Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Оля Дымка - Дорога

Оля Дымка - Дорога

 
Вы когда-нибудь ездили по навигатору? А на длинные дистанции? Уж не знаю, как там со всякими лицензионными программами и платными картами, а мы после каждой такой поездки обычно зарекаемся никогда и ни за что. Ну вот, для примера, когда мы возвращались из Харькова в последний раз, навигатор повел нас по весьма "аппетитной" дороге, суля сэкономить примерно 60 километров. Мы радостные свернули и… долго вспоминали про себя различные ненормативные ругательства. Впрочем, Антон не стеснялся в выражениях, даже, несмотря на присутствие нас – двух девушек.
"Ну что за дела?", "Слушай, не дрова же везешь!". А какие "дела" и "дрова", если это не дорога, а просто яма на яме. И, кстати, в итоге мы мало того, что не сэкономили, а еще и ехали почти на 40 минут дольше. Объезжать ямы пришлось с черепашьей скоростью в 20 км…
 
В этот раз мы ехали из Харькова и… снова по навигатору. Да, наверное, горбатого только могила исправит. Впрочем, мы на карте отметили, запомнили тот злополучный маршрут и вроде как поехали тоже по короткой дороге, но уже по другой.
То, что дорога другая, стало понятно сразу. Абсолютно ровная трасса на две полосы и никаких тебе ямок, неровностей. Да что уж говорить, если даже разметка такая четкая и яркая, как будто её вчера рисовали. Напрягло только одно, что уже через тридцать минут пути по этой новой идеальной трассе мобильный вместо привычных "Через 200 метров поверните направо" заголосил "Связь со спутником не установлена".
- Что, опять зарядка отошла? – спросила я.
- Да нет, смотри, огонек горит, – ответил Сережка – Давай телефон сюда, сейчас разберемся.
Разобрался он действительно быстро. Оказалось, что в этом месте нет покрытия спутника. Впрочем, сигнал телефон почему-то тоже не ловил.
- Ну ладно, покрытия нет, а ехать-то куда, ты запомнил? – опять я подала голос.
- Да там вроде прямо и прямо было. Ладно, поедем так, а потом разберемся.
 
Мы ехали по идеально ровной дороге почти полтора часа. Вроде как уже давно должны были выехать на оживленную знакомую трассу, но выезда все не наблюдалось. Когда прошло еще полчаса Сережка начал переживать – мы должны были выскочить на трассу и где-то там подзаправиться, но трассы все не было. Назад поворачивать не решались – слишком много уже проехали, будем возвращаться и точно до заправок не дотянем. В общем, совместно решили ехать вперед, там ведь, видимо, уже не так много осталось до знакомой дороги.
 
Я не знаю почему, но когда едешь по дороге на машине, а вокруг буквально лес стоит стеной в моей голове почему-то сами собой возникают кадры из страшилок про зомби. Ну вот, сейчас машина заглохнет, а потом из леса пойдут они. В голове начинает играть песня Сектора Газа "Ночь страха". Кто знает, тот поймет…
В общем, едем мы, в голове эта песня и картинки из "Ходячих мертвецов" и… машина действительно начинает глохнуть. Представляя страшные картинки, я как-то не заметила, как заморгала красная лампочка "топлива"…
 
Примерно минут десять мы решали, что делать. Сошлись на том, чтобы лечь спать, а уже когда расцветет, что-то предпринимать. Парни устали, они по очереди ехали в Харьков, и обратно. У меня хоть права и есть, но я не вожу. Да и что водить то, если топлива нет.
Правда, решили, что если будет мимо машина проезжать, надо тормозить и просить топлива отлить или дотянуть нас до заправки. Я не спала вообще, но ни Ане, ни Антону не доверяю. Сережа уже явно вырубался. В общем, я вызвалась "дежурить".
Признаюсь честно, хватило меня ненадолго. Примерно через час мои глаза закрылись. Впрочем, за весь этот час, да и пока мы ехали по идеальной дороге, ни одна машина, ни нам навстречу, ни в нашу сторону, не ехала.
Ладно, все мы люди, даст Бог, утром меня не расстреляют…
 
Я проснулась утром. Вернее, как проснулась, меня разбудил звук закрывающейся боковой двери. Сережа, Антон и Аня курили на улице. Я потянулась, застегнула курточку и тоже вышла к ним.
- Ну и сколько ты продержалась, были машины? – спросил Сережа.
- Честно, не знаю, может час, может два, не смотрела на часы. Машин не было, ну пока не заснула, так точно не было.
Постояли, парни и Аня курили и попутно решали что делать. В принципе, выход был только один – кто-то остается возле машины "дежурить", а кто-то идет вперед, ведь мы уже, судя по преодоленному ночью расстоянию, уже давно должны были выехать на трассу. А это значит, что где-то там, впереди, причем довольно недалеко есть она – оживленная дорога. Достаточно просто выйти, тормознуть там кого-то и попросить топлива. Ну, или если не дадут, попросить довезти до заправки, там набрать канистру и добираться назад.
У меня хотя права и были, одна, а вернее с Аней оставаться в машине я не решилась. Даже если предположить, что мимо проедет машина, мы ее остановим и она нас "потянет" или "дозаправит", боюсь, что сама за руль не сяду, ведь я так с экзаменов ни разу и не ездила. У Ани прав вообще нет…
Короче решили, что в машине остаемся мы с Сережей и Аня. Антон вызвался идти вперед, тем более, что к тому времени они с Аней ужу успели о чем-то там поругаться.
 
Антон ушел. Мы все залезли в машину и стали ждать. Прошло, наверное, минут тридцать, как Сережа сказал:
- Смотрите, там кто-то идет в нашу сторону.
- Где, – оживились мы с Аней.
- Сзади. Да сами гляньте в зеркало.
Да, действительно в нашем направлении с той стороны, откуда мы приехали, спускался с холма какой-то человек. Дело все в том, что наша машина заглохла как раз между двумя горками, так что угол обзора был маловат. Видны были только две пологие вершины – одна спереди, одна сзади. Так вот, с той вершины, что была сзади, к нам и приближался кто-то. Сначала он шел медленно, потом ускорился, а потом мы поняли, что это… Антон.
 
- Ну тебе что, делать нечего? Зачем было нас разыгрывать, обходить по кругу и возвращаться сзади? Мы тут ждем, есть уже хочется, а ты…, – начала Аня.
- Да ничего я не разыгрывал, – начал оправдываться Антон. Пара матерных слов, злость в глазах и мы немного насторожились. – Я шел вперед, там был пригорок, я поднялся на него, потом еще один, я снова на него поднялся и потом увидел машину. Я подумал, что это кто-то другой стоит, уже обрадовался, что сейчас попрошу помощи, а это вы…
 
Честно говоря, Антон не особый шутник, но до конца я ему не поверила. Ну как такое возможно, пойти прямо, а прийти с совершенно другой стороны. В общем, мы вместе с Сережей пошли в ту сторону, в которую ходил Антон, а они с Аней остались сидеть в машине.
Полчаса пешей ходьбы, и уже нашему удивлению не было предела. Мы действительно поднялись на пригорок, спустились, потом поднялись на следующий. Внизу стояла машина. Наша машина.
 
- Слушайте, а если пойти назад, спросила Аня, когда мы подошли к ним, – то тоже к машине выйдешь?
В общем, Аня с Антоном пошли назад. Они вернулись через полчаса оттуда, куда мы должны были ехать, и где вроде как должна была располагаться оживленная магистраль.
Потом мы решили сменить тактику, и пошли вбок, вправо, в сторону лесополосы. Эффект был тот же. Хотя нет, пока мы с Сережей пробирались по лесу, заметно устали, я поцарапалась о ветки, измазала боты. В общем, мы пошли вправо, а вышли с левой стороны от машины.
 
- Слушайте, это какая-то тарабарщина, ну этого просто не может быть – возмущалась я. Впрочем, другие тоже не молчали.
Я пробовала себя ущипнуть. Казалось, что это сон, что сейчас, ну вот сейчас я проснусь. Но нет.
 
- Слушайте, я когда-то читала, что если заблудился в лесу и такое чувство, что тебя кто-то "водит за нос", то это вроде как леший. И чтобы выйти из "плохого места", надо поменять местами обувь, то есть одеть ботинок с левой ноги на правую и наоборот и попросить лешего, чтобы он перестал шутить – вспомнила я.
Сережа глянул на меня, мол, не пори чушь. Антон сплюнул, переобул кроссовки и пошел опять прямо. Он вышел к машине через полчаса. Впрочем, мы увидели его еще на пригорке. Он прямо там переобул обувь, пришел, и накинулся на меня, мол эффекта никакого, только ноги на тер. Ну а я что, что я? Я просто хотела наконец-то домой, вдруг бы помогло…
 
Мы залезли в машину, посидели там часок, а потом решили попробовать пойти прямо еще раз. Впрочем, на этот раз было решено идти всем вместе. На успех особенно не надеялись, ну какая разница, идем мы вдвоем или вчетвером?
 
Поднялись на первый пригорок, спустились – все как обычно. Поднялись на второй, откуда уже должна была быть видна наша машина, но ее не было. Мы переглянулись, неужели получилось, неужели мы вырвались из этого замкнутого круга, и надо было просто идти вперед всем вместе?
 
- Подождите, я сейчас быстро назад к машине сбегаю, заберу из нее все, что можно, – сказал Сережа.
- Я тебя одного не пущу, а вдруг ты уйдешь, и не вернешься, я с тобой – сказала я, и схватила его за рукав.
Мы вместе побежали назад. Ну, вернее, как побежали, мне было сложно успевать за Сережей, но оставаться с Антоном и Аней с возможностью того, что мужа больше не увижу, тоже как-то не очень хотелось.
Мы спустились с пригорка, пошли "на подъем" и к тому времени уже перешли на шаг. А когда поднялись на горку увидели… что машины нет. Обернулись, на другом пригорке виднелись силуэты Антона с Аней. Значит, никто из нас не пропал, пропала только машина.
 
Сережа, Антон, я и Аня были не в духе. Еще бы, если бы знали, что машина испарится, взяли хотя бы воду. Лежала в бардачке и непочатая пачка сигарет, складной нож, фонарик, а еще был целый ящик с инструментами, подушка и одеяло… С собой были только телефоны, у Сережи и Антона немного денег.
 
Идти назад смысла мы не видели. Шли вперед. Шли до тех пор, пока не стало темнеть. По пути, слава Богу, встретился колодец. Мы напились. Больше по дороге не встречалось ничего. Впрочем, когда уже совсем потемнело, мы наткнулись на автобусную остановку.
- Это хорошо, значит тут хоть автобусы ездят. Правда, почему мы еще ни одного не встретили? – сказала я, и оказалось, что примерно такие же мысли пришли в головы и другим. Обсудили, хотя никто ничего конкретного сказать не мог. Все по большей части молчали. Мало того, что хотелось есть, так еще и было абсолютно не понятно, что случилось и когда закончится это проклятая дорога…
 
Заночевали в остановке. Тут были сухие лавки и не слишком ветрено. Устроились в одном из уголков так, чтобы было видно вход. Хотя, то, что происходит вне остановки, и так было, как "на ладони". Луна светила достаточно ярко, была хорошо видна небольшая часть дороги, дальше угадывалась лесопосадка. Парни и Аня быстро заснули, а я никак не могла уснуть. В голове снова начали всплывать жуткие сценки про зомби из разных фильмов ужасов. Господи, ну зачем я их только смотрела?!
 
Сон не шел. Причем, я так себя успела "накрутить", что мне стали мерещиться реальные шаркающие шаги "ходячих". Я потрясла головой, но шаги не прекратились. Я еще раз потрясла головой и услышала уже не только шарканье, но еще и какой-то шепот. Господи, как хотелось закричать, разбудить кого-то, но я буквально оцепенела. Стало еще хуже, когда я увидела, как по дороге мимо входа в автобусную остановку шаркающими шагами начал проходить какой-то мужчина. Он был в серой куртке или толстовке, впрочем, разглядеть что-то более конкретное было сложно. Он бубнил что-то о белой машине, просил, плакал, стонал "Только не белая машина, только не белая машина". Он уже почти прошел мимо, но вдруг остановился и повернул голову в нашу сторону. Я не знаю, что было дальше, то ли от страха, то ли от напряжения, то ли от усталости я вырубилась.
 
- Эй, вставай, – сказал Сережка и тронул меня за руку. Я открыла глаза. – Господи, я жива, все живы, уже утро, светло и никаких шагов, никакого мужика в серой куртке!
- Ты чего такая бледная? – спросила Аня.
Я рассказала им, что видела ночью. Надо мной посмеялись, сказали, чтобы поменьше смотрела ужастиков. Хотя, смех был натужный, наверное, в той ситуации, в которую мы сейчас попали, не только мне можно было посоветовать смотреть поменьше фантастики.
 
Мы снова пошли вперед. Причем, метров через сто от нас на обочине стояло ведро с яблоками. Ну, знаете, такое ведерко, какое ставят жители деревень вдоль дороги, чтобы продать. Мы не стали долго сомневаться, есть хотелось немилосердно. Сразу набросились на яблоки и решили не повторять прошлой ошибки – забрали с собой ведро.
 
Еще через сто метров вдалеке показался силуэт. Парни бросились бежать, мы с Аней тоже, правда, быстро отстали. Господи, неужели мы наконец-то нашли кого-то еще, неужели это какой-то местный житель, который расскажет нам, куда мы забрели и где тут шоссе.
 
Моя радость быстро прошла. Прошла она тогда, когда мы с Аней подошли к мужчине настолько близко чтобы понять, что он в серой куртке с капюшоном. Впрочем, парней это не смутило, они уже разговаривали с мужиком, расспрашивали его, откуда он, местный он или нет, знает ли где тут шоссе?
Нет, он не местный жители. Да, он ехал в ту же сторону что и мы и тоже по навигатору и решил сократить дорогу. Да, его машина тоже заглохла, и он решил пойти вперед, чтобы добраться до шоссе и попросить помощи. На какой машине он ехал? Ээээ… Ну… На красном Форде. Видел ли кого-то? Нет, ни души, мы первые, потому он так и обрадовался. Встречался ли ему колодец, ведра с яблоками, автобусные остановки? Остановок не видел, колодец был, ведра были, только не с яблоками, а с сырым картофелем (он ел его прямо так, слишком уж кушать хотелось).
.
Дальше мы пошли все вместе. Выяснилось, что на ту самую дорогу наш новый попутчик, которого я про себя назвала Серым, свернул примерно неделю назад. Вид у него был соответствующим. Грязные штаны, грязная куртка, а еще странная походка, может ему натерли кроссовки, не знаю, но он слегка подволакивал ноги. Я, глядя на это, отчетливо поняла, что это он, именно его я видела ночью.
Сказала об этом Сереже, сказала, что попутчик соврал, ведь он как раз проходил мимо автобусной остановки, в которой мы спали. Сережа шепнул это Антону, тот – Ане. Парни кивнули, чтобы мы с Аней шли чуть сзади, они шли рядом с Серым. Разговаривали с ним о том, знает ли он, что с нами происходит. А еще, они явно были напряжены, хотя и мужчина вел себя странновато, то и дело дергался, иногда путался в словах, в общем, с ним точно было что-то не так. Хотя, он явно нам обрадовался. Старался подбодрить нас, улыбался, было видно, что ему надоело тут ходить одному и он рад компании. А вот меня такая компания уж точно не радовала, впрочем, надеюсь, что других тоже.
 
Шли вперед, парни разговаривали с Серым, мы плелись сзади с Аней. Минут через сорок первый ряд нашего небольшого отряда оживился. Сережа и Антон прибавили шагу, а вот наш новый знакомый как-то замешкался, мне показалось, что он знает, что там впереди и не хочет идти дальше. Выглянув из-за спин парней, заметила впереди белое пятно, которое, по мере приближения трансформировалось в машину. Машина была открыта и стояла чуть боком. Антон сразу полез за руль, а я начала обходить машину и увидела сначала странную синюю руку, а потом и ее хозяина. Крикнула и свалилась в обморок.
 
Пришла в себя, наверное, минут через пять. Сережа хлопал по щекам. Я кое-как поднялась, и он сразу потащил меня прямо, уводя от машины. Все молча последовали за нами. Как оказалось, машина так и не завелась – тоже не было бензина. Тот, чью руку я увидела, был мертвым. Сережа сказал, что у него из бока торчал нож и что он там пролежал, наверное, довольно долго, раз успел посинеть.
Машину обыскивал Антон, но ничего полезного не нашел. Он предположил, что ее уже обыскал и "вычистил" тот, кто так нехорошо обошелся с ее хозяином.
 
Все были подавлены. А вот наш новый знакомый даже пытался шутить. Мы шли дальше примерно полтора часа, как вдруг снова на горизонте замаячило что-то белое. Мы подошли чуть ближе, и я ахнула. Впрочем, подобная реакция была и у всех остальных. Мне показалось, что только Серый не удивлен. Я украдкой взглянула на него еще тогда, когда белое пятно только показалось на горизонте, и по его лицу скользнула какая-то злобная гримаса, которую он быстро спрятал.
Мы подошли вплотную к машине. Я уже не обходила ее с той стороны, где лежал хозяин, и даже не смотрела в ту сторону. Была уверена, мертвец там. Другие тоже отводили взгляд.
 
Мне стало не по себе и вдруг вспомнилось, как в самом начале мы никак не могли отойти от своей синей машины, пока не собрались все вместе. Может и тут все также, только дело уже не в нас, а в этом странном дядьке. Может эта машина его "не отпускает"? Может это даже он так обошелся с ее хозяином?
Когда все это пришло мне в голову, я уже успела отойти на десяток шагов вперед и позвала Антона, Сережу и Аню к себе. В мою сторону было двинулся Серый, но я сказала, что хочу поговорить с друзьями. Не успела я сказать и пары фраз, как увидела, что Серый огибает машину, наклоняется над мертвым хозяином белого авто. Когда он поднялся, у него в руках был нож. Он сжимал рукоятку и шел в нашу сторону… Я замерла с открытым ртом.
 
Первым пришел в себе Сережа. Он обернулся, глянул на Серого, потянул меня за руку и крикнул "Бежим!". Антон и Аня побежали, мы тоже. Серый ринулся за нами. Правда, он был явно не в свой лучшей форме и идя с нами, постоянно прихрамывал. К счастью, он достаточно быстро отстал, но мы все равно продолжали бежать, пока не выдохлись и тогда перешли на шаг.
 
Когда я рассказала обо всем том, что пришло мне в голову около машины, и Антон с Сережей, и Аня сказали, что они подумали примерно то же самое. К слову сказать, мы оказались правы, поскольку прошли вперед, наверное, часа два, и никакой белой машины больше не было.
- Наверное, я так последний раз бегал, когда яблоки в саду соседа воровал, – разоткровенничался Антон.
- Мы тоже в детстве воровали, – сказал Сережа. Я удивленно глянула на него, уж от кого-кого, а от него такого не ожидала. – Да, шли целой компанией на рынок, кто-то отвлекал внимание бабушек, продававших жвачки, а кто-то их незаметно клал в карман, а потом все убегали.
- А я, – завела Аня, но тут Антон закричал – Смотрите, впереди машина, она едет.
Мы все вгляделись в дорогу и увидели удаляющуюся на приличной скорости маленькую белую машинку. Мы бросились бежать, добежали до пригорка, взобрались на него, но на спускающейся вниз дороге никакой машины не оказалось.
 
- Ладно, о чем я там рассказывала, ах да. Я тоже в детстве как-то стащила игрушку у подруги мамы. Мы пришли в гости, и мне ее так хотелось… – начала Аня.
- Смотрите, опять машина! – закричал Антон, и мы снова бросились бежать…
 
Ситуация повторилась еще пару раз, прежде чем мы поняли, что когда говорим правду, начинаем каяться, машина показывается на горизонте, а когда прерываем рассказ – пропадает. Мы шли и шли, рассказывали обо всех своих проделках и шалостях, серьезных и не очень провинностях. Да, было не слишком приятно узнать, что муж иногда заглядывается на других. Ему тоже не очень понравилось, что я когда-то в начале отношений виделась с бывшим. Об Антоне и Ане тоже узнали много нового, не очень приятного.
 
Когда уже стемнело, нам наконец-то удалось нагнать белую машину. Причем, она появилась как-то совсем неожиданно. Мы заворачиваем за крутой поворот и вот она, стоит с открытыми дверями и как будто ждет нас. Парни сразу полезли внутрь, попробовали завести. Оказалось, что и машина заводится, и топлива полный бак.
 
Машинка была маленькая, из тех, на заднее сиденье которых можно залезть, только отодвинув спинки передних кресел. Мы с Сережей полезли назад, одновременно, с обеих сторон авто. И уже не знаю, как так получилось, но не успели мы усесться, как двери захлопнулись и машина рванула с места. Она просто поехала, а Антон с Аней остались. Они побежали за нами, Сережа перелез на переднее сиденье и жал на педали, крутил руль, но машина продолжала ехать дальше.
 
Примерно через час езды в наглухо закрытом и не реагирующем ни на что автомобиле машина резко затормозила и остановилась. Сзади раздавался все приближающийся топот, а потом двери открылись в и салон забрались Антон и Аня. Они были злые, взвинченные, не смотрели на нас и не говорили друг с другом. Но как только они сели, машина снова поехала.
 
Не знаю, когда мы заснули, но проснулись все уже утром от резкого толчка. Есть хотелось жутко, так как весь прошлый день мы только убегали от Серого и гонялись за белой машиной, изливая друг другу душу. Оказывается, что автомобиль остановился перед… оживленной магистралью.
Я не верила своему счастью, неужели добрались, неужели тут есть люди?
 
Попутки ловили недолго. Деньги, к счастью, были в карманах, так что было чем заплатить за проезд. Мы сели в первую машину и, уж не знают почему, но пока мы ехали до своего города, в ней раза три играла песня Алисы. Угадали какая? Да, про трассу Е 95.
 
Прошло полгода. Мы никуда больше не выезжаем из города, даже на пикник. Впрочем, ездить не на чем. Наша машина так и осталась на непонятной дороге. Заявили об ее угоне, но толку чуть.
Антон и Аня больше не вместе. Он рассказал мужу с пьяных глаз, что произошло после того, как мы "уехали". Антон признался Ане, что до сих пор встречается с бывшей женой. Аня рассказала о том, что родила сына, только чтобы получить вечного спонсора. Только после этого маленькая белая машина появилась на горизонте…
 
А я вот недавно подумала: интересно, а если бы ни у кого из нас не было бы секретов, то куда бы тогда привела нас дорога? Или мы бы вообще там не оказались?
 

Авторский комментарий: Буду рада любым комментариям
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования