Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Угадай, что - ... и пусть никто не уйдет обиженным

Угадай, что - ... и пусть никто не уйдет обиженным

 
В полумраке от курительной палочки поднималась белая сандаловая струйка дыма, сиреневое облако клубилось в мутной глубине волшебного шара. Пушистая черная кошка, верная подруга, поблескивала желтыми глазами, точно статуэтка замерев на полке за плечом молодой женщины. Гизель наблюдала, как клиентка завороженно смотрит в сиреневую хмарь, и выжидала подходящий момент.
- А от тебя только неделю назад муж ушел, - отметила наконец словно бы между прочим. – Уже на нового суженого гадание хочешь?
Женщина вскинула глаза и сразу вновь отвернулась. Кивнула.
Гизель всегда было интересно, отчего ее клиенты так внимательно рассматривают дым в шаре. Картинки будущего пытаются увидеть? Нет там никаких картинок, они все всплывают сами собой в голове. Гизель видела, как неделю назад в доме этой женщины стоял крик, как ее муж хватил кулаком по столу, обидно обозвался и вышел вон, как разбилась фарфоровая тарелка о хлопнувшую дверь. Видела и то, что всего через пару дней судьба может свести их с мужем в булочной, только выйти из дома надо строго после полудня, иначе разминутся. Но знать это клиентке пока не надо. Вот после платы за предсказание – другое дело.
- Карты? – Гизель выложила колоду на лиловое сукно стола. – Или предпочитаете волшебный шар?
В сущности, ни то, ни другое не требовалось, предсказание было уже готово. Но антураж, чтоб его. Клиенты приходят за тайной. Не только за результатом, но и за впечатлением, за ощущением творящейся магии. И дело хорошего волшебника – предоставить им чудес с лихвой за скромную плату.
Женщина вздрогнула, ответила несколько неуверенно:
- Шар?
- Тогда позолоти ручку, - Гизель протянула руку над шаром.
Клиентка помялась, расстегнула плотный кошель. И вдруг защелкнула его снова.
- Сколько?
- Что "сколько"? – не поняла Гизель. - Все расценки вам должен был сообщить гоблин в приемной.
- Много, - скривилась женщина. – Мне не подходит такая цена. Сейчас на площади, мне сказали утром, есть дешевле.
Гизель показалось, что у нее на миг пропал дар речи.
- Мадам, у меня магический салон. Я предсказатель с высшим образованием, у меня столичные сертификаты. И вы сравниваете меня с дворовыми гадалками?
- И все-таки я сначала схожу туда, - клиентка поднялась. – Мне кажется, у вас завышены цены.
Клиент уплывал!
- Мадам, хотите, я покажу вам доказательство своей службы при дворе императора? Согласитесь, вы вряд ли найдете предсказателя такого уровня где-то еще.
- Я вернусь к вам, если не буду довольна, - послышалось из-за закрывающейся двери. – До свидания.
Гизель досадливо фыркнула. И решила, что мстительно предскажет неприятности на пути в булочную через два дня, если женщина вернется.
 
Странная клиентка почти забылась к вечеру – все шло как обычно, приходили люди, ни один больше не ушел за предсказаниями на площадь. Вспомнилась, когда Гизель уже закрыла салон, попрощалась с гоблином в приемной и вышла на улицу, поглаживая кошку, задремавшую на руках.
Бульвар Липовый парк считался самым спокойным и благоприятным местом города. Дела здесь шли тихо и мирно. Вереницей по обе стороны улицы под зелено-охристой тенью лип тянулись вывески волшебных лавок – всё, что душе пожелается, от починки игрушек до проката ковров-самолетов и оформления туров в иные миры. Под козырьками крыш гнездились воробьи, чирикали на всю округу.
Но сегодня хозяин лавки напротив закрывал ставни слишком уж громко и сердито. Гизель хорошо его знала – лучший специалист города по организации тур-поездок между измерениями. Две тысячи проданных туров за год, ни одного несчастного случая.
- Мистер Блюмен, как поживаете? – окликнула его, немного задержавшись. – Как идет дело?
Маг неловко обернулся, кивнул, коснувшись полей шляпы.
- Мисс Дейл.
Выглядел он озабоченно. Гизель редко видела его таким.
- Что, спрос падает? – спросила недоверчиво. – Не может быть, разгар сезона.
- Да как вам сказать, мисс, - маг повел плечами. – Глупая ситуация. Помните мистера Лу, моего постоянного клиента? Я вам его в прошлом году представил.
- Очкастый такой, - Гизель согласно улыбнулась. Забавный мужичок, бородатый и лысый. Заядлый путешественник. После знакомства он приходил к ней разок, спрашивал, в каком мире его большее счастье ждет. Помнится, она предсказала ему, куда ехать стоит. Он тогда чуть не женился скоропостижно, прям там, в другом мире. Одумался вовремя.
- Так вот ушел он от меня, - словно бы еще не веря, протянул мистер Блюмен. – Сегодня забегал прощаться, вроде как. Благодарил за все. Но чушь нес – мама не горюй. Сказал, что его какой-то маг, который сейчас снимает шатер на площади, отправляет в тур по мирам. Насовсем, но с возможностью вернуться когда угодно. И, представьте себе, совершенно бесплатно.
- Да ведь это ж артефакт ему надо дать, Межмирную Дверь! – Гизель нервно хихикнула. Редкая штука эта Дверь. Она сама только одну за всю жизнь видела, на стажировке в императорском дворце. Но если пытаться между мирами самому переместиться, без помощи мага-профессионала, то только через нее.
- Да вот я тоже об этом думаю, - мистер Блюмен устало потер лоб. – Но где ее мог достать маг, не брезгующий шатрами на рыночной площади, ума не приложу.
Вот тут-то Гизель и вспомнила утреннюю посетительницу. И все вдруг сложилось один к одному, а на душе стало легко-легко.
- Мистер Блюмен, да ведь вашего путешественника вокруг пальца обвели! У меня с утра тоже клиентка на площадь ушла, говорила, там дешевле. Шарлатан там какой-то сидит, деньги выманивает. Не сегодня – завтра все раскроется, вернется ваш мистер Лу.
- Хорошо, если так, - но маг не спешил радоваться. – Главное, чтобы моего клиента в самом деле никуда не закинули. А то, знаете, мало ли…
- Ладно вам, обман недолго удастся скрывать. Да и не сможет шарлатан никого переместить в другой мир, - Гизель слегка поклонилась ему, прощаясь. – До завтра, мистер Блюмен.
А в голове уже блуждали мысли об ужине. Что сегодня – запечь курицу или приготовить гуляш? Впрочем, будущее сулило легкие проблемы с пищеварением, и выбор пал на курицу.
 
Суббота выдалась жаркой. Кошка спряталась за диван, туда, где еще сохранилась прохлада. А Гизель, чувствуя себя на удивление счастливой, отправилась на рыночную площадь за продуктами. Кончалась мука, и немного соли неплохо было бы прикупить.
Не то чтобы неделя прошла гладко. Клиенты, действительно, постепенно пропадали, но вряд ли больше чем обычно летом. Люди разъезжались на отдых по другим мирам, прогнозы и предостережения заказывали заранее. Гизель еще на позапрошлой неделе намучилась с рассылкой бланков-предостережений, "пятого июля постарайтесь не пользоваться ножом, велика вероятность пораниться, девятого будьте воздержанны в еде, возможно отравление", до глубокой ночи с ними сидела.
Только мистер Блюмен все ворчал. В четверг, задержавшись в салоне, Гизель слышала, как он с кем-то ругался, а потом дверь его лавки совсем не респектабельно хлопнула.
Рыночная площадь вся светилась и полыхала разноцветными флагами и полосатыми боками палаток. Чего там только не было – от деревянной посуды до кружев и шелка, украшения, косметика, игрушки и книги. Сотни голосов спорили, смеялись, сбивали цену и договаривались. Вечером здесь будет цирк, говорят, артисты приехали из столицы.
Гизель влилась в гомонящее море людей. С покупками хотелось закончить поскорее, вечером из-за города приезжала школьная подруга погостить на выходные, и еще многое было не готово.
Она как раз покупала пакет муки, когда вдруг услышала кое-что, заставившее ее обернуться и выронить сдачу в пыль, да так и оставить там монетки.
Мимо пробежали две девчонки – школьницы, скорее всего. И в быстром говоре одной из них Гизель расслышала: … там такое было! Прям из воздуха достал! И все бесплатно!"
Бесплатно?.. Вспомнилась та привередливая клиентка, очкастый мистер Лу, который так и не вернулся.
Стараясь не выпустить девочек из виду, Гизель поспешила следом. Настроение стремительно портилось по мере того, как навстречу попадались восторженно улыбающиеся люди. Слово "бесплатно" звучало тут и там, висело в воздухе, звенело в смехе детей, сжимающих в руках новенькие магические игрушки. Гизель и не видела таких никогда – миниатюрные ковры-самолеты, крохотные дракончики, выдыхающие совсем не жгучее пламя. Там впереди была магия. Много магии.
Нужный шатер стоял чуть поодаль, словно подчеркивая свою уникальность на площади. Впрочем, и шатром-то он казался лишь издали. Так, навес, неведомо как державшийся в воздухе. Левитация?.. Но Гизель быстро избавилась от этой мысли – ни у кого не повернется рука использовать такое мощное заклинание на пустой выпендреж с подвешиванием шатра.
Вокруг навеса толпа выросла огромная, люди вытягивали шеи, вставали на носочки. За спинами ничего было не разглядеть.
- По очереди! По очереди! – внезапно из центра толпы раздался низкий старческий голос. – Всем хватит, никто не уйдет обиженным!
Толпа зашевелилась и Гизель, наконец, смогла разглядеть говорившего.
На деревянном табурете под навесом сидел старик. Белые волосы, белая борода и невероятно синие глаза, впалые щеки и большой нос с горбинкой. Одет он был по-крестьянски, в льняную рубаху, штаны и лапти. Перед ним мялся мальчишка, ковыряя носком ботинка землю.
- Чего желаешь? – спросил у него старик, улыбнулся. – Не стесняйся.
Мальчик насупился и громко, почти зло выдал:
- Хочу крылатого коня. Чтобы летал и пар из ноздрей.
- Хорошо, - покладисто согласился старик. Повел рукой в воздухе, щелкнул пальцами.
У Гизель отвисла челюсть. Конь действительно появился, маленький, как игрушечный. Соткался прямо из воздуха, махнул белыми крыльями и полетел в руки хозяину.
У ребенка загорелись глаза. А старик уже улыбался другому:
- Чего желаешь?
Гизель не понимала, что происходит. Вещи появлялись из ниоткуда, всё что угодно. Поломки чинились, ранки и вывихи залечивались. А когда к старику подошла молодая пара с робкой просьбой организовать отпуск в иномирском отеле, волшебник повел рукой в воздухе…
Гизель узнала бы эту вещь из тысячи. Большой, с ладонь, железный круг, на нем несколько шкал с отметками и поворачивающаяся стрелка, ключик для запуска. Межмирная Дверь. Подделка, как пить дать подделка – твердил здравый смысл. Но старик объяснил, как пользоваться артефактом, предупредил, что сразу, как только пара вернется из отпуска, артефакт исчезнет, а потом повернул ключ. Дверь появилась, открылась прямо в воздухе. За ней плескалось синее море, белел пляж, высоко в небе парили огромные синие птицы.
В глазах потемнело от гнева, Гизель бросилась вперед, не обращая внимания на возмущенные окрики следующих в очереди.
- Кто вы такой, черт бы вас побрал?! Как вы это делаете?! Откуда вы украли Дверь?!
Синие глаза старика наивно распахнулись. В них не было ни ехидства, ни насмешки, открытой или скрываемой. Одно только непонимание.
- Юная леди, о чем вы? Я ничего не крал.
- Тогда как вы это делаете?! – Гизель повторила жест старика в воздухе.
- Это? – волшебник повел рукой. Межмирная Дверь появилась.
Не было сил смотреть на такое. Гизель отвернулась.
- А предсказания вы тоже делаете? – спросила ехидно. - Прекратите переманивать моих клиентов! Хотите всех нас отсюда выжить? Получить монополию в городе?! Это запрещено императором! Я подам жалобу мэру.
- Я ничего не хочу получить, - синие глаза смотрели так же наивно. – Я отдаю волшебство в дар, потому что хочу сделать приятно людям. Как же вы не видите, они счастливы! Разве я виноват, что у вас клиентов стало меньше?
- Это у вас цены завышены, вот и не идет никто, - возмущенно высказался кто-то из толпы.
- Чертовы жулики, - сквозь зубы процедила Гизель. – Еще наплачетесь!
Развернулась на каблуках и рванула прочь. Краем глаза заметила легкое свечение под навесом. Это, в самом деле, оказалось заклинание левитации.
 
В приемной мэра было пусто. Гизель теребила угол накидки, пытаясь успокоиться, сидящий рядом мистер Блюмен мял шляпу. Не хватало верной кошки. Обычно Гизель легко приходила в себя, стоило погладить черную пушистую шерсть.
С магом они встретились у входа в мэрию. Оказывается, мистер Блюмен тоже поглядел на бесплатную магию, когда в воскресенье повел в цирк жену и дочь. Теперь только тяжело вздыхал.
- Мисс Дейл, мистер Блюмен, прошу вас, - из кабинета выглянула хрупкая невысокая секретарша. Ее совершенно белые кудряшки напоминали кучевое облачко.
В последний раз Гизель заходила в этот кабинет полтора года назад, когда приехала из столицы и запрашивала разрешение на открытие магического салона. Тогда было немного страшно. Сейчас – того страшнее.
Мэр сидел за столом и занимался чтением прошения. Его очки то и дело сползали с узкой переносицы, он поправлял их, но они тут же вновь сползали.
- Садитесь, - он жестом пригласил посетителей к дивану напротив. Досмотрел текст. – Мисс Дейл, мистер Блюмен, это уже третье прошение подобного содержания за сегодня. Еще немного, и я начну думать, что все маги города сговорились, - улыбнулся.
Потом его взгляд столкнулся со взглядом Гизель, и улыбка стухла.
- Выпейте чаю.
Секретарша-облачко бесшумно появилась с подносом и тут же испарилась.
Мистер Блюмен взял чашку. Гизель не коснулась своей, продолжая глядеть на мэра. Тот залез в ящик стола, вытащил какую-то папку, переложил документы:
- Как вы понимаете, я не могу удовлетворить ваше прошение.
- Почему?! – Гизель попыталась было вскочить, но мистер Блюмен удержал ее. – Разве вы не видите, что это банальное жульничество? Этот маг идет против закона императора, осознанно идет. Никто из нас не может работать в городе, пока он раздает магию бесплатно! Он попросту выживает нас всех. Если ему не запретить сейчас, мы все разоримся, и в городе останется один только монополист, который сможет заломить огромные цены!
На секунду стало тихо, послышалось размеренное тиканье часов. В окно билась ошалевшая муха.
- Мисс Дейл, - мэр выглядел так, словно ему было тяжело подбирать слова. – Я знаю, что ваше дело в опасности, и очень вам сочувствую. Но тут я бессилен. Возможно, это вас немного утешит - я совершенно точно уверен, что никто не станет требовать с людей деньги. Все останется так же, как сейчас.
Мистер Блюмен хотел сказать что-то, но Гизель его перебила:
- Вы тоже повелись на его обещания?! Да он мог наобещать чего угодно! Это же жулик! Вы хоть можете быть уверены, что он использует действительно качественные артефакты, а не подделки, которые в любой момент могут выйти из строя?
Глаза мэра забегали. Он взял папку, переложил, потом вернул ее назад. Потом вздохнул и раскрыл ее:
- Взгляните сами.
В углу документа располагалась фотография того самого старика с площади. Немного моложе, но глаза были теми же.
- Бартоломеус Бэкон, - Гизель ахнула. Консультант по вопросам магии при императоре. Да и просто-напросто создатель и Межмирной Двери, и еще полусотни артефактов, используемых магами. – Вы это серьезно?! Тогда что он делает здесь, не в столице?!
- Месяц назад Бэкон вышел в отставку, - объяснил мэр. – Месяц о нем не было слышно, а неделю назад он явился ко мне с просьбой об аренде шатра, и я не мог ему отказать. Он решил всецело посвятить себя людям. Раздавать магию в дар. Сами понимаете, такой человек не нуждается в деньгах. А потом от императора было письмо. Никак не препятствовать.
 
Гизель не помнила, как оказалась на улице. Попрощалась ли вообще, или хлопнула дверью кабинета. Всё в ней кипело.
- Если будет надо, я дойду до императора! Какого черта я пахала на него год?! Чтобы мне потом работать не давали?
Шагающий рядом мистер Блюмен кашлянул, привлекая к себе внимание:
- Мисс Дейл, я бы вам не советовал продолжать отстаивать прошение.
- Это еще почему?! – вызверилась на него Гизель. – По мне, так в нем есть логика.
- Потому, что император и так знает о действиях Бэкона, - терпеливо объяснил мистер Блюмен. – От него даже было письмо. Черт его знает, почему. Может, простое попустительство из уважения к прошлым заслугам великого мага. Расчет на то, что быстро перебесится и бросит. Старик, все-таки, здоровье не то. А, может, что-то затевается там, у них, - он многозначительно поднял глаза вверх, на синее летнее небо.
 
Первой закрылась лавка магических игрушек. Незаметно и без скандала. В следующий понедельник Гизель по пути на работу увидела, что вывеска снята, а в пустом окне висит табличка "на продажу".
Клиенты исчезали не сразу. Многие не верили, что им действительно бесплатно организуют хороший отдых или сделают правильное предсказание. Но две недели спустя из иных миров стали возвращаться те, кто был отправлен туда мистером Бэконом. Вот тогда поток людей на бульвар Липовый парк стал таять.
В начале августа мистер Блюмен закрыл свою лавку в последний раз. Гизель выходила из салона и видела, как маг медленно повесил на ручку двери надпись "закрыто".
- Уезжаете? – спросила, немного задержавшись.
- Да, - мистер Блюмен избегал смотреть ей в глаза. – Я не стал платить аренду за август. Здесь у меня не осталось клиентов, а если я буду ждать, когда мистеру Бэкону надоест раздавать подарки, я разорюсь.
- Куда поедите, если не секрет? – было немного грустно прощаться.
- Сперва в столицу. Потом – поближе к горам. Думаю немного расширить дело на горный туризм.
- Что ж, тогда удачи вам.
Они обнялись, прощаясь. И медленно пошли по бульвару в разные стороны. Шумели липы, и ветер гонял по мостовой первые желтые листья.
 
Гизель решила, что останется до последнего клиента. Было жаль уезжать из давно изученного города, из привычной квартиры.
В ее салон люди продолжали идти дольше всего. Возможно, из-за установки, что тонкое искусство предсказаний является исконно женским, а, может, и вправду предсказания не давались мистеру Бэкону. Гизель уже рассчитала гоблина в приемной, а люди все записывались на сеансы.
Самая последняя клиентка запомнилась надолго. Это была высокая, очень полная дама с мопсом, который зло рычал на черную кошку и все норовил пометить ножку стола. Получив вожделенное предсказание, дама помялась немного и сказала:
- Мадам Дейл, боюсь, мой сегодняшний визит будет последним. Муж очень недоволен, что я продолжаю тратить деньги на… - она беспомощно махнула на волшебный шар.
И одетый осенним золотом бульвар Липовый парк совсем обезлюдел.
Неделю спустя Гизель уложила вещи в экипаж, отдала ключи от проданной квартиры высокой и худой, чем-то напоминающей фонарный столб даме. И карета укатила в ночь.
Гизель смотрела в окно, гладила свернувшуюся на коленях черную кошку. Еще оставались деньги, чтобы начать всё сначала где-нибудь в другом городе. Ее предсказания всегда были точны, салон популярен. Дело быстро наладится там, где не будет старика, раздающего волшебство бесплатно.
 
***
 
Декабрь запорошил столичные бульвары легким снежком, ярким огнем горел красно-желтый огромный шатер на площади. Люди толпились вокруг, дети пытались подобраться поближе, хоть краем глаза заглянуть внутрь.
А там, под словно светящимся куполом, располагались десятки прилавков, порхали крохотные дракончики, пикировали на головы посетителям миниатюрные ковры-самолеты, из воздуха образовывались амулеты, прямо в толпе открывалась дверь между мирами. Каждый мог выбрать себе одну любую вещь и забрать ее домой, не платя ни гроша.
Старик, одетый как крестьянин, сидел в центре шатра на табурете. Синие глаза его смеялись, он весь словно состоял из горящих золотом чудес.
А в переулке, вливающемся в площадь, у стены сидела нищенка. Перед ней стояла деревянная миска, изредка по краям бряцала монета. Рядом крутилась облезлая черная кошка, верная подруга.
- Погадаю за ваши подаяния, - повторяла нищенка хриплым простуженным голосом.
Люди шли мимо. Смеялись дети.
Над шатром всеми цветами радуги переливалась вывеска "Сеть салонов мистера Бэкона. Волшебство всем, абсолютно бесплатно".
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования