Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Данкизавр - Выезд на природу

Данкизавр - Выезд на природу

По крыше барабанит дождь. С того дня прошло уже два с половиной года, а врачи так и не выпустили меня на волю. Да и куда на волю?! В мир, где каждый сам за себя? Нет, туда я не хочу.

Иногда, когда заходит медсестра и расспрашивает меня о тех причудах, что теперь творятся в моей голове, я прошу ее включить для меня радио. Телевизор вовсе запрещен для подобных мне индивидов, но хоть услышать знакомую песню и, свернувшись на койке, вслушаться в мелодию. В такие короткие моменты, я возвращаюсь в прошлое и будто окунаюсь в «нормальную» жизнь. Но длится мое забытье не так долго, радио забирают, а медсестра закрывает дверь на засов, оставляя меня в моей белой тюрьме.

Как странно? В тот день, когда «Скорая помощь» нашла меня в лесу, практически мертвую, врачи наперебой кричали: «Чудо!». А после, когда появились первые признаки психического, как они же решили, расстройства, оказалось: «Какой крест…». Крест… Вот правильное слово, для девушки, которая не захотела обращать внимание на казалось бы, глупые предчувствия. А надо было. Тогда все остались бы живы, и я не несла бы свой крест.

***

За два с половиной года до этого.  

- Помоги мне забаррикадировать дверь! – кричу истошно, обращаясь к кому-то за спиной. Правду говоря, в этот момент я уже плохо отдаю себе отчет в том, что же вокруг твориться. – Скорее! Помоги! – мой голос срывается на рыдания, и я оборачиваюсь к стоящим неподалеку людям, держа дверь спиной, - Сергей! …
Здесь, рядом со мной в ловушке, коим стал нам этот дом, стоят несколько человек, из которых я знаю только родного брата. И теперь никто из них, не двигается с места, чтобы попытаться мне помочь удержать дверь от тех чудовищ, что находятся за стенами.
- Ну же! – собрав последние силы, кричу, обращаясь к брату. Но он не двигается с места, словно завороженный. – Неужели, они и вас поработили?!
В этот момент, кто-то резко хватает меня за руку и словно вытаскивает из чудовищной ловушки в мир реальности. Я открываю глаза и оглядываюсь вокруг…
Аудитория в родном институте. Преподаватель рассказывает, что-то о произведениях Артура Конан Дойля.
- Что соседушка, - насмехается моя подруга и соседка по общежитию – Кристина, - Сон дурной увидела?!
- А что?! – шепотом спрашиваю я и искоса поглядываю на преподавателя.
- Ты помощи просила, - почти смеется Кристина, на что лектор укоризненно откашливается, давая нам понять, что на зачете будет туго.
- Ужас… - я закрыла лицо ладонями и откинулась на спинку сидения.
***
- Что планируешь делать на выходных?! – нагнала меня Кристина в коридоре, когда я уже собиралась оставить институт позади и отправиться в парк кормить уток. Это занятие всегда помогало мне разобраться в себе лучше, чем любые психологи.
- Я собиралась поехать с братом и его друзьями на природу… Но скорее всего не поеду… - я проговорила эти слова не оглядываясь на подругу.
- А что так?! – не унималась Кристина, - Я давно хотела потусить с твоим братом… а тут такая возможность!
Я остановилась и изумленно посмотрела на нее. Мимо прошел преподаватель – Арсен Каренович, бросив мне что-то вроде: "Вам будет трудно на сессии с таким-то отношением к учебе". Я не обратила внимания на его слова, поскольку была занята удивлением от слов Кристины.
- Ну что ты смотришь?! – усмехнулась та. – Твой брат молодой парень, подающий надежды специалист в области археологии… Одинокий, - она кокетливо пожала плечами и снова бросила на меня быстрый взгляд, - Почему бы не свести меня, твою лучшую подругу, с твоим единственным братом?!
Я с улыбкой поправила шарф и направилась в сторону выхода из института, кинув ей через плечо: "С чего ты взяла, что лучшую?"
***
Осень уже полностью вошла в права хозяйки природы, и свежий прохладный воздух приятно холодил кожу. Листва на деревьях в парке уже давно окрасилась в огненно-красный цвет. И то и дело ветер подхватывал сухой желтый лист и уносил его куда-то вдаль, пока он не обретал покой под ногами прохожих. Трава, еще недавно зеленная и свежая приобрела цвет завядшего подсолнуха, но еще не обратилась в сено. Я шла по дороге, между деревьями. Под сапогами шелестели опавшие листья. Мне было очень холодно в осеннем пальто, поверх ворота, которого я всегда носила серый шарф, как талисман. Сегодня погода не радовала. Я шла медленно, постоянно разглядывая природу вокруг себя и то и дело, останавливаясь поправить перчатку или шарф. "Еще чуть-чуть и деревья будут стоять совсем голые, а утки попрячутся", - подумалось мне. И хотя утки птицы перелетными, эти выбрали жизнь здесь, в парке, где их обязательно покормит очередной прохожий. Они улетят, но только тогда, когда пруд застынет и жить станет невмоготу… Я подошла к берегу пруда и достала из сумки припасенный с утра хлеб.
- Ну, что скучали по мне?! – обратилась я к уткам, словно они могли скучать или хотя бы понимать, что я им говорю.
По пруду раздалось многократное "Кря", что означало, что хоть и не понимали, но слышали.
После недолгого воссоединения с природой, я направилась в общежитие, которое за три года сделалось для меня домом. Когда я подходила к воротам парка, зазвонил телефон. Мелодия из кинофильма "Титаник" разлилась по парку и, как мне в тот миг казалось, соединилась с воздухом и стала частью его.
- ДА, - наконец, разыскав в сумке телефон, выпалила я более жестко, чем хотела.
- Привет, - ошарашено звучал голос брата, видимо он не ожидал такого приветствия. – Я звоню узнать: выходные… все в силе?! Ты едешь?!
Я на мгновение задумалась. Меня до сих пор не оставляла тревожное чувство от сна. Хотя я и не помнила деталей, но что-то во мне кричало, что поездка для меня фатальна.
- Ну, так что?! – вновь проговорил брат. Его голос звучал встревожено.
- Да, все в силе… - я отмахнулась от своих предчувствий и даже улыбнулась, словно он мог это видеть. – Только я приеду не одна…
- Да, конечно… - голос на другом конце провода прозвучал радостно, и это приободрило меня. – Ну, до выходных.
Мы с братом выросли в семье археологов. Родители даже познакомились на работе. И, как часто это бывает у людей, посвящающих себя любимому делу, на семью времени не оставалось. Поэтому каждый раз, когда они собирались в очередную экспедицию, нас оставляли у бабушки с дедушкой, в деревне не далеко от границы с Финляндией, а сами придавались своему смыслу жизни.
А когда мне было пятнадцать, в день восьмого марта, когда мир отмечает праздник женщин, нам пришла телеграмма, сухо сообщающая о том, что родители не вернутся.
Я остановилась у входа в общежитие и посмотрела на серое небо. А в тот мартовский день оно было яркого лазурного цвета, зеленеющее под лучами солнца. Мне вспомнилось, как я задыхалась от рыданий, на груди у бабушки, а Сергей… Он только смотрел в окно. Непрерывно.
***
- Мы едем, едем, едем, в далекие края! – кричала Кристина на весь автобус, чем постоянно привлекала к нам внимание.
Мы выбрали самый короткий маршрут до места назначения и потому, поехали на автобусе, а не отправились на электричку. До нее было долго идти, а потом от нее не меньше. Вообще мысль провести выходные вместе, пришла в голову моему старшему брату – Сергею. До этого мы не виделись более трех лет, как я уехала учиться в другой город, а он отправился на раскопки, куда-то в Азию. И вдруг, три дня назад, во вторник, мой телефон непривычно поздно зазвонил, и я услышала родной, но такой далекий голос. В тот миг, даже слезы побежали от радости. Но сейчас, когда я ехала на эту "туристическую вечеринку" с "лучшей", как считала Кристина, подругой, мне хотелось сгореть от стыда. Еще перед тем, как сесть в автобус, я умоляла свою соседку не привлекать особого внимания – я вообще не люблю, когда все взгляды на меня. Но куда же?! Как же?! Нет, надо во весь голос запеть детскую песню. И мало того, что слух у Кристины оставлял желать лучшего, словно она родилась в берлоге медведей, и они не просто протоптались по ее ушам, а жили на них, да еще и голос был сиплый и громкий, словно она перед этим ночь, не отрываясь, пила алкоголь.
- Что такая грустная?! – прекратив свое вытье, обратилась ко мне подруга.
- Ты можешь хотя бы сделать вид, что мы не знакомы?! – прошипела я и отвернулась от "певицы".
***
Путь оказался безрадостным и долгим. Даже красота природы не могла вызвать во мне приятные воспоминания, после утомительной пытки в автобусе.
Я шла, неся на спине тяжесть рюкзака, и смотрела только себе под ноги. Кристина же взвизгивала от каждого камушка, который казался ей "необычайно красивым" или от "еще зеленого листика на дереве".
- Может хватит?! – выпалила я, когда мне надоело веселое настроение спутницы.
Кристина удивленно и расстроено посмотрела на меня.
- Ты сначала весь путь выла, хотя не имеешь ни слуха, ни голоса. Потом нет, чтобы помолчать, ты пыталась завести со мной разговор и сейчас ты донимаешь меня своими "красивыми камушками"! – я сорвалась на крик, - Я совершила такую ошибку, что взяла тебя с собой…
Кристина вздрогнула и вдруг … заплакала. Очень жалобно и невинно. Так, что в любой другой момент, я бы извинилась, но не тогда. Я только крикнула через плечо "Идем" и направилась по извилистой тропинке дальше в лес.
***
Домик, где решили провести выходные мой брат с друзьями, оказался в самой глубокой чаще леса. И мы с Кристиной, которая весь путь после ссоры плакала, добрались до него только к полуночи.
Здесь уже был разведен костер и готов ужин. А все новоявленные туристы, расселись вокруг огня и рассказывали друг другу страшные истории или играли на гитаре. Обычное поведение выехавших на природу людей. Сначала они так были поглощены своими занятиями, что даже не заметили двух путниц, которые подошли к костру.
Кристина, наконец, перестала плакать и даже посмотрелась в зеркало, чтобы удостовериться, что хорошо выглядит для знакомства с Сергеем, которого заочно уже обожала.
- Эй, походники! – не выдержала я игнорирования своей персоны и выпалила, что было силы.
Молодые люди встрепенулись. И все взоры сразу же направились на меня.
- А вы кто?! – спросил молодой темноволосый человек, который сидел поодаль от всех и ближе к нам с Кристиной.
- Я – Настя Савина, а это – моя подруга Кристина, - я указала на девушку, не оборачиваясь к ней.
- Очень приятно, - отозвалась моя спутница.
- Савина?! – удивился парень, не придав значения словам Кристины, - А ты не родственница Сергея Савина…
- Я его сестра, - я улыбнулась и теперь все присутствующие замолчали и действительно обратили на нас с Кристиной внимание, а не только косо поглядели.
- Ух, какая встреча, - протянул другой парень и встав от костра подошел ко мне, чтобы пожать руку, - Я должник твоего брата… - я удивленно подняла брови, - Он мне жизнь спас… Однажды. Да… Я – Лункин Алексей, - представился подошедший парень и протянул руку сначала мне, а потом и Кристине.
- Я – Лиза, - крикнула девушка, сидевшая у костра. Я кивнула, а Кристина недовольно фыркнула.
- Я – Федор, - отозвался еще один парень, в меру упитанный.
- Очень приятно, - проговорила я и вновь обратилась к Алексею, не желая оставаться дольше на улице, когда можно согреться в доме. – А где Сережа?!
- Он фарширует утку, в доме… - крикнула в ответ Лиза, и я еще раз обменявшись со всеми присутствующими формальностями, направилась внутрь, и потащила за собой Кристину.
***
Дом оказался маленьким и не уютным. Здесь, внутри, горела одинокая лампочка изредка мерцая, словно давая понять, что скоро и она перегорит, оставив путников без света. Огромная, массивная печь, как в старых бабушкиных домах, где обходились без электрической плиты и без газа. И длинный деревянный стол, за которым и сидел Сергей, готовя утку к фаршировке.
Он бубнил какую-то тихую песню себе под нос и некоторое время не замечал нас с Кристиной, что меня стало уже изрядно раздражать. Я прошлась по скрипучему полу и встала напротив брата. Он продолжал заниматься своей работой. Тогда я сбросила свой рюкзак на пол, от чего старые доски чуть не потрескались.
- Настя?! – удивленно поднял на меня глаза брат и перевел взгляд на мою спутницу, которая уже сияла в улыбке.
- Знакомься – это Кристина, - я указала на девушку жестом руки и косо посмотрела на ее расплывшееся в улыбке лицо.
- Приятно, - улыбнулся Сергей и поднял перепачканные в утиных потрохах руки, показывая, что не может поздороваться, как полагается.
- А – это… - я хотела было представить своего брата спутнице, но Кристина визгливо вскрикнула: "Я так рада, наконец-то познакомиться с тобой… вами…"
- На "ты" лучше, - усмехнулся Сергей и принялся дальше за утку. – Как путь?! – спросил он, мимоходом глядя на нас.
- Ужасно… Такая даль… - протянула я и села на деревянный табурет, а другой ногой пододвинув подруге.
- Не преувеличивай, не преувеличивая, - отмахивалась Кристина и все также приторно улыбалась.
При всей красоте, моя спутница умело отпугивала от себя мужчин, "превосходным" поведением. Сергей улыбнулся такой веселой девушке и дальше принялся за приготовление ужина.
- А я думала, что ужин давно готов… - протянула я, указывая на улицу.
- Нет, там перекус, обычный перекус. У нас сегодня праздник, поэтому суп – не может быть главным блюдом.
Сергей отправил утку в печь и сел рядом с нами. Он сильно изменился за прошедшее время, пока я его не видела: взгляд стал суровее, даже когда он улыбался, под глазами залегли первые морщинки и даже желтые поцелую солнца – веснушки скрылись в потемневшем загаре.
- Ваша комната будет слева, - тихо сказал парень и посмотрел на мою спутницу, - А я лягу с Лехой в той, что справа. Отбой через час после ужина… - он вновь улыбнулся и направился к выходу.
Я посмотрела ему в след, а после того как дверь за ним захлопнулась, дернула застывшую в порыве счастья Кристину за рукав и мы направились в отведенную комнату.
***
За ужином все веселились и продолжали рассказывать различные байки, но меня не оставляло смутное чувство тревоги. Даже вино не подняло мне настроение. Мне все больше и больше казалось, что я попала в другую реальность. Словно что-то в моем сердце предупреждающе кричало о подвохе, который кроется за происходящим, но я пыталась утопить страхи в вине.
Сон в ту ночь меня не брал. Я постоянно ворочалась на постели и посматривала в окно. Почему, когда я ступила внутрь дома, от меня скрылся тот факт, что он такой просторный. Две просторных комнаты, в которых мы могли бы поместиться все вместе.
Я села на кровати и посмотрела за окно. Полная луна разливала свой белеющий свет по макушкам деревьев и словно, молоком, вливалась через окно в комнату.
- Кристина?! – позвала я подругу.
Девушка пьяно отмахнулась и перевернулась на другой бок.
- Если в доме нас ночует только четверо, где же спят все остальные?! – не унималась я.
- Йа нэ снайу… - прошамкала подруга и продолжила мирно посапывать на постели.
А я тем временем направилась прогуляться, искренне надеясь, что свежий воздух успокоит бешеное биение сердца.
Я закуталась в старый тулуп и надела на ноги охотничьи сапоги, в которых мой брат любил ходить за водой в детстве.
Морозный воздух обжигал кожу на лице. Я закрыла скрипнувшую дверь и направилась к тому месту, где вчера горел костер. Однако, никаких углей или сажи не было. Я побрела дальше, оглядываясь по сторонам. Нигде ни одной палатки. Только снежная пустыня и дальше лес. Я шла, ускоряя шаг. В какой-то момент мне захотелось броситься бежать в лес, или, напротив, пытаться разыскать людей. Но я не сделала ничего из этого, вместо того, я бегом вернулась в дом и, пытаясь успокоить разыгравшееся воображение, укрылась одеялом, пытаясь уснуть и забыть свою тревогу. Но это не помогло…
***
- Помоги мне! – мой истошный крик рвет горло, - их нельзя впустить внутрь! Сергей!
Я оборачиваюсь к брату, но он смотрит на меня невидящими глазами и поднимает руку, указывая куда-то за окно.
Я в ужасе закрываю глаза, чтобы не видеть его взгляд, но все одно.
- Иди и смотри… - слышу я голос брата.
- Нет, это не апокалипсис… Нет…
- Настя! – Кристина сильно схватила меня за руку, и я открыла глаза.
- Что?! Что? – мой голос срывается. Я вся в холодном поту. Ночная рубаха прилипла к телу. Волосы влажные, словно я бегала под дождем.
- Ты стонала и звала на помощь… - тихо, проговорила Кристина, и заботливо провела ладонью по моим волосам.
- Сон… Очень страшный сон, - прошептала я и, наконец, окончательно проснулась.
За окнами еще темно. Я отстранила от себя подругу и подошла к окну. Та же картина, что и когда я совершала свою ночную прогулку.
- Что за сон?! – спросила Кристина и серьезно посмотрела на меня, давая этим взглядом понять, что не отстанет, пока я не расскажу всю правду.
Я вернулась к кровати, кинув взгляд на свою ночную одежду, которая лежала скинутая у порога.
- Мне снится какая-то чушь… - прошептала я, и спряталась под одеяло, пытаясь побороть озноб охвативший меня. – Я в странном доме, где много людей, пытаюсь удержать дверь. Прошу их помочь, а они как истуканы стоят и смотрят на меня.
- А кто за дверью?! – прошептала Кристина.
- Не знаю, - я покачала головой, - А после… Сергей указал мне на окно, и я услышала строчку из "Откровения Иоанна Богослова"… - я закрыла лицо руками.
- Ну и сон, - усмехнулась Кристина.
- А еще, … - я понизила голос, и бросила взгляд на дверь, - Мне кажется, что Сергей – не мой брат…
Кристина усмехнулась. Но заметив мое серьезное выражение лица, резко встала и отошла к окну.
- Почему?! – проговорила она. – Все же было хорошо…
Я покачала головой, давая ей понять, что не понимаю, что происходит.
- Ладно, слушай… - вновь заговорила Кристина, - Сейчас ложись спать, а утром мы поговорим… Хорошо?!
Я кивнула.
***
- Настя! Настя! – слышала я голос за дверью.
- Посмотри в окно! – голос такой чужой и далекий, словно крик доносился из-за гор, или с другой стороны леса.
Я посмотрела на Сергея. Он все также указывал в окно. И его глаза все еще смотрели куда-то сквозь меня, будто бы в пустоту.
Я медленно отстранилась от двери, понимая, что больше никто не пытается ее взломать, и направилась к окну.
- Иди и смотри… - вновь проговорил за моей спиной Сергей и я дрожащими руками, отодвинула занавески.
Люди. Их так много, что они представляют собой море из людей. Они стоят плотно друг к другу, плечом к плечу. Они разного возраста и расы. И все непрерывно смотрят на меня, что-то говоря, но я никак не могла разобрать.
- Что? – я вслушиваюсь из последних сил, но гробовая тишина поглощала все их слова и крики.
Вдруг меня объял ужас, когда среди этих людей я увидела своего брата. Он плачет. Его руки разодраны. Лицо испачкано.
Я оглядываюсь назад, туда, где стоял Сергей. Но в доме я одна. Я бегу к дверям, изо всех сил, но бежать трудно. Открываю дверь, но в этот момент кто-то хватает меня и рывком тянет назад.
- Помогите! – слышу я крик Кристины и падаю на пол.
***
- Вставай, соня… Завтрак проспишь… - протянул Сергей.
Я села на кровати и посмотрела на него. Он будто бы вновь стал прежним, веселым и улыбчивым, больше не было тех морщинок и странного загара. Лицо было усыпано мелкими веснушками. Когда я смотрела на него, весь мой страх растворился.
- Доброе утро, - я широко улыбнулась и, спрыгнув с кровати, как в детстве, кинулась обнимать его.
На завтрак были мягкие вафли и черный чай. Вкус сладко-кислый от клубничного джема. Сергей всегда знал, что именно я люблю.
- А где Кристина?! – доедая вафли, спросила я.
Сергей широко улыбнулся и многозначительно пожал плечами. Я усмехнулась и прикончила свой завтрак.
***
Все утро я провела в общении с братом. Мы так давно не виделись, что оказалось, тем для рассказов накопилось множество. Мы смеялись. Прогуливались по снегу. Рассказывали, как раньше, интересные истории. И всякая тревога на время оставила меня. Я забыла о своих снах и о том, что Кристина пропала куда-то на весь день. Я наслаждалась общением с братом.
- Я думаю, надо будет вновь приехать сюда, - улыбнулась я, глядя в серо-голубое небо. – Здесь так, свежо и чисто… Никаких дорог, с их машинами, никаких душных комнат. Только девственная природа.
- Да… - протянул Сергей.
День пролетел незаметно. В приятном общении время всегда льется сквозь пальцы и его нельзя остановить. За этот день я улыбалась больше, чем за последний год, проведенный в институте.
Однако, Кристины все не было. К вечеру моя тревога вернулась с новой силой. Я пыталась расспросить брата, но он все также пожимал плечами.
- Леха тоже пропал куда-то, может они вместе?! – усмехнулся Сергей.
Я удивленно осмотрела дом и только сейчас заметила, что Алексея весь день тоже нет.
- Возможно, - попыталась улыбнуться я, но у меня вышла странная гримаса.
Сейчас, глядя на лицо своего брата, я вновь перестала узнавать его. Вновь этот темный цвет кожи, вновь морщинки. Но я пыталась не придавать этому значения.
- Спокойной ночи, - прошептала я и незамедлительно направилась в свою комнату.
Конечно, оставалась надежда, что Сергей прав и Кристина просто решила провести весь день с малознакомым ей человеком. Но это было на нее вовсе не похоже.
***
Как только на лес опустилась непроглядная тьма ночи, я вновь надела тулуп и сапоги, а после, тихо выскользнув из дома, направилась на поиски Кристины. Я обошла дом вокруг, проползая под окнами спальни брата, чтобы не быть замеченной. Потом прошлась по лесной тропинке, но никого не нашла.
Разочарованная я вернулась в домик и сразу же легла спать. Сон долго не шел. Я вновь ворочалась в постели и никак не могла избавиться от тревоги.
- Где же ты?! Кристина, вернись… Только бы с тобой ничего не случилось… - я сама не осознавала того, что произнесла эти слова в слух.
Когда все-таки Морфей овладел моим сознанием, я вновь очутилась в том злополучном доме. Я стояла у раскрытой двери и смотрела на толпу людей. Только сейчас я заметила в них сходство: рана на месте пупка. "Неужели, они все мертвы?!", - ужаснулась я, глядя на бледного Сергея. В этот миг моя душа словно опустела. Будто из меня вырвали кусок чего-то ценного и это уже не вернуть.
- Настя, - наконец, услышала я его голос, - Освободи нас… Освободи…
Я открыла глаза и резко села на кровати. По щекам скатывались слезы. Я не хотела верить в то, что тот, кто спит в соседней комнате – чудовище, обернувшееся в моего брата, а не Сергей. Я медленно встала с постели и подошла к окну. Вмиг кровь в жилах застыла. На улице стояло темное, волосатое существо, телосложением похожее на человека, но человеком не являющееся. Оно облизывало мохнатую, когтистую лапу, с которой капала какая-то жидкость, напоминающая кровь.
Я резко отпрянула от окна. Мгновение я стояла в ужасе, не в силах пошевелиться. "Надо бежать…" - говорила я себе, но пошевелиться не могла. Где-то внизу раздался сдавленный стон. От неожиданности я споткнулась о лежащий на полу сапог и упала. Грохот был такой, что мне хотелось спрятаться под кровать. Но я не успела. В этот миг дверь в мою комнату распахнулась, и в нее ворвалось то самое чудовище, которое медленно начало принимать облик моего брата. Я стонала, не в силах плакать. Подобие Сергея быстро направилось ко мне. Я схватила сапог и с размаху ударила его по лицу, а после кинулась прочь из комнаты.
***
Я бежала в одной сорочке. Мороз впивался в тело, но я уже не чувствовала боли. Меня охватил дикий ужас. Мне стало ясно, что он держит жертв под полом и видимо медленно поедает, раз кто-то сумел еще выжить. Поэтому первым делом, я кинулась к входу в подвал. К моему удивлению, дверь была открыта, видимо он обедал, когда я подглядывала за ним.
Внутри валялись трупы, с разорванными животами. Здесь я нашла и Кристину. Мои руки дрожали, когда я убрала с ее молодого лица волосы и увидела тот самый безжизненный взгляд, что приходил мне во сне у Сергея.
- Помоги, - раздался тихий, срывающийся голос… Сергея?! Я огляделась вокруг, у дальней стены, привязанный к старому стулу, сидел мой брат. Я бросилась к нему.
Лицо бледное и перепачканное в грязи. Я провела по его щеке ладонью и он открыл глаза.
- Н… Настя… - прошептал он и попытался улыбнуться.
- Я вытащу тебя… - прошептала я и бросилась развязывать узлы, сковавшие его руки.
- Он… съел… съел их… - продолжал говорить Сергей, пока я рывками пыталась избавить его от веревок. – Лесник… Он их съел…
- Знаю, - проговорила я. Хотя мне даже в голову не приходило, что такое вообще бывает наяву.
Я услышала, как дверь в подвал скрипнула и стукнулась о стену. Монстр был разъярен. Он вновь принял облик моего брата, только глаза остались звериными, словно налитыми фосфором.
- Его надо убить… - протянул Сергей, пытаясь оставаться в сознании. – Только так… их души обретут покой… В доме… на печке… розжиг… - Сергей схватил меня за руку и притянул к себе, - Слушай, и запоминай: ты должна его сжечь… И бежать…
- Я не оставлю тебя, - прошептала я в ответ и принялась искать оружие, чтобы остановить надвигающееся на нас с братом чудовище.
А монстр приближался медленно, словно играя в "кошки-мышки" со мной. Вот только я не собиралась быть жертвой. Не сейчас…
- Твоя подруга нашлась, - усмехнулось подобие моего брата, и провел темной ладонью по щеке мертвой девушки. – Видишь, с ней почти все хорошо….
Я схватила ножку сломанного табурета и выставила ее вперед, словно обороняясь от чудовища.
- Ты же не убьешь брата, Настя, - улыбнулся монстр.
- Ты не мой брат… - прошипела я и отшагнула назад.
Монстр все шел на меня. Холод. Страх. Все оставило меня. Сейчас было важно только спасти Сергея, который неизвестно как выжил в этом аду за столь долгое время.
- Ну же, хватит, сестренка… - смеялся монстр.
В этот момент, я кинулась к нему и со всей силы, на которую была способна, ударила острым концом ножки его в грудь. Он захрипел и упал на колени. Кровь полилась из раны.
- Даже, если я не верю, что ты существуешь, … Я все равно убью тебя… - прошептала я, наблюдая за истекающим кровью оборотнем.
- Я убью тебя! – ревел он, пытаясь ухватить меня за ногу, но я пнула его и бросилась помогать Сергею.
Мой брат уже почти лишился сознания. Наконец, я освободила его от веревок и помогла встать на ноги, опираясь на меня. Но только мы направились к выходу, как путь нам преградил волосатый монстр. Он резким движением вырвал из груди ножку табурета, и отбросил ее прочь. Я в ужасе ахнула и посмотрела на полумертвого брата.
Монстр вновь начал приближаться, но теперь быстрее. Я осмотрелась вокруг. Ничего. Только один выход из этого страшного подвала. И тот завален трупами.
- Оставь меня, - срывающимся голосом прошептал Сергей. – Оставь, я отвлеку его… а ты беги…
- Нет.
- Я умираю, - тихо стонал он, - Я недаром приходил тебе во снах… Я уже не выберусь…
- Нет.
По моим щекам потекли слезы. Монстр был уже совсем рядом, когда Сергей, собрав последние силы, оттолкнул меня в сторону и кинулся в объятия к чудовищу.
- Беги! – услышала я крик брата и бросилась прочь из западни.
До меня еще доносились слова брата, но разобрать я смогла только два: "Нужен огонь". Так я и поступила. Нашла на кухне спички и маленький баллончик с бензином. С этим я и вернулась назад в подвал. Монстр уже расправился с Сергеем, и теперь мне терять было нечего. Лишь только он бросился ко мне, я открыла баллончик бензина и, обрызгав шерсть оборотня, а теперь я поняла, что это именно он, а после зажгла спичку и бросила в него со словами: "Это тебе за брата, сволочь".
Монстра объяло пламя. Он заметался по подвалу, словно пытаясь спастись, но спасения не было. И, в конце концов, огонь победил. А я побрела прочь, босиком по снегу и в одной сорочке. Раньше, в детстве, я не понимала стремление Сергея всегда держать при себе спички и баллон с бензином, но теперь…
***
- Ты знаешь, мне так жаль, что… так все вышло… - проговорил Сергей, кидая в ярко-голубую воду пруда камешек. Бульк… Этот звук заставляет меня улыбнуться. Я смотрю на солнце и радуюсь теплу. – Мы ведь приехали отдохнуть, мы не знали, что лесник, которому принадлежит эта изба, окажется оборотнем. А знали бы, не поверили…
Я перевела взгляд на брата. Веснушки. Улыбка. Солнце в глазах.
- Прости, - я не говорю эти слова, а только шевелю губами. – Мне так жаль…
Он улыбается. А из моих глаз текут слезы. Ручьем или рекой, все равно…. Сейчас я вновь явственно вспомнила, что только что произошло. Вспомнила, что потеряла…
Так много хочу сказать ему, но ничего не говорю. Я просто сижу рядом и плачу.
- Ты освободила нас… - говорит он и снова улыбается, - Мы были заперты там призраками, наши души не имели покоя, а ты… Теперь мы отправляемся в рай…
- А я… Возьми меня с собой, - я всхлипываю.
- Не время… Пока нет, но я буду ждать тебя. Только ты не торопись, хорошо….
Яркий свет застилает глаза. Я жмурюсь. Но свет все усиливается и усиливается. Облик Сергея тонет в этом свете, а я словно теряю равновесие и начинаю куда-то падать.
***
Удар. Мне кажется, что я упала с высотного дома и ударилась со всей силы об землю. Тело ужасно болит.
- Пульс есть… - слышу я, громкий голос женщины, сквозь боль, которая то и дело пронзает мое тело.
Мне больно и холодно. Кто-то поднимает меня и кладет на носилки. Но легче мне не становится. В моей груди пустота… Я открываю глаза. Меня несут в машину "скорой помощи". Глаза слепит все тот же яркий свет.
- Одна жива, - вновь раздается голос женщины, и я чувствую, как взгляд мутится от пелены слез. Волосы покрылись инеем. Пальцы замерзли и я не могу ими пошевелить… Но мысль только одна: "Они свободны. А я нет"…
***
Два с половиной года спустя. 
- Какой ужасный случай, - прошептал лечащий врач Насти Савиной, доктор психиатрических наук Левашов, обращая свои слова к напарнику по клинике доктору Мединскому, но не сводя взгляд с миловидной, хоть и безумной девушки за окном, в палате. - Она убила их всех, а теперь пытается, доказать, что там в лесу водился оборотень...
- Но как? Такая хрупкая девушка, - удивился Мединский переводя взгляд с девушки за окном на психиатра.
- Ночью, во сне... - Левашов поежился от нахлынувших образов молодой убийцы, - А после сожгла дом. За два с половиной года, что она находится здесь, было уже три попытки сбежать, пять попыток суицида и несколько попыток подкараулить меня и зарезать. В такие моменты она рычит, скалится, брыжит слюной и плачет, говорит, что Ликан успел укусить ее. - губы Левашова тронула горькая ухмылка, - Знаешь, что самое страшное, ... - он посмотрел на коллегу и пожал плечами, - Иногда я ловлю себя на мысли, что верю ей... Что она, не могла так поступить... 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования