Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Angry Rabbit Cicеro - Дьявол ходит рядом

Angry Rabbit Cicеro - Дьявол ходит рядом

 
 
В аду сегодня было нестерпимо холодно. Никакие печи не спасали от циклона, пришедшего с Межмирья. Дьявол сонно потянулась в котле и, зябко ежась, быстро откинула одеяло. К ней тут же подскочили парочка чертей и накинули на плечи меховое манто.
– Тысяча ангелов, что за погода… Климат совсем озверел. Такими темпами мы скоро с Межмирьем местами поменяемся.
Дьявол не спеша умылась кипятком и протерла лицо горящими угольками из печи.
В столовой уже дымились хрустящие копыта молодых поросят в кисло-сладком соусе из сушеных мозгов.
– Эй, ты, Одноглазый! Список дел на сегодня.
Одноглазый черт, прицокнув копытом, подал Дьяволу планшет.
– Тааак… Что у нас тут? Три непрочитанных сообщения. Ага…
Дьявол, расслабленно помахивая хвостом, принялась читать.
"Продам душу. Недорого. Только по гарантии".
Дьявол лениво пролистала вниз.
"Продам душу в обмен на вечную жизнь. Качество гарантирую".
– Одно и то же из века в век. Надоели, - вздохнула она и открыла последнее сообщение, впрочем, ни на что особенно не рассчитывая.
"Меняю душу на райскую жизнь. Дорого! С возможностью возврата. Срочно!!!"
– О! Что-то новенькое. С возвратом, говоришь? - Дьявол хитро улыбнулась, и приказала чертям готовить документы купли-продажи.
Через полчаса она уже направлялась в Межмирье, желая поскорее заключить интересный контракт и не упустить выгодного клиента.
 
***
Василий устал.
Устал влачить полунищенское существование без права на надежду. Тридцать лет — немалый возраст. Кризис в стране, кризис в отношениях. Кризис на работе и в голове. Жить со вчерашнего дня Василию стало негде. Хозяева, что по дешевке сдавали ему однокомнатную хрущевку на окраине города последние шесть лет, внезапно решили продавать квартиру.
– Что поделаешь, Вася. Кризис, - вздыхал арендодатель Анатолий, забирая у съемщика ключи и аккуратно подталкивая ногой Васины чемоданы к двери.
Катерина, бывшая девушка, съехала от него еще месяц назад к перспективному карьеристу Виталику, их общему знакомому, будто чувствуя предстоящие трудности. Виталик хорошо зарабатывал, имел собственную жилплощадь и дарил Катерине золотые сережки с бриллиантами и айфон последней модели.
– Ничего не поделаешь, Вась. Кризис, понимаешь? - смущенно бормотала Катерина, собирая чемодан. В аккуратных маленьких ушках поблескивали бриллианты.
На работе ожидалось скорое сокращение и Вася возглавлял список претендентов на выбывание из родной фирмы, которой он отдал последние шесть лет.
– Кризис, Вась. В стране кризис… Понимаешь? - шеф смущенно отводил взгляд от, считай, уже бывшего сотрудника, в уме подсчитывая экономию от сокращения работников.
 
Вася не понимал. Не понимал, почему в стране кризис и кого стоит в этом винить… Не понимал, почему хозяева так спешно решили продавать жилье и даже уже наши покупателей,а его забыли предупредить. Хотя бы за неделю. Разве можно за день найти жилье? Не понимал так же Вася, как можно променять любовь на брюлики в ушах и айфон последней модели. Ничего этого Василий не понимал и понимать не хотел. Хотел только, что бы все вдруг наладилось и стало как прежде.
Что делать, куда идти и как жить дальше Вася не знал. Возвращаться в родную деревню к вечно залитому отчиму желания не возникало. На секунду мелькнула шальная мысль "вешаться". Но только на секунду.
" Нет… Мы еще повоюем", - думал Вася, сидя на скамейке в соседнем от бывшего дома парке.
Достал планшет. От нечего делать набрал в поисковике " Жизнь пошла прахом. Что делать?" Тут же выскочили ссылки на сайты психологической помощи и на всякого рода магические салоны. В последних за Васины деньги обещали открыть любые чакры для притока и оттока чего угодно. Вася раз за разом открывал ссылки, пока в одной из них не наткнулся на странное объявление.
"Куплю душу. Без серьезных дефектов. Порченную не предлагать. Цена договорная. Писать в личку. Д."
Вася засмеялся: " Интересно, пишет кто-то?"
Он выключил планшет, но в душе поселилось необъяснимое чувство. Интерес, страх, любопытство, надежда…
"А чего мне собственно терять? Если это мошенники, то у меня и брать нечего. А если шутники, то хоть людей позабавлю."
Вася еле нашел ссылку и это сообщение на сайте. Немного подумав, написал:
"Меняю душу на райскую жизнь. Дорого! С возможностью возврата. Срочно!!!"
Но ничего не случилось. Ни звуков фанфар, ни раскатов грома, ни звонка на мобильный.
"Дурак", - вяло подумал Вася и зашагал в сторону вокзала. Спать все-равно где-то надо было.
 
 
***
Тот, кто хоть раз спал на вокзале, знает, что нет ничего приятнее, чем спать в тепле. И нет ровным счетом никакого дела до ласковых представители органов правопорядка, бомжей, хипстеров и прочей, непонятного вида и национальности, публики.
Василий, скрипя затекшими членами, принял вертикальное положение, потянулся и вдруг… Что-то изменилось, чем-то едва уловимым повеяло в воздухе. Так пахнет весна и предстоящий отпуск. Так сладко и остро пахнет измена супруге с бывшей одноклассницей на вечере встреч. Пахло желанием и страстью. Поведя носом, Вася оторвал взгляд от газетки, в зал ожидания вошла блондинка.
"Шикарная цыпа, какого лешего тут?"
А цыпа и вправду была хороша! Короткий кожаный плащ с глубоким декольте обтягивал упругий зад, едва скрывая резинку узорчатых чулок. Ботфорты кожаных сапог выше колена, ярко-красная помада, высокая укладка. На пальце кольцо из белого золота в виде уробороса, на ручке браслет - змейка червлёного золота! Дамочка огляделась и, остановив свой взгляд на Васе, плавной походкой направилась к нему.
- Пусечка, не желаете ли отдохнуть от всех дел и бед?
"Проститутка", - про себя расстроился Вася. А вслух сказал:
- Нет, спасибо! Я не интересуюсь!
- Пуф, Василий Иваныч, у вас проблемы с любимой женщиной и работой.  Скажу вам по секрету, - декольте оказалось у самого носа Васи, и он едва сдержался, чтобы не зарыться в эту соблазнительную ямочку между грудей, - в эти самые минуты Катерина развлекается с Виталиком.… На работе у вас брак и из вашего выходного пособия вычтут половину. А ещё… У вас скоро случится обострение вашего хронического колита, вам бы минералочки попить.
Вася враз вынырнул из груди цыпы, и осоловело уставился ей в лицо.
– А откуда, собственно? - ошалевшим взглядом Вася смотрел на красотку.
- Работа такая. Да и ангелы с ними со всеми. Мало ли таких Катерин. Право, к делу! Василий, очень рада представиться - Дьявол. Получила ваше письмо - и сразу к вам.
– Да… Но как-то это все неожиданно… Я так-то и не думал вовсе… - растерянно бормотал Вася.
– Да ладно, Василий Иваныч. Ну что вы теряете? Вот, смотрите, у меня уже и документики с собой есть. Ой, вот я растяпа. Ручку, это ж надо, забыла. - Дьявол щелкнула пальцами и в руке у нее материализовалось красная ручка-перо.
– А каковы же условия?
– Ну… Скажете тоже - условия. Не условия — одно удовольствие! - Дьявол засмеялась гортанно и облизнула губы кончиком раздвоенного язычка. У Василия даже дыхание сперло. Ему вдруг на секунду тоже захотелось облизнуть эти пухлые красные губки. Он тряхнул головой, прогоняя наваждение. Дело превыше всего.
– И все же? Я же должен знать, что вы мне хотите предложить. Я свои пожелания озвучу, если позволите. Значит так. Денег прорву, женщин много, и никакой работы! А, да… Жилье обязательно!
– Записала. Это все?
– Возможность возврата есть?
– Исключительно для вас, Василий Иваныч. Но! С выплатой неустойки.
– Это какой же? - Вася напрягся.
– Это исполнение любого моего желания, - засмеялась Дьявол. - Да не пугайтесь вы так. Терять-то вам все-равно нечего. И еще… Возврат не ранее, чем в ночь через неделю, и не позднее рассвета..
– Дайте еще раз прочту.
– Конечно-конечно! - Дьявол терпеливо ждала, пока Вася прочтет договор и когда, наконец, это произошло, ударила с ним по рукам.
 
 
 
***
Очнулся Вася в светлой просторной комнате, на двуспальной кровати. Потянулся, выспавшийся и отдохнувший. Подошел к красивому зеркалу во весь рост и … 
Перед ним отражалась хорошенькая дамочка, с длинными рыжими волосами. Грудь, не меньше четвертого размера колыхалась из стороны в сторону, широкий зад обтягивала шелковая сорочка.
– Ах, ты ж ведьма! Да чтоб тебя, ...лять, коромыслом по хребтине, - кроме мата слов у Васи не было.
Вася задрал подол юбки, заглянул промеж ног, и… упал без чувств.
 
 
Теплая, заботливая рука гладила Васю по голове, и он с надеждой подумал, что это Катерина вернулась. И что все, что случилось с ним за последние пару дней не больше, чем глупый сон.
Вася открыл глаза. Перед ним на стуле сидела женщина и ласково глядела на него.
– Ну вот, Анна, очнулись. Слава тебе, Господи! Как вы себя чувствуете, миледи?
– Я… Ммм… Я не знаю… Я не эта… Не Анна, - промямлил Василий.
Женщина непонимающе уставилась на Васю, потом перевела взгляд на мужчину, стоявшего у окна.
– Думаю, у нее потеря памяти на фоне сильного удара. Это скоро пройдет, не переживайте. На голове небольшая шишка, прикладывайте компрессы. Вот, делайте все, как здесь на писано, - он протянул женщине листок. – Я приеду через пару дней. Если что-то произойдет, немедленно отправьте за мной. А сейчас обеспечьте миссис Говард покой. Всего доброго.
– Миледи, вы что-то помните о себе? А меня, меня вы помните? Я ваша кормилица, Бетти. Ну?
Вася, словно китайский болванчик качал головой из стороны в сторону. Мол, ничего не помнит. Ни себя, ни Бетти, ни какой сегодня год.
– Какой?! 1766? Англия?! Да чтоб тебя, карга сисястая, - не сдержался Вася.
– А? - только и смогла ответить Бетти.
– Ниче-ниче, пардоньте Бетти. Вы продолжайте.
– Ага, значит. В этом году вы стали миссис. Вышли замуж за мистера Говарда и приехали сюда хозяйкой. Деток у вас нет, муж-красавец. Матушка с сестрами в соседнем графстве живут, за ними уже послали. Муж ваш-сквайр, день назад в Лондон по делам помчался. Сегодня должен вернуться, бедный. А тут вон печаль какая. Ой-ой-ой, - запричитала Бетти.
– Ладно, хорош причитать. Мне бы это — помыться. Где тут у вас?
Бетти в ужасе уставилась на Васю, и даже рот чуть приоткрылся, обнажая кривые желтые зубы.
– Ну? Мыться, говорю где? - Василию не терпелось скорее остаться одному и как следует себя рассмотреть.
– Так, это… Вы ж два месяца назад только процедуры принимали.
– А то я думаю, чего это так все чешется. И запах какой отвратный. Ты, мать, вот что. Вели воды нагреть, как тут у вас принято. Я мыться один буду. Одна то есть. Слуг не зови. Хотя нет. Пусть парочка поможет, - усмехнулся Вася.
– Ладно, будь по-вашему.
 
Через полчаса воду нагрели, наполнили до краев ванну. Миссис Говард нежилась, протирала тело ветошью и думала только о том, чтобы смыть с кожи это ощущение грязи раз и навсегда. Вася, на время позабыв о своем бедственном положении, наслаждался процедурами и близким присутствием молоденьких горячих девчонок. Он травил байки и анекдоты, все время стараясь невзначай ухватить служанок за мягкие места. Девчонки, смущаясь, хихикали и продолжали натирать Васе спину и живот.
" Вот если бы себя не видеть, закрыть глаза и представить, что я все еще мужик..."
Несмотря на то, что тело у него было женским, душа, сердце и мозг оставались верны первому владельцу. Желание, горячее и будоражащее, сводило с ума. Низ живота сводило судорогой и стон вырвался из Васиной груди.
" А ничего так ощущения", - девчонки, открыв рты, смотрели на раскрасневшуюся миссис Говард и ее странные похотливые взгляды.
 
 *** 
Сколько ни пытался Вася взывать к Дьяволу, сколько ни кричал и не плакал в пустоту, ответа он так и не дождался. Ни в первый, ни в последующие дни. Вспомнил он слова стервы большегрудой : "Возврат не ранее, чем в ночь через неделю, и не позднее рассвета". Вот так попал. Неделю как-то ведь продержаться надо. А ну, как муж этой Анны приедет. Требовать ведь свое по праву будет.
" Не могу ж я в самом деле", - грустил Вася, уныло глядя в окно. Делать было совершенно нечего. Он старался не мозолить слугам глаза. И так уже в доме все шептались о странных причудах миссис Говард. О походке ее вразвалочку и взглядах сальных.
Наконец, спустя два дня Анне-Васе разрешили выходить на улицу. И хоть память к ней еще "не вернулась", ее здоровью, по мнению доктора Пирса, ничего уже не угрожало. Мистера Говарда задерживали в городе какие-то неотложные дела. И это было на руку Васе. Он так и не придумал, что будет делать, когда муж вернется. Первое время можно списывать все на болезнь, но долго ли?
 
Как ни странно, Васе начинало нравится его положение. Собственный дом, гектары урожайных полей, лошади, полный дом слуг. Эх… Ка бы еще в мужика превратиться. И ладно бы еще и умом бабой стал, так нет же. Желание мужское никуда не делось. Он в сотый раз проклял Дьявола с его проказами, и, споткнувшись о длинный подол платья, нелепо взмахнул руками и упал на землю.
– Миледи, вы в порядке? - рядом с Васей вдруг оказался юнец, прыщавый еще совсем и дурно пахнущий навозом и потом.
– Угу, - буркнул Вася, поднимаясь и отряхиваясь от налипшей на подол листвы вперемежку с грязью.
– Миледи, простите, но когда вы придете снова? - мальчишка, по-видимому конюх, грустно смотрел в глаза Васе.
– Чего? Зачем?
– Ну… Вы что же, и правда ничего не помните? Не помните, как мы с вами... - и не договорив, прижался всем телом к Васе. За что и получил промеж ног, и с отчаянием и болью в глазах уставился на Васю.
"Надо же... А замашки-то женские", - удивился Василий. 
– И что б за километр меня обходил. Понял, сопливый? 
Юнец, согнувшись пополам, лишь горестно кивнул. 
 
Ночью Васе не спалось. Не знал он, как жить дальше. Ежу понятно, жить в женском теле Василий в силу своих морально-этических принципов не сможет. Он мужик до мозга костей. 
У мужа Васиного тела в кабинете обнаружились сигары.
" Вот уж прелесть, когда я б еще настоящие попробовал?", - Василий с наслаждением затягивался крепкими терпкими сигарами, и разглядывал усыпанное звездами ночное небо.
"Ладно, утро вечера мудренее," - на этих словах, успокоенный тишиной летней ночи, он закрыл окно и лег спать.
Вася уже сладко дремал, когда услышал странное поскребывание, а затем и стук. Он недовольно потянулся, открыл глаза и прислушался. Скреблись в окно.
Василий даже немного сдрейфил. Все же он стал довольно чувствительным и трусливым.
" К чертям собачьим страхи", - он резво соскочил к кровати и совершил марш-бросок к окну.
В окне торчала мужская голова и умоляюще смотрела на Василия. Вася в ответ молча смотрел на голову. Голова слала один воздушный поцелуй за другим. Василий открыл окно.
– Чего надо, малахольный? Ночь на дворе? Иль комнату перепутал?
– Анна, впустите, сил уж нет висеть, - гость умоляюще смотрел на Васю.
– Угу, сейчас. Только нож возьму.
– Зачем это?
– Ну как зачем? Вдруг ты приставать начнешь, вот я тебя и прикончу по быстрому. Виданное ли дело?! К замужней даме в окна лазать, - деланно возмущался Вася.
– Как так, Анна? Я ж уж третий месяц как к вам лазаю, с вашего ж участия. Что же, прогоните?
– Да! И чтоб духу твоего здесь не было. Я теперь праведную жизнь начинаю. Все, брысь!
Вася угрожающе погрозил пальцем и закрыл окно.
" Вот это Аннушка. Вот так баба. Это ж за два дня уже два женишка подкатили, а сколько ж их еще может быть? Ну стерва".
Васе по-мужски обидно стало за мужа-сквайра.
"Прям как Катерина моя, ...лядь как есть. В натуре".
Уснул Василий лишь под утро, всю оставшуюся ночь мучаясь негодованием и обидой за весь мужской род.
 
Неделя пролетела быстро даже несмотря на отсутствие, казалось бы, таких важных развлечений для человека двадцать первого века, как телевизор и интернет. Теперь Вася-Анна старался ходить всюду со служанками, дабы лишний раз не испытывать судьбу. На третий день своего пребывания в женском теле Вася первый в жизни раз сел на коня, гнедого рыжего жеребца, по прозвищу Ветер. Боялся Василий, что не выйдет у него взобраться на коня, но тело Анны привычно вскочило наверх, да так, что у Васи дух захватило. Ловко. А дальше... Не зря коня Ветром нарекли. Все, что мог делать Вася, это пищать от смеси ужаса и восторга, когда Ветер перешел с рыси на галоп. Взмыленный и обессилевший он буквально сполз с коня, с двух сторон поддерживаемый слугами, когда Ветер примчался обратно, к усадьбе. И теперь Вася каждый день с утра до ночи объезжал свои владения, любуясь распаханными полями и крестьянами, радостно машущими ему вслед.
В эти моменты Вася ощущал абсолютное счастье, ни с чем не сравнимое блаженство. Так хорошо ему еще никогда не было. Лишь одно омрачало его жизнь и не давало покоя. Его новое женское тело, красивое, конечно, до безобразия, но такое чужое.

***
Но вот, наконец, настал день "икс".
С самого утра слуги приводили дом в порядок, ожидая приезда хозяина. Чистили, натирали, мыли, готовили. Все суетились, бегали туда-сюда, нарушая привычную тишину дома. Один Василий с замиранием сердца ждал приезда мужа Анны.
 
Мистер Говард приехал ближе к обеду. Он довольно холодно поприветствовал жену, чему Вася был несказанно рад.
Вечером Василий не находил себе места.
"Скоро, уже совсем скоро можно будет требовать возврат. А ночь еще нужно как-то пережить. А что если Дьявол обманула? И мне придется всю оставшуюся жизнь провести в чужом теле?" Об этом даже думать было страшно. Вася весь извелся, считая часы до наступления ночи.
 
Наконец, в дверь постучали и Вася севшим голосом сказал "Войдите".
– Ну, как вы себя чувствуете, Анна?- не больно-то много заботы было в голосе мистера Говарда, и Вася обрадовался.
"Ага, может и пронесет".
– Если честно - не очень. И знаешь... я ничего не помню...
– Ничего? - взгляд исподлобья, настороженный.
– Совсем. Даже тебя не помню. Доктор Пирс сказал, такое бывает после удара головой.
– Да уж... Ну тогда мне нужно вам что-то рассказать. Обещайте же, что будете держать все в тайне.
– Хорошо! Обещаю.
– Понимаете, как бы вам это сказать, – мистер Говард замялся, подбирая слова. - Я как-бы не очень к женщинам.
– Эм? Ну-у...Бывает, – Вася испытал настоящее облегчение о признания как-бы мужа.
– Ну да. Я люблю другого, понимаете?
– Каждому свое, – философски заметил Вася.
– Наш с вами союз, он, в общем-то, взаимовыгодный. У меня есть деньги, земли. У вас положение было довольно бедственным в последнее время. Вы дали мне отличное прикрытие, я вам безбедную жизнь и возможность делать все, что хотите. Естественно, в разумных пределах.
– Я понимаю, можешь не волноваться. Никто ничего не узнает. Спи спокойно, друг.
– Да? Ну и здорово. Тогда отдыхайте, набирайтесь сил. А мне нужно ехать. Ну вы понимаете? - он подмигнул Васе, и легкой походкой покинул комнату.
"Вот тебе и замужем. Бедная Анна. Конечно, как тут не загулять-то?"
Васе хотелось петь и плясать. Все, чего он так боялся, не оправдалось и можно было жить спокойно, не опасаясь посягательств на собственную честь. Васе очень нравилось это место – его новый дом. Нравились его обитатели. Эта, как выяснилось, довольно вольная жизнь, полная достатка. Нравились эти красоты, окружающие усадьбу. Нравилось скакать верхом на рыжем жеребце, обгоняя ветер.
Но еще больше Васе нравилось быть мужчиной. Сильным и брутальным. Со щетиной, хрипловатым прокуренным голосом и волосатой грудью. Васе элементарно хотелось женщину.
Все было решено.
"Можно подумать, что в отпуске побывал."
Боялся только он, что обманет его Дьявол. Не придет.
Но она пришла. Ровно в полночь, как и обещала.
– Что Вась, не останешься? - Сегодня блондинка была еще краше, чем в прошлый раз. Васе остро захотелось ее, до тянущей боли в животе, до колик в боку. Он закусил губу.
– Нет. Ты же знаешь! Скажи только, зачем? Нельзя было просто дать, что я просил? Денег, баб, воли? Нельзя было просто оставить меня мужиком?
– Интересный ты, Вась. Просто только соску сосать, а потом надо ходить учиться. Просто... Все у тебя просто. Просто Катерину отпустил. Ты б ей внимания-то побольше уделял, да на сторону поменьше смотрел, глядишь и рядом была бы. Просто на работе чаи гонял. Поэтому тебя просто уволили. Просто за шесть лет ни копейки не отложил, не беспокоясь о дне завтрашнем. Потому и на бобах остался. Просто душу решил продать, не думая, что расплата может быть высока.
– Но мы же все прописали? - севшим голосом бормотал Вася. Крыть было нечем. Все, действительно, так и было.
– Оставить тебя здесь ,что ли? - на этих словах Вася отчаянно замотал головой. - Эх... Ладно. Про желание помнишь?
– Помню.
– Ну так вот. Сейчас отправлю тебя обратно на вокзал. Начнешь все с чистого листа. Ежели через год счастливым не будешь, и не устроишься в жизни, снова бабой станешь! На вокзале!
– Может душу лучше?
– Да на кой ангел мне твоя душа? У меня таких душ знаешь сколько? Прут и прут в последнее время. Ад, он знаешь ли, тоже не резиновый. А так хоть развлечение.
 
***
Очнулся Вася на вокзале. Кругом сновал разноперый народ. Никому не было до него дела, как собственно и ему до них. Потому что Вася был счастлив. Оказывается, для счастья совсем немного надо. Просто быть самим собой.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования