Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Ubivec - Подари мне немного ненависти. Подари мне немного любви.

Ubivec - Подари мне немного ненависти. Подари мне немного любви.

Пролог  
 
Тридцать парсек.  
- Ла-ла-ла…  
Девятнадцать парсек.  
- Ла-а-а-а-ла-ла-ла-ла-ла-а-а-а…  
Восемь парсек.  
- Ла-ла-а-ла-ла-ла-ла-ла-ла-а-а…  
Ноль парсек. Точка выхода.  
 
"О многозвучный Ааииэ! Умолк навсегда твой верхний обертон и хор Спирали Вечной Пустоты осиротел… О, где же ты? Отзовись, нам плохо без тебя…"  
 
Плач по Уходящим в Тишину. Многослойный куплет-реверс.  
 
***  
 
По пустынному песчаному побережью, спотыкаясь и падая, шел худощавый паренек. Изредка он опускался на колени перед очередной кучкой водорослей и остервенело разгребал ее. Ничего? Ничего…  
Сколько раз Кэй повторял эту фразу за последние дни? Он и сам уже не помнил. Уже неделю продолжаются Поиски, а все что ему попадалось – это высохшие медузы, да сгнившие коряги.  
- Должна же быть на свете хоть какая-то справедливость… - прохрипел парень. Распухший язык еле ворочался в пересохшей глотке.  
Лучший ученик в Поколении, подающий большие надежды… Почему?! Он должен был найти Семя на третий день! За что Великий Эа так проклял его?  
Слезы непроизвольно навернулись на глаза, застилая взор. Уткнувшись головой в песок, Кэй сдавленно зарыдал. Океан шумно обрушивался пенистым валом на прибрежную полосу и откатывался назад, словно маня за собой…  
- Почему ты плачешь?  
- А что, нельзя? – зло выкрикнул парень в пространство.  
Песок зашелестел под босыми ступнями и хрупкая девичья фигурка в рваных обносках склонилась над распростертым Кэй. Тот приподнял лицо и встретился с равнодушным, как всегда ничего не выражавшим взглядом бесцветных глаз Зеро. Как эту тупицу вообще приняли в Поколение?  
- Уйди… - глухо выдавил парень и быстро вытер слезы, уже стыдясь своей слабости.  
И тут… Если бы сто Вестников разом упали сейчас с небосклона, то Кэй все равно не был бы так потрясен. Грязная ладошка Зеро сжимала небольшой розовый шарик. Самую большую ценность на этом треклятом острове. Семя.  
Что-то клокотнуло в горле парня и его рука непроизвольно потянулась к зародышу Стража.  
- Где… Как ты нашла?!  
Зеро тупо уставилась на Семя, словно недоумевая, откуда оно взялось у нее. Она всегда раздражала Кэй своей заторможенностью, но на этот раз он ясно и четко возненавидел это ходячее недоразумение.  
- Отдай! – с плохо сдерживаемой яростью парень вцепился в руку девушки. На ее лице по-прежнему не было ни капли эмоции, но пальцы крепко держали розовый шарик.  
Нащупав в песке, отшлифованный водой и временем голыш, Кэй нанес Зеро зажатым в кулаке камнем внезапный удар по голове.  
- Получи, сука!!!  
Девушка опрокинулась навзничь, выронив зародыш. Закрепляя успех, парень несколько раз со всей силы пнул ее в солнечное сплетение. Затем дрожащими пальцами поднял с песка Семя и издал торжествующий вопль. Все! Теперь он – Избранный, богоподобное существо! Он, а не этот ничтожный прах, корчащийся у его ног!  
- Отдай… - Зеро отхаркнула пару зубов вперемешку с соплями и кровью, попытавшись подняться.  
Кэй еще раз долбанул по ее голове камнем, затем отбросил его в сторону и, шатаясь от внезапно наступившей слабости, направил свои стопы к храму Эа.  
- Это мое… - в обычно равнодушном голосе Зеро зазвучали столь необычные нотки, что парень невольно обернулся.  
"Выживает сильнейший!" - хотел съязвить Кэй, но слова застряли в горле при виде поверженной – кровь из рассеченного лба мелкой сеткой покрыло лицо девушки, превращая в жуткую маску демона… Но страшнее всего выглядели глаза, утратившие свое бесцветное безразличие. В них клубилось до боли знакомое чувство.  
- Я убью тебя, - произнесла Зеро.  
Парень зашелся хриплым смехом.  
- Для этого тебе надо будет повторить свой подвиг. А в подобные чудеса я не верю – боги никогда не дают второго шанса. Ты сдохнешь на этом берегу…  
Кэй развернулся и пошел в будущее, мгновенно выбросив из памяти Зеро и все произошедшее. Он был теперь выше всего этого. А вслед ему неслось:  
- Я убью тебя! Слышишь? Убью!!!  
Первое, что Избранный сделал, когда добрался до храма – от души поел и тут же провалился в глубокий сон…  
 
…как ни в чем не бывало, они с Зеро прогуливались по берегу. Девушка шла впереди, лишь изредка нагибаясь за камешками и швыряя их в набегающие волны. Кэй же внимательно шарил взглядом по песку – ему, во что бы то ни стало, надо было найти нечто очень важное. Тут он увидел, что камешки, которые Зеро бросает в воду – это зародыши Стражей.  
- Это мое!!! - с отчаянным воплем парень кинулся ей под ноги и изо всех сил вцепился в Семя.  
- Да? – удивилась девушка, - Ну тогда бери, раз твоё. И кинь его так далеко, как только сможешь!  
Еще один розовый шарик, описав дугу, скрылся в пучинах океана.  
Потрясенный Кэй выронил свой зародыш.  
- Как ты можешь…быть такой Пустой?  
- Пустой? – девушка нахмурилась, - Рядом с тобой я не могу быть Пустой. Наоборот – Зеро очень Полная. Вот, возьми…  
Она протянула ему целую пригоршню зародышей.  
- Ты ведь этого хочешь?  
Кэй вгляделся в розовые шарики. Внутри каждого, в позах эмбрионов, находились разные Зеро. На их лицах застыли самые разнообразные эмоции – одни плакали, другие смеялись, некоторые были равнодушны. Подняв оброненное им Семя, парень увидел еще одну Зеро. Она единственная металась внутри и барабанила кулачками по стенкам. Она ненавидела его. Ее рот был распахнут в беззвучном крике, но Кэй казалось, что он и так слышит эти слова.  
- Я убью тебя, слышишь?!!  
Парень обернулся на крик, инстинктивно заслоняясь от девушки руками. Но она все так же бросала зародыши в океан, только из ссадины на лбу сочилась кровь.  
- Разве я могу быть Пустой? Проснись…  
 
…проснись. Вставай! – послушник потряс Кэй за плечо, возвращая к реальности, - Иди, поешь. Ты уже два дня спишь.  
Парень нехотя вышел из храмовой пещеры. Потягиваясь, он получил чашку с горячей маисовой похлебкой и сел в тенек. Рядом примостился послушник.  
- Ну, как? – с набитым ртом спросил его Кэй.  
- Плохо, - горестно отмахнулся священнослужитель, - Великий Эа дал только два Стража в этом году. Чем мы ему не угодили?  
- Всего два?! – парень поперхнулся похлебкой.  
Но в душе он только преисполнился гордости за свою Избранность – она действительно была уникальна.  
- И кто еще, кроме меня, удостоился милости Эа? – спросил Кэй, стараясь добавить небрежности в тон.  
- Да, блаженная какая-то! Как пришла – все улыбается. Ничего не говорит. Никогда бы на нее не подумал, что Избранная. Вон она, под деревом. Может, узнаешь – все-таки из одного Поколения…  
Медленно, словно в страшном сне, Кэй обернулся.  
Зеро сидела, привалившись спиной к камагаре, и катала на ладони розовый шарик. Ее огненный взгляд пронизывал Избранного насквозь. Она улыбалась.  
- Я убью тебя, - беззвучно одними губами произнесла Зеро.  
 
***  
 
Интерлюдия  
 
Испокон веков плыл Великий Эа в своей пироге по небосклону, распевая песни. И пуст был мир внизу. "Плохо!" - сказал Эа, - "Для кого я тогда пою? Кому даю животворящий свет?". Взмах весла по левому борту – и простерся безбрежный океан. Взмах по правому борту – и поднялись из глубин острова. Населил их Великий Эа тварями разными, мелкими и большими. А потом создал свое самое Великое Таинство – Человека. Но подробности сотворения он благоразумно сокрыл от него, чтобы не восстал тот в гневе, узнав, как и для чего создан. Но был у Эа младший брат – Нерго, появляющийся ночью на небе, пока главный светоч отдыхает от дел дневных. И преисполнился он зависти к делам брата и создал бессчетное количество Вестников, покрыв ими небесный свод. Каждую ночь спускаются они, дабы донести сокровенное знание до Человека и этим разрушить мир. Прознав о сём, Великий Эа дал людям Стражей, дабы они сами могли защитить себя от Вестников. И в этом есть мудрость его и благодушие. Ибо дал Человеку выбор – жить или умирать…  
 
Сотворение мира. Сказания о Великом Эа.  
 
***  
 
Аккуратно надрезав Семя, Кэй уколол себя в палец и дал зародышу впитать свою кровь. Затем поместил его в панцирь гигантской черепахи, который нашел сегодня утром на берегу и залил сверху маслом из плода камагары. Образовавшаяся розоватая масса взбурлила и принялась увеличиваться в объеме. Периодически Избранный подкидывал в нарождающуюся плоть Стража разнообразные пучки трав, название которых он затвердил наизусть еще в бытность свою учеником. Они должны были придать будущему симбионту необходимые свойства.  
Таинство рождения Стража настолько увлекло Кэй, что он забыл обо всем, наблюдая, как пенистая масса клокочет расширяясь. Только под вечер он спохватился и побежал в чащу, где лежали заранее заготовленные кости.  
- И как это называется? Хищение чужого в сгущающихся сумерках? – насмешливо спросил парень, выходя на поляну, где кряхтела Зеро, пытаясь взвалить на себя гигантскую кость мапрана.  
- На них не указано, что твои, - монотонно ответила девушка.  
- Ладно, так уж и быть, - великодушно согласился Кэй, - Все-таки нам, Избранным, нечего делить. А ты даже более благословенная, чем я – два раза найти зародыш… Не думал, что у тебя получится. Так что бери часть себе. В каком-то смысле я возвращаю долг. Ну, как – мир?  
Парень протянул Зеро руку.  
На протяжении этого монолога девушка слушала его с обычным отсутствующим выражением лица. Но, при упоминании "долга", ее глаза полыхнули.  
- Убью… Вот тогда и рассчитаемся… - Зеро наконец взвалила кость на плечи и с треском вломилась в чащу.  
- Может, хотя бы помочь? – крикнул ей вдогонку Кэй, - Ну, как хочешь. Ей богу – блаженная!  
Дальше все шло по маслу. Стащив все доступные кости на поляну, парень приступил к сборке скелета Стража. Он с самого начала решил придерживаться классической прямоходящей схемы, только добавил хвост как третью точку опоры. Нарубив стволы гибких пава, Кэй обложил ими кости, для придания большей упругости. Подумав еще, Избранный добавил вторую пару рук, на концы которых положил по клешне от магар-краба. К этому времени розовая масса, под воздействием жаркого солнца уже переполнила импровизированный чан. Схватив деревянный мастерок, парень принялся шлепками накладывать пузырящуюся плоть на кости. Эта утомительная работа заняла целую неделю. Когда основное тело Стража было сформировано, Кэй приступил к самому ответственному – кабине. Для большей прочности и надежности, Избранный поместил ее каркас в туловище, отказавшись от головы как уязвимой части. Он не был трусом, но и погибать так просто тоже не хотелось. Опять потянулись долгие дни, пока Кэй протягивал гибкие лианы сквозь всю конструкцию, сводя все хитросплетения в кабину. Парень знал, что управлять Стражем можно ментально, но на всякий случай готовил резервную систему контроля. А возможно он просто тянул время перед неизбежной инициацией своего детища. Но такой день все же наступил. Тяжело вздохнув, Кэй обошел почти сформировавшегося Стража и лег в кабину, расслабив все мышцы.  
- Ом-мани-падме-ом… Ом-мани-падме-ом, ом-мани-падме-ом, омманипадмеом…  
Гортанная мантра постепенно освободила его ум от посторонних мыслей. Он мысленно представил, как отделяется от своего тела и увеличивается до размеров Стража.  
- Кто ты? – родился шепот из глубин сознания.  
- Я плоть от плоти твоей – тот, кто пришел дать свою душу! – ответил заученной фразой Кэй.  
Вспышка боли пронзила его. Вскрикнув, парень открыл глаза…  
 
…он плыл в беспредельной пустоте, на фоне тысяч полыхающих светил. Кристаллические решетки, образующие тело Кэй, без всяких стыков переходили в чистые потоки энергии, устремляющиеся в разные стороны. Свет, исходящий из него, пульсировал.  
- Кто ты? – снова спросил призрачный голос, дробясь на множество божественных мелодий.  
Поймав такт, парень запел:  
- Ла-ла-ла, ла-а-а-ла-а-а…  
 
Жестокая судорога охватила все естество Кэй и заставила его выкатиться воющим клубком из кабины. После того как он увидел ВСЕ и НИЧТО одновременно, ощутил себя почти богом, могущим с помощью песни изменять пространство и время, окружающий мир казался плоским и нелепым. Кэй попытался снова запеть, но вместо перезвона сотен миллионов колокольчиков исторг из себя только хриплый кашель, больно резанувший по ушам. Парня стошнило.  
- Верните мне ощущение прекрасного!!! – зашелся Кэй в истеричном крике. Уже теряя сознание, из-за грани беспамятства он вновь услышал вопрос, который заключал в себе всю иронию вселенной.  
- Кто ты?  
 
***  
 
Интерлюдия  
 
Когда "Роза Крезуса", потрепанное каботажное судно, вышло из стазис-кокона, капитан Густав Мердок неожиданно появился в рубке. От него разило перегаром, но в целом он выглядел достаточно вменяемым. Акустик попытался украдкой отсоединить записывающую аппаратуру, но капитан только похлопал его по спине.  
- Эрнест у нас новый человек… Видимо не знаешь наших правил. Сколько ты уже записал?  
- Всего две катушки. Стереть?  
- Зачем? По прибытии в порт угостишь всю команду выпивкой – только и всего. Сколько сейчас на черном рынке стоят песни триксов? По любому в накладе не останешься… - Мердок подошел к панорамному обзору локаторной сетки, - Смотри, какую структуру отгрохали – даже жалко разрушать. Понятно, почему пятьдесят первый туннель "Трансколонии" сбоит. Ну, пожалуй, приступим. Все подготовил?  
- Обижаете, командир. Что поставим – концертную запись Мэнсона? Или раннего Оззи Осборна?  
- Нет, надо что-нибудь посильнее. Иначе будем здесь до Рождества валандаться, - Густав пощелкал тумблером, - Вот, подойдет – Chimaira: The Dehumanizing Process. Давай их частоту. Начинаем концерт по заявкам!  
- I hate everyone!!! - яростный рев тяжелой музыки разнесся по полупустым коридорам каботажника.  
 
***  
 
Кэй уже почти освоился со Стражем, когда пришел вызов на Церемонию Посвящения. Все изменения он теперь проводил, не вылезая из кабины, отращивая необходимые органы мыслительным усилием. Вскоре Избранный так сжился со своим вторым телом, что уже ощущал некий дискомфорт вне его.  
Вот и сейчас парень тренировал мускулы Стража – подхватывал гигантские валуны и с разбегу отправлял их в ненасытную пасть океана. С каждым разом всплеск от падения становился все дальше и дальше. Эта ребяческая забава настолько увлекла Кэй, что он переворошил весь берег в поисках чего бы еще кинуть.  
- Дальше! Еще дальше! – кричал парень раззадорившись.  
Внезапно перед внутренним взором Избранного возникла Зеро:  
- Кинь его так далеко, как только сможешь!  
Десятиметровый Страж замер, выронив очередную подачку морским волнам.  
- Кто ты? – вопрос, казалось, выжгли каленым железом изнутри черепной коробки.  
Стенки кабины начали угрожающе сжиматься.  
- Ом-мани-падме-ом… - в панике забормотал Кэй.  
Страж медленно осел на песок. Эту ночь парень провел снаружи…  
Лучи восходящего солнца застали его посреди Арены Посвящения. Постепенно к подножию храма начал стекаться народ. Застучали ритуальные барабаны, повсюду был слышен смех – еще бы, ведь великий Эа не оставил их своим вниманием, оградив от Вестников пусть двумя, но Стражами.  
"Где же эта чокнутая?", - только и успел подумать Кэй, как густая растительность на краю площадки вспучилась и выплюнула на утоптанный песок Арены длинное тело гигантской змеи.  
"Оригинально, но не практично. Стопчу", - поигрывая мускулами Стража, парень вырвал с корнем растущее неподалеку дерево, превратив в импровизированную дубину.  
Церемонию Посвящения открыл Верховный Жрец, появившийся под рев толпы на пандусе храма:  
- Жизнь дается один раз и святы те, кто посвятил себя ее обереганию! Пусть схватка выявит сильнейшего, достойного защищать неприкосновенность Изначального острова!  
Протяжный звук медного гонга поплыл над Ареной, призывая Высшего Судью. Небеса разверзлись и, в потоке слепящего света, на верхнюю площадку храма спустилась огромная хрустальная птица. Взмах крыла – разрешение на поединок дано.  
Кэй так засмотрелся на явление небесного посланца, что пропустил начало боя – свернувшаяся в тугие кольца змея стремительно атаковала. Еле увернувшись от ее молниеносного броска, парень моментально пустил в ход клешни, надеясь разрезать противника на лету. Однако кожа змеи разом покрылась маслянистыми выделениями и лезвия лишь бессильно скользнули по ней.  
"Так, это уже интереснее", - Избранный одним ударом клешни заострил ствол дерева и метнул вдогонку промахнувшейся Зеро. Одновременно он сам прыгнул следом, чтобы добить ее наверняка. Змея, распластавшаяся в воздухе, выпустила перепончатые крылья и резко изменила траекторию полета, попутно огрев Кэй концом шипастого хвоста. Страж рухнул, взметнув столбы песка и пропахав глубокую борозду. От такого мощного удара парень чуть не потерял сознание, перед глазами все поплыло. Перезвон миллионов колокольчиков прорвался сквозь дымку беспамятства. Казалось все вокруг, даже змея Зеро, изогнувшаяся вопросительным знаком, обращалось к нему: "Кто ты?".  
- Аааыыы! – тело Избранного свернуло в дугу.  
Его Страж принялся рвать на себе грудную клетку, словно пытаясь достать этот ничтожный комочек плоти, доставляющий столько боли. Неожиданно посланец небес повелительным движением крыла остановил поединок, что означало ничью. Однако Зеро это никоим образом не коснулось – весь вид ее змеи говорил лишь одно: "Я убью тебя!".  
"А ведь и вправду убьет…", - отстранено подумал Кэй, перед тем как провалился в спасительную тьму. Он уже не видел отчаянного рывка Зеро и то, как Высший Судья прервал его вспышкой яркого света. Не узрел парень и жуткие корчи змеи, когда она отхаркивала маленькую, раздирающую на себе кожу человеческую фигурку. Избранный плыл в абсолютной пустоте и слушал далекий лучистый хор…  
 
***  
Интерлюдия  
 
Дряхлый старик в облачении Верховного Жреца проковылял во внутрь храма, где его уже ждал вестник высших сил.  
- Что это значит? Почему ничья? – голос священнослужителя был раздраженный и без единой нотки почтения.  
- Вы вырождаетесь, среди вас все больше Пустых, - отблески факелов играли на хрустальной поверхности птицы, - Их можно использовать только в связке.  
- Ты принес то, что я просил? – нетерпеливо вопросил старик.  
На пол упал сверток с книгами: "Квантовая физика", "Органическая и неорганическая химия", "Общая теория поля".  
- Это все?  
- Больше и не потребуется. Учи их как следует. И помни – твое положение здесь есть следствие выполнения нашего плана.  
- Так кто же останется на защите Изначального острова? – сварливо заметил Жрец.  
- Оба. Я уже говорил, что по отдельности они не представляют ценности для нас.  
- А если Вестники атакуют другие острова?  
В ответе Высшего Судьи прозвучала ирония:  
- Можешь быть уверен, что все Вестники слетятся на храмовый остров, как мухи на падаль…  
 
***  
 
Прошла неделя, прежде чем был замечен первый Вестник. Наблюдатели заметили огнистый росчерк на небе, а затем столб воды в океане, где он приземлился.  
Ранним утром Кэй уже стоял на берегу, ожидая гостей. Рядом возвышалась гора крупных булыжников, которыми он хотел встретить своего противника. Вскоре из зарослей выползла змея Зеро. С самой церемонии они не общались, но здесь нужно было кое-что обсудить. Парень выпрыгнул из кабины и отправился к Стражу Зеро. Они встретились на кромке песка под шум накатывающих волн. Лицо девушки снова было непроницаемым.  
- Послушай, - Кэй старался не смотреть на нее, - Мы сейчас в одной лодке – будешь раскачивать, потонем оба. И не только мы. Подумай о людях!  
Зеро подняла с песка камень и метнула в набегающий океан. Глядя на ее отрешенный взгляд, у парня задергалось веко. Махнув рукой, он пошел обратно.  
Вестник появился на горизонте в облаке брызг, несясь, словно пущенная чье-то гигантской рукой плисточка. Когда враг приблизился, можно было разглядеть, что он представлял собой черный плоский диск с искорками по периметру. Разбежавшись, Кэй метнул в Вестника тяжелый валун. Не долетев, тот вспыхнул и расплавленными брызгами опал в океан. Парень заметил, что на одну искорку у диска стало меньше. Напрягшись, он поднял в воздух одновременно пять камней, и они поочередно взорвались. Приближающегося Вестника окутало облако пара, который вызвал дождь из раскаленных остатков булыжников. Напрягшись, Избранный ждал его появления на поверхности и поздно заметил, что диск уже приблизился под покровом воды. С грохотом вырвавшись на мелководье, диск плашмя обрушился на Стража, который едва успел выставить руки. От такого мощного удара сломанные кости рук вышли через локти. Сморщившись от боли, Кэй пустил в ход клешни, однако диск крутнулся, вывернувшись из цепкого захвата, выпустил острую режущую кромку и атаковал Зеро. Змея завибрировала и полностью ушла в песок.  
"Смылась, гадина!", - зашипел сквозь стиснутые зубы парень и бросился в сторону.  
На том месте, где он стоял, вспух оплавляемый песок. Израсходовав последний заряд, посланец Нерго раскрыл створки, и целый сонм извивающихся щупалец устремился к Кэй, опутав его. Под давлением захвата хрустнула кабина. Внезапно из песка появилась голова змеи и одним махом откусила всю связку на корню. Створки начали захлопываться, но Страж Зеро быстро харкнул туда комком кислотного цвета. Послышалось шипение, сквозь который стал прорываться истошный визг Вестника. Освободившись от сковывающих щупалец, Избранный выстрелил связкой кокосов, начиненных взрывчатой смесью. Целая серия взрывов отбросила диск на мелководье, где он и лежал, контуженный. Ярость охватила все существо Кэй - добравшись до противника и вскрыв раковину своими клешнями, он принялся крошить внутренности Вестника ногами. Отвлекло его от этого занятия только прибытие Высшего Судьи. Склонив колени Стража перед небесным посланником, парень наблюдал, как тот собирает останки врага, а затем взмывает с ними ввысь. Так было всегда. Провожая взглядом удаляющуюся хрустальную птицу, Кэй облизал запекшиеся в крови губы, и сипло изрек:  
- Передайте от меня привет Нерго…  
На празднике, посвященному этой победе, Избранный долго искал взглядом Зеро, однако среди пирующих ее не было. Облазив все побережье, он, наконец, нашел девушку, привалившуюся к стволу дерева камагары. На ладони она катала маленький шарик. Поначалу парень чуть не вспотел, так как ему померещилось, что это очередное Семя, но, присмотревшись поближе, он увидел обычный орех.  
- Знаю, что ты меня недолюбливаешь, - начал разговор Кэй, - Не спорю, для этого есть причины. Но сегодня, без твоей помощи, я бы не справился…  
- Ты здесь не причем, - монотонно ответила Зеро, - Он угрожал мне.  
- Вестник – это опасность всем нам, - резонно заметил парень, - Давай договоримся просто не мешать друг другу исполнять свой долг.  
Ответом было лишь молчание. Кэй присел рядом с ней и тоже погрузился в созерцание ночного океана. Аромат цветущих деревьев со свежестью пенного прилива перемешался с запахом ее кожи, будоража сознание. Парень осторожно коснулся оголенного плеча Зеро – никакой реакции. Постепенно его пальцы начали блуждать по каменному лицу девушки, не выражающего ни одной эмоции. Ее холодность только распалила Кэй - он повалил Зеро на песок, срывая одежду и покрывая белеющее в темноте тело поцелуями. Девушка лежала истуканом под его ласками, пока его язык не добрался до ее маленьких розовых сосочков, которые тут же набухли. Она издала удивленный вздох и выгнулась под сладкой истомой, охватившей ее сущность. Парень, продолжая крутить соски пальцами, переместился языком в низ живота, вызывая непроизвольную судорогу ее бедер. Далее напряжение только копилось, пока не разрядилось криком кончающей самки, перекрывшим шум прибоя. Остаток ночи превратился в сумасшедший калейдоскоп из лобзающихся губ, туго переплетенных тел и непрерывных стонов…  
Утро принесло с собой прохладу и первые робкие лучи рассветного солнца. Длинная тень упала на спящего Кэй, разбудив его. Открыв глаза, он разглядел Зеро в темном силуэте на фоне восходящего светила.  
- Вставай. Приближается Вестник.  
- Какого?! – остатки сна покинули парня, и он вскочил на ноги, - Почему так скоро?! Такого никогда не было!  
- Мне почем знать, - девушка равнодушно озирала безбрежную гладь океана.  
Вдвоем они выдвинулись в своих Стражах к прибрежным скалам, где их уже поджидал Вестник – гигантский нетопырь, цепляющийся за утес своими перепончатыми крыльями. Вырвав на ходу пару деревьев и заострив их, Кэй по очереди метнул их во врага для разведки боем. Оба импровизированных копья воткнулись в тушу Вестника без какого-либо сопротивления, но моментально вспыхнули ярким пламенем. Нетопырь вздрогнул, оторвался от скалы, и пошел на них бреющим полетом, распыляя жидкий огонь.  
- Беги в заросли!!! – заорал Избранный напарнице, хотя та все равно бы его не услышала.  
Впрочем, Зеро и не требовалось указаний со стороны – ее змея, под ливнем из огненных потоков, разогнувшейся пружиной скакнула в океан. Кэй же прыгнул под навес джунглей и постарался поглубже зарыться в сырую почву. Однако его все равно проняло: горела спина и правое предплечье. Это пламя нельзя было погасить или сбить – оно только размазывалось, делая очаг возгорания все шире. Превозмогая боль, Избранный вышел на открытое пространство. В руках его Стража была последняя горсть взрывающихся кокосов. Вестник заложил вираж и неспешно приближался. Макая орехи в лужицы пламени, Кэй ждал, когда они воспламенятся, и метал их навстречу нетопырю. Снаряды рвались в воздухе, своими осколками порядочно изрешетив крылья противника. Последний кокос из-за просчета взорвался у Стража в руке, раздробив кисть. Вестник спикировал вниз, тяжело плюхнувшись на прибрежный песок поблизости от Кэй. Его бока шумно опадали, а бездонная пасть была широко открыта – в ней вызревал адский огонь.  
- Передавай привет Нерго!!! – парень подбежал к нетопырю и сунул поврежденную руку ему в пасть, попутно увеличивая давление во всем теле Стража, чтобы жидкость, его наполнявшая, фонтаном изливалась в утробу врага.  
Раздался оглушительный свист и Вестник, раздувшись до предела, с грохотом лопнул…  
Искалеченный до предела Страж лежал на песке и волны омывали его ноги. Перед расплывающимся взором Кэй, заслоняя безоблачное небо, возникла дымящаяся в подпалинах голова гигантской змеи.  
- Я сделал его, Зеро… - прохрипел зажатый стенками кабины парень, - Помоги мне выбраться…  
Змея зависла неподвижно над Стражем.  
- Ну что ты стоишь – я же сдохну! – Избранный зашелся кашлем, - Не молчи, ответь…сука!  
Пасть медленно растянулась в жутком подобии улыбки, обнажая острые зубы.  
- Я убью тебя, помнишь? – сказала она.  
- Что за… - не успел удивиться парень, как тупой конец змеиной морды с хрустом пробил грудную клетку Стража, превращая кабину в фарш из костей и мяса…  
 
он снова плыл по бескрайним просторам Великой Песни, сливаясь и растворяясь в общем обертоне. Яркий свет, проходящий сквозь него, тоже был частью симфонии - ее проводником.  
- Ла-ла-ла, лаа-лаа-ла-ла-лааа, - запел Кэй и понял, что это не он поет, а его поют. Вспышка. Крик. Утроба сжимается, и океан вываливается ему навстречу…  
 
…весь в розовых пенистых хлопьях, воссозданный Кэй корчился на песчаном берегу, хватая воздух новыми, еще мокрыми легкими. Его Страж, выплюнувший его, теперь трансформировался в сияющее веретено, отбрасывая все лишнее. Рядом лежала опавшая плоть змеи, словно сброшенная шкура, а над ней вышивал причудливые узоры световой мотылек.  
"Исход", - возникла мысль в голове Избранного. Он часто слышал во время обучения, что Стражи, выполнившие свое предназначение, возвращаются к породившему их Эа. Но когда они успели выполнить свой долг?  
Тут он увидел сидевшую неподалеку на песке Зеро. Она раскачивалась в такт неведомой мелодии и пела:  
- Ла-ла-ла, лаа-лаа-лаа…  
"Кукла, ты просто пустая кукла…", - мысли отстраненно и холодно ворочались в голове парня, - "Если тебя разбить, в тебе ничего не будет".  
Он нащупал в песке камень и, раскачиваясь, побрел к девушке. Затем монотонными и равномерными движениями превратил голову Зеро в месиво. При этом он абсолютно ничего не чувствовал – ни ненависти, ни любви. Он был пуст, также как и она.  
Веретено оформилось и, в сопровождении мотылька, устремилось в небо. Кэй сидел над телом девушки, бесцельно шаря взглядом по горизонту. Вдруг он увидел в откинутой ладони Зеро розовый шарик – зародыш Стража. Покатав его на пальцах, Кэй размахнулся и швырнул его в шумящий океан…  
А затем снизошедший с неба столб испепеляющего света стер остров с лица земли.  
 
***  
Интерлюдия  
 
Уничтожив все острова по завершению эксперимента, Эа не почувствовал в себе жалости. Возможно, он так долго контактировал с людьми, что заразился их цинизмом. Примут ли его обратно в Глас Вселенной, или его судьба станет жертвой во имя поддержания равновесия?  
Гигантская кристаллическая структура, опутавшая планету, приняла последних Вопящих и интегрировала их в свою систему передачи. Эа запел, впервые за много лет, огласив пространство своим мощным басом – передача информации началась.  
 
Эпилог  
 
- Капитан, подойдите! – в голосе старшего акустика слышались легкие панические нотки.  
- Что там у вас? – Густав Мердок подошел к локаторной сетке.  
- Это невозможно, но, кажется, триксы передают нам наши же сигналы, только усиленные многократно. Они глушат нас!  
- Какого черта?! – тут капитан почувствовал, что корабль трясет мелкой дрожью.  
Своим обостренным чутьем контрабандиста он мгновенно среагировал на опасность и кинулся к стартеру стазис-кокона. Штурман нечеловеческим усилием ввел данные для прыжка и "Роза Крезуса" перешла в гиперпространство.  
- Уф, еле ушли, - утер пот фуражкой Густав, - Кажется, эти чертовы триксы навсегда похоронили мой бизнес…  
Акустик закричал, дико вытаращив глаза – из-под наушников начала течь кровь. Капитан открыл внешний обзор и обомлел – несущуюся в гиперпространстве сферу стазис-кокона облепили световые мотыльки с человеческими лицами. Они приникли к внешнему ободу поля и пели.  
- I! Hate!! Еveryone!!! – такт этой музыки разносился по кораблю, вызывая вибрации. Постепенно песня опутала все пространство, вклинилась в каждый атом.  
- Иисусе, Дева Мария… - только и успел прошептать Густав, почувствовав, что сам становится частью этой мелодии и распадается на ноты.  
Корабль медленно превращался в пульсирующий сгусток энергии.  
- Ла-ла-ла! – запел капитан и песней отправился в центр галактики.  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования