Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Эрнест Кабардинов - Спасибо, что не хуже

Эрнест Кабардинов - Спасибо, что не хуже

 
 
- В первый раз?
Я коротко кивнула.
- Тогда сначала надо подписать эти бумаги, - с этими словами кассир достал откуда-то из-под прилавка несколько скреплённых листов с мелким текстом.
- А что это? - поинтересовалась я.
Кассир пожал плечами.
- Да так, ерунда… Что проинформированы о вреде здоровью, что возможный ущерб основной страховкой не покрывается, запрет на передачу третьим лицам, ну и так далее. Писанина одна. Подписывать на каждом листе.
Я достала лазерную ручку и поставила по подписи.
- Плохое это дело, дочка, - неожиданно проникновенно сказал кассир. - Вредное. Вот ты сейчас думаешь, что без этого в работе никак, а я тебе скажу - и начинать не стоит. Гений вот по пачке в день берёт, за бок хватается, а берёт.
- Я поняла, - коротко обрубила я кассира. И так уже поучениями накормлена, спасибо.
- Сколько брать будете? - тон кассира сразу же съехал обратно, в состояние подчёркнутой вежливости.
- Одну. Да, и зажигалку, пожалуйста, - спохватилась я.
Кассир молча (наконец-то) выложил на прилавок пачку сигарет с замысловато распластанной космической станцией и надписью "Мир - Прогресс", а поверх - зажигалку.
- Двенадцать пятьдесят, - так же безучастно сказал он.
Я положила три монеты на блюдечко и забрала покупку.
В конце концов, если уж нашему ведомству дали такую поблажку, стоит её использовать. Тем более что сегодня, впервые за полгода работы, мне действительно захотелось узнать, стоит ли курение всех этих подписанных бумаг, рассказов про ужасы рака и грозно предупреждающих плакатов, расклеенных на каждом этаже.
Дрожащими руками я сорвала обертку и только тогда сообразила, что можно это было сделать и в курилке. Чертыхнувшись про себя, я засунула пачку со скомканной оберткой в карман и вышла из столовой.
Этажи уже опустели, и только в лифте я наткнулась на Кирилла, который уже засобирался домой. Мы поехали молча.
- Как, сильно бушевала? - наконец осведомился Кирилл.
Как будто ты не слышал.
- Было дело, - нехотя выдавила я.
- Что ж ты так-то, - глубокомысленно заметил Кирилл. - Хотя обстановка сложная была, признаю. Но из любого тупика всегда можно найти выход…
- Надо просто пойти назад, - продолжила я за него. Интересно, в конкурсе на лучшую благоглупость какое место занял бы Кирилл - первое или сразу три призовых?
Хорошо, что лифт открылся и выпустил Кирилла. За день накипело. Еще немного, и я бы сорвалась. Кирилл бы обиделся, на следующий день мне бы пришлось извиняться, Кирилл бы меня извинил, но еще неделю ходил бы и смотрел на меня грустно своими глазами годовалого теленка, искренне недоумевая - почему и за что.
- Давай, пока, - бросил Кирилл в закрывавшиеся двери лифта и исчез для меня как минимум до завтрашнего утра. А я поехала дальше.
Курилок в нашем здании было несколько, но я решила пойти в ту, которая была на минус пятом этаже. Оттуда люди, скорей всего, тоже уже ушли…
Толкнув дверь, я поняла, что ошибалась. В потертом кожаном кресле сидела, развалившись, та, кого я меньше всего хотела видеть. Впрочем, уходить было бы глупо. Сделав по возможности каменное лицо, я зашла и вытащила пачку, подцепила ногтями сигарету за фильтр и попыталась закурить. Сигарета не закуривалась.
- Когда поджигаешь, воздух на себя тяни, а потом раздувай, вдох-выдох, - посоветовала Твин-Пикс.
Так получилось быстрее. Оранжевый огонек быстро покрылся хлопьями пепла, еще сохранявшими первоначальную форму. Твин-Пикс пронаблюдала за результатом, а потом потянулась за своим портсигаром и достала оттуда еще одну сигаретку.
- Злишься? - раскурив, спросила она.
- Злюсь, - призналась я.
Бровь Твин-Пикс изогнулась. Ага, удивлена, как же.
- И на кого злишься? - так же задумчиво поинтересовалась она.
- На себя, - я решила не кривить душой.
- Это хорошо, - одобрила Твин-Пикс. - Полезно.
Рука у меня дрогнула. Да что со мной творится-то?
- Хотя сильно себя не вини, - неожиданно сказала Твин-Пикс. - Я тоже порой так лажала - сама удивлялась, почему меня не выгнали.
Я моргнула. Раньше Твин-Пикс не рассказывала истории из своей жизни. О, обычно она была бой-бабой, хмуро просматривавшей отчеты и требовавшей перепечатать каждый лист, если замечала там ошибку. С другой стороны, может, в курилках люди как-то… раскрываются, что ли?
- Например? - осторожно спросила я.
Твин-Пикс на мгновение задумалась и со вздохом выпустила клуб дыма.
- Например? Ну, вот в шестьдесят пятом я работала на спутнике Конфуция, на шахтах. И напоролась комбайном на метановую реку. Шахту затопило, а меня…
Твин-Пикс изящно махнула рукой, и пепел с её сигареты полетел точно в пепельницу.
- Под зад коленкой, в общем. Ну и обстановка: связи - нет, связного ждать через три месяца, а замену мне бы прислали еще через шесть. Девять месяцев, которые можно было потратить на сбор сведений, как, нехило?
- Нехило, - признала я. Я бы после такого… нет, стреляться я не стала бы, хотя пистолет нам выдавали и на этот случай.
- Вот и пришлось… Да, ты пепел стряхивай, - неожиданно перешла на другую тему Твин-Пикс, - а то в наше время даже школьники считали, что пепел по сантиметру оставлять - первый признак дурака.
Смутившись, я последовала совету. Интересно, сколько же Твин-Пикс лет? Сигареты вроде запретили сразу после войны…
- В общем, пришлось обходиться русской смекалкой и, - тут Твин-Пикс крайне глупо хихикнула, - подручными средствами. Ничего, выкарабкалась как-то, хотя Гения чуть удар не хватил, когда он узнал.
Я докурила и потянулась за новой. Теперь всё получилось быстро.
- В общем, - продолжила Твин-Пикс, - будем считать это задание оконченным, получай следующее.
- Прямо здесь? - удивилась я.
- А ты думала, я в курилке два часа в день пропадаю, потому что от работы волыню? - усмехнулась моя начальница. - Тут у нас такой же фронт. Начала б курить раньше, узнала бы.
С этими словами Твин-Пикс вытащила из кармана сложенный вчетверо лист и протянула мне. Я послушно его взяла и пробежалась глазами.
Как я поняла, это был перехват чьего-то разговора, причём без начала. Один человек соглашался доставить нужную сумму франков, при условии, что груз будет в целости, сохранности и нецелованности. Второй просил лишь быть осторожнее и сообщал, как его можно найти.
- И кто все эти люди? - с этими словами я вернула лист.
Твин-Пикс тем временем успела достать (какую уже? Третью? Да, Гения она скоро перегонит) сигарету.
- Люди? А, покупатель - это Жак Люк. Французская разведка.
Ситуация стала потихоньку проясняться. Французскую разведку ущучить хотелось всем и всегда. Во всяком случае, нашей конторе. Уже почти тридцать лет прошло, а все равно злость осталась.
- А второй - Вей Чжан. Работник китайской корпорации "Юньфей", лунного филиала. Хочет продать секрет своей фирмы.
- "Юньфей", - повторила я. - Они же занимаются…
- Всем - хлёстко, как передвинула каретку печатной машинки, ответила Твин-Пикс. - И секрет это может быть любой. Хоть огнедышащий дракон со встроенным экстрастеплером. Ты сумму запомнила?
- Нет, - честно ответила я, - я в деньгах не разбираюсь. Я их очень редко вижу, знаете ли. А франк - это вообще много?
- Сейчас один франк меняют примерно на две с половиной дёйчмарки, - скривившись, объяснила Твин-Пикс.
А, объяснили так уж объяснили.
- В рублях это будет примерно миллион двести, - смилостивилась начальница.
Мда. Хорошо обстоят дела у французской разведки.
- И какие будут приказания? - я затушила сигарету о пепельницу.
Твин-Пикс пожевала губами, словно собираясь с мыслями. Хотя я была уверена, что всё она уже продумала несколько раз. Но эффекты Твин-Пикс любила.
- Найти Жака, отобрать деньги, встретиться с китайцем вместо него, а потом, - Твин-Пикс затянулась всей грудью, - доставить китайца к нам. Он нужен живым. Живым и согласным сотрудничать, так что с ним надо… поаккуратнее, одним словом.
Поаккуратнее. Нашли, кому поручить.
- Поаккуратнее, - словно прочитав мои мысли, повторила Твин-Пикс, - а не как вышло у тебя два дня назад. Действуешь в одиночку, полетишь на "Сове" в одиночку. Всё сама.
Почему эту рухлядь не спишут?
- Почему эту рухлядь не спишут? - ляпнула я.
- Я на этой рухляди всю войну прошла, - вот сейчас, кажется, Твин-Пикс не на шутку рассердилась.
- Ну, тогда это была не рухлядь, - я поняла, что сморозила колкость.
Твин-Пикс закатила глаза, покачала головой и потянулась в карман за сигаретами. Открыв портсигар, она хмуро посмотрела на меня.
- У тебя же вроде только початая, да?
- Да, - я торопливо достала сигарету, стараясь как можно быстрее исправить ситуацию. Твин-Пикс хмыкнула, взяла сигарету и закурила.
- На будущее, - уже спокойным тоном сказала она, - пачку протягивают открытой, а не дают в руки по штуке. В общем, "Сова" - не рухлядь, а средство перемещения. С Луны даже взлетишь сама, без подхвата.
- Машинку брать? - задала я последний вопрос.
- Нет, не брать - сразу же ответила Твин-Пикс, - отчет напишешь, как вернёшься. Дело нехитрое, на страницу выйдет.
 
***
 
- Дело нехитрое, - сказала я себе под нос и оглядела комнату.
Это "нехитрое дело" я успела проклясть тысячу раз, начиная с очереди на орбите и заканчивая нынешним моментом. Француз, скорчившись, лежал на кровати. Я посмотрела на себя в зеркало. Чуть левее глаза и по виску шла неглубокая царапина, уже успевшая заалеть. Реакция не подвела. Ладно, на болячки свои потом посмотрю, сейчас - задание.
Не знаю, как в остальном, а раздевался француз быстро - я свою блузку даже наполовину не расстегнула, тогда как он успел снять вообще всё и в предвкушении запрыгнуть на кровать. Впрочем, в скинутых, еще тёплых вещах копаться было гораздо проще, чем обыскивать его грузное тело. Но обыск ничего полезного не дал. Чемоданчик с деньгами нашелся в холодильнике. Немного поколебавшись, я раскрыла его - всё-таки я действительно не представляла, как выглядят франки. На купюрах на меня цепко смотрел старик с усами, коротенькой бородкой и в красной мантии. На груди у него был переливающийся на свету равносторонний крест, который я много раз видела, когда смотрела сериалы про войну. Не успокоятся, значит, до сих пор.
Перед зеркалом я быстро закрасила тональным спреем царапину. Торопливо застегнувшись, я набросила одеяло на француза и захватила чемоданчик. Половина дела уже была сделана.
Выйдя из номера, я повесила на дверную ручку табличку "Требуется уборка". Можно было бы повесить и "Не беспокоить", но мне захотелось лишний раз щелкнуть французов по носу. Опять же, будет что в курилке рассказать…
Мои размышления прервал окрик портье. Я обернулась. Портье небрежно махал рукой, призывая к себе. Делать было нечего.
- Извините, что случилось?
Портье качнулся и надолго уставился на меня.
- Русская, значит, - заплетающимся языком, но почти без акцента начал он. - Ты меня знаешь?
- Нет, - покачала я головой, стараясь выглядеть как можно испуганнее.
- Значит, будешь знать, - продолжил портье. - Меня тут все ваши знают, и все знают ещё кое-что. Хочешь тут работать - четверть отстёгивай, так-то.
Я поняла, за кого он меня принял. Ну, в принципе, так оно и лучше.
- Хорошо, - я кивнула, - буду платить.
- Не будешь, а сейчас заплатишь, - угрожающе произнес портье. Его тон никак не вязался с тем, что он еле стоял на ногах. - Тебе француз сколько дал?
- Пятьсот. Рублями расплатился - я выругалась про себя. Могла бы и пару купюр из чемодана вытащить, француз, расплачивающийся не франками - дело подозрительное.
Впрочем, портье было на всё наплевать. Схватив протянутую бумажку, он помахал ей перед моим носом.
- Со следующих троих себе всё оставляй, ну а потом - заходи, обращайся, порядки помни.
Я усиленно замотала головой, соглашаясь со всем, что он нёс о правилах, своей власти в этой гостинице и о том, как он решает серьезные дела. Все равно больше я здесь появляться не собиралась. Наконец портье умолк, а я вышла наружу. На светлой площади под куполом было оживлённо. Да и сам купол был большим - что-то, а строить китайцы умели. И ещё везде был дым.
Табачный дым.
Нет, я знала, что Китай до сих пор не подписал конвенцию, хотя и наша страна, и Франция (в кои-то веки поддержавшая наше предложение), и даже Япония неоднократно требовали от Китая запретить этот наркотик, но Китай отказывался. Даже Союз Немецких Государств пару лет, как подписал, хотя у них были жуткие споры и крики, что в истории Германии такая борьба ничем хорошим не окончилась, но в итоге они согласились.
А Китай нет. До сих пор. Половина населения курит, и ничего, даже умудряются быть первыми в мире. Сколько уже, шестьдесят лет?
Стараясь дышать пореже, я широким шагом пошла от гостиницы, прокручивая в голове оставшуюся часть задания. Китаец, встреча в ресторане, разговор, предложение показать товар, затем - усыпить и затащить на мою "Сову"… Уж и помучается он на ней, но тут уж ничего не поделаешь, с другой стороны, разгон-торможение на "Сове" сойдет за хорошую пытку, а если ещё получается наткнуться на мусор, который бьет по обшивке и тормошит корабль… Хорошая психологическая подготовка для того, что ему устроит Твин-Пикс.
Пройдя по нескольким эскалаторам и нырнув на несколько уровней ниже лунной поверхности, я наконец нашла ресторан. "Великая Река", как подсказал переводчик в линзе. Ну, река так река. Плавали - знаем.
В зале было накурено еще больше, чем снаружи. Я закашлялась.
- Вам нужна помощь? - зазвучал механический голос.
Голос принадлежал планшету в руках пожилого китайца, сидящего за столиком сразу же у входа.
- Нет, спасибо, - ответила я по-французски, а затем произнесла пароль. Китаец одобрительно хмыкнул. Я присела к нему.
- Вы красивая, - сообщил планшет. - Если хотите, можете воспользоваться нейроинтерфейсом, как я.
- Нет, спасибо, - улыбнулась я, - но ведь вы меня и так понимаете?
- Прекрасно понимаю, - при этих словах китаец заулыбался и затряс головой, а затем… протянул раскрытую пачку сигарет! Я чуть не взвыла, но взяла сигарету и продолжила улыбаться.
- Хорошие сигареты, - китаец затянулся, - а вам как?
Я закурила. Табак был другой. Не такой, как в "Мир-Прогрессе". Не сказала бы, что хороший, но…
- Хорошие, - согласилась я.
- Я рад, что вам нравится, - хотя планшет не передавал эмоции, мне показалось, что прозвучало это с некоторым удовлетворением, даже - с некоторой гордостью. - А теперь - обсудим наши дела.
Я сразу же приняла сосредоточенный вид, какой я принимала всегда, когда не понимала, о чём сейчас пойдёт речь, чаще всего - на совещаниях.
- Должен сказать, что выполнить ваш заказ было непросто.
Я пожала плечами. Можно было бы, конечно, брякнуть про проблемы индейцев, но всё-таки китаец - не Твин-Пикс, такое может и не спустить.
- Поэтому я прошу прощения за сорванные сроки. Надеюсь, наше сотрудничество будет таким же плодотворным.
Витиеватые они, эти китайцы. Я уж было испугалась, что он попросит больше денег.
- Ваш корабль на этой площадке? - продолжил планшет.
- Да, - ответила я.
- Хорошо, - сказал планшет, - пересечёмся в ангаре этой станции. Я отнесу товар на ваш корабль.
- Вы очень любезны, - пробормотала я.
Робот-официант ловко снял со стола переполненную пепельницу и поставил чистую. Экран на нём мигнул и предложил взять блюдо дня. Немного поколебавшись, я дважды моргнула. Робот почтительно склонил свою имитацию головы и поехал за заказом.
- Но прежде хотелось бы проверить ваш товар, - я сделала последнюю затяжку и потушила китайскую сигарету.
Китаец отвёл взгляд. Мне это не понравилось.
- Да, конечно, - произнес планшет. - Вы в полном праве проверить ваш товар. Через час - это вас устроит?
- Просто прекрасно, - кивнула я.
- Вот и хорошо, - на этих словах китаец встал. - Желаю вам приятного аппетита.
Я ощутила какой-то подвох. Неужели я сказала что-то не то?
- Всё нормально? - поинтересовалась я.
- Да, - согласился планшет. - Простите, мне надо подготовить всё для передачи груза.
Китаец ушёл. Тем временем робот принёс дымящуюся тарелку с, как оказалось, пельменями, покрытыми оранжевым соусом. Дав чуть поостыть, я аккуратно нацепила вилкой один, самый маленький и не замазанный в соусе, и отправила в рот. Пельмени оказались с рыбой.
Ну и вкусы у них, однако. Хотя… "Великая Река" ведь? Стоило ожидать…
Через двадцать пять минут я уже снова мчалась по веренице эскалаторов к ангару - там стояла моя "Сова". Таких кораблей наштамповали чуть ли не десять тысяч перед войной, поэтому после большую часть их продали чуть ли не всем желающим. Штук сорок отхватила и наша контора. Имён у наших кораблей было как звёзд на небе, перед каждой операцией их перебивали, поэтому все их звали просто по названию класса. Я спохватилась, что так и не посмотрела название своей "Совы" - некоторые (Кирилл в том числе) считали, что таким образом можно гадать, как сложится очередное задание. Я в это не верила, потому что еще в детстве мне мама объяснила, что такое генератор случайных названий.
Тем не менее, когда я зашла в ангар и подошла к кораблю, сердце ёкнуло. Яркой белой краской по боку шла надпись "ДЕЛО - ТАБАК". Хотя это могла быть шуточка Твин-Пикс. С другой стороны, раньше она так не шутила…
В другом конце ангара стояла такая же "Сова" со светящимися иллюминаторами. Кроме неё, между нами стояли еще "Гарсон" и три "Коперника". "Гарсон" наверняка того француза, но проверять это я не собиралась.
Интересно, какой корабль у китайца? Польский? Или всё-таки наш? Впрочем, всё равно ведь узнаю. Вздохнув, я опёрлась о свою "Сову" и закурила. Ждать китайца надо было еще несколько минут, а курение, как я уже поняла, убивало не только меня, но и время.
Внезапно из "Совы" выскочил тот самый китаец. Увидев меня, он усиленно замахал руками.
- Скорее! Скорее! - звал он на плохом французском. Голос у него оказался жутко противным - я бы предпочла стандартный монотонный голос планшета.
Я затоптала окурок и побежала к китайцу.
- Что случилось? - прокричала я, не добежав метров десять.
Китаец испуганно опустил руки.
- Надо торопиться, - смущенно ответил он. - Проверка. Большая проверка. Помогите нести груз.
Я выругалась про себя. Душа просила хлёстких русских слов, но разум осаживал и предлагал певучие французские аналоги, годившиеся лишь для ссоры влюбленных.
- Хорошо, - со вздохом согласилась я и вошла в заднюю шлюзовую камеру "Совы".
В этот же момент мой затылок поймал хороший парализующий удар.
 
***
 
Если глупость - порок, то я прямо-таки падшая женщина. Хотя, надеюсь, об этой моей глупости не узнает никто.
Мозг предлагал тысячу возможных обходных вариантов - пропустить китайца вперёд, в конце концов, оглушить его и самой взять этот проклятый груз (интересно, что же всё-таки это?), но я сразу же обрубила все эти мысли. Сейчас они были бесполезны. Сейчас надо было оценить сложившуюся обстановку. Я осторожно приоткрыла глаза.
Я была в обычной каюте "Совы". Обе койки были прижаты к стене, но откидного столика не было вообще. Значит, это не мой корабль.
Я поднялась с пола. Ни руки, ни ноги не были никак связаны, и это был хороший знак - если бы китаец планировал мой захват, хотя бы наручниками он бы обзавёлся. Но дверь была заперта. Я двинула кулаком по кнопке управления, впрочем, без результата.
- Не старайтесь, - раздался тот же механический голос у меня из-за спины.
Я даже не стала оборачиваться. Динамики у "Совы" были везде. Как и микрофоны.
- Вы даже не представляете, с кем связались, - произнесла я с некоторой угрозой.
- Не знаю, - с готовностью подтвердил китаец. - Но это не моего ума дело. А вот французская разведка вами заинтересуется наверняка.
Знает. Всё знает. Интересно, откуда? Хотя нет, неинтересно - это тоже подождёт, сперва надо выбраться.
- Послушайте, - начала я, - деньги у вас.
- И мой товар, - подтвердил голос. - Но самое ценное - это вы. Ваша страна за вас, конечно, ни юаня не даст. А вот Франция…
Хорошо соображает, кстати. Франция точно не поскупится. Ей надо вызволять Андре, теперь уже знаменитого Андре, но вот обменивать ей не на кого. Было.
Впрочем, пару просчётов китаец наверняка допустил.
- Код три-четыре-ха-эс-два-восемь, - отчеканила я, надеясь, что нигде не ошиблась, - стандартные настройки.
Китаец промолчал.
- Корабль, - продолжила я, - открыть внутренние двери.
- Запрещено, - сказал другой механический голос - стандартный голос всех "Сов".
Китаец хихикнул. Потом еще раз. Через несколько смешков он наконец откровенно захохотал. Чуть отдышавшись, он буркнул что-то на своем. Язык возвращал, понятно.
- Простите, но этот корабль подчиняется мне и только мне, - доверительно сообщил он. - Вы не сможете понизить приоритет моих приказов. А за код спасибо. Я думал, что вы в ваших кораблях никаких лазеек не оставили. Жаль, надо было "Коперника" брать.
Как будто поляки пару закладок не оставили.
С другой стороны, польские корабли и падали гораздо чаще. Какая-никакая, но месть, если я отсюда не выберусь.
Что же, если даже этот код не смог лишить китайца прав командира, то и другие не справятся. Мозги у "Совы" были надёжные, хотя и несколько туповатые, как по мне. "Сову" и делали в первую очередь для наших доблестных вояк, а они не любили, когда оружие оказывалось умнее их. Нет, этот корабль так просто дверь не откроет. Надо идти другим путём.
Я пошарила по карманам. В них ничего не было, кроме пачки сигарет и зажигалки. Вздохнув, я полезла за сигаретой.
Когда я впервые узнала, что в нашей конторе разрешён табак, я не могла поверить. Впрочем, через это проходили все новички - подобное разрешение было закреплено какими-то указами, но вне наших стен, конечно, не афишировалось. Многие, узнав, что им за табак ничего не будет (по крайней мере, пока они сотрудники разведки), начинали курить, но я решила, что и без этого обойдусь. Твин-Пикс, помнится, лишь пожала плечами и сказала "Дело твоё".
Дело действительно было моё. Дело - табак, да? Поневоле начнёшь верить во все эти предсказания. Я задрала голову и выпустила облако дыма в потолок.
Датчик пожара мигнул. Секунду я смотрела на него, а потом вскочила.
Если в каюте, где есть люди, будет пожар, двери открываются автоматически, несмотря на запрет капитана! Я затянулась и, едва сдерживая кашель, выпустила всё прямо на датчик. Датчик снова мигнул.
- Зря стараетесь, - снова раздался голос, - я отрегулировал все датчики, на табачный дым они не реагируют. Я здесь, знаете ли, тоже покурить люблю…
Я поперхнулась дымом. Значит, снова зря. А поджечь тут нечего, спроектировано всё так, чтобы не горело. Койки точно гореть не будут.
Я с сомнением посмотрела на блузку. Нет, блузка тоже не загорится. Значит, и этот план пропадает. Я повертела в руках зажигалку и со вздохом засунула её обратно в карман.
- Что за… - я не договорила. Китаец и так всё слышал.
Пальцы мои наткнулись на пластиковую обертку от пачки сигарет. Ту самую, которую я так и не выкинула. Вот она загорится точно.
Я расправила этот небольшой кусочек пластика. Как-никак, а попробовать стоило.
Сложив левую ладонь лодочкой, я торопливо подпалила обертку и поднесла её к датчику. Ладонь сильно обожгло.
Лампочка датчика загорелась красным.
Китаец воскликнул что-то на своём языке, но я его уже не слушала. Дверь открылась, и я моментально вылетела в коридор.
Так, вот и лестница. Хорошо, что гравитация низкая - одной рукой я подтянулась к верхней перекладине и в полете развернулась.
И еще хорошо, что все "Совы" одинаковы. Это кают-компания, за ней - и капитанский мостик.
Несколькими прыжками я перекрыла всю каюту (самую большую на "Сове", кстати) и рванула дверь на себя.
Вместе с китайцем. Он что-то гортанно воскликнул и по инерции полетел вперёд.
Ну, должно же мне было начать везти. Я прыгнула на китайца, но успела лишь схватить его за штанину. Китаец заверещал на своём и продолжил падать.
В полете он начал медленно поворачиваться. В правой руке он сжимал пистолет.
Но, когда наши взгляды наконец встретились, китаец приземлился затылком и затих. Я моментально выбила пистолет у него из рук и склонилась над ним.
Так.
На будущее (если у меня, конечно, оно будет) я себе зарубила - никогда не думай о том, как тебе везёт.
Китаец, похоже, не дышал.
Я быстро отвесила ему пару пощёчин, но безрезультатно. Ругаясь (наконец-то на русском), я поволокла его к медотсеку. Но в медотсеке не оказалось вообще ничего. Я посмотрела на китайца. Нет, так притворяться не получится.
Я снова выругалась и посмотрела на левую руку. На ладони вскочила пара волдырей. Один уже прорвался и растекся своей прозрачной жидкостью. Да и затылок продолжал болеть.
Я поднялась в кают-компанию и подобрала пистолет. Ничего, сойдет.
- Код три-четыре-ха-эс-два-восемь, - повторила я, - стандартные настройки. Открыть все двери.
- Запрещено, - отозвалась "Сова".
А, ну да. Китаец-то остался капитаном. А вручную тут открыть можно только верхний люк. Он как раз надо мной.
Через десять минут откручивания всех гаек я наконец выбралась в ангар. Моя "Сова" стояла всё там же, так что я могла бы улететь прямо сейчас, но вот тайком перетащить китайца (да и груз, груз, не зря же за него француз миллион с лишним давал) не получилось бы точно.
- Думай, Настя, думай, - прошептала я и потянулась за пачкой.
Спустя две сигареты план наконец пришёл ко мне. Именно пришёл - не думаю, что я сама придумала бы такое. Надо было лишь вытащить главный компьютер "Совы" и поменять его на такой же из моего корабля, а уже потом лететь домой. Надеюсь, китаец ничего не вытащил из реактора или из системы охлаждения, а то ведь с него могло статься.
На Земле, конечно, я бы такую тяжесть не потащила. Но здесь всё было гораздо легче, так что с этим я справилась за полчаса одной правой - левой рукой шевелить лишний раз не хотелось.
Еще у "Совы" плюс – ремонтируется легко. Нужный блок целиком заменяешь, и всего делов, так что компьютер от моего корабля быстро встал на нужное место.
- Автопилот, курс - на базу, - коротко сказала я и пристегнула ремень. И отключилась.
 
***
 
Твин-Пикс молча смотрела на меня.
- Что-нибудь еще хотите сказать, Ферзь? - наконец спросила она.
Я вздрогнула. Обращаться по полевым псевдонимам у нас было не принято. За глаза - ещё можно. А когда вот так, официально, - разговор обещал быть тяжёлым.
- Давайте перечислим, - продолжила Твин-Пикс, - Наш корабль, можно считать, потерян.
- Ну, я вернула однотипный, - осторожно возразила я.
- Однотипный, - передразнила Твин-Пикс, - вот только этот Вей, как оказывается, выдрал с него вообще всё. Чтоб больше груза поднимать. Техотдел передал – ремонт тысяч в сто встанет. Сам Вей, кстати…
Рука Твин-Пикс с зажатой сигаретой махнула куда-то вверх.
- Я привезла деньги, - решила я использовать последний козырь.
Твин-Пикс задумалась.
- Деньги, - повторила она, - хорошие новые купюры со старичком Ришелье. И даже настоящие.
- Что, правда? - обрадовалась я.
- Конечно нет, - огрызнулась Твин-Пикс, - В общем, единственный плюс - разве что сама живая и здоровая вернулась. Спасибо, что не хуже.
Надежда остаться здесь угасла окончательно.
Твин-Пикс внимательно наблюдала за моим состоянием.
- И груз ты, конечно, не проверила, - то ли спросила, то ли заключила она.
Я помотала головой. Еще немного - и я расплакалась бы.
- А стоило бы, - неожиданно весело сказала Твин-Пикс. - Что, так ни разу и не заглянула в грузовой отсек? И хватит кукситься.
- Нет, не заглядывала, - я наконец нашла силы отвечать твердым голосом.
Твин-Пикс нажала пару кнопок на своём планшете.
- Кирюш, закончили выгрузку? - всё так же весело поинтересовалась она.
- Да, закончили, - голос Кирилла звучал уставшим, - две тонны восемьсот, Анна Сергеевна.
- Фото пришли, - скомандовала Твин-Пикс. И протянула планшет мне.
Через пару секунд на весь экран расплылась фотография.
- Да твою ж мать, - сказала я с чувством. Теперь сдерживаться точно не было никакого смысла.
Все ящики были забиты сигаретами. Теми самыми сигаретами, которыми меня угостил Вей.
Теперь понятно, кстати, на чем я прокололась.
Я вернула планшет Твин-Пикс. Та продолжала следить за мной, но теперь с легкой улыбкой.
- Что, Фрязина, не рада? - от прежней её хмурости не осталось и следа.
- Нет, не рада, - буркнула я, - я думала… Блин, да уж лучше бы там действительно был огнедышащий дракон, - внезапно взорвалась я.
- А ты думала, я тебя так и отправлю спасать мир и выцарапывать секрет крупнейшей китайской корпорации? - отпарировала Твин-Пикс.
Я осеклась. Порой я действительно так и думала. Твин-Пикс попала метко.
- Постойте, - спохватилась я, - а вы знали, что там будут именно сигареты?
- Кто, я? - Твин-Пикс округлила глаза так натурально, что я сразу же поняла - знала, всё-то она знала. - Скажем так - догадывалась.
Ага. Твин-Пикс не догадывается. Она либо знает, либо нет. Хотя… почему же она мне не сказала пусть о своих догадках?
Хотя ответ был простой.
- А ты - догадалась? - переспросила Твин-Пикс.
- Догадалась, - кивнула я.
Твин-Пикс достала портсигар и закурила.
- Не дракон, конечно, - наконец сказала она, - но нам этих сигарет года на три хватит. Не "Мир-Прогресс", ну да мне уже лет пятнадцать без разницы, что смолить, лишь бы тянулось.
Я за компанию достала и свою пачку.
Но вот сигарет в ней уже не оказалось.
- Эмм… Анна Сергеевна, - набралась я смелости, - а у вас сигаретки не будет?
Твин-Пикс снова достала портсигар и молча раскрыла его.
- Ай, чёрт, - внезапно ругнулась она. - Последняя осталась. Хотя…
Повертев портсигар в руках, она неожиданно его закрыла и протянула мне.
- Бери, - просто сказала она.
- Портсигар? - изумилась я.
- Ага, - кивнула Твин-Пикс, - Примета такая - последнюю сигарету, если и отдают, то вместе с пачкой. Ну или вот так. Да бери, бери. Красивая безделушка, но тяжелая, предупреждаю.
Я с опаской взяла портсигар. Он действительно был красивым и тяжелым - кажется, из серебра.
- А откуда взялась эта примета? - закурив, спросила я.
- Без понятия, - вот сейчас Твин-Пикс была искренней, - просто рано или поздно сама понимаешь, что так действительно стоит поступать. Вопрос жизненного опыта. А вообще, Фрязина, - неожиданно сменила она тему разговора, - я тебе завидую.
- Завидуете мне? - не поверила я. Или, может, это всё посттравматический синдром?
- Завидую, - подтвердила Твин-Пикс, - у тебя всё-таки всё впереди. Столько вещей еще предстоит понять и столько наломать дров - кстати, еще больше, чем сегодня. Это я тебе обещаю. Так что совершай ошибки, пока молода.
Я покраснела. Твин-Пикс тем временем докурила свою сигарету до фильтра и потушила её.
- В общем, так, - продолжила она уже деловым тоном. - Ты в столовую за новыми идти хочешь?
- Не хочу, - я не стала врать.
- И я не хочу, - резюмировала Твин-Пикс, - значит, поступим как взрослые состоявшиеся женщины.
- Это как? - не поняла я.
Вместо слов Твин-Пикс снова нажала на свой планшет.
- Кирилл, как, отдохнул? - деловито поинтересовалась она.
- Отдохнул, - бодро отрапортовал Кирилл. Врал, должно быть - три тонны сигарет перетягать не шутка.
- Отлично, - улыбнулась Твин-Пикс. - Тогда бери пару этих китайских пачек и дуй к нам в курилку. На минус пятом.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования