Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Мар Карок - О приказе и дружбе 1

Мар Карок - О приказе и дружбе 1

 

Этот рейс не нравился Мэлу с самого начала. Все было подозрительным. И ночная загрузка, при которой присутствовали только суперкарго и капитан – остальная команда была отослана со словами: "Проваливайте куда подальше. И чтоб у корабля до рассвета не появлялись". И маршрут – в запечатанном конверте с приказом: "Вскрыть после завершения первого прыжка – к Эпсилон Эридана". И пожелание оставить в зоохранилище всех живых и полуживых личных любимцев. Даже своих птичек капитан не пожалел. А уж как с ними носился. Из летающих на корабле сейчас только дроздроиды. Но обслуга почти вся на месте. Почти.
В этом рейсе Мэл – простой стюард, а стюарда вся эта заморочка волновать не должна. Его должность – подай, принеси, убери. Занимайся своим делом и молчи в тряпочку. Не тронули его хозяйство и ладно. Черепашки и крысы на месте. Как и котики команды. Оставить последних на базе капитан бы не позволил. Но о них речи не шло, как и о большей части обязательной обслуги. А то, что нет слизняков, казалось, поначалу, не великой потерей. Поначалу…
Хромая на левую ногу, Мэл шел по коридору, пристально рассматривая пол, стены и двери – на черепашек он не очень-то рассчитывал. Больно мелкие. Не то, что сопатки – слизни-чистильщики, исправно устраняющие загрязнения на всех больших поверхностях. А если пассажирам что не понравится – будет виноват он. Не проследил. Мэл неодобрительно покосился на влажную тряпку в руке, с детства он этим инструментом не пользовался.
Плохо, что о длительности полета никому поначалу ничего не сообщили. Тряпок оказалось мало. Он уже перешел на ветошь. А обычная ткань… Эх! Будь он в прежней должности… Проклятая нога! Не вовремя этот перелом. Сидел бы сейчас в своем кресле первого пилота…
То, что предпочтения пассажиров – великая тайна, вообще ни в какие Черные дыры не лезет. Ему же пищевые автоматы в каждой каюте загружать. Восемь человек команды – невелика работа. Обычно. А здесь еще десять нахлебников. И лишний раз к ним не войди. Мэл вздохнул, загрузка автоматов питания в каютах пассажиров превратилась в задачу со многими неизвестными. Почище удержания корабля на курсе при пересечении под углом метеоритного потока.
Одно утешало – деньги обещаны немалые, и все участники получат долю, в соответствии с личным вложением. Но… слишком много неприятных "но" уже в голове крутится.
И планетологи эти – наниматели-пассажиры – уж больно странные типы. Туда, где они оборудование разместили, даже роботов обслуги не всех можно запускать. Отобрали восемь крысеботов и трех дрозддроидов. Даже черепашкам в доступе отказано. И время на уборку и все про все – час утром – с восьми до девяти. Вот и обходись, как хочешь. А много ли крыса уберет?
Мэл оглянулся. И невольно сжался, будто пойманный на преступлении. По коридору шел один из этих – странных. Стюард лихорадочно начал протирать и без того блестящую дверную створку. Явились на его голову! Когда б ни они, не пришлось бы ему тряпку в руки брать. Мог лишний месяц в отпуске погулять. Так капитан не захотел, чтобы на корабле чужак хозяйничал. Для пассажиров стюард нужен. Только вот не чувствовал Мэл себя этим самым стюардом. Отвык. Да и раньше, когда он по-настоящему выполнял эти обязанности, громадные слизняки-сопатки все быстро чистили. Командуй ими из рубки, ручки джостика крути, кнопки нажимай – и все дела.
Да. Черепашки оказались плохой заменой слизням. Мэл заметил пятно на полу и, проводив взглядом пассажира, наклонился, разглядывая темную отметину. Так же, как и крысы. Эти пятна – их задача. Вздохнув, стюард мазнул тряпкой – свежее, отмылось легко. С вентиляцией крысы справляются, и то хорошо. Не хватало еще дипломированному пилоту по трубам с тряпкой ползать.
Осмотр подходил к концу. Можно до обеда успеть с врачом пару-тройку партий Нарда-мад сыграть. Осталось всего два коридора…
*****
Заметив брошенную кем-то шкурку апельсина, Мэл наклонился, но подобрать мусор не успел. Шмыгнув под ногами, крысебот слизнул и проглотил добычу. Стюарт не успел порадоваться быстроте реакции своего персонала, крыса замерла и, резко развернувшись, рванула по коридору. И совсем не в сторону блока утилизации. Заинтригованный Мэл поспешил следом. С трудом догнав крысебота, он попытался ухватить того за жесткий хвост. Если уж и ловить этих механических зверушек, то только за него. Другие части тела обильно смазаны моющими средствами, и хвататься за них не рекомендуется. По нескольким причинам.
Хвост изогнулся и вывернулся из пальцев. Но Мэл успел разглядеть окраску ярлычка под хвостом. Крыса – одна из тех, что обслуживают каюты пассажиров, целеустремленно двигалась к выходному тамбуру. Что с ней случилось?
Мэл помянул космических чертей и запустил в шустрого зверька тряпкой. Бросок вышел удачным. Крысебот запутался в мокрой материи, упал и не сразу смог подняться. Стюард тут же пожалел о своей меткости. Ломать ни в чем неповинное существо ему не хотелось. Не виноват робот обслуги в том, что эти наглые пришельцы вытворяют.
– Извини, друг. Я тебе лапку выправлю, – проговорил Мэл и со всей возможной скоростью двинулся за хромающим роботом. Схватив по пути со стены один из джойстиков управления, стюард выбрал нужную программу. Заминка и собственная больная нога привели к тому, что он безбожно опоздал. Дверь тамбура чуть не закрылась перед его носом. Плохо то, что атмосфера Сони не предполагала шлюзования. Наружная створка открылась сразу, как только беглец дал ей команду. Мэл поднажал, и из выходного шлюза они с крысеботом выскочили почти одновременно. Но это ничего не дало.
Припадая на правую заднюю лапу, крыса запрыгала по трапу и нырнула в красноватую траву. Стюард безуспешно давил на кнопки. Крысебот не реагировал. Мэл выругался, но теперь более смачно, помянув не только космических чертей, но и перечислив всех их родственников до пятого колена.
Второго упущенного диагноста ему не простят. Почему они бегут? Трава, мелкие кустики да камень. В округе ни металлов, годных им в пищу, ни азотнокислых соединений, которые притягивают этих тварюшек как магнит. Однако уже пятый робот обслуги слинял. Первые три исчезли, едва корабль сел на грунт. Вчера сбежал четвертый, посланный на очистку трапа. А теперь вот этот.
Интересно, что такого манящего есть на этой планете? Данные о ней в справочнике отсутствовали. Это Мэл проверил сразу, как только узнал конечный пункт маршрута. Вся информация – номер из кучи цифр и древних букв. Из любопытства проверил и по привычке – должен же пилот знать, куда он ведет корабль. А обнаружив, что на планете до них никто не бывал, подумал, что именно поэтому планетологи сюда и направились. Но почему все так засекретили? В первом рейсе на подобную планету Мэл уже участвовал. Но на Верену летела большая экспедиция и "Рыскающая Белка" тогда была одним из вспомогательных грузовиков, везущих оборудование. Никакой секретности и полный штат роботов обслуги. Но именно тогда Мэл узнал, что такое сбой настройки.
Как потом выяснилось, у крысеботов это случалось чаще всего. Чинить – та еще морока. Но чтобы просто смыться – с таким Мэл еще не сталкивался. Хотя и слышал о побегах – но считал это россказнями, корабельным фольклором. Ну, уходили. Один – два. Но чтобы пять за три дня – это чересчур.
Не снимая палец с кнопки, стюард со всей возможной скоростью спустился по трапу и зашарил глазами в высокой траве. Робот сидел тихо, вжавшись в каменистый грунт. Мэл попытался его схватить, но юркая машина извернулась всем телом и цапнула головным подборщиком за протянутую руку. Стюард невольно отпустил кнопку, и крысебот скрылся в кустах. Ну что за напасть!
Мимо, сложив крылья, проскользнул дроздроид. Мэл проводил его настороженным взглядом. Но связной робот летел слишком целенаправленно для беглеца. Видно, наниматели куда послали. Странные они все же типы. Почти не разговаривают. Даже друг с другом. Стюард хмыкнул. Кто-то вспомнил бы легенды о мыслеречи, но не Мэл. Он не такой дурак, образование получил хорошее. Без этого с родной планеты не улететь. И историю изучал, иначе стюардом стать не получилось бы – пассажиров обслуживать – это не на заводе среди автоматов вкалывать. И не на отцовской ферме – с животными возиться. А уж законы помнить так, чтобы ночью разбуди – заученное повторить без ошибки нужно обязательно. Поэтому-то и знал, что с тех пор как сотни лет назад вышли из строя системы галактической связи, и началась "Война непонимания", мыслеречь была под негласным запретом. Да и не учили никого этому. Только у любящих друг друга супругов такое иногда получалось. Но Мэл был пока не женат. Получить бесплатное разрешение генетическая карта не позволяла. Отец удружил – поработал на радиоактивной Элиане. За деньги купить, конечно все можно, а если их нет… Сначала долги отца, потом оплата обучения на пилота. А еще эта глупая авария, лечение и вынужденное возвращение к старой должности. Но вот после этого рейса… если повезет…
Мечты бесцеремонно прервали. Мэл резко обернулся, краем глаза уловив движение. Ярко зеленый хвост был хорошо заметен в рыжей траве.
– Крис! И ты?
Хвост шевельнулся. Голова поднялась над камнем. Мигнули красным фотоэлементы.
– И ты туда же… – начал Мэл и обреченно махнул рукой. – Да валите вы все! А я-то тебя другом считал.
Этого крысебота Мэл подобрал в порту на Знанке. Явный результат чьих-то экспериментов  на жизнеспособность едва мог шевелить манипуляторами. Трое суток стюард выхаживал робота, меняя сломанные суставы и настраивая программу. После этого крысебот явно симпатизировал "врачу" и всегда крутился рядом. Мэл ему даже имя придумал. А диагностику и заправку делал вне очереди. И вот теперь – шестой сбежавший.
*****
Котороб Бой, главный психоаналитик команды и любимый кот командира возлежал на штурманском столе в рубке, расположившись поверх разложенных на нем распечаток. При этом выглядел так расслаблено и уморительно, что беспокоить его не хотелось. Задранные над головой лапы и умильная мордочка с полузакрытыми глазами кричали о довольстве и неге. Крысебот, с цифрами два и три на конце корабельного номера, заглянул в рубку и, не обнаружив людей, скользнул внутрь. Как ни бесшумно он это сделал, кот вздрогнул и приоткрыл один глаз. Но позу не изменил. Крыса подняла мордочку и пошевелила усами. Усы кота шевельнулись в ответ. Информация передана. И принята к сведению. Крысебот двинулся вдоль стены, за ним оставалась влажная полоска чистого пола. Кот потянулся, зевнул, перевернулся на живот, когти чуть слышно скребанули по пластику стола. Мощным прыжком, перенесшим не маленькое тело почти к двери, Бой покинул свое ложе. При этом не одна бумажка и пластинка с полетными данными даже не шевельнулась. Второй прыжок вынес котороба за дверь.
*****
За две недели с корабля ушли все крысеботы из обслуги двигательного и пассажирского отсеков (в других они были связаны с рабочей зоной кабелем) и семь которобов – личных психодиагностов команды. Остался только командирский Бой. Почему ушли, никто не понял. Версии были самые разные. От реальных – программного сбоя, к примеру. До совсем бредовых – типа "крыс, бегущих с тонущего корабля". Мэлов Джой ушел предпоследним. Тихо. Вылез утром из-под одеяла, потянулся, мигнул голубым глазом и выскользнул за дверь. Больше стюард его не видел. Потом Петер – механик – ему рассказал, что Джой с ним на вездеходе до пещеры доехал. Стюард хотел пойти его поискать, но подумал, что бесполезно. Никто своих не вернул. Как не искали. Из планеты получилась ловушка для роботов обслуги и психодиагностов.
С уходом которобов версий поприбавилось, но Мэл не верил ни в одну – Крис из-за этого не ушел бы. Иногда, казалось, в высокой траве мелькал зеленый хвост, но другие крысы на глаза не попадались. Как и коты.
*****
Хочется закрыться, выпустить на кожу вонючую, скользкую смазку и тупо выполнять предписанное. Чтобы не думать, не вспоминать. Предыдущее задание поначалу казалось простым. Кто обратит внимание на робота обслуги. Обратили и не только внимание. Если бы не парень, забредший в переулок, где лейтенант готовился умереть, лежать бы тому мертвым тельцем до первого мусоросборщика. И то, что он попал в группу к самому майору Стасову, казалось величайшей удачей. Нет. Не попал. Его принес сюда Мэл. Еще и возился с ним несколько дней. Пока не восстановил. Вылечил, можно сказать. Мэл! Друг! Предать дружбу, наплевать на осторожные заботливые руки и выполнять приказ? Нет. Он найдет способ выбраться из ловушки приказа. Он… вернется?
*****
Капитан собрал команду в своей каюте в тот день, когда исчез Бой. Поместились с трудом. Семь человек внимательно слушали то, о чем уже догадались.
– Эти планетологи ищут следы предтеч. И мебиот, – сказал командир.
Мэл тихонько присвистнул. Ну, конечно! И чему тут удивляться. Предтеч и их следы искали все кому не лень. А вот мебиот… Камень-загадка последний десяток лет стал самой желанной находкой из всего, оставленного прародителями. Из-за красоты, редкости и необычности форм. И еще – как источник информации. Кому-то из умников удалось раскрыть один кристалл и считать записанное на нем. Теперь все с ума посходили. Но чтобы искать этот камушек надо точно знать, что он здесь есть. А планетка пока даже официального имени не получила. Числилась в лоции под многозначным номером. Или многозначительным. Три шестерки в конце издревле считались особым проклятием. Мэлу же она казалась спящей. Соней он ее и обозвал. Для простоты. А другие подхватили. А эти "планетологи"…, Мэл с трудом сдержался, чтоб не сплюнуть, похоже знали.
Суперкарго усмехнулся:
– Но немного нашли. Груз притащили один раз. Два ящика. Заявили – с породой, – он был немногословен. Привычка, иметь дело с деньгами и грузами и не болтать лишнего, сказывалась.
– Мебиот в сейф заныкали бы, – механик обычно предпочитал отмалчиваться, а тут не выдержал, – а эти – принайтовали в трюме у всех на виду.
– А роботов из своих кают убрали, – пробормотал Мэл, – первой-то исчезла их обслуга.
– Нет. Первым смылся двенадцатый. Из шлюзового, – врач крутил в руках датчик диагноста и говорил, не отрывая глаз от его экрана. – Вспомните, едва сели на эту… Соню.
– Правильно, – поддержал его штурман, – у той зверушки в функциях было заложено определение и поиск кристаллических структур. Сам на Дезе ее перепрограммировал. Помните, когда там алмазы нашли…
– Спортили машинку, – механик потер подбородок, и на нем осталась темная полоска от вечно грязных рук. – И не только ее. Ласочку мою … тоже… того. А она… Эх! – он шмыгнул носом и отвернулся.
– А мой, когда уходил, – задумчиво протянул Петер, второй пилот и механик-водитель грузовых каров, – мне носом в подбородок ткнулся. Будто прощался. А я не понял. Шуганул его. А он с вездехода спрыгнул и в кусты. Только рыжий хвост мелькнул.
– Не о том речь, – прервал воспоминания и сожаления командир. – Что делать будем? Известно же, как с лишними свидетелями обходятся. Ваши предложения?
– Известно-то – известно, – пробормотал механик, – но коли выберут – всех порешить. Мы-то что сможем?
– Без нас они с Сони улететь не смогут. А в такую ловушку добровольно кто полезет…, – врач отложил диагност и взглянул на командира. "Явно у них об этом речь уже была", – подумал Мел. – Давайте, дождемся, когда они все с корабля уйдут, и поднимем его на орбиту. А оттуда свои требования объявим.
– И в первом же порту нас арестуют. По обвинению в вымогательстве, – суперкарго усмехнулся. – Хорошо, если пиратами не объявят. Надо по-другому.
– А как? – спросил Мэл. – Они наниматели. Все равно правыми они будут. В договоре, наверно, все прописали. Знали же, зачем летят.
– Прописали, – согласился командир. – Но я сейчас о другом. Не мне вам рассказывать. Историю все изучали. Знаете и о войне Непонимания и о веках Разделения. И двухсот лет не прошло, как снова в Большой космос вышли. Если бы тот катер с Новотерры на астероид со складом предтеч не наткнулся, так бы и летали внутри одной звездной системы. Эта Соня может оказаться вроде того склада.
– Еще транспортник рядом со Званкой нашли, – поддержал его Петер, – с межпространственными двигателями и базой по их ремонту.
– Верно. Предтечи для потомков подарочек оставили. А потомки лохами не были, быстренько все это к делу приспособили, – рассмеялся штурман.
Мэл промолчал, хотя тоже многое мог порассказать. В том числе и о зверушках. Он давно общался с крысеботами, сопатками и черепашками. Да и историю их появления знал отлично, поэтому чувствовал – они тоже наследство предтеч. Замаскированное под новые разработки. Хотя, кто знает, потомки тоже не топором струганы. Но исчезновение обслуги нельзя объяснять обычными неполадками. Может в чем-то другом Мэл и уступал остальным, но логические цепочки строил легко. Не был он и наивным мальчиком. Лезть на рожон и ссориться с искателями предтеч он бы не стал. В любом случае. Слишком у тех было много полномочий. И денег.
Другие наперебой вспоминали вехи новой истории, связанные с поиском наследства предков. Последним вспомнили, как считали информацию с кристалла мебиота.
– Вот и я о том же, – усмехнулся, услышав это, командир, – один раз считали. Прочитают еще. То, что их на Соне нашли, я точно знаю. Но мы к этому, понятно, отношения иметь не будем, – командир замолчал, облизнул губы, посмотрел, но стол под обзорным экраном, где так любил лежать Бой и медленно проговорил: – Я думаю, нам надо согласиться на стирание информации.
– А если…, – начал Мэл.
– Не если, – грубо оборвал его командир, – помнишь, что с пилотом того транспортника стало. Как бы и для нас эта планета ловушкой не стала. Смертельной.
– Да… О тех, кто склад обнаружил, никто больше не слышал, – погладил затылок механик.
– И не видел, – добавил штурман.
Все молча переглянулись. Исчезать никому не хотелось.
– Если предложат стирание – надо соглашаться, – заметил суперкарго.
– Предложат, куда денутся, – уверенно сказал врач, – я думаю и о подменном блоке они позаботились. Не убийцы же они, в конце концов.
– Есть среди них всякие, – пробормотал механик. – Но ты прав – эти на убийц не похожи.
"Как будто он знает, как настоящие убийцы выглядят, – подумал Мэл, – например, те, что Криса убивали".
– Так и решим, – подвел итог командир. – Слушайте приказ. За лишней информацией не гоняться. Куда не просят – не лезть. Выполнять все пожелания нанимателей беспрекословно. А когда на обратный курс ляжем… – он чуть замешкался, – надеюсь, все обойдется. Предложат "глушилки", глотаем без пререканий. А вот если не предложат…, тогда я сам им предложу.
Мел с командиром был согласен. Чем меньше знаешь, тем спокойнее. И безопаснее. Деньги им посулили немалые, а если и за пропавших роботов заплатят… Хотя крысебота с зеленым хвостом он на деньги не променял бы.
Бой вернулся на четвертые сутки, таща в зубах одного из крысеботов. Это был не Крис.
*****
Накануне отлета Мэл, проверяя покрытие на стартовом зеркале, услышал писк.
Крис сидел в траве и прижимал к пушистому животу-щетке блестящий камешек. Положив его к ногам Мэла, крысебот отбежал в сторону, взобрался на камень и пропищал:
– Ни-и-ико-ому ни-и-и хас-с-скас-с-сывай.
Мэл опешил. Не мог Крис разговаривать. Не было у крысеботов такой функции. Стюард оглянулся. Снаружи он был один. Нагнулся, подбирая сияющую искорку, и шепотом спросил:
– Вы вернетесь?
– Ни-и-ит. Ни-ильс-с-ся-я.
– "Рыскающая Белка" погибнет? – слетело с губ.
Крысебот соскочил с камня и пискнул:
– Ни-и-ит. Ни-и бой-с-ся-я.
Мел взглянул на подарок. Удивленно моргнул и поднял руку, разглядывая камешек в лучах заходящего светила.
Между его пальцами горел оранжево-лиловым огнем мебиот – величайшая драгоценность ойкумены.
– Ни-и пхили-и-итай сю-у-да – похи-и-ибни-ишь, – услышал Мэл тихий писк, больше похожий на шипение.
******
– Я понимаю ваше недовольство, майор, но иначе поступить было нельзя, – тот, кого все на корабле знали, как руководителя группы планетологов провожал взглядом маленькую, подернутую серой дымкой планету, медленно сползающую за край обзорного экрана. Смешное имя ей придумали люди из экипажа – Соня. Впрочем, она действительно спит. И будет спать еще долго – оставленные на ней постараются. – Ваш рапорт будет передан по инстанции, но скорее всего, мое решение будет одобрено.
Тот, к кому он обращался, нервно дернул спиной и, не поворачиваясь, бросил.
– Вы лишили меня сработанной команды.
Все-таки эти которобы делались слишком похожими на древних земных котов, невольно испытываешь смущение, когда тебе предъявляет претензии обычная с виду кошка. Хотя всем такой вид психодиагностов пришелся по нраву. Наверное, сохранил человек, давно потерявший связь с прародиной, что-то такое, что делает его достаточно похожим на предков. Уж в отношении любви к домашним животным это стопроцентно. Которобы – психодиагносты и рободоги – личные охранники – пользовались большой популярностью. Цену на них специально держали невысокой. Полковник Службы контроля и предотвращения усмехнулся и проговорил извиняющимся тоном:
– Майор, я не сделал ничего, кроме необходимого.
– Теперь эту планету будут считать проклятой. Ловушкой для роботов обслуги.
– Вот и хорошо. По крайней мере, лет на десять мы застрахованы.
– И сохраним запасы ценного сырья исключительно для внутреннего использования. Сколько мы будем пасти этих людей? Больше двухсот лет прошло с момента окончания той чудовищной неразберихи, а они и не думают взрослеть.
– Сколько нужно, майор. Сколько нужно. И, все звезды Галактики мне в свидетели, я тоже хочу, избавиться от роли няньки при великовозрастном дитяти. Но наши потомки сами не хотят брать на себя ответственность. Они лучше поищут предтеч… или бога. Чтобы было на кого все свалить.
– Но мы же избавились от привычки искать подпорки и ждать милостей от… случая и удачи.
– Не все и не сразу. Почти пятьсот лет понадобилось, чтобы мы стали теми, кого сейчас называют "предтечи".
– Не все, – кожа на спине кота опять презрительно дернулась. – Некоторые не захотели становиться взрослыми.
– Вот с их потомками мы сейчас и возимся, – псевдо планетолог отхлебнул из бокала и поморщился. Кислятина. Даже вино разучились делать, как надо.
– Я не дипломат, и не ученый. Я – оперативник. Для меня проще было бы кинуть этих беспомощных щенков в воду и пусть выплывают, как сумеют.
– Они и выплывали. Кто как мог. Но особых навыков самостоятельно приобрести не смогли. Только ввели глупые запреты.
– Они потеряли память. Надо было подсунуть тому ученому не один кристалл. Да еще и ущербный. Отдали бы ему все.
– Но, майор, подумайте. Игрушки бывают всякие, в том числе и опасные. Что получится если никто не будет зацикливаться на раскрытии тайны мебиота? Мы сейчас даем  им только безопасную информацию...
– Тогда люди начнут думать и искать решение своих проблем сами. А не ждать милости от предтеч.
– И опять вляпаются по самые уши. Вы своими средствами можете обеспечить развитие науки в правильном направлении?
Кот отвернулся и промолчал. Только дернул спиной. Хвост его мотнулся из стороны в сторону и обвился вокруг лап.
Полковник усмехнулся
– Вот и я не знаю. А что касается записи… Еще добрых две сотни лет у них не будет столько… информации, сколько нужно для заполнения хотя бы одного кристалла.
Блеснули красным глаза-фотоэлементы. Белый кот перепрыгнул на стол заглянул в глаза собеседника:
– Полковник, вы забываете о вечном стремлении человека разгадывать загадки. Этот стюард…
– Ваш лейтенант поступил очень необдуманно.
– Он поступил правильно. Парня надо было либо убить, либо закрыть ему рот. Крайчик выбрал наилучший из возможных вариантов.
Майор промолчал о том, что лейтенант никогда бы не позволил стереть человека, ставшего его другом.
– Только учитывая его послужной список, я не отправил докладную в Дисциплинарный отдел, – заметив бешеное метание хвоста, полковник решил не нагнетать обстановку. – Я понимаю, майор, лейтенанту здорово досталось на Знанке. Он прикрыл остальных из своей группы, но…
– Вы подвергаете сомнению выводы Службы внешней разведки?
– Нет! Что вы! – полковник готов был пожалеть о сказанном, сердить майора, учитывая его возможности и… кхм!... связи, не стоило.
– Не мельтешите, полковник. Дело сделано. Соня на время забудется. Дальше дело за дипломатами.
– Да уж, – усмехнулся полковник, – вот кто в состоянии придумать сказку, способную на века отпугнуть потомков от попыток разобраться с этим рейсом.
– А капитан "Рыскающей Белки" будет биться головой в стенку. Без каких-то значимых результатов.
– Он умный человек. Сам намекнул на "глушилку". К тому же он получит неплохую сумму за фрахт. И я обещал ему оплатить потери по роботам обслуги. Ваши потери тоже будут восполнены. Молодежь, правда, придется натаскивать…
– Мне не привыкать. Спасибо, что хоть старшину Смирнова оставили. А на стюарда "глушилка" не подействует.
– Почему вы так считаете? Доза подбиралась индивидуально.
– Потому, что дружба так просто не забывается. Но и не предается.
Котороб прошелся по тахте и уселся напротив полковника. Фотоэлементы сверкнули зеленым. Те, кого называли Предтечами, посмотрели друг другу в глаза и рассмеялись. Они пришли, как выражались их предки, к консенсусу.
*****
Мэл катал языком таблетку "глушилки" и разглядывал оранжевый камешек, последний подарок друга. Да, друга. Крис не безмозглая машинка для уборки труднодоступных мест, он нечто более сложное. И это существо почтило его своей дружбой и доверием. Не оправдать это доверие означало нарушить древний закон. Настолько древний, что никто уже не мог вспомнить, когда он возник: "Только тот твой истинный друг, на кого ты можешь положиться как на себя. И в беде и в радости".
Пусть эти предтечи и их искатели убираются в Черную Дыру со своими тайнами. Он никому не расскажет, что видел Криса. И не покажет его подарка. А деньги на лечение он заработает. Рано или поздно.
Хотя… кому нужна эта женитьба!
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования