Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

hab_bar - Астероид

hab_bar - Астероид

 
Леон выровнял скорость модуля с движением астероида и включил опцию вытягивания присосок. Одна из них запоздала почти на секунду, тут же сработал левый бортовой движок, скорректировал траекторию, затем отключился. Леона эта заминка не смутила, однако в уме он сделал отметку, что по возвращении обязательно нужно будет провести отладку механизма вытяжки.
Модуль ринулся вниз к бледно - серой, словно припорошенной прошлогодним снегом, поверхности. Отдельные каменные россыпи смотрелись темно – мутными проплешинами на теле гиганта точно родимые пятна. Если приглядеться, то можно заметить там, среди камней, лёгкие завихрения пыли, столбики внезапно появляющиеся и также внезапно распадающиеся. "Сквозняки… солнечный ветер, — отрешенно подумал Леон, наблюдая на мониторе стыковку модуля с астероидом. — Надо будет потом сделать пару снимков для друзей".
— Мистер Добс, может, свернем охоту? Ну, сколько можно бегать за ней с одного астероида на другой? – он с надеждой посмотрел на старика, облаченного в ярко – красный защитный костюм с элементами экзоскелета.
— И не мечтай! — ухмыльнулся тот, поправив кобуру с парализатором. — Я тебе за что плачу? Или хочешь получить дерьмовый отзыв в свою фирму и потерять работу? Пока ты один из лучших пилотов Федерации, но стоит попасть в "чёрный" список… К тому же, зверушка только разжигает во мне охотничий азарт, каждый раз обводя нас вокруг пальца. Она станет, пожалуй, лучшим украшением моей коллекции. Будет что вспомнить…
Но он прекрасно знал, что вряд ли эта столь желанная добыча попадет в его коллекцию.
Модуль покачался на присосках, словно проверяя прочность сцепления с грунтом, и затих. Леон повернул голову, с тоской взглянул в сторону яхты, серебряной игрушкой дрейфующей справа, вслед за астероидом. Он с удовольствием оказался бы сейчас на ней, в теплой каюте, попивая кофе и травя анекдоты с кем-нибудь из команды. Но, не судьба!..
Среди множества звёзд, словно толпа красавиц, окруживших его со всех сторон, выделялась одна, уж больно яркая и крупная. Казалось, она пульсировала в такт сердцу человека и печально твердила: "Да-да… не судьба!"
***
Будучи по натуре охотником-авантюристом, Леон, после семи лет службы пилотом во флоте Земной Федерации и уволившийся после окончания контракта, не раз участвовал в сафари на Земле, Марсе, Венере. И когда однажды из всей экспедиции на Меркурий в живых остался только он и напарник — специалист по биомиметике — понял, что пора сделать перерыв.
С работой проблем не было, его тут же взяли в частную фирму по обслуживанию богатых туристов. Здесь ему понравилось — другой мир, другие люди. Современные супернавороченные модели яхт, управлять которыми было интересно и приятно, разговоры со стариками, любящих поучать молодёжь, капризы экстравагантных женщин, флирт, иногда щедрые чаевые — всё это разнообразило его жизнь, насыщало её странным смыслом. Правда, иной раз и утомляло, особенно когда попадался особо вычурный маршрут или когда туристы были слишком назойливыми, постоянно брюзжащими и вечно недовольными. Но всё это до поры, до времени. Он понимал, что в один прекрасный день это враз может закончиться, стоит только внутри проснуться жажде приключений, зову всепоглощающей охоты…
***
— Прихвати лучемёт и магнитную ловушку, — мистер Добс надел гермошлем с замкнутым циклом и встроенным светофильтром, съёмные перчатки, посмотрел на пилота и покрутил пальцем у виска. Леону этот жест был уже знаком, он тоже надел гермошлем и первым делом включил рацию.
— …Я выхожу первым, ты за мной, — красный костюм расстался с креслом и направился к шлюзовой камере. — Да, чуть не забыл, какой там состав?
— Как и у тех двух предыдущих — углеродный, с небольшой примесью железа, — сразу отозвался Леон, заранее просмотрев перед этим данные сканера по структуре астероида.
— Зверушка верна своим вкусам, — проворчал старик, спускаясь в гостеприимное нутро шлюза.
Очутившись снаружи, он активировал камеру кругового обзора и вытащил из кармана измеритель-анализатор — небольшой прозрачный прямоугольник размером четыре на два дюйма. Громко, требовательно, с нетерпеливыми нотками, произнёс:
— Покажи!
Измеритель-анализатор окрасился в светло - жёлтый цвет, получив управляющий импульс через рецепторы перчатки. Зелёная стрелка, появившись с секундной заминкой, выглядела на жёлтом фоне не столь уж и резким контрастом. По крайней мере, глаза не резала. Дёрнувшись несколько раз влево-право, она сместилась на десять градусов вправо, указывая на горку каменной россыпи.
— Ну, вот ты и попалась, — казалось, старик был удовлетворен, хотя некая доля озабоченности в его голосе всё-таки чувствовалась. И было отчего…
Два раза зверушка ускользала. Во второй раз так близко подобрались, он уже и ловушку приготовился задействовать, как эта тварь успела юркнуть в какую-то нору в камнях и… пропала. Только хвост с белым костяным наконечником и видели. Пилот тогда, в сердцах, прошелся по тому месту из лучемёта, а толку-то… Добс отругал его за самоуправство — без разрешения начал палить — но в душе понимал, что и сам бы так поступил. Уж больно шустрая…
Однако импульс уловил не только анализатор, маленькая четырёхпалая лапка с силикатными наростами вместо когтей ухватилась за выступ камня, из-за которого показалась треугольная серая головка с единственным глазом посередине. Лишенной зрачка, век, ресниц, он выглядел чёрной дырой, словно неизвестный художник ввиду отсутствия красок взялся рисовать углём. Видимо, рассмотрев непрошеного визитёра в своём каком-то диапазоне зрения и оценив как явно недружественного, насекомоподобное существо юркнуло обратно и стремительно растворилось среди камней…
***
Охота в Поясе Астероидов началась с того самого момента когда там были обнаружены так называемые формы жизни, которые поставили человечество в тупик. Ну как можно назвать некое существо способное жить в вакууме и питаться солнечным светом разумным животным? Их невозможно даже квалифицировать с точки зрения планетарного биоценоза. Астероидный биоценоз? Космоценоз? Ученые до сих пор не могут прийти к единому мнению. Всё спорят и спорят…
Многие пытались изловить хоть какой-то захудалый образчик астероидной фауны, но, увы — зверушки оказались на редкость свободолюбивыми. Тем, кому всё же посчастливилось разглядеть — но не поймать — ничего толком не могли объяснить: что-то похожее на тень то ли кошки, то ли маленькой собаки.
Удалось поймать лишь одну особь за всё это время, да и та каким-то непонятным образом исчезла из марсианского спецприемника спустя трое суток. Никакие ловушки не помогли: ни Пеннинга-Уотсона, ни вакуумные, ни протонные. И это как раз тогда, когда объединенная бригада ученых собралась приступить к изучению астероидного феномена.
И как это ни странно, поймал её как раз-то мистер Добс, используя магнитную ловушку оригинальной конструкции. Разработанная его корпорацией, она проходила проверку, как говорится, в полевых условиях. И то, что опробовать взялся сам глава корпорации — как заядлый охотник — говорило о многом, тем более идея создания этой штучки принадлежала его другу, ученому, работающему в области квантовой механики. Не взирая на скандальную репутацию последнего в научных кругах — многие считали его взгляды на мироустройство полным бредом, — Добс придерживался иного мнения. И, как часто бывает, идея родилась в вечерних посиделках за рюмкой рома, разговорах о жизни и воспоминаниях, о совместно проведенном детстве. Их дома находились на одной улице, рядом друг с другом.
Обычно, испытания такого рода проходят в глубокой тайне, и мистер Добс не был тут исключением. Под видом прогулки в Поясе Астероидов он рискнул проверить свое детище в действии, используя личную яхту и сторонний экипаж.
Получилось. Но было бы удивительно не заметить в этом деле след военных с их маниакальной системой слежки за всеми разработками, представляющих для них интерес. Потому, Добс не знал, но догадывался что за фрегат постоянно "висит" у него на "хвосте". А когда после удачной охоты его перехватили на пути к Земле военные сторожевики и "вежливо" завернули к Марсу для сдачи трофея в спецприемник, он был уже к этому внутренне готов.
Бизнес есть бизнес, и Добс, как только в каюте яхты появился первый военный в чине майора, для сопровождения, тут же выставил ультиматум: оплата за пойманную зверушку и финансирование дальнейшей разработки. Спустя несколько часов все вопросы были улажены, и вскоре яхта уносила довольного главу корпорации домой, на Землю.
***
И вот теперь вторая попытка. И тот же самый фрегат на "хвосте"… И охотничий азарт, вдруг выросший многократно и затмивший всё… добыча близка!
— Мистер Добс, куда? — появившейся точно призрак, Леон, в таком же ярко – красном защитном костюме, выглядел как брат-близнец, с той лишь разницей, что был на голову выше. Придерживая одной рукой необычную ажурную конструкцию, а другой — лучемёт, он горой навис над плечом старика, рассматривая экран анализатора.
— Хм, понятно… — он поднял голову и оценивающе взглянул на каменную россыпь. — Я зайду слева и буду ждать вашей команды. Уверен, на этот раз мы её достанем! Зря что ли через весь Пояс продирались, а теперь ещё и в это чёртово семейство Хильды* влезли. — Пожал плечами, насколько это было возможно. — Никогда здесь не был.
Добс ничего не сказал, забрал у него лучемёт и двинулся в сторону каменной россыпи, резко забирая вправо. Держа перед собой в вытянутой левой руке прямоугольник, полыхающий светло – жёлтым пламенем, а правой — с перекинутым через плечо и шею ремнём, лучемёт, он удалялся, чуть пригибая колени при ходьбе. Леон проводил его взглядом, встрепенулся и направился прямиком к тёмной горке камней, но тут же немного сдвинулся левее, чтобы увеличить сектор обзора.
— Надо выгнать её из камней, пока она не вздумала перебежать на тёмную сторону, — раздался голос старика в его шлеме. — Будь внимательным…
Леон и так это знал, опыта было достаточно. Анализируя отдельные реплики и само поведение своего нанимателя, он пришел к очевидному выводу — выбор пал на него не случайно. И тут навыки пилота были, пожалуй, не на первом плане, а вот навыки охотника… Усмехнулся: будь на месте старика, тоже бы навел дополнительные справки и, разумеется, выбрал бы профессионала. Между тем, Леон не считал себя профессионалом-охотником, но, учитывая, что все вылазки, в которых принимал участие, — кроме последней — закончились благополучно, оценивал свое положение очень близким к тому.
Сделав ещё пару шагов, он остановился, напряженно всматриваясь в сумеречные тени камней. Внезапно, снизу вверх, по всему телу пронеслась волна жара, к горлу подкатил комок, заставив судорожно сглотнуть. Леон чуть не выронил ловушку. Словно озарение свыше, к нему пришло понимание того, что это, пожалуй, его последний рейс в качестве наемного пилота. Он почувствовал, как где-то глубоко в душе заснувшее на время двухглавое существо шевельнулось и открыло глаза.
Имя одной из них — ласково-жгучий запах охоты, второй — жадно-осторожный авантюрист.
Он задержал дыхание, на миг прикрыл глаза, а когда открыл — это был уже другой человек.
***
По камням запрыгал луч света — мистер Добс начал свою охоту. В ту же секунду от ближайшего от Леона камня отделилась тень и, вытянувшись в струнку, рванула прямо на него. Он невольно напрягся.
Но дело в том, что это был уже не тот пилот, который мог растеряться от неожиданности и упустить дичь, как это было раньше... Реакция охотника в такие моменты, как правило, предсказуема, учитывая то, что вот-вот должна наступить кульминация.
Леон пригнулся, отставив слегка правую ногу назад, и кинул навстречу зверушке конструкцию-ловушку, придав ей начальный импульс. Пролетев несколько ярдов, та встретилась с объектом и ярко вспыхнула холодным синим пламенем. У Леона автоматически сработал светофильтр гермошлема, превратив слепящую вспышку в тусклый огонёк. Ловушка — уже не пустая — плавно опустилась на грунт, отсвечивая голубоватым неярким светом. Со стороны каменной россыпи большими прыжками, используя экзоскелет, мчался мистер Добс, что-то восторженно крича по рации. Манипулируя усилителем тяготения, притормозил возле ловушки и, не нагибаясь, подхватил её, прижал к груди. Довольная, счастливая улыбка застыла на его губах. Леон невольно поморщился, словно надкусил лимон, но на самом деле был доволен удачным завершением охоты. Теперь больше не надо будет мотаться с одного астероида на другой.
— Молодец, пилот! Хвалю!.. — старик повернулся лицом к модулю. — Теперь дело за малым — доставить тварь в спецприемник.
Не обращая внимания на напарника по охоте, считая, что тот свою роль выполнил и о нём можно временно забыть, Добс направился прочь, мысленно подсчитывая будущие барыши. Но ни он, ни Леон не обратили внимание на то, что обстановка вокруг стала неуловимо меняться…
Модуль неожиданно начал отдаляться от них, уменьшаясь в размерах, видимая поверхность астероида вдруг резко принялась вытягиваться вдоль и вширь, яхта исчезла, превратившись в далёкую серебряную звёздочку. Да и сами звёзды неспешно приступили к трансформации своего геометрического рисунка: одни пропадали, оставляя после себя чёрные дыры, другие нарождались, появляясь в непривычных для людей местах. Давно устоявшаяся картина неба стала преображаться на глазах.
Первым заметил неладное Леон.
— Мистер Добс... Стойте! — в интонациях голоса тревога, недоумение и совсем небольшая капля страха. — Что, чёрт возьми, происходит?..
Старик послушно остановился, всё ещё не понимая в чем дело — он до сих пор пребывал в мире цифр.
— А? Что?
Леон вытянул руку в направлении модуля:
— Что за хрень?!
Мистер Добс, наконец, вернулся с небес на землю и удивленно уставился на модуль, который продолжал уменьшаться.
— Не-е знаю, — растерянно протянул он, меняясь в лице. — На-а-м нужно на яхту…
И посмотрел вправо и вверх — яхты на месте не было. Её вообще нигде не было. Там, где недавно она находилась, пульсировала маленькая еле заметная звездочка. От неожиданности он сделал шаг назад и почувствовал, как наступил на что-то небольшое, но твёрдое. Неподдельный испуг отразился на его лице. Замерев на месте и перенеся вес тела на ногу, наступившую на непонятный предмет, Добс чуть развернулся вправо, одновременно скосив глаза вниз. Взгляд уткнулся в каменную россыпь, широким ручейком тянувшийся за его спиной в сторону линии горизонта астероида.
Словно борозда вспаханной земли…
— Что за…
Это всё, что он успел произнести, прежде чем его скрутило тугим узлом, вышибло воздух из легких и выкинуло во тьму… в другое измерение.
Леон ничего не мог понять: вокруг были одни камни, камни… Они тянулись и в сторону модуля, и вправо от него, и влево. Это были уже не россыпи, а целое царство темно-серых камней. Он вертел головой из стороны в сторону, совсем забыв про камеру кругового обзора. Ему казалось, что это галлюцинация, иллюзия, которая вот-вот исчезнет, растает как дым.
Если вдруг по какой-то причине Леон оказался бы сейчас на высоте нескольких ярдов от поверхности, то увидел бы странную картину — его местоположение находилось как раз в центре пятилучевой каменной звезды. Но ему сейчас было не до красот, чувство опасности кричало, срываясь на истошный крик "Спасайся!" А когда каменные лепестки звезды, внезапно, поднялись, разом сомкнувшись над его головой в глухой непроницаемый кокон, он обреченно закричал, захлёбываясь слюной. Что-то оборвалось внутри, холодным комком упав в низ живота…
Это ощущение было последним — сознание померкло, тьма ласково приняла обмякшее тело в свои объятия. Нетерпеливо пощёлкивая электрическими разрядами и фиолетовыми всполохами маленьких ветвистых молний, она потащила Леона сквозь измерения вслед за тем, кто заварил эту "кашу". Как собачонка за хозяином, преданная тому душой и телом.
***
— Пилот, ты жив?
Чей-то шипящий голос змеёй вползал прямиком в мозг, вызывая жуткую головную боль. Леон потряс головой, надеясь таким образом отделаться и от боли и от голоса, приоткрыл один глаз и тут же со стоном закрыл. Напротив сидело такое чудовище, что и в кошмарном сне вряд ли привидится.
Он полностью открыл глаза, решительно подавив позывы желудка и тихий ужас, подымающейся из глубин сознания.
Перед ним, на серой земле, в шагах трёх сидел монстр, отдаленно напоминающий мистера Добса — четырехрукое двуликое существо, голое, без признаков различия пола, по всему телу которого, снизу вверх, тянулись ярко – красные полосы. Толстые алые губы, большие круглые глаза и острые, слегка вытянутые вверх, уши искажали облик старика до неузнаваемости. Одна из рук поднялась и почесала нос у лица, смотрящего прямо на пилота. Редкие жёлтые волосы на макушке стояли торчком, как у заправского панка.
— Ну и чего кривляешься? — с усмешкой произнесло первое лицо Добса. — Не нравлюсь? На себя посмотри! Я уже минут десять, если не больше, за тобой наблюдаю. Ещё то страшилище!
— Куда же нас занесло? — проронило второе лицо Добса, рассматривая перед собой серую однотонную равнину, тянувшуюся до самого горизонта. Ни гор, ни впадин, ни растительности. На пепельно-сером небосклоне неподвижно висело то ли светило, то ли спутник, за ним следом, в отдалении, тянулся ещё один, но уже меньшего размера. От них исходило блёклое, еле заметное, сияние, и если бы не оно, то можно было вообще не обращать на них внимания.
Леон вдруг почувствовал необычный дискомфорт, нарастающий с каждой секундой. Что-то мешало, давило, не давало свободно вздохнуть, стесняло движение. Он поднял правую руку и поднес к глазам. У него перехватило дыхание, когда увидел, как за ней потянулась вторая…
И тоже правая!..
Левых рук также было две. Потрясенный Леон тупо уставился на них, пытаясь как-то скоординировать движения каждой в отдельности. Получалось не очень.
— Не спеши, — произнесло чудовище напротив. — Я тоже ещё пока не могу освоиться полностью, хотя у меня было больше времени, чем у тебя.
Красные полосы прямо на глазах стали расплываться, окрашивая живот, ноги, спину, а вскоре и всё тело пилота, одним тоном. Добс засмеялся:
— Привет, краснокожий! Где твоя трубка мира?
Леон непонимающе взглянул на него.
— А, ну да, откуда тебе знать, — скептически заметил старик-монстр. — Разве сейчас молодежь интересуется историей Земли?
— Кажется, к нам гости! — неожиданно подало голос второе лицо Добса, и, упираясь второй парой рук о землю, попыталось придвинуть тело поближе к Леону. На горизонте возникло темное пятно, которое по мере приближения обретало черты ещё одного чудовища. Пыль затейливым шлейфом тянулась за ним, напоминая хвост кометы. Мистер Добс развернулся боком, чтобы каждое лицо по очереди могло смотреть на приближающегося зверя. Леон ущипнул себя за бок, всё ещё не веря в происходящее. Кратковременная чувствительная боль более-менее привела его в чувство.
Чудовище остановилось, не добежав до них совсем немного — три-четыре ярда — и злобно зарычало. Три глотки синхронно выпустили облачка дыма, три пасти в широкой улыбке показали ряды острых треугольных зубов, готовых немедленно приступить к делу. Трехглавый, шестиногий ящер, весь в зелёных пупырышках, размером в хорошего волкодава, принялся усиленно рыть почву передними лапами и хлестать себя по бокам двумя хвостами — по одному на каждый.
— А это что за тварь… — начал мистер Добс, замолк на полуслове, увидев что-то смутно знакомое в облике ящера и, не обращая никакого внимания на последнего, развернулся всем телом так, чтобы первое лицо смотрело на Леона. — Тут… одна мысль мелькнула… Может быть это покажется тебе диким, но думаю, ты поймешь. Как-никак, у тебя за плечами четыре года учёбы в Школе Навигации и семь лет полётов в нашей системе. В общем, полагаю, эта тварь, — он махнул одной рукой назад, — и есть та самая зверушка, на которую мы охотились. Я и сам в это не верю, но… другого объяснения у меня нет.
— Не понял… — до Леона с трудом доходил смысл сказанного. — Какая зверушка?..
— Да вон та самая, — старик поднял руку и показал большим пальцем назад, за спину, в сторону ящера, который перестал рычать, прислушиваясь к звукам голоса. — Мой друг детства, физик по специальности, как-то рассказывал о многомерности пространства. Мол, там что-то меняется при переходе из одного измерения в другое. Конечно, я мало что уяснил, но кое-что отложилось в памяти. Полагаю, нас как раз и закинуло в такое место…
Положив нижнюю пару рук на колени, Леон задумался: если это и впрямь так, то дело плохо. Он даже представить себе не мог, как они могли бы самостоятельно попасть из трёхмерного измерения, скажем, в четырёхмерное или какое иное. Что-то должно было сыграть роль катализатора. Что… или кто?
Взор его остановился на ящере…
… Если эта зверушка и вправду отсюда, то, как она попала в их мир? И как вернулась обратно в свой? Вопросы, вопросы… Какие-то туманные образы роились в голове, всплывали разрозненные отрывки из лекций времён учёбы в Школе Навигации, мысли хаотично скакали сюда-туда, совершенно не желая выстраиваться в стройную и понятную систему. Он никак не мог поймать главную мысль, которая всё время ускользала в самый последний момент…
***
"Гравитация — одна из мерностей нашего мира!.."
Земля за спиной Леона, внезапно, вздыбилась и опала мелкими кусками, выпуская длинное, похожее на гусеницу, тело, покрытое коричневой щетиной, с множеством куцых лапок-ножек. Мелко перебирая ими, она на удивление быстро обежала по касательной Добса и остановилась возле ящера. Тот при её приближении всё больше и больше съёживался, вжимаясь тремя головами в землю, поджав хвосты и норовя слиться с поверхностью. Тихий скулёж временами вырывался то из одной, то из другой пасти.
Леону эта картина показалась знакомой.
— Ты что-нибудь понимаешь? — спросил старик, недоуменно смотря вторым ликом на "гусеницу" и ящера. — Это кто?
— Похоже, хозяйка пожаловала, — задумчиво ответил Леон, — … или кто-то старший по званию.
"Так оно и есть! Я — хозяйка этих мест. А эта зверушка, если исходить из ваших понятий, — мой пёс".
Мистер Добс непроизвольно дернулся, словно кто-то уколол его чем-то острым в одно место, моргнул и прошептал:
— Эй, пилот… ты тоже слышал?
— Ну да, слышал, — Леон пожал плечами. — А что непонятного? Телепатия!
— А-а-а… — протянул старик. — Тогда пусть объяснит, что это за место и как мы сюда попали.
"Всё просто: мой пёс частенько "проваливается" в ваш трёхмерный мир. И где только "дырки" находит! — в сознаниях старика и пилота возникла картинка удрученно вздыхающей гусеницы. — Обычно, он всегда возвращался вовремя. Но в этот раз силёнок не хватило — растратил энергию, пока от вас бегал. Вот и пришлось ему использовать ваши тела как объекты гравитации для увеличения "массы", чтобы пробиться в свое измерение. И кстати, посмотрите на свой прибор, возможно, он поможет вам понять, где находитесь".
Они оба, одновременно, поискали взглядами измеритель-анализатор. Тот валялся недалеко от Добса, отсвечивая жёлтым экраном, большая зелёная цифра "6" застыла на нём неподвижно, словно вмёрзшая в лёд.
Леон тихонько ахнул и выругался отборным матом. Первое лицо Добса нахмурилось, а второе — рассмеялось: две совершенно разные мысли столкнулись друг с другом и сплелись в тугой комок. Одна — как возвратиться, другая — комичность ситуации в том, что выхода отсюда нет.
— Мистер Добс, вы хоть понимаете, куда нас забросило? Шестимерное про…
— Да мне плевать куда, — прервало Леона первое лицо старика, выражая крайнюю степень раздражения. — Я хочу обратно, на Землю, черт возьми!
Второе лицо продолжало хихикать, дополняя театр абсурда новым действием, словно старалось довести его до логического конца.
"Вернётесь, обещаю. Помогу, но… — от неё в их сторону покатилась волна смущения, — я пока ещё учусь, только недавно закончила первый уровень Школы и потому не обещаю, что непременно попадете в свое время и в то место, откуда пришли".
— Это как? — не скрывая досады, воскликнул Леон. — А как же координаты Бартини?** Или тут они не действуют? В крайнем случае, давайте используем вашу собачку!
Пёс-чудовище поднял все три головы, и возмущенно рыкнул, извергая небольшие комочки пламени. Минуты две-три гусеница молчала, — видимо, с кем-то советовалась — потом ответила:
"Ну почему же не действуют?! Законы Вселенной одинаковы везде. Но я ведь уже сказала — только начинаю учиться этому виду Искусства, и от ошибок не застрахована. Так что вам придется смириться… если хотите вернуться. Что касается пса — вряд ли он захочет помогать. Поставьте себя на его место…"
— Да, — тут же откликнулось первое лицо Добса, — мы хотим вернуться! И неважно, в какое место, и в какое время. Главное — на Землю!
"Принято! — все сегменты длинного туловища гусеницы лучились довольствием. — Но, не будем торопиться, какое-то время побудите здесь. Хочу показать вас соседям. Им развлечение и мне приятно. Вот только надо вас в вольерчики пристроить, а то ведь могут и украсть…"
Не успели люди и глазом моргнуть, как оказались внутри большого прозрачного куба. Снаружи, со всех сторон его окутывало голубоватое мерцающее облако, которое исчезало, стоило лишь приблизиться к нему вплотную. Леон подошел к стене и уперся всеми четырьмя руками — облако исчезло, и он увидел гусеницу со своим "псом". Ему очень захотелось сказать что-нибудь гадкое, но кроме матерных слов на ум больше ничего не шло, да и вряд ли они поймут, даже если бы он выразил их в картинках-мыслях. Похоже, гусеницу крайне забавляла возникшая ситуация. Зверушка прыгала вокруг неё, радостно погыркивая и махая хвостами из стороны в сторону. Леон подвигал языком во рту, собирая слюну, и смачно, с оттяжкой, плюнул на стенку. Та отреагировала неожиданным образом: немного прогнулась в месте плевка, зашипела и… вернула его обратно хозяину. Леон чудом успел увернуться, щеку обдало жаром от пролетающего мимо плевка. У него сразу же отпало всякое желание общаться со стеной, он развернулся и направился к мистеру Добсу, сидящему в унылой позе на том же месте.
"Да, чуть не забыла — надо добавить вам немного шарма… для лучшей привлекательности! А то вы какие-то тусклые, невыразительные…"
Что-то легонько стукнуло его по плечу и осталось на месте, вызывая неприятное ощущение от соприкосновения с голой кожей. Первой реакцией Леона было смахнуть это "что-то" и он даже поднял руку, намереваясь завершить жест, как вдруг краем глаза заметил нечто странное — на плече лежала косичка из аккуратно заплетенных тёмных волос. Он боязливо коснулся её пальцами и тут же, словно боясь обжечься, перекинул за спину. Необычные трансформации продолжались…
Шея, покрывшаяся густой синевой, лихо закрученные усы, слегка подведённые чёрной краской глаза, пушистые ресницы и мясистый нос кардинально изменили облик Леона. Ввиду отсутствия зеркала ему не дано было увидеть свое лицо и произошедшие с ним изменения, но он их почувствовал.
Мистер Добс обзавелся дополнительно ещё одной ногой, тремя руками, двумя глазами и четырьмя рогами — по паре на каждое лицо. Тело было завернуто в красный балахон с прорезями для рук. В одной из правых рук трепыхался раскрытый зелёный веер, в левой — обыкновенная столовая ложка. Первое лицо с отвращением взглянуло на веер и попыталось от него избавиться — выкинуть подальше от себя — но тот не пожелал менять местоположение и сидел в руке как приклеенный. Второе лицо внимательно осмотрело ложку со всех сторон, а затем принялось ковырять землю.
"Так, ну вот и славно! Осталось имена дать, а то вот-вот гости начнут собираться. Эй, с косичкой! Твое имя будет… Рудра, а твое, старик — Агни!***Запомните их, они вам пригодятся".
На пепельно-сером небосклоне не видно ни одного светила — только волнистые облака до самого горизонта.
 
*Семейство Хильды – группа астероидов, расположенных между орбитами Марса и Юпитера.
**Координаты Бартини – теория шестимерного пространства, созданная Роберто Орис де Бартини. В ней, помимо трех обычных координат, существуют ещё три – временные, так называемые "стрелы времени".
*** Рудра, Агни – боги древней Индии, где первый – бог охоты, несчастий, болезней, повелитель грозы и бури, второй – бог огня очага и жертвенного костра.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования