Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Бонни и Клайд - Категория Наклонения

Бонни и Клайд - Категория Наклонения

Печальный Демон, дух изгнанья,
 Летал над грешною землей,
 И лучших дней воспоминанья
 Пред ним теснилися толпой...
 
Михаил Лермонтов, "Демон".
 
 
- Фильм - зашибись!  
- Да ладно, бывают и лучше…  
- Поверь, ты играл восхитительно!  
 
***  
 
Да, я родился в Гонконге. На родине пробивных людей, где человек либо получает всё, либо - ничего.  
Девиз Гонконга - "Успей!" У нас нельзя разевать рот и хлопать глазками, наблюдая за окружающими. Нужно постоянно двигаться, заводить знакомства, искать новые пути, возможности…  
Кажется, с самого рождения я только и делал, что посещал различные секции, кастинги и конкурсы. Скучно не было, только приходилось жертвовать свободой и возможностью быть самим собой.  
Интересно, есть ли в нашем городе хоть один человек, который ни разу не засветился в эпизодической роли или в массовке какого-нибудь третьесортного фильма? Я стал актером лет в девять-десять, точно не помню. К четырнадцати мне всё дико надоело, но сдаваться даже не думал. Пёр напролом, хотя всегда чётко осознавал: никаким особым талантом не обладаю, и Джеки Чаном мне не стать.  
Приближалось моё двадцатилетие… Двадцать лет беготни. Двадцать лет непрерывной работы. Двадцать лет одиночества.  
У меня было несколько сетевых знакомых, а вот с "реальными" друзьями мне не везло. Пожалуй, самым близким человеком во плоти был старина Кун, менеджер, продававший мою "улыбку" на каждом углу Гонконга. И всё.  
Двадцать лет… А ведь у меня была мечта. Простая мечта, ничего особенного. Собраться с сетевыми приятелями в какой-нибудь кафешке, и вместе отметить мой день рождения.  
Года проходили, и я понимал, что мечте никогда не сбыться. Почему-то они всегда находили повод не приехать ко мне, а самому вырваться из душащего графика съёмок я не мог.  
 
Незадолго до наступления двадцатилетия я покончил жизнь самоубийством, бросившись под поезд. Ужасная, дикая и совсем не кинематографическая смерть.  
Вот только смерти не случилось…  
Дикая боль и потом, открыв глаза, я с трудом разглядел в ослепительном сиянии силуэт человека, сидевшего на стуле.  
Когда глаза привыкли к яркому свету, я понял, что лежу на кровати в полупустой комнате. Рядом сидел мужчина в помятом спортивном костюме, на спинке стула висел какой-то тонкий серый провод. На голове незнакомца торчали небольшие чуть загнутые темно-синие рожки.  
"Вот дураку жена рога наставила…" - подумал я, захохотав. Смех будто пробудил меня. Перед глазами мелькнул поезд, раскромсанное тело на рельсах, душа, отлетающая в небеса. Как же так получилось, что я до сих пор жив?  
"Рога!" - я поднял руки к лицу, чтобы протереть глаза, и с удивлением обнаружил, что кожа у меня не смуглая, совсем белая.  
- Доброе утро! - с улыбкой произнёс незнакомец, а тонкий серый провод за его спиной колыхнулся.  
Мужчина встал, прошел в угол комнаты, к тумбочке. Стал что-то искать. Я увидел, что то был вовсе не провод, а… хвостик. С аккуратной кисточкой на конце.  
"Рога, хвост. Да, теперь всё ясно совершенно чётко. Кажется, я в аду".  
- В воскрешениях не силен, так что… - демон виновато улыбнулся, протягивая мне зеркало.  
Рога у меня не выросли. Нимб не сиял. И китайцем я больше не был.  
- Что происходит? - прошептал я, разглядывая новое лицо. - Где я?  
- Мы в России. В Подмосковье, если быть точным.  
Я вздохнул с облегчением. Не знаю, почему.  
- Озерини. Демон, - представился мой спаситель, протягивая лапу.  
 
***  
 
Озерини сидел на краю мира, по сути похожем на то единственное местечко в Вестминстерском дворце Британского парламента, где могут общаться представители двух палат.  
Так и здесь, представители разных сил могли встречаться без каких-либо помех. На маленьком клочке материи, на обрыве, ведущем в Ничто.  
Край мира. Тихо и спокойно.  
Демон пришел сюда подумать, побыть в одиночестве.  
- Зачем ты спас его? - прошелестел посторонний голос. Ангел приземлился за спиной Озерини и, сложив крылья, присел рядом с ним.  
- Ты знаешь.  
- Нет, только догадываюсь. Влюбился?  
Демон не ответил.  
- Влюбиться в человека! Давненько такого не случалось в наших мирах.  
- Смеёшься?  
- Завидую.  
- Смеёшься.  
- Завидую!  
Демон пожал плечами.  
- Ну и дурак.  
 
***  
 
- Фильм - зашибись!  
- Да ладно, бывают и лучше…  
- Поверь, ты играл восхитительно!  
Мы с Озерини пересматривали дешевые киношки, в которых я когда-то играл.  
Новая жизнь оказалась непривычной. В ней было много свободы, я мог быть самим собой, поэтому о прошлом даже не вспоминал.  
К тому же у меня было всё, что только можно пожелать. Озерини обеспечивал всем.  
Сначала я немного побаивался его, а потом перестал замечать, что живу с демоном. У меня появился друг. Настоящий, очень трогательный, забавный демон.  
Иногда он задавал мне наивные вопросы. Про двадцать пятый кадр, про газировку, про фабрику "Большевик", про футбольные команды, про носки… Я терпеливо отвечал ему, этому тысячелетнему созданию, так долго прожившему и так мало знающему о повседневном мире людей.  
Как-то он обмолвился, что был спецом по части человеческих чувств, но никак не быта. Я научил его правильно одеваться, и мы стали вместе ходить в кино. Никакой другой вид искусства он почему-то не признавал.  
Однажды я рассказал ему про мечту, но в ответ услышал лишь ворчание. Больше к этой теме мы не возвращались.  
 
***  
 
- Грустишь?  
- Не знаю.  
- Знаток человеческой природы не знает, грустит ли он?  
На краю мира ангел и демон вместе смотрели на звезды.  
 
***  
 
Прошел год беззаботной жизни с Озерини. Честно говоря, я забыл про свой день рождения.  
Однажды, когда вернулся домой с прогулки, Озерини не пустил меня в дом. Он завязал мне глаза черной лентой и сказал:  
- Пойдем-пойдем. Сегодня твой день рождения, тебя ждёт сюрприз.  
Вошли в дом. Было тихо, но я почувствовал, что в комнате находятся люди.  
- Сейчас на ощупь угадаешь, кто здесь, - хихикнул Озерини  
- Что? Кого?  
- Знакомый пессимизм, - заметил чей-то голос, отчего я напрягся.  
- Эй, молчите все! - крикнул Озерини.  
- Он, всё равно, не знает моего голоса...  
- Тихо, я сказал!  
Я начал игру. Осторожно ощупывал людей и с радостью угадывал в них сетевых друзей из гонгонской жизни. Иногда с первого раза…  
Повязку снять мне так и не разрешали. Каждый раз, когда я угадывал очередного друга, тот целовал меня в щёку и поздравлял с днем рождения.  
Смех и веселье.  
Искренний смех.  
Искреннее веселье.  
Озерини исполнил мою мечту.  
 
***  
 
На краю мира обычно царит тишина, но иногда её нарушают ангелы и демоны.  
- Чего расстроился, а? Неужели твой подопечный, ах, точнее возлюбленный, предпочитает девушек?  
- Нет, он предпочитает мужчин.  
- Так в чём проблема?  
- У него есть любимый человек.  
- Ну и что, они ведь ни разу не виделись? Или ты всё-таки решился, и сам устроил им встречу?  
- Не совсем.  
- Как это?  
- Я обманул его…  
 
***  
 
Я проснулся счастливым. Щёки до сих пор горели от поцелуев друзей.  
Встал, принял душ, оделся. Озерини уже куда-то свалил из дома, и я решил пройтись до ближайшего интернет-кафе.  
 
***  
 
- Не понимаю, откуда твой возлюбленный может знать, что тот, кого он сейчас любит, его единственная судьба?  
- Он не знает. И никто не может знать заранее. Но это же не исключено? Точно так же, как не исключено, что появится кто-то третий, и он-то как раз и окажется настоящей судьбой моего гонконгского мальчика. Жаль только, что в любом случае ею буду не я. Он никогда меня не полюбит. А заставить не смогу… Ах…  
- Больно, да? - спросил ангел с интересом. - Интересно, каково это, чувствовать?  
- Словами не передать.  
- Я и не прошу. Зачем мне мучения? Не зря на небесах приемлемой любовью считается только любовь платоническая. Ничего лишнего и ничего личного.  
- Это как?  
- Как-как… Когда ты не испытываешь навязчивой потребности каждую секунду видеть любимого, быть с ним рядом еженощно, прикасаться к нему просто так. Только удовольствие и ничего больше. Любовь, чистая, свободная и не приносящая никому страданий.  
- Разве это любовь, если прикоснуться не хочешь? Даже мизинчиком, даже поправить прядь волос, без всяких задних мыслей? - с грустью произнёс Озерини.  
- Любовь, что же ещё?  
- Нет! Такая любовь мертва, а вы все - извращенцы. Паразиты. Вот ты, Аданиэль, кайфуешь оттого, что весь из себя светлый, правильный, святой. Любишь платонической любовью, не приносящей страданий. А любишь ты, на самом деле, только себя одного, а вовсе не кого-то другого. А на якобы "объект любви" тебе плевать с высокой колокольни! Вы почитаете свою "любовь" за единственно правильную, хотя у любви нет никаких правил!  
- Эй-эй, успокойся, демон! Разорался тут. Раз хочешь, страдай, никто тебя не останавливает.  
- Я не страдаю, Аданиэль. Тебе не понять, но я счастлив от того, что могу любить. Не себя и не свою любовь, как вы. А именно другое существо, такое же живое, как и я сам. Мне важнее его счастье. Да, сейчас мне немного грустно, но это абсолютно нормально.  
 
***  
 
Дверь хлопнула, Озерини вернулся.  
- Ты где пропадал? - спросил я, выбегая ему навстречу.  
- Что-то случилось? - удивился Озерини.  
- Да вообще-то тебя два дня не было!  
- А… ну, я был там у нас. Мне показалось, что прошло минут десять, а на Земле прошло аж два дня…  
- Мне нужно с тобой поговорить. Я был в Интернет-кафе, искал знакомых…  
- Да? Значит, ты уже знаешь?  
- Да, ты обманул меня, демон. Всё оказалось иллюзией, скрытой от меня за чёрной повязкой. Не было никакого дня рождения. Не было друзей. Не было поцелуев. Только сказка, сотворённая тобой.  
- Я… Я… Я хотел сделать тебя счастливым, - Озерини чуть не заплакал, его раскаяние было искренним.  
- И потом пропал на два дня, оставил одного? Я думал, что ты попал в плен к злым ангелам.  
- Ты волновался за меня? - оживился Озерини.  
- Нет.  
- Почему?  
- Ну, я же знал, что с тобой ничего не случится, - сказал я, а демон почему-то погрустнел. - Ну ты ж бессмертный. Весь такой крутой и неуязвимый  
- Вовсе я не бессмертный!  
- Ну, в смысле, столько лет живешь, и ничего с тобой не стряслось.  
- Ты меня простишь?  
- А кто здесь обижался? Можно обнять тебя, мой милый демон?  
Я обнял друга, как можно крепче. Единственного друга, который меня никогда не бросит.  
- Дружище… - прошептал я. - Дружище…  
 
***  
 
На краю мира стояли ангел и демон.  
- Я сам виноват! Думал, что можно купить человека за кусок хлеба… Подманить его красивыми картинками, устлав перед ним дорогу золотыми коврами, повести его за собой...  
- Ничего себе, кусок хлеба! – воскликнул ангел. - Ты спас ему жизнь, он должен быть тебе благодарен!  
- Он благодарен мне, - горячо заверил Озерини. - Он благодарен, но он не может заставить себя полюбить меня. Я всего лишь его друг. Всего-то, так он сказал мне.  
- Люди неблагодарные создания!  
- Не смей говорить так. Они свободны. Они любят тех, кого хотят любить. Не то, что вы, ангелы, всем сердцем любите Бога, потому что должны любить Бога. Так же, как и мы, демоны, должны любить своего господина... Но люди… Они другие, они не могут любить по указке, они... Свободнее нас, и этим лучше нас, их любовь бывает настоящей…  
- Дурак! - со злостью воскликнул Ангел, с размаху ударив демона по лицу. - Очнись уже! Они всего лишь люди!  
Озерини покачал головой.  
- Нет.  
Ангел исчез…  
 
Демон сидел на краю обрыва, пока не услышал могучий голос своего господина. Голос, который звучал со всех сторон.  
- Озерини, Озерини, глупый демон. Ты предал меня!  
Демон молчал, ежась от наступающего холода.  
- Что же мне сделать с тобой, полюбившим человека больше, чем своего господина? Может мне сделать тебя человеком, Озерини?  
Вспышка радости озарила лицо демона.  
- Мертвым человеком, - поправился громогласный голос.  
- Что же это за мир такой, где нельзя просто любить? - шёпотом произнёс Озерини.  
Место, где сидел демон, начало обваливаться. Он, теперь человек, падал вниз в кипящий огонь.  
- Ты убил меня! - хрипя, кричал Озерини. - Думаешь, я предал твою любовь, мой господин. Но ты не прав, я ведь любил тебя иначе, как отца, а не как…  
Он упал на дно.  
Тысячи демонов, его вчерашних "коллег" рьяно принялись за работу.  
 
***  
 
Озерини исчез год назад. В последний вечер он был немногословен и постоянно повторял, что никогда не бросит меня.  
Я жду его…  
 

Авторский комментарий: Любимым посвящается...
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования