Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Old Clown - Ваолерон

Old Clown - Ваолерон

 
Эта история началась в тот день, когда я в очередной раз посетил  своего друга Чарли. Мы сидели в его мастерской и, как обычно, обсуждали новое изобретение.
 
  Чарльз, сколько можно тебе говорить, что эти штучки не доведут до добра? Технический прогресс напоминает мне смердящее исчадие ада, – пошутил я.
 
  Смешно слышать это от человека, который в своей коммерции неплохо сочетает технику с магией. Вот, смотри сюда.
 
Чарли Дингл поднял чёрную тряпку, и я увидел очередной аппарат. К деревянному корпусу крепились пара электромагнитов, блестящий электрический звонок, а так же несколько других предметов, о назначении которых я мог только догадываться. Всё это соединялось проводами, которые извивались и путались среди деталей.
 
  Как думаешь, что это?
 
Я ценю в Чарли его стремление к познаниям, но он упорно продолжает изобретать предметы, практическая ценность которых остаётся под вопросом.
 
  Хм. – Я подошёл к столу и внимательно осмотрел устройство. - Что-то вроде электрического передатчика. Чтобы энергию передавать на расстояние. Наверное.
 
Чарли изобразил недовольную гримасу.
 
 Нет, ты не прав. Энергия здесь не причём. С этим, кстати, любой файербол справится. Ну, или управляемая молния. А это устройство служит для более мирной цели: для передачи голоса на большие расстояния. Я назвал его дальносвяз. – Он с любовью погладил рукой своё детище.
 
 Чарли, не хотелось бы тебя обидеть, но магические шары, которые мы используем несколько…
 
  Шары – ерунда. – Волнуясь, Чарли начал нарезать круги по мастерской. Он прошёл мимо шкафа с химикалиями, стёр рукой пыль с недоделанной арифметической машины, поправил стоявший на краю каменной тумбы мелкоскоп. Чуть было не запнулся об ящик с инструментом. Вот такой он и есть – энергичный и целеустремлённый. Хватается то за одно, то за другое. И, как правило, не может довести до конца ни один из своих прожектов.
 
  Шары – полнейшая дрянь, Барт! – его синие глаза светились нездоровым блеском, усы топорщились. Белая накрахмаленная сорочка покрылась пятнами от пота. - Маги постоянно перехватывают информацию, шпионят. А самое главное – пользоваться такими устройствами могут только сами маги и назначают дикую цену для остальных за свои услуги.
 
 Ну не такую уж и дикую.
 
 Дико. Огромную. Цену. Я буквально вчера пытался связаться с одной…  Он осёкся,  неважно с кем, и с меня запросили целых два золотых. Два золотых, Барт! А моё устройство будет доступно для всех. Пункты связи можно будет установить в любой деревне.
Я с сомнением посмотрел на дальносвяз. Несколько внушительных солевых батарей, стоявших рядом, говорили о солидном потреблении энергии.
 
  А питаться от электросети он может?
 
  Конечно, я как раз доделываю трансформатор.
 
"Как раз доделываю". В этом весь Чарли.
 
  И знаешь, мой друг,  продолжил он,  я не просто так пригласил тебя сюда, понимая, что в субботний день ты мог бы найти дела и поважней. Я хочу предложить тебе использовать дальносвязы в коммерции, которой ты сейчас занят. В "Транспортных сетях Барталомея Ланга". С помощью этих устройств ты сможешь организовать бюро по вызову своих магических повозок. Как тебе такая идея?
 
Я задумался. Конечно, проблему связи надо решать. Транспортные сети развивались, а магические услуги действительно были дорогими и монополизированными. В этом Чарли прав. Я ещё раз покосился на громоздкий аппарат, который, если честно, как и предыдущие изобретения Чарли, доверия не внушал. Вечно находились какие-нибудь причины, не позволяющие использовать эти игрушки, которые Чарльз шлёпал одну за другой, разбазаривая наследство, полученное от дяди. Но, может быть, в этот раз всё по-другому?
  Ну так покажи, как работает твой дальносвяз. – Я внимательно посмотрел на друга, ожидая его реакции. И вот, этот волнующий момент наступил. Чарли замер и опустил глаза.
 
  Для того чтобы проверить, нужен ещё один.
 
Я было подготовил парочку обычных для такого случая колкостей, но в этот момент в голове сверкнула одна интересная мысль. Если я сейчас не поставлю Чарли на путь истинный, другая подобная возможность может и не подвернуться.
 
  А ведь я заинтересовался, Чарли. Твоё изобретение могло бы пригодиться, но. – Я развёл руками.  – Опять не получилось, друг. Ничего, бывает.
Он фыркнул. Нервно поправил рукой непослушный вихор на своей голове.
  Знаю, Барт. Ты считаешь, что я несерьёзный маменькин сынок и ни разу ничего не сделал до конца. Так вот, что я тебе скажу. Пока не соберу второй дальносвяз, из мастерской не выйду. Его глаза лихорадочно заблестели, теперь это был тот Чарли, спорить с которым не стоит.  – Покинь меня, пожалуйста.
Я не очень-то люблю подобное обращение, но в тот момент возмущаться не стал. Лишь подошёл к двери, улыбнулся и обронил, надевая плащ:
  Хорошо, сообщи, когда закончишь.
  Всенепременно,  – Чарли уже не смотрел на меня, он схватил со стола какие-то бумаги и впился в них взглядом.
– Эй, Барт!
Я оглянулся.
  Возьми второй комплект документов.  – Он протянул мне стопку бумаг.  – Напечатал их для тебя, ознакомься на досуге. Только никому не показывай!
  Ладно, Чарли, удачи тебе.  – Я вышел за дверь.
 
Город встретил меня привычным гулом и суетой. Широкая улица Механиков, на которой в подвале трёхэтажного мрачного дома располагалась мастерская Чарли, упиралась в парк Декаданса (так шутливо прозвали его горожане из-за расположенных рядом увеселительных заведений). Я неспешно пошёл по тротуару в сторону парка, всем своим видом показывая беспечность, столь характерную для субботнего дня и наслаждаясь свежестью после духоты подвала. Мой  плащ был расстёгнут и его полы слегка трепыхались на лёгком ветерке. На сюртуке гордо блестел значок гильдии магов, чёрный берет, немного сдвинутый набекрень, указывал на неё же. Волшебником я был не очень известным, но в деле коммерции мог переплюнуть многих. В отличие от моего друга-изобретателя, мне никто не оставил наследства и пришлось сильно попотеть, продвигаясь вверх по социальной лестнице. Не скажу, что меня сильно жаловали великие мира сего, но с учётом того, что баланс в высших кругах несколько сместился в сторону технического прогресса, в наше время было не обязательным бесконечное совершенствование на магическом поприще. Фирма, принадлежащая мне, вполне сносно стояла на ногах, о чём напоминали магические повозки, регулярно проезжавшие мимо, шурша колёсами.
Я зашёл на территорию парка. Здесь в сени деревьев, выбрав скамейку, расположенную подальше от гуляющих людей, я решил отдохнуть. Мне не давали покоя мысли о Чарли. Зря я с ним так. Не хотелось, чтобы парень окончательно зациклился на своих изобретениях. Ему надо отвлечься, познакомиться, наконец, с какой-нибудь хорошенькой девушкой. Я долго просидел на скамейке, думая о своём друге. Но в тот момент, когда уже решил вернуться и отговорить Чарли от дурацкой затеи с дальносвязом, на моё плечо кто-то сел. Да, именно сел. Самым наглым образом.
 
Я вскочил со скамьи от такой дерзости. В плечо бесцеремонно вцепились острые коготки, а перед моим лицом маячила сморщенная зелёная рожица. Бесёнок – почтальон. Неприятное, скажу я вам, создание. Уж лучше магический шар, чем этот наглец, портящий одежду. Таким архаичным средством для сообщений в наше время пользуются только безумцы.
 Вассс выззывают,  – прошелестело существо.
Я еле удержался от того, чтобы не скинуть тварь на землю.
  Кто? Куда?
  Сегодня, в фосем ввечера,  – коверкая слова и кривляясь ответил бесёнок,  – фо дворец ферховного мага Арррртемиуса.
  Для чего я ему нужен?
  Не упфолномоччен сказать. Ваолерон!  – Произнеся непонятное заклятие, бесёнок соскочил с моего плеча и растворился в воздухе. А я задумался. Интересно, что могло понадобиться от меня старому пройдохе Артемиусу? Занимаясь своими проблемами, я давно отвык от интриг. Потерял бдительность. Вот, даже мелкую тварюгу вовремя не заметил. А в огромном замке, окруженном высокими стенами, сидит монстр гораздо крупнее. Именно Верховный является настоящим ненавистником прогресса. По его мнению, использование магии на благо людям - преступление, а все, кто замешан в этом, подлежат, как минимум, анафеме. Меня передёрнуло. О том, как он относится ко всяким техническим штучкам и к изобретателям, я лучше вообще промолчу. Артемиус хоть и является номинальным владыкой несуществующего Совета, взамен которому ещё лет семьдесят назад пришла Гильдия, вполне может насолить любому. Общие дела с ним может иметь только такой же безумец, жаждущий вернуть абсолютную власть волшебников, их войны и жестокие интриги. А я, хоть и ретроград, но отнюдь не сумасшедший.
 
Как же мне не хотелось выходить из парка! С завистью смотрел я на праздных гуляк, собравшихся в шумные компании. Субботний вечер был в самом разгаре. Я достал из внутреннего кармана серебряный хронометр, стрелка неумолимо приближалась к семи часам. Надо было торопиться. Проигнорировать приглашение я не мог, оно было послано хоть и примитивным, но хитрым способом, исключающим передачу моего отказа. А если не приду, то наживу ужасно могущественного и пакостного врага.
Я пошёл в сторону выхода из парка, успокаивая себя мыслью, что вряд ли проведу много времени в замке. В какой-то степени я был прав.
Покинув парк, я махнул рукой, остановив первую попавшуюся повозку. К моему сожалению, это был не магический аппарат, способный передвигаться бесшумно и быстро, а паромобиль – грязное и небезопасное устройство. При других обстоятельствах я бы не решился ехать на таком.
  В Ридли Ярд!  – я кое-как перекричал лязганье и шипение чертовой машины.
Водитель в очках-консервах и клетчатой кепке кивнул, взял из моей руки монету и спрятал её в недрах своей огромной кожаной куртки. Я залез в непривычно тесную кабину и сел на потёртое пассажирское кресло. Похожий на муравья, из-за котла, расположенного позади кабины, уродливый паромобиль зашипел ещё громче, выпустил из своих внутренностей струю пара и пополз на холм, в сторону реки. Там за величественным арочным мостом располагался Ридли Ярд – место обитания настоящих волшебников, а так же всевозможных проходимцев и шарлатанов, пытающихся оторвать себе кусочек от успеха магов.
 
 
 
***
 
 
  Рановато вы заявились … эээ… мистер Барталомей.  – Дворецкий уставился на меня своими безжизненными рыбьими глазами, схватил бледной рукой протянутый ему плащ и небрежно водрузил его на вешалку. – Придётся подождать. Он указал мне на шикарный кожаный диван, стоявший в правом дальнем углу гостиной.
 
Я сел и огляделся: всё здесь было мрачным и помпезным – и тёмная мебель, и гобелены на стенах с изображением жутких сцен битв и убийств. Гостиная в тёмно-багровых тонах вызывала депрессию. Я никогда раньше не встречался с Артемиусом в его логове и теперь признал, что мрачный интерьер вполне соответствует внешнему виду огромного замка из чёрного камня.
Дворецкий прошлёпал в сторону массивной дубовой двери и вышел из гостиной. Я был готов поклясться, что видел на пальцах у этого типа что-то вроде перепонок. А его взгляд, походка! Да уж, странные у Артемиуса слуги.
 
До назначенной встречи оставалось всего минут пятнадцать, но время тянулось медленно, как густая патока. И лишь когда большая стрелка у настенных часов поравнялась с цифрой восемь, и они издали что-то вроде громкого скрежета, дверь снова открылась, и похожий на лягушку дворецкий вернулся в гостиную, растянул свой огромный рот в некоем подобии улыбки, а затем жестом пригласил меня пройти за ним, приговаривая:
 
  Верховный маг и наставник всех магов Артемиус приглашает вас присоединиться к нему в обеденном зале.
 
Я скривился. Напыщенный болван и величает себя соответственно. Не было никакого желания ужинать с этим типом.
 
 
Я не "парень от сохи", но терпеть не могу долгие светские церемонии и затянутые лицемерные беседы. Артемиус заседал во главе стола. Чёрт побери, я уже забыл, каким жутким и старым он выглядит. Кожа нездорового серого цвета обтягивала большой лысый череп, глаза из-под густых бровей смотрели цепко и проницательно. В просторном обеденном зале помимо нас располагались несколько слуг и парочка волшебников, которые сидели по обе стороны от Верховного.  Cпутницей Артемиуса была тощая пожилая дама, одетая как для похорон – в узкое чёрное платье. На голову она водрузила шляпу, а лицо прикрыла вуалью. Рядом с ней сидел вовсе непонятный тип. Как я не пытался, всё не мог разглядеть его лица: иногда оно плыло как разогретый воск, иногда дёргалось и постоянно менялось, словно примеряя разные маски, и моему взгляду не за что было зацепиться. Артемиус представил своих коллег:
  Леди Аурелия и мистер Эрл Блейскейк. Заслуженные маги.
 
Я просто кивнул. Не было никакого желания вставать со стула и подходить к этой парочке, целовать руку мрачной старухе, а перспектива рукопожатия с мистером Эрлом и вовсе пугала. Можно обойтись и без этикета.
  Очень приятно. Барталомей Ланг… я.
 
На несколько секунд воцарилось неудобное молчание. Затем Артемиус заговорил. Его скрипучий голос распространялся по огромному залу, отражаясь от стен и вызывая странные звуковые эффекты. Я поймал себя на том, что хочу спать. Верховный маг рассуждал о плачевном состоянии дел в магическом Совете, о политике Гильдии магов, с которой в корне не согласен. Затем он перевёл тему разговора на существующее внешнеполитическое положение, чем вызвал у меня зевоту. К еде я почти не притронулся, лишь немного поковырял вилкой жаркое и выпил пару глотков вина. Атмосфера явно не располагала к принятию пищи.
 
Старуха и загадочный Эрл молчали, лишь изредка кивая, выражая своё согласие. Я чувствовал, как окончательно погружаюсь в дрёму, и больше не пытался уловить нить этого занудливого монолога. А Верховный всё говорил и говорил…
 
 … думаю, что наконец-то пришла пора и мне внести лепту в прогресс с помощью моего изобретения.
 
Я встрепенулся, сонливость будто рукой сняло. Артемиус замолчал. Все трое уставились на меня. Прогресс? Неужели он это сказал? Услышать такое из уст Верховного я не ожидал.
  Какие-то проблемы, мистер Барталомей? Вы считаете, что Магический Совет не может приносить пользу обществу?
 
Я всегда считал, что такие понятия, как "польза для общества" и "Магический Совет", мягко говоря, несовместимы. Стоит вспомнить былые войны и катаклизмы, зачинщиками которых являлись самые амбициозные из магов. Успел в своё время отличиться и Артемиус. Однако, что он там говорил об изобретении? Я совсем запутался, потеряв нить беседы. Пришлось придуриваться.
  Ээээ…. прошу меня извинить. У меня был несколько тяжёлый день.
Лицо мистера Эрла стало похожим на лицо капризного ребёнка, Артемиус продолжал смотреть на меня, не моргая.
 
Раздался какой-то скрип. Я понял, что это смеётся старуха.
  Выпей-ка шаю ш мятой, а то ты какой-то бледный, шынок,  – прошепелявила она, сделала рукой пару пассов, и на столе тут же появилась чашка, пар, поднимающийся от которой, только подчёркивал холод, царящий в зале. Наверное, не стоит объяснять, почему мне не хотелось пить этот "шай", зато я чертовски сильно желал покинуть нашу весёлую компанию.
 
  Ну ладно.  – Голос Верховного смягчился.  – Предлагаю вам увидеть всё лично. Уважаемые господа, мадам Аурелия, пойдёмте, пожалуйста, в Синий зал.
  Чего я там не видел? – грубо пробасил мистер Эрл. – Я пока здеся посижу.
Он наконец-то зафиксировал свою внешность и теперь походил на старого пирата с грязной всклокоченной бородой. Да уж, такой чертовщины я не ожидал. Похоже, они совсем свихнулись в своём замке. Интересно, сколько их вообще здесь?
  Мистер Артемиус, подскажите, а кто нынче входит в Совет? – спросил я.
  Верховный маг, так его надо велишать, – злобно процедила старуха.
 Я вам уже всех представил, Барталомей. Ну ладно, пойдёмте втроём. – Артемиус встал, показывая весь свой рост. Высокий сумасшедший старик в чёрной мантии, стоявший среди горстки оставшихся слуг и парочки соратников-идиотов, напоминал некий реликт, нужный современному миру как телеге пятое колесо. Я даже не догадывался, что Совет так серьёзно обмельчал. Однако я не мог не признать, что от Артемиуса по-прежнему веяло опасностью, да и друзья его мне не нравились. Надо быть начеку. Ещё бы только понять, что старику от меня нужно.
 
***
 
За что я особенно не люблю мрачные колдовские замки, так это за холод. Магия вытягивает энергию, понижая температуру окружающей среды. В столовой было ещё терпимо, зато в Синем зале и вовсе зуб на зуб не попадал. Но Верховного, гордо возглавлявшего нашу небольшую процессию, этот факт не смущал. Впрочем, как и старуху, идущую вслед за мной. Я поёжился и оглядел помещение: голые стены и высоко расположенные узкие бойницы окон. Из мебели здесь не было почти ничего – лишь несколько стульев и одиноко стоявший в углу письменный стол. Зал был огромным – как минимум втрое больше обеденного. Если я правильно догадался, это мрачное место использовали в качестве полигона для магических экспериментов. Отсюда и холод. Во время особенно старательного колдовства стены подобных залов даже могут покрыться инеем. На обшарпанном полу, покрашенном синей краской, можно было разглядеть полустёртые следы магических символов. Я и подумать боялся о том, какие демоны посещали этот зал в былые времена, какие страсти здесь кипели. Сравнивать мои способности с умением тех, кто раньше заправлял в Совете – это всё равно, что сравнивать скулёж щенка с лаем матёрого волкодава.
 
Артемиус жестом показал на стулья. Старуха, что-то пробурчала себе под нос и села на один из них. Я решил постоять. Магические фонари освещали помещение мертвенным синим цветом, делая лицо Верховного мага ещё более мрачным.
 Итак,  – проскрипел он,  – уверен, вам известно, Барталомей, что различные духи, включая афритов, бесов и демонов, приходят в наш мир через порталы.
 
Я согласно кивнул. Такое каждый школьник знает, только вот связываться с нечистью в наше время согласятся немногие.
 
  Буду краток,  – продолжил Верховный,  – я проводил скрупулёзные исследования на предмет перемещения через порталы – Его рот растянулся в ухмылке.  – … Людей.
 
  Людей?
  Да, вы не ослышались, мистер Барталомей. Обычных людей. Я думаю, вы понимаете, какой прорыв это позволит получить в области, хм, транспортных сообщений.
 
Я стоял с открытым ртом. Магические порталы! Да только придурки согласятся сигать в эти мрачные дыры, внутри которых само понятие материи и природы вещей меняется самым неожиданным образом. Я читал в книгах о неудачных попытках перемещаться подобным способом. Одна история рассказывала о некоем Эбезине Варли (вроде так его звали), который сиганул в портал, образовавшийся при вызове африта. Бедолаге даже удалось выскочить из другого портала, появившегося в паре километров от первого. Правда, выпал он оттуда по частям. Другой кудесник  – кажется, его звали Рикки Оутс  – умудрился скакать из портала в портал, как заправский демон. Но однажды он пропал. Лет так через восемь он всё-таки вернулся в наш мир, но лицо молодого волшебника превратилось в лицо дряхлого старика, его глаза горели дьявольским огнём. Поговаривают, что он до сих пор, находясь в психиатрической клинике, шепчет о своём бесконечно долгом путешествии в иные миры. А если ещё покопаться в памяти, подобных случаев я бы мог вспомнить с десяток, не меньше. А ведь речь идёт именно о магах, способных сопротивляться нечисти. В целях подобной транспортировки, некоторые особенно самонадеянные члены магического Совета регулярно обращались к духам. В Гильдии магов, напротив, подобные способы передвижения строго запрещены. А если порталом воспользуется обычный человек, последствия могут быть печальными – душу несчастного поглотит высшее существо, например демон.
 
Настала пора узнать, для чего я нужен Артемиусу.
 
  Хм. Верховный маг, у вас конечно весьма амбициозная идея и, признаю, она в некоторой степени даже любопытна. Но позвольте поинтересоваться – какую роль вы отводите в этом мероприятии мне?
 
Он подошёл ближе, я почувствовал лёгкий запах озона, как будто рядом проводили эксперименты с электричеством. Старуха опять жутко засмеялась. Верховный смотрел на меня с интересом, его синее от магического света лицо неприятно исказилось в ухмылке.
 
  А от вас, мой друг, я хочу получить только одно. Вашу транспортную компанию. Именно в данный момент я готов предложить весьма неплохую цену.
 
Кто-то ущипнул меня за бок. Я резко повернулся: это была Аурелия. Рука в чёрной перчатке, похожая на старую иссохшую ветвь протянула мне стопку бумаг.
  Ознакомься, шынок, ошень выгодное предложение.
Её зловонное дыхание проникло мне в ноздри, моя рука, не подчиняясь мне, сама схватила документы. Я чувствовал, как воздух буквально трещит от магии, что-то готовилось здесь, в этом зале. Холод стал и вовсе невыносимым, он проникал в мои внутренности, вымораживал их.
 
  Ошень выгодное,  – повторила старуха.
 
Что делать в ситуации, когда один не очень опытный маг оказывается среди матёрых и безумных волшебников, способных применить любое колдовство? Конечно, бежать!
Я отшвырнул документы, и они разлетелись по полу. В этот момент старуха зашипела, а Верховный продолжал стоять, буравя меня мрачным взглядом. Я тоже кое-что умею. Заклинание перевоплощения, например, позволяет превратиться в какое-нибудь существо, но оно требует сил и некоторого времени. Можно применить заклинание невидимости, но для таких типов как Артемиус, я просто стану выглядеть смешно. Без одежды, например. Или без головы. Но скрыться мне это явно не поможет. Поэтому я просто побежал в сторону выхода.
  Понимаю, что ваше позорное бегство означает отказ,  – громко объявил Артемиус.
Спасительная дверь приближалась, но вроде за мной никто не гнался. Через несколько секунд я дёрнул за холодную бронзовую ручку, и дверь открылась, обнажив внутренность прохода. Я не увидел коридор, через который мы пришли сюда: за дверью кружились фиолетовые облака, мерцали колкие вспышки света, стены дрожали, словно живые, в странном ритме. Портал! Я замер, затем развернулся как загнанный зверь и лицом к лицу встретился с Артемиусом. Он толкнул меня, и я полетел спиной в неизвестность.
 
  Шам виноват, – услышал я голос старухи, усиленный эхом.
  Напыщенный кретин,  – подытожил Верховный.
 
Это было последним, что я услышал, прежде чем провалиться в бездну.
 
***
 
 
Говорят, что в пространстве между мирами не существует таких понятий, как "верх" и "низ", "право" и "лево". Кроме всего прочего, здесь не было воздуха. Я успел схватить небольшую его порцию ещё в проклятом зале. Тем и довольствовался. Капризное притяжение не имело постоянного вектора. Оно то и дело кидало меня из стороны в сторону. Так я и летел в этом странном туннеле среди фиолетовых облаков, а электрические разряды, периодически вспыхивающие рядом, заставляли волосы на голове шевелиться. Сказать, что мне было просто страшно – это не сказать ничего. К тому моменту, когда я вывалился из портала наружу, я успел несколько раз мысленно попрощаться с жизнью.
 
Тусклый магический фонарь, который я создал, скупо осветил это помещение. Ничего выдающегося – каменные стены и пол, на котором лежал матрас, стояли грубо сколоченные стол и стул. На столе подсвечник без свечей. В углу, судя по запаху, нужник. Дверей нет. Окон тоже. Итак, Барталомей, познакомьтесь со своей тюрьмой. Возможно, самой надёжной в мире.
Подумать мне было о чём. И о том, как безрассудно я сунулся в проклятый замок. И о том, что не рассказал никому, куда направляюсь. Волею судьбы, моя транспортная компания, постепенно распространяющаяся на всю страну, стала конкурентом для одного из самых могучих и амбициозных волшебников. Утешало только одно – меня не убили, значит, я для чего-то нужен. Юридически я пока имел преимущество: если меня не станет, "Транспортные сети Барталомея Ланга" перейдут к моей жене Люси. С другой стороны, подумав об этом, я почувствовал, что покрываюсь холодным потом. Люси! Они будут угрожать и ей, пытаясь заполучить компанию. Это случиться после того, как меня официально объявят без вести пропавшим. Я ещё раз оглядел мрачную темницу. Сбежать отсюда, не создав портал, невозможно. Сделать портал или вызвать кого-нибудь я не могу, нет необходимых магических ингредиентов, а имена каких-нибудь духов, способных помочь я давно позабыл. Да уж, перспективы у меня, мягко говоря, не ахти.
 
 
Спустя сутки, благо часы остались при мне, меня посетили. Темница наполнилась багровым светом, задрожала дыра портала, и из неё важно вышел мистер Эрл, фамилию которого я забыл. Его жуткое лицо больше не менялось, на нём по-прежнему красовался образ залихватского пирата. Хозяин морей поставил на пол саквояж и присел на корточки около меня.
  Ну как ты здесь, парень? Туго, смотрю, тебе пришлось. Курить будешь?
Он достал из кармана потёртый металлический портсигар, открыл его и протянул мне.
 
Я решил, что этот странный тип, наверняка, издевается, но сейчас сойдёт любая попытка втереться в доверие.
 Благодарствую,  – я вытащил из портсигара самокрутку. Эрл поднёс к моему лицу зажжённую спичку, затем закурил сам. Мерзкий табак заставил меня закашляться.
  Ничего, паря. – Пират растянул бородатую морду в ухмылке. – Теперь у тебя немного радостей.
 – Скажи, зачем я здесь? Почему вы меня сюда упекли?
Эрл ответил не сразу. Докурив сигарету, он затушил окурок о пол, встал и переставил саквояж на стол.
  А это к начальнику. Я так, просто жратву принёс. Вот.  – Отставив чемодан на столе, он развернулся к порталу и уже приготовился шагнуть в него, но мои слова заставили Эрла задержаться.
 
 – Ответь мне, мистер, сколько душ ты поглотил? И почему такой сильный демон ходит на побегушках у старикашки Артемиуса?
 
Эрл замер. Вновь повернулся ко мне. Его лицо поплыло, изменяясь. Я попал в точку. Передо мной стоял демон: уродливая пасть истекала слюной, плоское лицо дополнительно искажали большие впадины глаз – мёртвых, нечеловеческих. Голос вполне соответствовал образу  – что-то среднее между замогильным воем и животным рычанием.
 
  Много хочешь знать, человече. Ты лучше поешь и подумай. О судьбе своей. Завтра я принесу документы, Барт. И ты их подпиши, будь умницей.
 
  А если не подпишу?
 
  Тогда либо сгниёшь здесь, либо присоединишься ко мне.  – Он раззявил пасть. Потянуло могильным холодом и гнилостным смрадом. Лики поглощенных им людей вновь начали проступать, меняя друг друга. Наверное, этому исчадию ада особенно понравилась сущность пирата, раз он снова остановился на ней.
 
  Ладно, бывай, паря!  – Пират подмигнул мне и сиганул в портал.
 
Ну что ж, совет демона оказался вполне разумным, и я решил ему последовать: перекусить и подумать. Тем более, что принесённая пища была не дурна. Я с удовольствием съел бифштекс, запивая его вином из фляжки. Но к тому моменту, когда голод начал отходить, дурные мысли вернулись.
Итак, что мы имеем? Темница, побег из которой для меня невозможен, а ещё демон высокого уровня, способный создавать порталы одним движением пальца. Демон, который поглощает души, а возможно берёт что-то и от людских тел. Существо мерзкое и могучее. Подчиняется демон Артемиусу, это очевидно, иначе давно разодрал бы старика в клочья, несмотря на все регалии. Так уж получилось, что потусторонняя братия нас, волшебников, не жалует и слушается только по причине принуждения. Вызвать демона, одного из сильнейших пакостников, даже такого высокого уровня, как Эрл, может любой мало-мальски подготовленный маг. А вот совладать с ним не так-то просто. Теоретически, я бы смог побороться с демоном и даже попытаться подчинить его. Но для этого нужна всего одна мелочь – его настоящее имя. О, естественно, мой дружище пират вовсе никакой не Эрл. Его истинное имя – древнее, как земные недра, возможно крайне неудобное для произношения. Какой-нибудь, Варглахалг, например. Не зная имени, я ничего не мог поделать, разве что спросить его у самого демона, изрядно его повеселив.
Как старательно я не думал, выхода не находил. И лишь поздним вечером, в тот момент когда меня потянуло в сон, мне вспомнился один странный факт. Не то чтобы это воспоминание меня обрадовало, но утопающий хватается за любую соломинку.
Бесёнок-почтальон. Он произнёс какое-то непонятное слово. Я ещё тогда подумал, что это заклинание, делающее его невидимым и позволяющее поскорее удрать, так как тварь явно не хотела отвечать на мои вопросы. Но сейчас я засомневался. Любой волшебник знает, что даже такие примитивные создания как бесы пользуются магией без всяких заклятий. Им не нужно произносить слова, применять вербальные методы. Магия – это сама их суть, она для них что-то вроде воздуха для нас, людей. И лишь такой неопытный волшебник, как я, не имеющий постоянной практики и зацикленный лишь на единственном магическом процессе, мог совершить ошибку: подумать, что бесёнок произнёс заклинание.
Я вскочил и заходил кругами по своей темнице. А вдруг это имя? Дело в том, что у потусторонних свои интриги и козни, и действительно, хоть и редко, но имели место случаи, когда какой-нибудь бес, например, сдавал имя другой, в основном более могучей нечисти. Зачем ему это надо? Я понятие не имел, но мне хватало даже этой единственной зацепки, чтобы её опробовать. В моём-то положении! О да! Я совершенно не верил в то, что меня отпустят, если я подпишу бумаги. Мир, конечно, не без добрых и честных людей (и даже духи, говорят, встречаются вполне порядочные, хотя я не одного такого не видел), но свихнувшийся Верховный с парочкой своих жутких помощников к ним явно не относятся.
Вспомнить произнесённое бесом слово оказалось не так-то просто. Я применил целый ряд заклинаний, прежде чем моя память согласилась выдать нужную информацию. "Ваолерон". Буквы поплыли перед моим внутренним взором, они выглядели жутковато в огненном ореоле, они манили побыстрей проверить мою догадку. И во время следующего визита Эрла я сделал это.
 
 
 
***
 – Ваолерон!
 
  Чего?
Пират посмотрел на меня, словно на придурка. Тишина вернулась в темницу, я даже слышал тиканье своих часов. Какое-то время мы молчали, а Эрл продолжал глядеть на меня с ухмылкой.
  Ага, дружище, бывает. Одиночество  – оно такое, ещё не так заговоришь, – наконец-то произнёс демон.
А я стоял, сполна ощущая, как ускользает от меня единственная надежда.
 
  Ну что, надумал документы подписывать? – Он протянул мне стопку мятых листов. – Или будешь дальше колдовать?
Я зажмурился, никогда мне так не хотелось вернуться домой к своей Люси, но я знал, что как только подпишу бумаги – стоявшая рядом тварь сожрёт меня, даже не подавится. Мысли лихорадочно бегали в голове, и в какой-то момент одна из них всплыла на поверхность, оттолкнув остальные. "Попробуй ударение на другую букву!" Я выбрал третью.
  Ваолерон!
 
  Ты ещё долго будешь мне на мозги капать? – Пират подошёл вплотную и схватил меня за плечо. Его хватка была железной, а рука холодной. Теперь он смотрел пристально и злобно, лицо снова поплыло, возвращая ужасные черты, глаза загорелись красным огнём.
- Подписывай бумаги, жалкий фокусник. Отдавай нам свои магические повозки и проваливай! Или ты не веришь слову демона!?
 
Несмотря на всю серьёзность своего положения, я чуть не рассмеялся. Слово демона. Скажет ещё. Я мог налету вспомнить несколько десятков имён людей, которые печально закончили, поверив демонам. На ум без труда всплывало даже несколько названий городов, павших от подобной веры. Ну, сами понимаете, не проверить ещё одну букву я не мог.
 
 Ваолерон!
  Да ты достал…
Длинный жгут, словно сотканный из тьмы, вылетел из стены, обвился вокруг лодыжек Эрла, а затем дёрнул. Демон зарычал, попытался вырваться, но вместо этого упал на пол. Издавая проклятия, он заскрёб когтями по полу, потянулся ко мне, но неведомое щупальце потащило его в сторону стены. Через несколько секунд тварь почти по уши погрузилась в стену темницы, а точнее в чёрное, блестящее пятно, которое выступило из неё наружу, дрожа и переливаясь в багровом свете портала. Демон завяз в этой субстанции словно муха.
  Ааааааааааргрррррррх!!!  – издал он последний вопль и сгинул. Пятно, накрывшее тварь с головой, быстро уменьшилось, превратилось в точку и тоже пропало. Портал начал тускнеть, и я понял, что у меня есть единственный вариант. В голове крутилось множество вопросов, но времени для раздумий не оставалось. Кто бы ни поставил здесь эту ловушку, мне она сыграла на руку. Зажмурив глаза, переборов отказывающиеся двигаться ноги, я прыгнул в портал, при этом отметив, что сделать это по своей воле гораздо сложнее, чем в результате толчка коварного Артемиуса.
Моё новое путешествие не сильно отличалось от предыдущего и, конечно, приятней не стало. Выскочив из портала, я тут же заготовил парочку боевых заклинаний и огляделся. Место, в которое я попал, выглядело куда занятнее темницы. Наверное, портал привёл меня в логово демона. Помнится, в старых книгах я читал про подобные места. В основном они представляли собой лакуны, расположенные между слоями реальности, иногда – обычные изолированные области, войти в которые можно только посредством порталов. В данном случае я оказался в большом зале без окон и дверей. Ничего примечательного. По сути – из одной ловушки угодил в другую. Я не знал, сколько времени уйдёт у демона на освобождение, но вернувшись, Эрл очень обрадуется моему присутствию. Зал был довольно хорошо освещён факелами, прикреплёнными к каменным стенам. Оглядевшись, я убедился, что это вряд ли обычное логово демона, в том понимании, которое приводится в книгах. Скорее, это был склад, правда, больше похожий на беспорядочную свалку. Мистер Эрл не переставал меня удивлять, прямо коллекционер какой-то: весь пол был завален различными вещами, среди которых преобладали технические изделия – часы, с нелепо торчащей наружу кукушкой, велосипед с одним колесом, полуразобранный электрогенератор, аккумуляторные батареи – это то, что лежало неподалеку от меня. А, так как свалка занимала весь зал, то обилие всевозможных предметов просто поражало. Ещё здесь лежала одежда: пальто и шляпы, рубашки и платья, панталоны и даже парики – всё это располагалось в отдельной куче. На самом верху красовался мой плащ. Я хмыкнул. Похоже, меня успели списать. Ходить по этому музею было не скучно, однако версии того, каким образом он образовался, не радовали. Демон, скорее всего, попросту хранил здесь вещи тех, с кем расправлялся.
Я вздохнул, присев на карточки над странным устройством, напоминающим портсигар, но с торчащим наружу стержнем. На корпусе этого аппарата располагалось что-то вроде клавиш, но очень маленьких – их неудобно было нажимать пальцем, не попадая одновременно на две. Кто мог такое сделать? Для чего это служит? Похоже, некоторые технические вещички прибыли сюда из других миров, и я видел подтверждение существования разумной жизни за пределами нашей реальности (демоны и прочая нечисть – не в счёт). Старина Эрл явно не любил мастеров и изобретателей, он помещал сюда трофеи после расправы над ними, а ещё он не любил некоторых зарвавшихся магов – я покосился на кучу из одежды, вновь подошёл к ней и взял свой плащ. Мысль, пришедшая ко мне, была, наверное, не менее глупой, чем попытки использовать слово "ваолерон". Но чем чёрт не шутит. Я достал из внутреннего кармана плаща документы, которые, казалось, целую вечность назад дал мне мой друг Чарли. Теперь – дело за малым, найти среди этой кучи технических изобретений дальносвяз или что-то напоминающее его и заставить машину работать. Я рылся среди завалов, стараясь не думать о том, что в любое время могут нагрянуть гости. Несколько магических ловушек, которые я поставил вокруг себя, уверенности не добавляли.
Через пару часов я нашёл его: великолепный аппарат с хромированными ручками и деревянным корпусом, на котором красовалась стеклянная панель настройки. В центре панели располагалась шкала с красной стрелкой, которая перемещалась, если покрутить одну из рукояток. А микрофон и внушительная антенна из проволоки – название всех этих вещиц я прочитал в документах Чарли – вселяли надежду, что я нашёл нужный мне аппарат. Подобрать подходящий источник питания оказалось делом не сложным – подобного добра на складе Эрла было в избытке. Таким образом, вскоре я вертел ручку аппарата, который скворчал, шипел, светился изнутри тёплым электрическим светом, но решительно не хотел ни с кем связываться. Сколько бы я не крутил ручку настройки, дальносвяз ловил только странные шумы эфира. Да и на что я надеялся? На то, что Чарли будет продолжать свои эксперименты? Возможно. Но даже если так, то где гарантия, что волны из этого помещения могут пробиться наружу и быть пойманными его аппаратом? Через несколько часов я окончательно выдохся, меня мучила жажда, да и голод подступал, медленно сжимая желудок. Я сменил комплект батарей и приготовил простенькое заклинание: теперь ручка настройки вертелась сама, а если случится чудо, и я услышу голос Чарли, мне не трудно будет её тут же зафиксировать. Время в этой тюрьме еле ползло, часы мои остановились, потому что я забыл их завести. Оставалось только ждать.
Надолго меня не хватило. В отчаянии я начал разгребать завалы из вещей. После нескольких часов этого неблагодарного труда, изрядно запыхавшись и покрывшись пылью, я понял, что все эти вещи бесполезны. Непонятные устройства с клавишами, путаницей проводов, гладким стеклянным покрытием, равно как и знакомые предметы: станки, прялки, патефоны, часы - всё это не могло ни капельки мне помочь. Дальнсовяз тем временем продолжал скворчать, собирая из эфира бесполезные звуки. Иногда мне казалось, что среди этой какофонии я слышу голоса. Они звали меня, спрашивали о чём-то, пытаясь перекричать друг друга. Я уютно устроился на куче из одежды и начал погружаться в сон, и вдруг из дальносвяза отчётливо раздался голос старухи Аурелии:
  В плаще пошарь, дурашок.
 
Я открыл глаза, попытался стряхнуть с себя липкую дрёму. Дальносвяз молчал, электрические лампы, светящиеся внутри него погасли. Видать, батареи сели. Сколько же времени я проспал? Факелы на стенах продолжали гореть, как ни в чём не бывало. Чёрт побери! Место, в котором я оказался, было ещё хуже предыдущего, в том хоть кормили. А здесь: куча бесполезного хлама, забвение и тлен. Место, в котором, похоже, мне предстоит помереть.
Что там старуха из моего сна говорила про плащ? Грустно усмехнувшись, я ещё раз схватил его и начал более детально обшаривать. Распихивать всякие вещи по карманам мне было несвойственно, для их переноски служил небольшой саквояж (который в этот злосчастный субботний день остался дома). А бумажник и часы я носил в карманах сюртука. Поэтому я очень удивился, когда нашёл в одном из внутренних карманов своего плаща два интересных предмета.
Кусочек янтаря и куриная лапка. Я положил их на ладонь. Янтарь выглядел неплохо. Он слегка светился изнутри, поглотив свет факелов, а засохшая куриная лапка, напротив, вызывала отвращение. Любой нормальный человек на моём месте выкинул бы эти предметы, оставив их лежать вместе с другим бесполезным хламом. Но я не совсем нормальный. Я же всё-таки волшебник!
 
Это был инстант. Простейший одноразовый набор для вызова духов. В основном таким способом вызываются духи простенькие – типа бесов, так как остальных волшебник не сможет контролировать, не зная их имён. Но в моём случае любой бес мог пригодиться, тем более что процесс вызова значительно упрощён, и осуществить его может даже начинающий маг.
Забыв обо всём, я начал радостно очищать от хлама участок пола. И лишь после того, как освободил несколько квадратных футов, мою голову посетила неприятная мысль. Имя духа содержится в янтаре, а для чего служит лапка – я, к своему стыду, не помнил. Но в любом случае, с помощью инстанта я мог вызвать только одного определённого духа и только единожды. А это значит, что, подложив мне в карман набор для вызова, кто-то в очередной раз тащит меня за собой, как несмышлёного телёнка на привязи.
Но деваться некуда. Сидеть здесь до тех пор, пока не окочурюсь от жажды или сюда не наведается мистер Эрл, мне не хотелось. Поэтому, скрипя зубами, я нарисовал на полу найденным среди вещей куском мела корявый круг для вызова и положил в нужных местах янтарь с лапкой. Затем отошёл на несколько шагов от круга и произнёс необходимое заклинание.
 
Маленький вихрь изумрудно-зелёного цвета завертелся внутри круга. Замер и превратился в неуверенно помигивающий хилый портальчик, из которого неуклюже вывалился зелёный бесёнок (да, да я забыл пояснить – именно бесёнок, а не бес; так мы, волшебники, называем самых мелких представителей этого племени). Встав на задние лапки, бесёнок злобно уставился на меня и не менее злобно произнёс.
  Чего ждёшь, мистер? Не могу держать дыру долго.
  Ты что, предлагаешь мне туда лезть? А ну-ка живо организуй нормальный портал на Изумрудную улицу! Нет, лучше в здание Гильдии.  – Я старался, чтобы мой голос звучал как можно уверенней. Волшебники Гильдии крайне редко пользуются порталами, по причинам, которые я уже изложил, поэтому я толком и не знал, насколько точно следует указывать нечисти место назначения.
  Ошибочка, мистер.  – Бесёнок буравил меня своими наглыми глазками.  – Вызван из инстанта, значит, подчиняюсь только тем, кто меня туда зарядил. Так ты пойдёшь или нет?
Я громко выругался. А ведь мелкий прав: не могу я им командовать. Остаётся одно – снова сунуть свою голову в неизвестность.
  Хотя бы скажи, кто тебя поместил в инстант? Кто инструкции дал? Куда я попаду?
  Не уполномочен.
Я вздохнул, надел плащ, застегнул его, с тоской посмотрел на дальносвяз (он был бы неплохим подарком для Чарли, только вот не время сейчас для подарков) и на карачках полез в отвратительный зелёный портал.
 
***
 
 
Выскочив из портала, я оказался в обеденном зале Артемиуса и тут же бросился в самый тёмный угол, да так быстро, что полы моего плаща подняли нешуточный вихрь, заставивший огоньки свечей задрожать. Замерев, я торопливо зашептал оборонительные заклинания.
 
 – Полно вам, мистер Барталомей. Присаживайтесь за стол, мы вам всё объясним, – раздался надменный мужской голос.
 
Нехотя я вышел из своего укрытия и наконец-то смог разглядеть сидевших за столом людей. Их было двое. Красивая женщина, лет тридцати на вид, одетая в шикарное облегающее платье, сидела у стены и смотрела на меня с лёгкой усмешкой. Её волосы цвета воронова крыла водопадом спускались до талии, чуть раскосые карие глаза светились радостью, а откровенное декольте, гм, несколько переходило за определённые рамки приличия. Рядом с дамой сидел напыщенный молодой щёголь, одетый с иголочки. Его холодный взгляд выражал презрение, а кривоватая улыбка выглядела неискренней.
Я нерешительно подошёл и присел на стул у противоположного края стола. Затем увидел кувшин с вином, схватил его и сделал несколько больших глотков, напрочь забыв про этикет. Сразу стало легче.
 
 – Мы думали, что вы не вернётесь. Чёрт бы побрал этого Эрла, наверняка устроил свою нору чёрт знает где,  – прощебетала женщина.
Я ровным счётом ничего не понимал.
 – Мы разве знакомы?
 
 – Мистер Барталомей, не будьте простофилей, разве внешность может сбить с толку настоящего мага? – Мужчина подмигнул мне, а я всё пытался вспомнить, где видел этот взгляд.
 
 – Хочеш шаю, шынок?  – насмешливо коверкая слова, прошипела женщина.
Я остолбенел.
 
 – Леди Аурелия? Мистер Артемиус?
 
 – Его надо величать Верховный,  – она театрально закатила глаза.
 
 – Теперь уже не надо. К чертям все титулы!  – Помолодевший Артемиус усмехнулся, но его взгляд по-прежнему отдавал льдом. – Я хотел бы извиниться, мой друг за то, что имел наглость так бесцеремонно использовать вас.
 – Но у нас не было другого выхода,  – добавила Аурелия.
Я по-прежнему ничего не понимал и лишь хлопал глазами.
 
 – Это не морок, никаких заклятий. Мы действительно помолодели и теперь начнём новую жизнь. – Мужчина встал из-за стола, схватил бокал с вином и поднял его. – За победу!
 
 
Я не стал больше пить, хотя жажда ещё не ушла окончательно, однако злость была сильнее. Меня каким-то образом использовали, а я даже не понимал как.
 – Расскажем ему? – словно прочитав мои мысли, спросила Аурелия.
 
Артемиус кивнул и начал свою речь.
 
 – Молодость, мистер Барталомей, начинаешь ценить только после долгих лет, проведённых в бестолковой борьбе за власть. Могу признать, что одураченный этой борьбой, я и не заметил, как прошли мои лучшие годы. Вы прекрасно помните, как отвратительно мы с Аурелией выглядели.
 
Я кивнул, с радостью соглашаясь.
 
 – Так вот, когда старость, увы, неизбежная даже для самых могучих магов, сжала нас в свои тиски, мы начали искать способ омолодиться. Не какой-нибудь дешёвый магический трюк, позволяющий изменить внешность, а настоящий способ. Тот, который вернёт нам здоровье и желание наслаждаться жизнью. После долгих поисков, почти отчаявшись, мы нашли Эрла – собирателя душ. Он не просто демон. Это сам ужас, бродящий между мирами и сеющий хаос. – Артемиус прервался, чтобы наполнить бокал вином, и рассказ продолжила Аурелия.
 
 – Эрла нельзя подчинить, его можно только вызвать. – Её чистый голос звенел как хрусталь. – Вызвать и предложить сделку, заранее понимая, что он обманет и захочет большего. За свои услуги он попросил обычную вещь для подобных тварей – власть над миром. Возможно, его целью было – загнать людей в порталы и перетащить их в другие миры, а наш превратить в некое подобие ада. Для этого он хотел создать транспортную сеть из порталов, которая в скорости превратилась бы в огромный жуткий инструмент, служащий целям этого демона. Мы толком не знаем его способов, но догадываемся, что они ужасны.
 – После того как мы удачно разыграли свой спектакль и пленили вас,  – вновь взялся за рассказ Артемиус,  – мы настояли на выполнении Эрлом его части сделки и приготовили ловушку. Эрл согласился и вернул нам молодость, не сомневаясь при этом, что в любое время может её забрать. Вместе с нашей жизнью. Эрла нельзя уничтожить и поймать обычным способом, он моментально выявляет любое враждебное намерение, поэтому ловушка должна быть случайной, неявной. Приводя её в действие, тот, кто это сделает, не должен знать, что именно произойдёт…
 – А почему вы использовали именно меня? – Я бесцеремонно прервал этого напыщенного щёголя, вновь ощущая злость.
 
 – Не злитесь, Барталомей,  – льстивым ангельским голоском пропела Аурелия,  – вы владеете транспортной компанией. И являетесь при этом магом и достаточно умным человеком. Лучше кандидатуры и не найдешь. Эрл хотел поглотить вашу компанию. Для этого, считая, что находится в сговоре с нами, он твёрдо намеревался заставить вас подписать необходимые документы.
 
 – А если бы я не назвал нужное для срабатывания ловушки слово или подписал бумаги?
 
Она хитро улыбнулась.
 – Ну вы же назвали.
 
 – А насчёт документов: мы знали, что не подпишете. Это был ваш последний козырь и просто так бы вы его не выкинули. Хотя риск был, конечно, – добавил Артемиус.
 
Я вздохнул. Да, логика железная, ничего не скажешь. Оставалось ещё пара-тройка вопросов и можно со спокойной совестью валить из этого мрачного замка.
 
- А что теперь с …эээ…мистером Эрлом?
 
 – Он находится в ловушке, запечатанный навечно. Можете не сомневаться. Мы тоже кое-что умеем, - самодовольно ответил Артемиус.
 
 
 – А вам не кажется, что в вашем плане очень много случайных факторов? – раздраженно спросил я.
 – Не будьте занудой, Барталомей. Мы отлично осознавали, на какой риск идём. Времена Совета давно минули, и нам оставалось надеяться только на свои силы. – Он пригубил вино и улыбнулся. – Раз уж вы вернулись, настала пора уладить некоторые формальности. Артемиус пошарил под столом и извлёк на свет небольшой саквояж, открыл его, щёлкнув замком. Чемоданчик был под завязку набит деньгами.
 
 – Позвольте, Артемиус, а разве был какой-то вариант, при котором я вернуться не смогу?
 
Он развёл руками.
 
 – Ну вы сами понимаете. Когда связываешься с демонами ни о чём загадывать нельзя. Хорошо, что вы позаботились о своей безопасности и взяли инстант, правда, хочу заметить, непредусмотрительно оставили его в плаще. Но и здесь удача оказалась на вашей стороне. Эрл, словно сорока любит собирать всякие вещи. – Артемиус подвинул чемоданчик в мою сторону. – Надеюсь, этого хватит за причинённые неудобства?
 
Я хотел было оскорбиться и сказать, что не намерен брать эти грязные деньги, но новость про инстант меня доконала. Оказывается, его положили не они, но разбираться в этом, выставляя себя непредусмотрительным олухом, я желал меньше всего. Зато мне очень хотелось покинуть замок, а без компенсации, наверное, уходить было глупо. Я взял саквояж, откланялся, пожелал удачи коварным магам и направился к выходу.
 
 – Всего вам доброго, мистер Барталомей! Только просьба: никому ни слова о, гм, нашем небольшом приключении. Мы покинем этот город и больше никогда никого не потревожим, но и вы должны понимать, что молчание – это гарантия вашей… точнее нашей с вами безопасности.
 
 – Можете не намекать, Артемиус. Я всё очень хорошо понял.
 
 – Ну и прекрасно!
 
Дворецкий на выходе добил меня окончательно. Его лягушачье лицо расплылось в улыбке, а странные жёлтые глаза смотрели на меня, не моргая.
 
 – Всего доброго, мистер Барталомей. Вы сделали очень хорошее дело. Но будьте в следующий раз более предусмотрительным, – проквакал он, закрывая дверь за моей спиной.
 – Спасибо,  – смущенно проронил я и вышел прочь из проклятого замка.
 
 
***
 
 
Конечно, мне хотелось бы с радостью сообщить о том, что эта история закончилась хорошо и поставить последнюю точку. Но, как это часто бывает, события, в которых участвуют демоны, счастливо не заканчиваются. Через несколько месяцев, когда воспоминания о моих злоключениях успели потускнеть, я наткнулся на газетный листок. Он одиноко лежал в мастерской Чарли.
"Ужасное убийство в Инсмаунте" - гласил заголовок, под которым располагался чёткий снимок. Я сразу узнал Артемиуса, несмотря на то, что половина его лица была разодрана в клочья, один глаз вытек, а рот искривился в немой мольбе. Рядом лежала леди Аурелия, столь же прекрасная, как раньше, она будто просто уснула. Я почувствовал, как холодный пот ползёт у меня по спине. Он нашел их. Почему-то я даже не сомневался, что это дело рук Эрла.
 
 – Что с тобой, Барт? На тебе лица нет. – Чарли попытался взять из моих рук листок, но я скомкал его и положил в карман.
 – Ничего. Просто кое-какие воспоминания.
 
Он удивленно посмотрел на меня и развёл руками. А я выскочил из мастерской и сквозь дождь побежал в сторону Гильдии. Там мне должны помочь, там я смогу найти способ. В каждом встречном прохожем я боялся увидеть Эрла, везде мне мерещилась физиономия лихого пирата с неопрятной бородой, который в любой момент может выскочить из дождливой мглы и, растянув рот в довольной ухмылке, произнести:
"Ну как ты здесь, парень?"
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования