились. Как и попытки отыскать хоть какую-то информацию о твоем прошлом. Ты отлично заметаешь следы. Тогда мы пошли по другому пути. Как ты знаешь, мы храним все снимки с наших спутников за последние 10 лет.  Мы запустили по тебе поиск и нашли всех женщин в возрасте от 20 до 40 лет, с которыми тебя засняли спутники на протяжении последних 10 лет. Среди них мы оставили только тех, с которыми ты встречался больше одного раза. Также мы исключили публично известных и тех, с которыми у тебя были романтические отношения. В конце осталось 56 особ. Потом мы запустили поиск по каждой из них. Мы нашли всех, кроме одной. На нее не было никакой информации. И на спутниковых снимках она появлялась крайне редко. Всего пару десятков раз за 10 лет. Кстати это все было еще в прошлом году. С тех пор мы искали ее в реальном времени. А ты хорошо ее воспитал. Она была очень осторожна. Никогда не смотрела в небо. Но вчера в 14 часов по Сиднейскому времени ее лицо отразилось на лобовом стекле машины. Так мы нашли ее.

- Но как вы поняли, что моя дочь жива?

- Ах, это. Мы эксгумировали тело младенца и сделали анализ ДНК.

- Понятно, – безжизненно ответил Гор, – скажи, Натан, ты веришь, что я не отступлюсь и не приму вашу поправку?

- Думаю… - Хьюм ненадолго задумался, – думаю да.

- Тогда я тебя прошу, пожалуйста, не убивай их. Это ведь ничего не изменит. Просто невинные жизни. – Во взгляде Гор читалась мольба и отчаянье. Это было последнее, что он мог сделать. Умолять.

- Прости, Ирвин, - сказал Хьюм, - но уже поздно. Ты сделал выбор, и ты за него заплатил. Они уже мертвы. – С этими словами Хьюм вышел из номера.

Ирвин Гор бросил бокал в то место, где только что стоял Хьюм. Он звонко ударился о стекло, но ни окно, ни стакан не разбились.

- Черт, черт, черт. – Выругался Гор. Слезы катились по его лицу.

***

- Сер, все готово. Нам нужно идти в зал, через 20 минут голосование, – голос Джейн вывел Гора из задумчивости.

- Да, конечно, пошли, – они шли по коридору в здании шведского парламента. Международное правительство формировалось из членов парламентов национальных правительств и не имело единой резиденции. Члены, входящие в его состав, проводили выступления, принимали законы и совещались онлайн, каждый в своей стане.

- Сер, - остановила его Джейн, – сегодня большой день, как для всех людей, так и для вас лично. И я хотела бы поздравить вас с победой.

- Спасибо, - Гор улыбнулся, – но не стоит торопиться. Ещё нужно нажать на кнопку.

- Конечно, сер, -  тоже улыбнулась Джейн, - скажите, что вы сейчас чувствуете?

Гор посмотрел в окно на спокойную воду Маларена.

- Знаешь крошечный  городок Тёре, в Норрботтене? – спросил Гор.

- Я слышала про него, но никогда там не был, – ответила Джейн.

- Я там родился. Там тихо и спокойно. Мало людей и много снега. С октября по март та видно северное сияние. Оно прекрасно. Я так устал, Джейн. Все, что я чувствую – это усталость. После голосования я уеду. Навсегда.

 - Как? – Джейн опешила, - что вы такое говорите, сер, постойте,– она шла за Гором, который направился в зал голосования.

- Джейн, – Гор остановился и положил руги на плечи своей верной помощнице, – я знаю, ты справишься, – он улыбнулся и зашел в зал.

Послышались бурные аплодисменты.  Джейн так и осталась стоять перед дверью.

- Сер… - тихо произнесла она.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования