Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Снеговик - Подарок троллей

Снеговик - Подарок троллей

 
Падал прошлогодний снег… Мика любила в голове вертеть эту фразу. Мультик сам по себе не вызвал сильных эмоций, а слова остались. Представляя себе снег не первой свежести, Мика улыбалась и нетерпеливо подгоняла себя: "Быстрее –быстрее! Сейчас сверну в переулок, проскочу через ворота, по узкой тропинке через соседский сад, Барсика поглажу, конечно, как не погладить-то? Он целыми днями караулит, чтобы кто-то мимо прошел! Потом через двор, тут можно и бегом, главное, не поскользнуться, там малышня вроде с утра заливала горку и воды наплескала. И вот она – дверь подъезда!"
В мыслях всё происходило быстро и легко. Мика переложила из руки в руку тяжелую сумку и прибавила шагу. В переулке было темно, хоть глаз выколи. Наверное, опять разбили лампочку на столбе. Или что-то с электричеством, не важно… Главное, не наткнуться на кого-нибудь, а то тут бывали случаи…
Калитка в воротах оказалась заперта. Растерянно подергав за железный прут, Мика посветила мобильником и увидела новенький блестящий замок. Ну, вот, приехали… Дядя Саша с моря пришел и решил заняться хозяйством… Именно сейчас, когда хотелось поскорее попасть домой.
В довершении всего снег повалил огромными влажными хлопьями. Мика развернулась и побрела по переулку. Перспектива возвращаться и идти длинной дорогой вызывала отвращение. "Что такое не везет и как с этим бороться? Да никак! Не бороться, а терпеливо следовать указаниям судьбы. Судьба велела идти длинной дорогой. И пойду, хотя через ворота можно было и перелезть. Но если дядя Саша вернулся, значит, во дворе уже разгуливает очередной пес. Каждый раз, возвращаясь, он заводил огромного пса. Тот бегал по двору и по саду, трубно лаял и пугал привыкшую шмыгать туда-сюда через сад ребятню. Потом дядя Саша опять уходил в рейс, на год и более, а его жена, тётка Капитолина, пса благополучно продавала. Кормить его было не просто, да и побаивалась она собак".
Впереди замигали огоньки проспекта, Мика опять переложила из руки в руку сумку и пошла быстрее. Всё-таки хочется уже добраться до дому. Нечего раскисать. Прошлогодний снег снова стал мелким и колючим, но, по крайней мере, перестал слепить глаза. И в этот момент кто-то схватил ее за руку и с силой дернул назад.
***
Алексей Степанович Говоров в этом году впервые подал рапорт об отпуске в такое неудобное время. Новогодние праздники и школьные каникулы – хлопотное время для полиции. Но начальство отпуск подписало, ведь всем в управлении было известно, что три года назад у Говорова умерла жена, оставив ему близнецов, Ваньку да Маньку, а три месяца назад умерла и мать Алексея, до этого помогавшая сыну пестовать внуков. Вот так. И в одном, и в другом случае – острая сердечная недостаточность. И молодая, и пожилая женщины ушли внезапно. И эта внезапность как обухом по голове ударила капитана. Но он держался. Ради детей. Что ему еще оставалось делать? В прошлые каникулы близнецы были с его матерью, ездили на дачу к ее знакомым, и вообще, бабушка прекрасно ладила с непоседами и скрашивала им отсутствие матери. А теперь… Теперь у Алексея был составлен грандиозный план, как он с детьми встретит праздники, отправится с ними в кукольный театр и цирк – билеты уже куплены, а потом друзья берут их с собой в лыжный поход. Близнецам уже десять, должны справиться. Говоров притащил домой огромную живую елку, и они три вечера украшали ее, болтая о деде Морозе, подарках, фейерверках и о том, как здорово будет прокатиться на лыжах по зимнему лесу.
И вот сегодня, утром тридцать первого декабря, Говорову позвонили и срочно вызвали на службу. Он обещал Ваньке и Маньке, что вернется после обеда, потом позвонил и сказал, что будет попозже. Но, на самом деле, он знал, что встретить праздник с детьми ему не удастся. Соседка, которую капитан упросил посидеть с детьми, категоричным тоном сообщила, что уйдет в девять, а там хоть трава не расти. Алексей издергался, пытаясь решить проблему. Но родственников в городе у него не было, друзья и знакомые, разумеется, сочувствовали, но никто из них не предложил взять детей к себе на новогоднюю ночь.
Наконец, когда он в очередной раз звонил соседке, она предложила ему обратиться к Марии Тихомировой. Девушка-студентка, сирота, живет с прижимистой теткой, частенько сидит с детьми, собак выгуливает, продукты пенсионерам покупает, дворнику помогает, приработок такой. Берет копейки. Она добрая, веселая, без вредных привычек. Телефона ее соседка не знала, но подробно рассказала, где девушка живет.
Говоров отпросился на час и бросился по адресу. Но пожилая женщина в нужной квартире сообщила, что Мария пока отсутствует, и захлопнула перед носом обескураженного визитера дверь. Алексей постоял пару минут, пытаясь унять быстро застучавшее сердце, и медленно, несмотря на то, что время поджимало, поплелся домой, чтобы отпустить соседку. Что делать дальше? Увезти детей в управление? Там за ними, конечно, присмотрят, но он-то в любой момент может выехать на задание, а близнецы так ждали праздник…
В переулке, что вел к его дому, было темно. Колючий снег бил в спину, и капитан, глядя под ноги, чуть не налетел на какого-то пешехода. Ловко увернувшись от столкновения, он машинально оглянулся и вдруг, сам не понимая, почему, сделал шаг вперед и ухватился за рукав запорошенного снегом человека.
Тот резко поднял голову. Помпон на шапке подпрыгнул, и на Говорова глянули испуганные глаза. Свет с проспекта отразился в них, и Алексею показалось, что девушка сейчас заплачет.
- Нет, нет, нет, - быстро заговорил он. – Не пугайтесь, я не причиню вам вреда. Я только хотел спросить – вы Мария Тихомирова?
Почему вдруг это пришло в голову Говорову, он понять не мог. Вот пришло – и всё. А когда девушка медленно кивнула, все внутри капитана запело. Он, не выпуская рукав собеседницы, быстро обрисовал ситуацию с близнецами, Новым Годом и своей работой.
- Не можете ли вы, Маша, составить компанию моим непоседам в праздник? Я понимаю, что вы собирались отмечать Новый Год совсем не так, но у меня безвыходная ситуация. Я заплачу столько, сколько скажете, - Алексей перевел дух и умоляюще посмотрел на девушку.
И тут зазвонил его мобильный. Капитан торопливо вытащил мобильник, пару секунд слушал, ответил: "Так точно!" и, виновато пожав плечами, сказал:
- За мной вышла машина, будет здесь через пятнадцать минут. Так да или нет?
- Да, - Мика высвободила рукав из цепких пальцев. – Пойдемте к вашим близнецам.
Алексей чуть не разрыдался, у него затряслись руки, он обнял Мику, выхватил у нее из рук сумку и почти бегом бросился к своему подъезду. Открывая дверь, он обернулся через плечо и спросил:
- Чего это вы в сумку натолкали, кирпичей, что ли?
- Нет, там всего лишь учебники и…
Но Алексей не слушал, он быстро бежал по лестнице, и Мике ничего не оставалось делать, как побежать за ним.
Через четверть часа он уехал. За это время успел отправить домой соседку, пробежаться с Микой по квартире, показывая, где что, быстро пошептаться с близнецами и оставить свой номер мобильного, на всякий случай.
Мика под пристальными взглядами детей стянула шапку, куртку и сапоги и, переступая ногами в розовых носочках, смущенно улыбнулась. Она знала, что выглядит так себе. Потертые джинсы, чуть растянутая футболка с длинными рукавами, короткие волосы, челка отросла, и постоянно лезла в глаза. Девушка тряхнула головой и улыбнулась пошире:
- Меня зовут Мика, мне захотелось встретить с вами праздник. Если вы не против, конечно.
Мальчик, коротко стриженный, курносый, в красной футболке и синих джинсах, серьезно кивнул:
- Я Ваня, сейчас дам тебе тапочки.
Он полез в тумбочку и выставил перед Микой пару пушистых зайчат с синими глазками-бусинками.
- Ух, ты, - девушка восхищенно качнула головой и обулась. – Мягкие и теплые…
Она подняла глаза на девочку, следившую за ними ревнивым взглядом.
- А тебя как зовут?
- Маня… - девочка поджала губы.
Она была очень похожа на брата, только лицо мягче да волосы длинные, заплетенные в две косички. И, конечно, платье. Нежно-голубое, в оборочках и бусинках.
- Значит, мы с тобой тезки, - Мика решительно подошла к Мане и протянула руку.
А Ваня распахнул дверь в гостиную.
Несколько минут Мика любовалась елкой, а близнецы разглядывали свою гостью.
- Да… елка красавица…
- Это мы с папой наряжали, - Маня, наконец-то, вложила свою ладошку в протянутую руку.
- Вы просто молодцы, - Мика вместе с девочкой вошли в комнату и сели на диван. – А что вы больше всего любите делать?
- Мультики смотреть, - Ваня бросил взгляд на включенный телевизор.
- Ну, мультики… Это все любят… - Мика попросила Ваню принести ее сумку.
Тот притащил, отдуваясь.
- Если ты еще пододвинешь поближе вон тот столик, я покажу вам, чем сама люблю заниматься больше всего, - таинственным шепотом произнесла Мика.
Конечно, столик тотчас же был пододвинут. Девушка поставила на него сумку и вынула из нее большую жестяную коробку.
- Вот, сейчас я расскажу вам очень интересную историю. Только сначала позвоню. А вы пока внимательно рассмотрите коробку и подумайте, что же в ней может быть.
Мика вышла в коридор и позвонила тёте. Сообщив ей, что нашла на новогоднюю ночь работу и вернется домой только завтра, услышала в ответ: "Слава Богу!" Тётя не отличалась ласковостью, и ее ответ девушку не удивил.
Она вернулась в гостиную и весело посмотрела на близнецов, которые, чуть не столкнувшись лбами, рассматривали коробку. А там было на что посмотреть. Крышка представляла собой дверь. Самую настоящую. С блестящей золочёной ручкой, замочной скважиной. И даже ключик был. Он висел на цепочке, прикрепленной к ручке. Сама коробка – темно-синяя. По бокам она была расписана золотистыми птицами, распахнувшими крылья. Вот такой мерцающий хоровод! А дверь украшали самые разные зверушки: зайцы, олени, белки, медвежата. Крохотные фигурки казались живыми, они таинственно мерцали, перемигивались и, казалось, вот-вот вместе с птицами устроят хоровод.
- Ну, какие будут догадки?
- Там конфеты! – Ваня оторвал от коробки взгляд и сунул руки в карманы. – Шоколадные и леденцы.
- А еще зефир в шоколаде и пряники, - подхватила Маня.
- Нет, не угадали! – Мика села перед столиком. – Вот вам подсказка.
Она достала из сумки толстый альбом для рисования.
- О… там карандаши? Или краски? – разочарованно протянул мальчик. – Не может быть…
- Почему же не может? Много лет назад, мне было меньше лет, чем вам сейчас, в новогоднюю ночь под елкой я нашла эту коробку. Моя тётя сказала, что это подарок от троллей. Да-да, не смейтесь. Я ничуть не удивилась. Тролли постоянно мне дарили подарки. Раз в год.
Мика погладила крышку коробки, взгляд ее затуманился. Ей было пять лет, когда погибли родители. Отправились встречать Новый Год на горнолыжный курорт и остались под лавиной. Мику взяла к себе дальняя родственница. Жили они нелегко. Пенсия у тёти была небольшая, и та все время подрабатывала: вязала носки, варежки, тапочки на продажу. Плела кружевные воротнички, манжеты и скатерти. Она и Мику пыталась приучить вязать и шить. Но у той не очень получалось, хотя она и старалась. Тётя вздыхала: "Что из тебя получится? Кому ты будешь нужна?" Девочка печалилась и старалась изо всех сил. Но спицы выворачивались из рук, иголка колола пальцы. Все получалось кривеньким, неказистым. Тётя качала головой, но вслух недовольство высказывала нечасто. Мика хорошо училась, была послушной, охотно помогала по дому, а больше всего на свете любила рисовать. Рисовала много и часто, огрызком карандаша на тетрадной страничке, угольком на боку печки в старой дачке, куда они с тётей иногда выбирались. Под новогодней елкой девочка всегда находила два подарка. Один очень нужный и практичный – новое вязаное платье, варежки, шапку с кисточками. А второй – от троллей – маленькую куколку с палец величиной, лыжи, на которых так замечательно кататься на даче в новогодние каникулы, блестящие бусики. Когда Мике исполнилось девять, тролли подарили ей жестяную коробку с крышкой в виде дверцы и золоченым ключиком. Царский подарок…
- Да-да, не смейтесь. Именно тролли… - девушка вставила ключик в замочную скважину и повернула два раза.
Зазвучала нежная мелодия. Мика посмотрела на Маню и кивнула. Та потянула за ручку и дверца открылась. Близнецы опять, чуть не стукнувшись лбами, склонились над коробкой. Чего в ней только не было. Карандаши – разных цветов и оттенков, мелки, точилки, и целая стопка маленьких бумажек, гладеньких с одной стороны и ворсистых с другой. Такими бумажками так удобно растирать фон. Пахло из коробки изумительно.
- Конечно, за эти годы мне пришлось не раз заполнять коробку снова. Но вы теперь можете представить, что я почувствовала тогда?
- Да… - протянул Ваня. – Ты, наверное, была очень рада.
- Не то слово, - Мика открыла альбом на первой странице. – Я была не просто рада. Я была изумлена. Тролли сделали мне такой подарок. За что? Почему? И, конечно же, первый рисунок новыми карандашами я посвятила им.
Дети принялись листать альбом, разглядывая рисунки, а Мика комментировала:
- Это те самые два тролля, что делали мне подарки. Вот этот, с круглой рожицей и в колпачке, постоянно наезжающем на глаза, Соня. Он любит спать. И не потому, что ленивый. Просто он видит изумительные сны. Забавные, грустные, веселые, страшные. Соня прекрасно помнит свои сны и постоянно рассказывает о них своему другу Непоседе. О, Непоседа очень шустрый. Он терпеть не может колпачков, которые носят его сородичи, а предпочитает кепку. Ага, именно такую. Красную, с двумя козырьками и пуговкой на макушке. Непоседа постоянно в движении. Он готов прыгать, бегать, кувыркаться, лазить по деревьям. Даже рассказы своего лучшего друга Сони он слушает, подпрыгивая на месте от нетерпения.
Соня однажды увидел меня во сне. Я думаю, как раз в тот момент, когда я хныкала, облизывая уколотый иголкой палец. Ему стало меня жалко. Он рассказал обо мне Непоседе, а тот, вот умная голова! Предложил отправить мне подарок. С тех пор они и одаривают меня подарками на Новый Год. А я их рисую.
- Да тут целая история, - листая страницы альбома, восхитился Ваня.
- Не история… сказка… - Маня подняла взгляд на Мики. – Ведь правда, сказка?
- Конечно, сказка… Но мир, в котором живут Соня и Непоседа, самый настоящий. Вот смотрите, это их деревня, речка, яблоня, на которую так любит взбираться Непоседа, домики, а это кроватка Сони, смотрите, у него мягкий матрасик и целая гора подушек.
- А с кем это сражается Непоседа? И меч у него такой…настоящий… - Ваня погладил рисунок пальцем.
- А, это неприятели троллей, чумудрики. Они иногда подбираются к деревне и пакостят. То скамейку сломают, то яблоню обтрясут. Тролли очень серьезно относятся к своим любимым вещам и предметам и, конечно, недовольны, когда кто-то на них покушается.
Еще около часа дети разглядывали рисунки, обсуждали, задавали вопросы.
За полчаса до Нового Года позвонил Алексей. Он поговорил с детьми, еще раз поблагодарил Мику, поздравил всех с наступающим и с сожалением сказал, что, возможно, не сможет в ближайшее время позвонить, работы много.
Говоров сунул телефон в карман и бегом вернулся в полицейский фургончик.
- Ну, что там?
- Придется тебе, капитан, идти. Наши говорят, что без переговорщика не обойтись. Ты как, в порядке? Дети?
- Да, в порядке. Дети под присмотром, - Алексей поправил бронежилет, включил рацию и выбрался из фургона.
- Ты там смотри, поаккуратнее, на рожон не лезь, - услышал он в ухе голос командира.
- Так точно! – привычно выдохнул капитан.
Куранты отзвонили полночь, близнецы вытащили из-под елки разноцветные коробки и теперь с упоением разглядывали подарки. Ване достался огромный робот-трансформер, Маня любовалась кукольным домиком, заполненным маленькими причудливыми фигурками. Мика ела салат и поглядывала на детей, кивая на их восторженные выкрики. Сами близнецы почти не притронулись к угощению, так, сунули в рот по конфете и очистили пару мандаринов. О таких детях тётя, поджав губы, всегда говорила: "Закормленные с осени". Сама она требовала, чтобы Мика съедала все, что положено в тарелку и не привередничала. Мика и не привередничала. И сейчас, когда дети наперебой ее угощали, не отказывалась, тем более сама ела только утром и успела изрядно проголодаться.
Налюбовавшись новыми игрушками, дети потащили гостью на балкон смотреть фейерверки, а когда им это наскучило, вернулись в комнату и начали упрашивать Мику что-нибудь нарисовать.
- А спать вам не пора?
- Нет, не пора, да мы и не уснем! – горячо воскликнул Ваня.
Маня, подавив зевок, согласно закивала.
- Хорошо, - согласилась Мика. – Одну картинку. Но что же нарисовать?
- Как что? Еще одну историю о троллях! Вот какой воинственный Непоседа. Как наш папа. Ты знаешь, кто наш папа? – Ваня хитро прищурился.
- Нет, а кто же он?
- Он переговорщик. Вот так. Я, когда вырасту, тоже буду переговорщиком.
- А что же делает переговорщик? – Мика открыла альбом и искоса посмотрела на мальчика.
- Он уговаривает людей, чтобы они не совершали глупости, - мальчик гордо задрал нос.
- Глупости, значит? Ну, попробуем, - Мика выбрала из коробки карандаш и быстро набросала на листе несколько линий. – Вот, предположим, к соседу Непоседы, дядюшке Ладу, забрались в сад чумудрики. Они решили завалить камнями колодец, чтобы дядюшка не мог поливать деревья и цветы в своем саду.
На листе появился колодец, окруженный деревьями, а рядом с колодцем пузатенький человечек с повязкой на голове. Над ухом большой узел, а глазки злые, прищуренные. Из-за спины человечка выглядывали еще две злобные рожицы.
- Дядюшка Лад попытался выгнать незваных гостей, но они запустили в него камнем. Тогда старик не растерялся и позвал соседей. Те собрались вокруг сада, стояли за забором и наперебой угрожающе кричали, пытаясь заставить чумчудриков убраться вон. Но те только злобно ухмылялись и швыряли в троллей камни. И тогда в сад вошел Непоседа.
Мика быстро нарисовала тролля в кепочке с мечом на поясе.
- Конечно, больше всего Непоседе хотелось выхватить меч и броситься на разбойников. Но неприятелей было трое, все сильные и злые. Что, если Непоседа не справится с ними. И тогда, разозленные, чумчудрики набросятся на ни в чем не повинных соседей. Тролль огляделся. Вот Соня, его колпачок подпрыгивает на голове от возмущения, а в глазах страх. Вот тетушка Вица. Она строгая, не раз выгоняла Непоседу, когда тот лазал по забору ее сада. Но какие она печет пирожки! И угощает всех, и его тоже, несмотря на строгость и обиду. А дядюшка Лад? Если в его колодце не будет воды, что станет с садом? Нет, мечом, пожалуй, дела не исправишь.
Непоседа отпустил рукоять меча, набрал побольше воздуха и заговорил, стараясь, чтобы его голос звучал дружелюбно. Он спросил, зачем же чумчудрики постоянно пакостят? Почему бы им в гости не прийти, как добрым соседям? Если никто не будет безобразничать, то все обрадуются новым знакомым. Угостят пирогом, знаете, какие замечательные пироги с малиной печет тетя Вица? Пригласят вместе поиграть. Они построили замечательные качели. Чумчудрики тоже смогли бы на них прокатиться. А если колодец в саду дядюшки Лада не заваливать камнями, то очень скоро можно будет полакомиться вкуснейшими сливами, который вот-вот поспеют. А еще Соня расскажет, какие замечательные сны он видел в последнее время.
Чумчудрики стояли, насупившись, стреляли глазами в толпу. А тролли кивали на слова Непоседы, улыбались и даже протягивали раскрытые ладони, показывая, что оружия у них нет.
Непоседа остановился, чтобы перевести дыхание, и в это время один из неприятелей швырнул в него камень:
- Врёшь ты всё!
Камень просвистел у самого уха тролля и стукнулся о ствол дерева за его спиной. Толпа ахнула. Непоседа снова схватился за рукоять меча, но тотчас отпустил и прямо взглянул в глаза чумчудрику.
- Нет, я говорю правду. И все соседи подтвердят, что я никогда не вру.
Соседи загомонили, закивали, а Соня так тряс головой, что даже колпачок свалился.
- Мы хотим жить с вами в мире. Подумайте, так будет интереснее, - Непоседа перевел дух, потом отцепил от пояса меч и кинул его за спину. – Клянусь, что никогда не подниму против вас оружия. Но и вы должны подумать хорошенько, как лучше вам жить.
Близнецы слушали сказку, заворожено глядя, как на альбомном листе почти оживают фигуры троллей и чумчудриков.
***
Говоров второй час вел переговоры. Обыкновенная пятиэтажка, третий этаж, двойная дверь. В квартире, вооруженный двустволкой и двумя лимонками человек держит в заложниках две семьи – свою и друзей, пришедших на праздник. Собрав информацию о жителях квартиры и опросив соседей, выяснили, что преступник – недавно уволенный в запас военный. На гражданке себя не нашел. Устраивался на работу, но нигде долго не задерживался. С последней работы уволили буквально два дня назад. Жене не сообщил, надеялся, что после праздников найдет новую. А ту, видать, выпил – и накатило.
Алексей, прижавшись почти к самой двери, уговаривал хозяина квартиры успокоиться, взять себя в руки, подумать о жене и детях, о друзьях, которые совсем не виноваты в его злоключениях. Но из-за двери доносилась только брань и угрозы. Никаких требований преступник не предъявлял. Говоров понимал, что это возбуждение схлынет, и человек почувствует стыд за содеянное. Но пока… пока раздался выстрел. Пуля пробила косяк двери и вышла у самого виска переговорщика, опалив щеку.
Тотчас затрещала рация:
- Говоров, ты цел?
- Цел, цел…
- Немедленно уходи, будем брать штурмом.
- Нет, дайте мне еще полчаса…Я попробую еще…
- Но смотри, ни минутой больше!
Алексей снов прижался к двери и заговорил. Громко, отчетливо, чтобы находящийся в квартире услышал каждое слово. Говоров рассказывал о себе, о смерти жены и матери. О детях, которые могли остаться совсем одни в новогодний праздник, и о чудесном разрешении проблемы.
- Ты пойми, работу найдешь, куда денешься-то. У тебя есть друзья, помогут. И у детей будет отец, которому не стыдно будет смотреть им в глаза. И жена будет тебя ждать домой с радостью. Неурядицы и проблемы у всех бывают. Ты же мужчина, сумеешь перебороть себя. А оружие в руках – это не выход. Подумай, как следует подумай. В мире так много несчастных людей. Не надо прибавлять горя и страдания. Не надо.
За дверью молчали. Алексей глянул на часы. Еще пара минут, и начнется штурм. Эх… Ему в спину дышала группа захвата, и Говоров понимал, что неизбежное уже не отстрочить.
В этот момент звякнул замок, потом другой. Говоров отшатнулся. Дверь распахнулась. Высокий худой человек с красным, влажным от слез лицом швырнул на кафель лестничной площадки ружье и протянул вперед ладони, на которых лежали гранаты.
***
- Да… вот это история… - Ваня погладил пальцем лист, на котором был нарисован большой стол, уставленный сладостями, а вокруг него сидели тролли и чумчудрики и радостно улыбались. – Молодец Непоседа. Отличный переговорщик. Как наш папа!
- Да, сказка получилась, - Мика улыбнулась и погладила по голове уснувшую у нее под боком Маню. – А теперь пора спать. Иди ложись, а я унесу твою сестричку в кровать.
- А ты не уйдешь? – тревожно посмотрел на гостью мальчик?
- Конечно, нет, я здесь, на диване прилягу. А когда придет твой папа, домой пойду. А если он еще задержится, мы утром будем завтракать, а потом пойдем играть в снежки.
- Даже если папа не задержится, ты все равно приходи. Будем играть и рисовать. Придешь, да?
- Ну, если ты приглашаешь, - Мика потрепала Ваню по голове и подхватила на руки Маню.
Когда она, подоткнув вокруг девочки одеяло, снова вышла в гостиную, Ваня снова появился на пороге, уже в пижаме.
- Ой, я тут подумал, а в этом-то году тролли тебе подарок под елку не положили.
- Как не положили? – Мика удивленно приподняла брови. – А вы? А наша сказка? Разве не подарок?
- Ничего себе такой подарок, очень даже неплохой, - солидно прогудел мальчик, и они рассмеялись.
  Скоро в квартире стало тихо-тихо, Мика подошла к окну. Падал прошлогодний снег…
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования