Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Александра Хохлова - Планета ловушек

Александра Хохлова - Планета ловушек

 
После двухнедельного пребывания на безымянной планете из экипажа звездолета "Пушкин" в живых осталось только два человека. Остальные пропали без вести, бесследно исчезли при попытках прорваться через враждебную территорию к кораблю третьей погибшей здесь научной экспедиции.
- Дима, будь внимательным и осторожным, - напутствовал молодого коллегу, помощник капитана Плутарх Аристархович. – Иди кратчайшей дорогой к центру, а там сориентируешься по ситуации. Я тебя уже инструктировал, какие районы лучше обходить стороной. Береги аптечку! Очки часто не надевай, а то мозги потекут. И самое главное, запомни, ни на что не соглашайся и никому не верь!
- Хорошо! Я вас не подведу!
- Эх, если бы ОНИ не отжали у нас вездеход… Если бы мы сразу скачали и прочли отчеты предыдущих экспедиций… - посетовал напоследок Плутарх Аристархович Каминский, тщательно задраивая люк за ушедшим в город вторым пилотом Дмитрием Устюжиным.
Забегая немного вперед, скажем, что на самом деле никакого города на этой планете сроду не было, зато водилась разнообразная хищная флора и фауна с неординарными гипнотическими способностями в создании ловушек урбанистического типа.
Выйдя из корабля, Дима поправил на поясе пистолеты, рацию и аптечку, надел специальные очки и огляделся по сторонам. Космодром ремонтной мастерской, которая, якобы, приняла сигнал "Пушкина" с просьбой о помощи, предстал ему во всей красе огромного болота, которое потихоньку засасывало корабль. Пилот снял очки… и опять увидел космодром, ангары, электрокары… стоянку такси… Разболелась голова и Дима, помня, что очками можно пользоваться только непродолжительное время, убрал их в карман и зашагал прочь.
- Эй, шеф! До города подвезти? Недорого!
За Устюжиным медленно ехало вынырнувшее из пустоты такси. Водитель такси, мужчина средних лет, бросал на ляжки пилота плотоядные взгляды.
- Проезжай, упырь! – грубо приказал ему Дима.
- Что, даже очечки свои не натянешь, чтобы посмотреть, кто я такой? – засмеялся таксист.
- А чего на тебя смотреть? Ты, жлоб членистоногий, еще в отчетах первой экспедиции описан!
- Ну, как знаешь… Хочешь пешком идти – иди. Не я, так другие тебя съедят, дольше мучаться будешь… А я бы тебе только ножки твои распрекрасные откусил, и все… Лежал бы сейчас, спокойно умирал от кровопоте…
Дима несколько раз выстрелил ему по колесам. Такси ловко отпрыгнуло в сторону.
- Достал!
- Патроны экономь, мазила! – посоветовал пилоту таксист. - А то и до центра не доберешься!
***
Дойдя до частного сектора, Дима Устюжин заметил стоящий на обочине вездеход с "Пушкина". Вокруг него суетились гаишники и обсуждали размер штрафа за превышение скорости и поцарапанный асфальт.
Пилот упал на землю и быстро пополз в тень заборов.
- Вы что-то обронили?
Перед Дмитрием нарисовалось воздушное создание с лучистым взглядом и ореолом золотых волос, прижимающее к себе какие-то яркие журналы.
- Нет… ничего я не ронял…
- Вы гаишников, наверное, боитесь?
- Ничего я не боюсь!
Дима вскочил на ноги, смущенно отряхивая скафандр от песка.
- Пойдемте! – ласково сказала "златовласка", беря пилота под руку.
- Куда?..
- А вон… на лавочку присядем.
- Зачем?..
- Смешной, какой… Каталог смотреть.
От слова "каталог" у пилота затряслись поджилки. Он попытался вырвать свою руку у "златовласки", но та держала ее с противоестественной силой сухопутного двухстворчатого моллюска, которым на самом деле и являлась.
- Вы… Я знаю, кто вы! – запинаясь, пролепетал Устюжин. - Вы представитель "Эйвон"!
- Мы встречались? – прищурилась "златовласка".
- Вы погубили вторую экспедицию… и нашего капитана…
- Вторая, говоришь… Это в которой одни женщины были?
- Да!
Кинув виновато-вороватый взгляд на гаишников, "златовласка" внезапно подхватила пилота на руки и попыталась затащить его в ближайший двор. Понимая, что жизнь его висит на волоске и ему нечего терять, Дмитрий вцепился, что есть силы, в доски забора и заорал так, что стекла в домах зазвенели.
- Держись, мужик!
Услышав крики пилота, гаишники спешили ему на "помощь".
- Ты что здесь делаешь, убогая? – спросили они у "златовласки". – Твоя территория – это центральные улицы, а перекресток "Трудовой" и "Заводской" - наш! Отпусти человечка и отдай нам!
- С каких это делов? Он ведь не на машине! – не согласилась с ними "Эйвон".
- Да нам по барабану, на машине он или нет! Мы как с тобой договаривались? Бабы – твои, мужики – наши!
- В вездеходе и женщины были! Что же вы меня не позвали?
- Не было в нем женщин. Не сочиняй! Совсем обнаглела! Схавала вторую экспедицию с Земли почти в одно рыло, а теперь нам еще предъявляет!
- А вы не обнаглели? Вы же никого мимо своего поста не пропускаете! В общем, так, вы мне одну женщину должны – я у вас одного мужчину забираю!
- Мужик, да скажи ей, что не было в вездеходе женщин!
Их, действительно, там не было, но, пытаясь выиграть время, Дмитрий решил подыграть "златовласке".
- Была женщина… - тяжело дыша, сказал он.
Из отчетов погибших экспедиций, которые его заставлял читать Плутарх Аристархович, Дима помнил, что гаишники – это, на самом деле, плотоядные растения – лианы. Они не могут далеко "отходить" от перекрестка и если "златовласке" удастся увести его от них подальше, то… все… он пропал. Оставаться с "гайцами" – тоже не вариант, съедят, как и ребят из вездехода. Единственный выход – попробовать стравить всю эту "живность" между собой.
Представитель "Эйвон" аккуратно положила Устюжина на землю и придавила ногой.
- Подержи-ка журнальчики, - попросила она, засовывая каталоги ему за пазуху.
Встав в бойцовскую позу, "златовласка" принялась крутить в воздухе, как нунчаками, своей сумочкой.
- Ээ… чего у тебя там? – с опаской, спросили гаишники.
- Пробники, мальчики… пробники…
"Мальчики" приуныли. Видя, что гаишники уже готовы сдаться без боя, Дмитрий с тоской завертел головой и… заметил переходившую через перекресток цыганскую семью. Из тех же экспедиционных отчетов Устюжин знал о непримиримой вражде между представителями "Эйвон" и цыганами.
- Сюда! Скорей! – хрипло закричал он.
Дважды звать цыган не пришлось, и вскоре, на глазах у Димы Устюжина завязалась прямо-таки, "дарвиновская борьба", которую, впрочем, он досматривать не стал, а садами и огородами успешно сбежал с поля битвы.
***
Улица все не кончалась и не кончалась…
Дмитрий быстро понял, что ходит по кругу: пивная, "чебуречная", сигаретный ларек… интернет-кафе, компьютерный клуб, бутик… пивная, "чебуречная", сигаретный ларек…
Притворившись, что собирается купить сигареты, Устюжин резко шагнул назад и нырнул в подворотню.
- Опа! Какие люди!
Пилота со всех сторон угрожающе обступила гопота в синих спортивных костюмах.
- Покурить есть? Нету?.. А если найдем?
"Кто же вы такие?" – Дмитрий надел защитные очки и… никого не увидел. Потом догадался посмотреть вниз. У его ног копошились худые длинноносые ежи.
"Точно! Ежи! Как я мог о них забыть? В записях врача первой экспедиции есть пункт о том, что ни в коем случае нельзя есть на этой планете чебуреки, так как их делают из ежей, не вынимая из них иголки, что естественно приводит к летальному исходу".
Пнув нескольких ежей, Дима расчистил себе дорогу и пошел вперед. Вслед понесся поток матерной ругани. Устюжин хотел им ответить, но… решил не обогащать "ежиный" лексикон. Много чести! И времени нет! Тем более, что стал звонить мобильник…
Дмитрий поднес трубку к уху.
- Я слушаю.
Приятный женский голос сообщил ему о выгодных условиях нового пакета оплаты услуг мобильной связи… поздравил с выигрышем в какой-то лотерее… предложил оформить кредит на покупку трехкомнатной квартиры… купить желтую подводную лодку в рассрочку… Устюжин почти уже на все согласился, но вовремя вспомнил, что никакого мобильника у него – нет, а есть только рация!
"Это плесень!" - догадался он и опять надел очки. Так и есть, серая плесень. Уже начала разъедать руку.
Обработав все открытые участки тела спреем из аптечки, Дмитрий поспешил к арке на противоположном конце двора. Пройдя ее, пилот оказался у городской свалки. Значит до центра уже недалеко.
Устюжин подошел поближе, присмотрелся… Перед ним на боку лежал звездолет "Лермонтов" на котором прилетела вторая экспедиция, а чуть дальше – остатки "Чехова"… а вокруг сотни кораблей неизвестных инопланетных цивилизаций. Грустное зрелище.
Ком подкатил к горлу, Дима тяжело вздохнул и… вздрогнул, так как услышал позади себя фразу, от которой рука сама потянулась к пистолету.
- А вы верите в бога?
За спиной стояли две бабульки в болоньевых плащах и вязаных беретах. Над их головами сухо потрескивали нимбы.
"Свидетели Иеговы… - пронеслось в голове у пилота. – А на самом деле… гигантский спрут, занимающий как бы не полквартала".
- Идите лесом или я буду стрелять, - пригрозил Устюжин бабулькам.
Те заулыбались, совсем его не испугавшись.
- Хотите об этом поговорить? Приходите к нам на собрание.
Отстреливаясь от Свидетелей Иеговы, Дима выскочил на липовую аллею и побежал прямо по ней на центральную площадь. Бабульки настойчиво семенили за ним следом, прикрываясь от пуль тоненькими брошюрками "Сторожевая Башня", как щитами. Внезапно они остановились, настороженно принюхались к воздуху и… сгинули, слившись с тенями от парковых лавочек.
"Что же их так напугало?.. – подумал Дмитрий. – Или кто?"
Откуда-то сверху раздалось приветливое покашливание.
Дима поднял глаза и… увидел букеты роз, гвоздик, тюльпанов… венки и гирлянды из хвои… Пилот сильно задрал голову и… чуть не ослеп. Потом, когда глаза привыкли, он понял, что смотрит снизу вверх на огромный блестящий бронзовый памятник какому-то… Вождю. Какому точно, Устюжин не знал, так как по молодости лет в Вождях совсем не разбирался.
Вождь подмигнул Диме.
Устюжин попятился… попятился… И сломя голову ринулся туда, куда Плутарх Аристархович категорически запретил ему ходить, а именно - в район Красных Фонарей.
***
Потеряв терпение и устав гоняться за Димой Устюжиным по всему городу, "живность" организовалась и устроила ему самую настоящую западню.
Жрица любви, с которой пилот договорился об интимных услугах в обмен на аптечку, завела его в какую-то комнатушку на седьмом этаже, привязала к кровати и ушла… забивать дверь с другой стороны гвоздями.
К тому времени, как Диме удалось освободиться от пут, дом уже был окружен разношерстной толпой, в которой кое-где мелькали знакомые лица. Например, таксиста с космодрома, гопников и бабулек. Устюжин поискал глазами представительницу "Эйвон" - самое симпатичное существо, что попадалось ему за сегодняшний день, но увидел лишь, как неподалеку зажглись костры цыганского табора, и ветер донес ему с той стороны запах жареных устриц.
Конечно, весь этот шабаш мог порвать Диму "как тузик, грелку", но им надо было сделать из пилота "вкусняшку". Для этого ему в окно закинули, как гранату… радиоприемник.
Оказавшись в комнате, радиоприемник запрыгнул на кровать, сам включился и заговорил:
- Дорогого Димочку Устюжина с его последним днем жизни поздравляет бывший друг, коллега и наставник Плутарх Каминский и просит передать ему такие слова… "Пока ты, дурачок зеленый, отвлекал на себя внимание, я спокойно добрался до "Гоголя" - корабля третьей экспедиции, и успешно произвел его запуск. Когда ты услышишь эти слова, я буду уже на пути домой, на Землю!" Мы присоединяемся к поздравлениям и от себя хотели бы добавить: "Димка, не томи! Давай, прыгай в окно! А то хуже будет!"
Вот и все… Дима понял, что шансов на спасение у него больше нет.
- Прыгай! Прыгай! – кричала снизу толпа.
Пилот залез на подоконник, зажмурился и приготовился сделать последний в своей жизни шаг, как вдруг… заработала рация. Сквозь сильные помехи Дмитрий различил голос Каминского: "Прыгать только по моей команде! Ты понял меня, Устюжин? Это приказ! Раз… два… три… Пошел!"
Выпрыгнувшего из окна пилота подхватил двухместный челнок с "Гоголя", оставив местное зверье выть в бессильной злобе посреди тающего на глазах города.
***
- Как вы меня нашли? – плакал Дима, обнимая Плутарха Аристарховича за шею и целуя его седые колючие щеки.
- Договорился с цыганами. Они за тобой следили и сообщали мне, - объяснил Каминский, деликатно убирая руки пилота со своих плеч.
- С цыганами?! – не поверил ушам Устюжин.
- Да. Цыгане – настоящие. Они приспособились к жизни на этой планете, среди ловушек, и живут тут испокон веков.
- Я не знал…
- Гоголя надо было внимательно читать!
- Не понял…
- Про это написано в отчетах экспедиции с "Гоголя", которые ты не дочитал до конца.
- Плутарх Аристархович, а почему вы не рассказали мне о своем плане? Не доверяли? – немного с обидой спросил Дима. – Думали, что я ИМ проболтаюсь?
- Нельзя было рисковать, сынок, - ответил Каминский, пытаясь стереть со скафандра следы бронзовых отпечатков пальцев. – Враг хитер и коварен. Ты же видел, какие они там все ушлые и телепаты через одного…
Неудачно повернувшись, Плутарх Аристархович застонал от боли в сломанных ребрах.
- Кто это с вами так? Вождь?..
- Он самый. Сколько раз зарекался к нему подходить, а вот… не удержался. Ну, ничего, до моей пятой свадьбы, надеюсь, все заживет. Покажи-ка мне лучше, что это у тебя за странные волдыри на груди? Надписи, ценники… "Акция… любой продукт по суперцене…" Каталог "Эйвон", что ли?
- Он самый.
- Ага… А ты вообще как себя чувствуешь? – забеспокоился Каминский. - Тебе не хочется, к примеру, губы помадой накрасить… туфли на высоком каблуке надеть… в юбке узкой походить?..
- Нет, ничего такого, - испуганно помотал головой Дмитрий, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. – Только вот, знаете… у них там, в каталогах, такие есть кружочки, потрешь их, и они духами пахнут… и… двадцать третье февраля уже скоро… Хотел вам подарок сделать, но не знаю, какой аромат выбрать.
- Так, стоп! - прервал его Плутарх Аристархович. – Все ясно. Нам с тобой необходима полная дезинфекция. Идем на карантин! Не хватало еще какую-то заразу домой привезти!
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования