Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Род Велич - ЭПОХА HE0JluTA

Род Велич - ЭПОХА HE0JluTA

 
SS.NET//2063.09.23//12:01:31
MU-0212> Наряд модераторов в секторе C-13. Статус обычный.
MU-0213> Птицы в небе. Маршрут патрулирования 13-238.
KOWALSKY> Агент Ковальски заступил в Старом Городе. Что нового, Матильда?
MATILDA> Дежурство подтверждаю. Как обычно, Ян. Вчера опять с дочкой поругались.
KOWALSKY> Ну и поколение растет! Вот почему я не хочу детей...
MATILDA> Порой они приходят, когда этого не ждешь... Хорошего дня, Ян!
 
Стены «Берлоги» сотрясались от звуков вьетнамского техноиндастриала. Музыка «Saigon Brothers» была вьетнамской лишь по происхождению. В ней слышались европейские техно-ритмы и арабские напевы.
Кэйт, глянув свежие сообщения в браслете, подхватила Сарвари под руку и потащила дальше от колонок:
– Я на работу до десяти. Джан попросил срочно выйти на подмену.
– Как? Ты не останешься? Роадкилл же обещал флэшран сегодня!
– Извини, в другой раз побегаем.  Не скучай тут!
– С чего бы это! Ты же знаешь, я здесь всего второй раз.
– Вот и остаивайся. А мне пора. Надо встретиться ещё кое с кем...
Сарвари обняла подругу и вдруг хитро прищурилась на новые серёжки Кэйт:
– Не похоже на тебя. На свидание собралась, что ли? А ну колись!
– С чего ты взяла?! – смутилась Кэйт. – Ладно, мне надо бежать, потом расскажу...
– Смотри мне, сердцеедка! – подмигнула Сарвари. – Вечером жду от тебя подробностей.
– Вот же выдумала!.. – лишь зарделась Кэйт.
Она порывисто чмокнула подругу и выскочила из «Берлоги».
Сарвари снова осталась одна. Не то, чтобы она не нравилась парням, она часто клевали на её персидсткую внешность, но ей почему-то не хотелось пока ни с кем идти на сближение.
«Кэйт так изменилась. Может и мне когда-то повезет влюбиться...» – подумала она.
Побродив между компаниями незнакомых курьеров, она отмазала пару незваных ухажёров, пытавшихся вытащить её на танцпол, и вышла в боковую дверь.
Соседний цех оказался чем-то вроде тренировочного зала. Тут Сарвари ещё не бывала. «Берлога» размещалась в здании старой фабрики посреди трущаков. Свободного места хватало, и курьеры устроили в заброшенном цехе площадку для тренировок. Хаотично набросанные контейнеры были обиты матами. Несколько подвешенных трапов вели к ржавой трапеции крана под потолком. На стенах – многочисленные зацепы для рук и ног. Внизу – пара батутов. В углу под краном чернела большая яма, доверху забросанная обрезками поролона. В общем – всё, что нужно для отработки навыков скалолазания и паркура.
Группа ребят проводила в зале что-то вроде соревнования. Парень с девушкой прыгали наперегонки по трапам и ящикам, словно гонясь за невидимой птицей. Снизу сидел трекер, курчавый крепыш с большим кавказским носом, и следил за гонкой на большом экране. Возле него толклась стайка болельщиков.
Сарвари подошла к трекеру и с интересом уставилась в экран, где мелькали показатели бегунов. Болельщики сопровождали криками любые изменения. Соперники как раз мчались к яркому золотистому шару, который был виден только на экране. Парень чуть вырвался вперед, но в последний момент девушка бедром сшибла его с узкого трапа. Парень перекувыркнулся и ухнул в яму с поролоном. В этот момент девушка коснулась шара, он исчез, и на экране загорелось: «YR4 WIN!»
– Молодэц, Яра! – с сильным акцентом поприветствовал её трекер.
Затем махнул вылезающему из поролоновой ловушки пацану:
– А ты, Зак, повниматэльнее на поворотах!
С самодельных трибун спрыгнул парень в модной куртке. Подошвы его кроссовок светились мягким белым светом. Куртка переливалась разноцветными огоньками, по всей поверхности выписывая постоянно меняющиеся узоры. Глаза парня прикрывали широкие очки-гоглы последней модели.
– Ну, пора размяться, что ли, – он сбросил куртку и развернулся к толпе зевак. – Кто хочет рискнуть? Яра?
Но победительница забега лишь бросила:
– Я пока передохну. Побегай с кем-то из молодняка.
Сарвари молча вышла вперед. Модник смерил её взглядом сквозь полупрозрачные гоглы.
– Смелая девочка, – усмехнулся он. – Новенькая что ли? Правила знаешь?
– Я в спидране не новичок, – Сарвари сняла серую курточку без модных прибамбасов и похлопала по ногам, разогревая мышцы.
Из кармана она достала простенькие гоглы, напоминающие старомодные очки для плавания.
– Антикварненько, – парень покосился на непрестижный гаджет. – Только у нас в «Берлоге» своя версия спидрана. Следи в гоглах за метками. Добегаешь до точки, она исчезает и появляется новая.
Сарвари проигнорировала насмешливый взгляд. Этот модник уже порядком начал её бесить.
– Знаю. Я уже бегала.
– Ну, окей! Давай тогда до пятисот поинтов для начала. Без киков, – сказал он с таким видом,  словно проводил занятие в детском саду.
Сарвари вдруг захотелось сбить с незнакомца эту спесь:
– До тысячи. С киками.
Модник присвистнул. Он явно забавлялся:
– Я не бегаю с самоубийцами.
– Проиграть, боишься? – повела бровью Сарвари.
На что парень лишь хмыкнул и сказал в трекеру:
– Гоги, ставь на тысячу. С киками.
Сарвари тщетно пыталась разглядеть удивление в его глазах за очками. В забеге без киков, каждый бегун получал свои точки на трассе случайным образом. И победителя определяло лишь проворство бега от точки к точке. Но с киками точка давалась одна на двоих, и очки начислялись лишь тому, кто первый её коснулся. При этом снимался запрет на столкновения игроков: противника можно было спихнуть с трассы или даже пнуть – это и называлось словом «киком».
– Как тебя назвать? – спросил Гоги.
– Сарвари, – ответила девушка, и на экране загорелось «5RVR!».
Она надела гоглы и подключилась к трекеру. В поле зрения сразу появись суммы поинтов для бегунов: «E1: 0» и «5RVR!: 0». Внутри цеха вспыхнули нарисованные в доп-реальности огненные шары – точки на трассе. Их можно было видеть лишь в гоглах, а зрители без очков следили за ними на экране трекера.
Гоги запустил загрузочную программу:
– Раунд по моей команде... Три. Два. Один... РАН!
Модник, сверкая подсвеченными пятками, бросился к первому шару. Сарвари метнулась за ним. Пока парень преодолевал пирамиду из ящиков, девушка разогналась по краю и, сделав красивую пробежку по стене, коснулась шара за мгновение до соперника. В гоглах перещёлкнулись пойнты: «E1: 0» и «5RVR!: 50».
– Иван, просыпайся! – крикнул трекер. – Позор молодняку на родной трассе проигрывать!
– Нашёл кого учить! – огрызнулся Иван и, оттолкнувшись от батута, поймал второй шар перед носом Сарвари.
Забег проходил напряжённо. Несколько раз Сарвари удалось столкнуть соперника с трассы. Но и парень отвечал ей тем же. В азарте забега это порядком злило. Правды ради стоило признать, что делал он это не грубо, пытаясь скорее вырваться вперёд, чем вышибить соперницу из игры. Порой Сарвари казалось, что парень попросту ей поддаётся, и это бесило ещё сильнее. Раунд затягивался. Сарвари уже успела запыхаться, а ведь она не была новичком и знала, как распределять силы при длинном забеге.
Когда очки соперников сравнялись на цифре «900», Сарвари решила идти ва-банк. Разбежавшись по трапу под самой крышей, она бросилась наперерез к предпоследнему шару. Видя, что не успевает, она оттолкнулась и преодолела последние метры в прыжке. Но парень всё же дотянулся до шара на миг раньше, по касательной задев пролетающую мимо девушку. Сарвари дважды перекувыркнулась в воздухе и рухнула в яму. Поролоновые обрезки приняли её в свои объятия, смягчив удар и засыпав с головой. Вынырнув из этого омута, она лишь успела проводить взглядом соперника, бегущего к победному шару.
– А ты неплохо бегаешь! Если б не промах, у тебя был бы шанс, – отдуваясь, признался парень, когда Сарвари выбралась из ямы.
Девушка лишь пнула кусок поролона:
– Если б трасса была знакомая, я бы не промахнулась!..
Модник усмехнулся:
– Приходи к нам чаще! Хотя, всё равно, ты меня вряд ли обгонишь!
Еще не отойдя от забега, Сарвари сердито глянула исподлобья:
– А ты, что ли, никогда не промахиваешься?!
– Очень редко, – подмигнул парень.
 
Это было худшее знакомство, какое только можно представить. Посмотрев ещё пару забегов, где снова победил тот же парень, Сарвари уже собралась на выход, как в дверях столкнулась с Ли.
– О, Сарвари! Ты ещё не уходишь? – прищурил тот китайские глаза.
– А что тут делать? Разве будет ещё что-то интересное?
– Конечно. Смотри!
В этот момент свет в зале стал меркнуть и на импровизированной сцене появился уже знакомый модник в сопровождении двух парней в таких же куртках. В колонках запульсировала музыка, и в тёмном цехе можно было разглядеть лишь свечение кроссовок и курток, переливающихся в такт ритмам. Парни начали двигаться, и вместе это слилось в завораживающий танец света.
«Опять он в центре внимания!» – раздражённо подумала Сарвари, но вслух лишь поинтересовалась:
– А что это за пижон посредине?
– Как, ты не знаешь? – удивился Ли. – Это же Иван! Один из наших лучших флэшеров!
Сарвари прищурилась, разглядывая, как огни костюмов переливались в такт музыке и движениям танцоров. Такой синхронности можно было добиться лишь с помощью какой-то хитрой компьютерной программы.
– Модный…
– Да уж! Лайт-курточка что надо! И где он столько денег берет?.. – только и выдохнул Ли.
Светящиеся фигуры выделывали различные пируэты, и от резких переключений подсветки порой казалось, что они парят в воздухе или мгновенно телепортируются из точки в точку.
– Круто, скажи! – Ли толкнул Сарвари в бок. – А сейчас выступит Роадкилл.
– Бармен, что ли? – удивилась она.
– Какой бармен? – хмыкнул Ли. – Он главный гуру флэшарта в «Берлоге»! А может и во всём городе!
Танец закончился, но свет в зале так и не зажёгся. Лишь в луче одинокого софита на сцене появился чёрный силуэт. Это был Роадкилл. В наброшенном на лысую голову капюшоне, он смахивал на монаха или чернокнижника.
– Надеюсь, вам понравился флэш-дэнс Ивана? – сказал он микрофон, и зал наполнили одобрительные крики. – Я держал интригу до последнего, чтобы никто не помешал нашей акции. Но теперь я могу объявить: мы начинаем!..
Снова одобрительные крики. Прерывистая музыка опять пульсировала в колонках, и на стенах цеха проекторы высветили стремительно меняющиеся картинки. Они походили на огни реклам над городом, но это были скорее пародии на рекламу. Слоганы сменили издевательские фразы. Лица знаменитостей и супермоделей были заляпаны разноцветными потёками. Им пририсовали рожки, парики, нелепые чёрные очки.
Роадкилл заговорил другим тоном, словно жрец, собравший племя для загадочного ритуала:
– Всё, что я вам скажу, не имеет смысла. Всё что вы услышите, используют против вас! Поэтому слушайте и не говорите, что вас не предупреждали!.. Неужели ваша жизнь такая серая и пустая, что вы торчите здесь, не зная, чем себя занять? Неужели вы сделали всё, что хотели бы успеть в этой жизни? Неужели вы сказали всё, что хотели бы высказать?.. Чем вы можете доказать, что живёте, а не просто существуете?..
Его голос настраивал на какую-то медитативную волну, которая качала весь зал в такт музыке и картинкам на экранах:
– Нам внушают, что обыватель не должен думать! Он должен работать, покупать и размножаться. Ходить в церковь, платить налоги. Носить одежду, что не режет глаз окружающим! Но главное, он должен верить, что вокруг всё стабильно, должен хотеть, чтобы всё шло как обычно!.. Город вторгается в наше сознание рекламой на стенах, камерами наблюдения на каждом углу, он читает наши письма, подслушивает наши разговоры, он навязывает нам, как жить, чего хотеть, что делать!..
Сарвари, перекрикивая колонки, спросила у Ли:
– Значит, сегодня таки будет флэшран?
– Да, прямо сейчас и начнётся. Побежали с нами?
– Не знаю, я без пати...
Картинки на стенах мельтешили всё чаще. Нарезанные винегретом куски реклам вперемешку с мультяшными граффити сыпались сплошным психоделическим клипом. Музыка становилась всё громче и напряжённее. Но Роадкилл на сцене легко перекрывал её, вещая подобно гипнотизёру:
– Разбудить обывателя может только шок! Сильный удар, который вышибет его из привычной карусели будней! Смешает краски, звуки! Спутает ориентацию! Заставит искать ответ на вопрос: что происходит? А значит, заставит думать, а не просто плыть по течению!..
На экранах загорелись серые силуэты небоскрёбов, а по ним плыли слоганы: «Не думайте. Подчиняйтесь. Ждите команды. Вы ничего не измените...»
– Откройте свой разум, взгляните на эти сияющие стены. Они лишь скрывают от вас правду!  Они лишь велят вам не быть собой, не замечать других, быть ветром в бетонной пустыне... Оставьте обычные дела! Выйдите на улицу! Найдите свою любовь! Ввяжитесь в драку! Зажгите огонь! Бегите! Прыгайте через барьеры! Покажите, что вы не такие, как прочее стадо! Докажите, что вы есть!..
Экраны заполонили бегущие цветные фигуры. По серым стенам от них разлетались разноцветные брызги, они расширялись, сплетались в красочные вихри...
– Знайте: то, что вокруг, уже не формирует вас! Все поверят в это, когда увидят, как вы боретесь за то, чего хотите именно вы!.. Если вам темно – станьте светом! Если нужны перемены – сами станьте этими переменами!.. Революция – это гармония цвета и формы! Всё в мире движется, повинуясь единому закону, имя которомужизнь!.. Сегодня мы вторгнемся в этот город! Сегодня мы покажем этим людям, что это они спят, а мы живём!.. Это и будет наша вспышка света! Наш праздник непослушания! Наш флэшран!..
Хаос разноцветных пятен залил экраны. Музыка в цехе достигла предела. Толпа флэшеров и курьеров взорвалась криками и ликованием. Свет проекторов на мгновение померк, а когда видеоролики замелькали снова, Роадкилла на сцене уже не было.
 
После выступления Сарвари за толпой потянулась к выходу, но тут кто-то тронул её плечо:
– Побежали со мной на флэшран? Я без пары. Тебя ведь Сарвари зовут? Я Иван,  – он протянул ей крепкую руку.
«Ещё и в пару напрашивается? Вот нахал!» – Сарвари и представить себе не могла, что кто-то может так действовать ей на нервы. Почему-то она вдруг захотела во что бы то ни стало отыграться за недавнее поражение.
– Даже не знаю, – вместо рукопожатия она уперла руки в бока. – Если и побегу с тобой, то лишь чтобы увидеть, как ты где-то завалишься!
– Ха! Мечтай! – Иван залихватски пригладил торчащие волосы. – Ты, главное, меньше спотыкайся, и всё будет окей! Ты ведь знаешь Старый город? Вот и будет шанс показать, как ты бегаешь по знакомой трассе.  Ну, пошли к Роадкилу. Сейчас будет собрание таггеров.
– Прямо горю от нетерпения! – фыркнула Сарвари, но пошла следом.
Роадкилл собрал флэшеров на кухне за барной стойкой. Тут были уже знакомые Зак, Яра и Гоги с чёрненькой горбоносой девушкой. Ли толкнул Яру в бок:
– Ну что? Будешь со мной в паре?
Та лишь неопределенно хмыкнула, а Зак отрекомендовал свою подружку:
– Это Юла. Очень хотела с нами.
– Сарвари, – Иван представил новенькую и повернулся к кавказцу. – Гоги, а ты опять будешь трекером?
– Нэт. Мы с Татой сегодня бэжим в парэ, – Гоги кивнул на свою спутницу.
Роадкилл потёр руки:
– Значит, все в сборе! Имеем четыре команды: Иван и Сарвари, Ли и Яра, Гоги и Тата и Зак с Юлой. Флэшран – жанр свободный, так что нудной накачки не будет. Кому уже не впервой – просветите начинающих. А сейчас разбирайте, – он выставил на стол жестяную коробку.
Там лежали старенькие браслеты-терминалы и разноцветные балаклавы.
– Обязательно смените браслеты, пропащие души! Не мне вам объяснять, как модеры будут не рады нашему набегу, – ухмыльнулся Роадкилл.
Флэшеры стали разбирать браслеты. Иван подвинул коробку и подмигнул Сарвари:
– Выбирай! В браслетах фальшивые личности. Это только на время набега. Не стоит светить перед модерами своей честной айдишкой.
– Здорово! Я буду негром, – Ли показал фото чернокожего парня на полученном браслете.
– А я старой тёткой! – засмеялся Иван, надевая фальшивку, и ткнул Роадкилла в бок. – И где ты их столько берёшь?
– Есть надёжный человек на базаре. Недорогие браслеты, души, эксплойты всякие.
– Скинешь контактик?
– Ишь ты, какой любопытный! – Роадкилл лукаво усмехнулся Ивану.
Сарвари глянула в свой браслет. На небольшом экране под небритым лицом бывшего хозяина горело: «Мурат Толбоев. 49 лет».
Родакилл поставил на стол картонку:
– Настоящие айдишки пусть здесь полежат. Это ваше алиби. Если вдруг что, для городской системы безопасности вы всё это время были в «Берлоге».
– Блин! Какой же он древний! – скривился Иван, копаясь в настройках браслета. – Всего шестнадцать тыщ ядер. Это ж каменный век!
– Брось выпендриваться! – толкнул его Ли. – Всё равно он на один раз.
Другие флэшеры тоже бойко меняли браслеты и натягивали маски.
«Надо же, и тут паранджа меня догнала!» – надевая зеленую балаклаву, Сарвари вспомнила об исламском воспитании родителей.
Флэшеры с веселыми криками грузились на мотоциклы и электроскутеры, чтобы ехать в Центр. Всем хотелось наблюдать флэшран своими глазами.
На выезде их трущаков Роадкилл вызвал грузовое такси. Когда все участники погрузились внутрь, автопилот запричитал: «Такси перегружено! Пожалуйста, покиньте салон!»
– Да заткнись ты! – Роадкилл что-то нажал на своём браслете, и назойливый голос смолк.
– Такси-бустер. Неплохой эксплойтик, чтобы вразумить несговорчивый автопилот! – Роадкилл улыбнулся, указывая на браслет. – Так что денег с нас такси не возьмёт и камеру в салоне отключит.
В переполненно машине Иван сел вплотную к Сарвари, но она, скорчив гримасу, отодвинулась подальше: «И что он себе возомнил? То, что мы бежим в паре, ещё ничего не значит!»
Такси послушно выехало на Белую магистраль и помчалось к Центру города.
– А чего твоя куртка так мельтешит? – Роадкилл кивнул на переливы одежды Ивана.
– Установил скин визуализации эмоций.
– Вот, шайтан-девайс! – усмехнулся Роадкилл. – А ну сделай глубокий вдох! Не то система безопасности заметит, что у тебя сердце подозрительно колотится.
Иван вынул из кармана электронную сигарету и несколько раз затянулся. По салону поплыл травянистый аромат, и мельтешение узоров на куртке стало спокойнее. Такси в это время проносилось под арками с аппаратурой наблюдения. Такие висели над всеми крупными дорогами при въезде в Центр.
– Ну, премодерацию мы прошли, – растянулся в улыбке Роадкилл, глядя на удаляющиеся арки.
– А могли и не пройти? – удивилась Сарвари.
– Всякое бывало. Прошлый раз одному парню попалась айдишка палёная – от убийцы в розыске. Так мы ещё и до Центра не доехали, а целая пачка модеров уже сидела на хвосте!
– А что бывает с теми, кого загребли в модхауз? – поинтересовалась Юла.
– Ничего приятного! – поморщился Иван. – Даже если есть гражданство, могут надеть ошейник на полгода.
– А если нету? – не выдержала Сарвари.
– Отправят в клинику, на органы, – Иван с серьёзной миной затянулся сигаретой, но тут же не выдержал и прыснул со смеху. – Да шучу я!
– Вот, придурок! – Сарвари толкнула его локтем. – Ты сам-то модерам попадался?
Иван помрачнел, выпуская дым:
– Было дело. Еле удалось уладить... Не хочу об этом вспоминать.
 
Въехав в Старый город, автопилот машины сбавил ход. За окном в ранних сентябрьских сумерках проплывали яркие вывески магазинов и кафе. Время было ещё раннее, так что по узким улочкам сновали толпы горожан и туристов.
– Вот мы и в Центре, – Роадкилл притормозил такси у тёмного переулка. – Расходимся по точкам. Ран начнётся, как только все будут на местах. Главное, идите маршруту в навигаторе. Побеждает команда, что поставит больше тэгов. А нужную скорость вам модеры обеспечат, – он хохотнут и добавил грозно. – И чтоб никаких имен в эфире!
– А ты с нами не побежишь? – спросила его Юла.
– Стар я уже для такого. Буду вашим трекером. Ну, и птичками покомандую. Надо же заснять это веселье с высоты!
Только тут Сарвари заметила пару легких дронов над машиной. Похоже, они летели за такси от самых трущаков.
– Правая моя! – улыбнулся Иван, указывая на одну из «птичек».
– И откуда у тебя деньги на все эти прибамбасы? – лишь буркнула Сарвари.
 
Неоновые огни реклам горели тут на каждом здании. По бесчисленным экранам проплывали манящие картинки и слоганы. Через гоглы в доп-реальности было видно ещё больше рекламы: над улицей проплывали фигуры моделей и мультяшных символов, представляющих разные бренды. Они прыгали, танцевали, шептали что-то в наушники прохожих, стараясь увлечь их в соседние магазины.
Куртка Ивана, напротив, переключилась в какой-то новый режим. Она больше не сияла цветными разводами, а лишь тускло отображала фрагменты окружающих стен и мостовой. В тёмном переулке казалось: фигура парня вот-вот сольётся с фоном.
Свернув за угол, Иван устроил небольшой инструктаж.
– Тут всё просто, – он указал на свой фальшивый терминал. – В браслет закачан новый полиморф. Антивиры его пока не ловят. Подходишь к скрину поближе, нажимаешь – и всё! Полиморф сам зальет туда тэг. Плюс один балл нашей команде, и можно бежать к следующему экрану.
Сарвари мало что поняла в технической стороне дела, но поспешила фыркнуть:
– Ну, что ты разжёвываешь как маленькой! – но тут же забеспокоилась: – А что насчёт модеров? Они же заметят!
– От них придется удирать. Но это ведь не помешает нам ставить новые тэги. – Иван поправил маску, что прикрывала его лицо ниже гоглов. – Модеры тупые и медленно бегают. Главное, не подпускай их близко, а то они тебя из тазера пофиксят. Но у модеров есть читы, те бегают гораздо быстрее. Хорошо хоть по стенам не лазят. От них надо убегать на стену или крышу. А ещё у них есть птички. Они не кусаются, но всё видят сверху и наводят остальных. Но хуже всего, если ангел заявится. Эти самые хитрые и опасные.
– Ангел?
– Ну, агент Службы Безопасности. Ты, главное, следи за навигатором. Он подскажет, кто за тобой гонится. И никаких имен, только номера! Я – Первый, ты – Пятая. Ли и Яра – Три и Четыре. Гоги и Тата – Шесть, Семь. Ну, ты и сама всё поймёшь. Если какие проблемы – спрашивай Роадкилла. Он Одиннадцатый.
Сарвари подключилась к закрытому каналу набега. В наушнике послышались переговоры  флэшеров, которые текстом дублировались в гоглах:
 
FLASH.NAVIGATOR > 2063.09.23 > 19:01:20
RDK!11: Ну что, голубки? Это ваш Одиннадцатый. Покудахчем?
L33: Третий на месте.
YR4: Четвертая рядом.
E1: Первый на точке.
5RVR!: Пятая, все окей.
6O6Y: Шэстой на мэсте.
7A7A: Сэдьмая тоже.
RDK!11: Второй, а ты куда делся?
2AK: Второй чуток задерживается, но... Уже на точке!
10LA: Десятая ок.
RDK!11: Ну, тогда... Ран, голубки! РАН!
 
Иван и Сарвари, распугивая пешеходов, помчались по улочке с дорогими бутиками. Вдоль престижных ресторанов стояли персональные авто – роскошь, для города, где большинство транспорта – в муниципальном шеринге.
Подбежав к ближайшему уличному экрану, Иван нажал браслет. Реклама дорогих украшений тут же погасла, и на посеревшем экране появилась бегущая строка «НЕ ДУМАЙТЕ! ПОДЧИНЯЙТЕСЬ!»
Сарвари выбрала экран с другой стороны улицы. Щелчок – и вместо картинки турагентства по стене поплыло: «МЫ ЖИВЕМ! ВЫ СПИТЕ!»
Теперь они бежали дальше, ломая экран за экраном. Те вспыхивали, заливались нелепыми яркими пятнами и ещё более странными надписями: «ВЫ ВСЕ ОДИНОКИ! ЧТО МОЖЕТ ОДИН ПРОТИВ СИСТЕМЫ?», «ПОКУПАЙТЕ, ЕЖЬТЕ, РАЗМНОЖАЙТЕСЬ!», «ВЕРНИТЕ НАМ КРАСОТУ!»
– Тут есть ещё такие штуки! – Иван указал на небольшую коробочку над улицей. – Контроллеры доп-реальности. Их тоже можно ломать.
Он снова щёлкнул по браслету. В гоглах Сарвари увидела как над улицей погасла призрачная фигура Дона Вито, символа сети пиццерий «Коза-Ностра», и вместо неё появился танцующий разноцветный медведь с надписью: «ПАНДА – ТВОЙ ЛИЧНЫЙ СПАСИТЕЛЬ!»
Гуляющие по городу туристы удивлялись, кто-то фотографировал происходящее на карманные гаджеты. 
Навигатор в гоглах указывал маршрут в обход камер наблюдения и нарядов модерации.
«Прямо как на тренировке по спидрану!» – думала Сарвари, вышибая рекламу дорогих шмоток из очередного экрана.
Цифры в углу показывали, что другие команды тоже успели набить немало тэгов. Особенно отрывались Ли с Ярой. Сердце Сарвари замирало при мысли, что они бегут по тонкой грани, которая может в любой момент оборваться. Но именно поэтому каждое новое мгновение, каждый экран, заляпанный цифровым граффити, наполняли её ощущением победы.
Наконец, Иван и Сарвари выбежали на Ратушную площадь. Экранов тут было больше всего, но модераторов и камер – тоже. На площади гуляло много зевак. Часть из них знала о готовящейся акции и специально приехала посмотреть на флэшран. Они тут же стали махать бегунам и улюлюкать.
 
SS.NET//2063.09.23//19:03:13
MU-0212> Наряд, сектор С-13. Подозрение на деликт. Статус желтый. Уточняю по камерам.
MU-0213> Деликт подтверждаю. Саботаж рекламной сети AdWorld Inc. Статус оранжевый.
KOWALSKY> Наряд С-13, что там у вас?
MU-0212> Наблюдаю двух деликвентов. Отметки DX01 и DX05.
KOWALSKY> Видишь, Матильда? Детки снова развлекаются! Может и твоя там?
MATILDA> Моя на работе...
KOWALSKY> А не рановато ей?
MATILDA> Пусть привыкает. Это лучше, чем шляться с кем попало.
MU-0212> Акты саботажа продолжаются. Наблюдаю новых деликвентов DX03 и DX04. Наряд выезжает на место.
MU-0213> Привлекаю птицу. Маршрут: сопровождение диликвентов. Статус оранжевый.
 
Сарвари не заметила, когда над площадью показался дрон с мигалкой. Он подплыл к одному из испорченных экранов, издал тревожный сигнал и устремился вслед за бегунами.
– Забудь! – крикнул Иван, перебегая к очередному экрану. – Пока машина не подъедет, они нам ничего не сделают.
Но Сарвари уже заметила, как в навигаторе приближается жирная синяя точка. На площадь медленно выкатилась машина, поблескивая синими мигалками. Издали Сарвари видела, как от неё отделилась сине-белая фигура и побежала за ними.
– Стоять! Вы нарушаете правило тридцать восемь публичной безопасности! – кричал им на бегу модератор.
– Будь готова! Сейчас чит выпустят! – крикнул Иван, сворачивая на боковую улицу. Сарвари припустила за ним.
 
SS.NET//2063.09.23//19:07:27
MU-0212> Многочисленные акты саботажа. Новые деликвенты DX02, DX03, DX06, DX07. Выхожу для модерации.
KOWALSKY> Матильда, что с идентификацией? Снова подставные профайлы?
MATILDA> Как ты угадал? Формально их профайлы активны. Но не похоже, что это личности деликвентов. Скорее, опять потерянные души.
KOWALSKY> Ясно. А по лицам?
MATILDA> Как обычно. Маски, гоглы. Видео- и иридо-сканирование невозможно.
MU-0213> Деликвенты в зоне прямой видимости. На предупреждения не реагируют. Запрашиваю гепардов для модерации.
MATILDA> Применение гепардов подтверждаю.
MU-0213> Вас понял. Гепарды вышли. Статус красный.
 
Оглянувшись, Сарвари увидела, как из распахнутого люка машины выскакивают похожие на гончих псов роботы. Длинные ноги, изящно изогнутые углепластиковые корпуса с бело-синими полосками, казалось, воплощают саму идею стремительного бега. Роботы закрутили вытянутыми головами без глаз, словно учуявшие дичь собаки, и, повизгивая предупредительными сиренами, кинулись за бегунами. Грациозно огибая машины и остолбеневших горожан, они разогнались до такой пугающей скорости, что их лапы будто растворились в воздухе.
Нечего было и думать сбежать от этих монстров на своих двоих. Иван свернул в подворотню. Потом ещё в одну. Девушка бежала за ним, стараясь не оглядываться, и лишь наблюдала в гоглах, как неумолимо приближаются две синие точки.
Внезапно бегуны оказались в тупиковом дворе-колодце, каких много в Старом городе.
– Ну, и куда теперь? – крикнула Сарвари, чувствуя, как теряет самообладание.
– В небо! – улыбнулся Иван и выстрелил вверх из гарпуна на правой руке. Крюк на конце троса зацепился за что-то на крыше, Иван подхватил Сарвари за талию, и лебедка внутри гарпуна стремительно потащила их в высоту.
И вовремя! Едва успев притаиться на крыше, бегуны увидели, как во двор вбежал один из роботов, растерянно вращая головой, как собака, упустившая добычу.
– Клёвая штучка, правда? – Иван согнул руку, демонстрируя пристёгнутый к запястью гарпун в компактном стильном корпусе, а потом махнул вдоль крыши. – Пойдём поверху! Тут им труднее нас достать.
 
SS.NET//2063.09.23//19:11:03
MATILDA> Они в городе, как рыбы в воде!
KOWALSKY> То есть?
MATILDA> Двигаются так, словно кто-то их предупреждает, где камеры наблюдения, дроны, модераторы. Возможно, у них есть какая-то альтернативная система безопасности.
MU-0212> Наряд C-13 потерял деликвентов из вида.
KOWALSKY> Поищу их на месте. Матильда, что в эфире?
MATILDA> Я слышу их, но толку мало – сплошной сленг, клички, шифры... А что у тебя, Ян?
KOWALSKY> Я на месте. Ох, и расписали они тут все.  Артисты, курва мать!
MATILDA> Вышли мне образец. Опять полиморф?
KOWALSKY > Похоже на то.
MU-0213> Птица обнаружила деликвентов DX01 и DX05. Высылаю координаты.
KOWALSKY> Пойду их немного погоняю.
MATILDA> Осторожно там. Я пока вызову ремонтную бригаду для ликвидации последствий.
 
Они бежали по кровлям, продолжая по пути разбрасывать тэги на рекламные щиты. Всё новые яркие клипы и цифровые граффити сыпались сверху на обомлевших горожан.
В какой-то момент снова выплыл полицейский дрон.
– Сейчас опять призовёт кого-то по нашу душу, – Иван перепрыгнул на соседнюю крышу.
И действительно! Через пару секунд туда, где они только что стояли, вдруг запрыгнул мужчина в чёрных очках. Издалека его костюм походил на деловой, хотя совершенно не сковывал движения, которым позавидовал бы и мастер паркура. Похоже, в рукаве незнакомец прятал такой же гарупн, как у Ивана – с его помощью взлетев на крышу. Мужчина быстро смотал трос и бросился за бегунами.
– Ангел! Вот повезло нам! – крикнул Иван, и у Сарвари похолодело внутри.
Пробежав ещё несколько крыш, они на тросе спустились на улицу. Погоня продолжалась. Бегуны мчались, переворачивая столики тихих придорожных кафе и пугая посетителей. Иван по дороге успел сломать ещё несколько экранов. Похоже, «ангел» не вызывал в нём того панического страха, что у Сарвари.
Любопытная старушка подошла к испорченному экрану у кафе и стала вглядываться через старомодные гоглы, пытаясь понять, что происходит. Но вдруг оттуда на неё выскочил из доп-реальности похожий на монстра медведь! Мультяшный зверь размахивал кривыми когтями, карикатурно рычал и строил страшные морды. От неожиданности старушка завизжала и спряталась под стол. Над медведем горела надпись: «МЫ В ЛОВУШКЕ! РАСХОДИМСЯ!»
Удирая от «ангела», который бегал и прыгал ничуть не хуже их, бегуны оказались на стройплощадке. Какое-то старинное здание перестраивали на новый лад. Модераторы отстали, их быстроногие роботы затерялись где-то в лабиринте узких улочек. Иван и Сарвари перемахнули забор и стали взбираться по строительным лесам.
– Я его не вижу! – Сарвари пыталась найти отметку «ангела» в навигаторе.
– Он умеет обманывать систему! Будь начеку! – крикнул Иван, запрыгивая в окно.
Внутри здания царил хаос. Перегородки были недостроены, незаконченные перекрытия подпирались строительными лесами и стропилами. Бегуны остановились на несколько секунд, пытаясь понять, откуда ждать опасности, и куда бежать дальше.
Иван кивнул на галерею, что вела к лифтовой шахте, и Сарвари метнулась туда. В этот момент гипсокартонная стена слева от них разлетелась на куски и в проломе возникла фигура «ангела». Несмотря на облако гипсовой пыли, к чёрному костюму не прилипло ни соринки.
Их разделяло не больше десятка метров. В руке «ангела» появилось нечто вроде пистолета, но вместо ствола он заканчивался бруском с двумя отверстиями. Плазменный тазер. От испуга Сарвари застыла на месте.
– Беги, дура! – крикнул Иван, но было поздно.
Из стволов сверкнула пара лазерных лучей, и по этим шнурам ионизированного воздуха в ногу девушке ударил высоковольтный разряд.
Сарвари вскрикнула и шлёпнулась на бетонный пол. Теперь она знала, что скрывалось за словом «пофиксить». После вспышки боли, её нога онемела так, словно в штанине болталось чужое ватное щупальце.
В эту секунду подоспел Иван. Прикрыв девушку собой, он подхватил её под руку и потащил к шахте. Сарвари едва перебирала здоровой ногой, пытаясь ему помочь. «Ангел» выстрелил ещё несколько раз, но на Ивана разряды почему-то не действовали.
Дотащив девушку до обрыва, Иван забросил крюк гарпуна на верхний этаж и вместе с Сарвари прыгнул вниз.
«А ведь круто у него это получается!» – успела подумать она, краем глаза считая мелькающие этажи, а потом услышала треск новых выстрелов.
Подбежавший к краю «ангел» выпустил в Ивана ещё несколько разрядов, но те лишь потонули в куртке. Ещё один попал в вытянутую руку с гарпуном. Лебёдка бешено завизжала. Иван, резко изменив траекторию, лишь задел секцию строительных лесов, куда планировал приземлиться, и они с Сарвари стремительно полетели вниз.
«Мы разобьёмся?» – мелькнуло в голове у девушки, но страха не было, скорее, трудно было поверить, что это происходит с ней на самом деле.
Уже на нижних этажах, трос снова взвизгнул, и они, резко притормозив, сквозь дыру в перекрытии рухнули в подвал. Иван шлёпнулся в груду мусора, Сарвари – на него. Едва они успели откатиться в сторону, как сверху стали рушиться секции потревоженных лесов. Все вокруг заполнила пыль, мгла и грохот падающих конструкций...
 
FLASH.NAVIGATOR > 2063.09.23 > 20:23:12
K8: Что там у вас случилось?
RDK!11: Ты что, подслушиваешь, Восьмая?
K8: Я сейчас в городе работаю. Включилась узнать, как у вас дела.
RDK!11: Первый и Пятая куда-то пропали...
K8: Их пофиксили?!
RDK!11: Не пойму. Вроде нет. Если б пофиксили, уже б все провода гудели.
K8: Вот (неразборчиво)
RDK!11: Продолжаем искать. Третий и Четвертая, прочешите сектор еще раз! Может они в катакомбы ушли?
L33: Есть, кэп!..
 
Прошло несколько минут, прежде чем Сарвари осознала, что лежит в темноте на бетонном полу, плотно притиснувшись к Ивану. Он продолжал одной рукой прижимать её к себе.
Она попыталась высвободиться, как вдруг Иван зашипел:
– Не шевелись!!! У ангела радар! Он даже через стенку может заметить движение...
Ещё несколько минут они провели затаив дыхание. Вокруг было всё так же тихо и темно. Наконец, Иван отпустил девушку и зажёг огонёк в браслете.
– Всё! Гарпуну каюк... – в тусклом свете он подергал тонкий трос, что свисал из хитрого гаджета на руке. – Похоже, чипы сгорели напрочь. Нас спасло лишь то, что в этой модели тормоз срабатывает даже при полном отказе электроники. Вот почему я не экономлю на технике!
Иван отстегнул мёртвый девайс и бросил темноту. Потом достал откуда-то фонарик. Яркий луч резанул по глазам, осветив бетонные стены, мусор и груду ржавых конструкций. Из квадратного отверстия в потолке, через которое они сюда свалились, теперь свисали фрагменты сломанных лесов, стропил и ещё какой-то хлам. Видимо, обвал наверху случился нешуточный.
– Ты, кажется, так хотела видеть, как я завалюсь? Вот ты и дождалась, – оскалился Иван, сжимая и разжимая пальцы правой руки. Похоже, ему тоже здорово досталось последним разрядом. – Как нога?
Сарвари, почувствовав, что к ней вернулась подвижность, отползла к стене. От мысли, что она запета в тёмном подвале с почти незнакомым парнем, ей стало не по себе. Но ещё страшнее было от мысли, что она едва не попалась модераторам.
– У, да ты здорово ободралась, – присвистнул Иван, глядя на прореху в её штанине, из которой выглядывало окровавленное колено. – Давай заклею.
Он извлёк из глубин куртки пакетик дермапластыря.
Через пару минут, когда его микроиголки впрыснули под кожу бактерицид с анестетиком, Сарвари почувствовала тёплое онемение, и ей стало намного лучше.
– Спасибо, что спас, – тихо сказала она, не глядя на Ивана.
– Рановато для благодарности, – хмыкнул парень. – Ещё неизвестно, как мы отсюда выберемся.
– Может, позовём на помощь других флэшеров?
– Тут Сеть не ловит, – Иван щёлкнул по браслету. – Но теперь и «ангелу» нас не засечь!
Он прошёлся с фонариком по тесному подвалу. Везде был монолитный бетон.
– Птичка меня отсюда тоже не услышит, – Иван покрутил в руках навороченный пульт управления дроном. – Разве что так?..
Он попытался раскачать ржавую трубу, торчащую из завала. Покорёженные конструкции стали проседать, но завал был слишком большой, чтобы разобрать его изнутри.
– Дурак, что ли?! – испугалась Сарвари.
Ей вдруг стало страшно, что Ивана может завалить, и она останется сама в этой тёмной дыре. Ясно было одно: они застряли здесь надолго.
Девушка села у стены и обхватила колени руками.
– А всё-таки, почему ты меня там не бросил? Ты же сам запросто мог сбежать, – спросила она после долгого молчания.
– Но ведь это я тебя пригласил. Флэшеры бегают парами, чтобы выручать друг друга. А тем более, такую девушку, как ты! – Иван подмигнул и улыбнулся.
– Вот глупый!.. – Сарвари улыбнулась и без сил опустила голову на колени.
– А почему ты так боишься попасться? – спросил Иван после долгого молчания.
Сарвари зябко поёжилась. От холода и пережитого страха её бил озноб.
– У моих родителей визы просрочены. Так что живём мы в городе не совсем легально, – сказала она, стараясь не стучать зубами. – Пока на это закрывают глаза, но если я попадусь модераторам, начнутся проверки, и всё такое... Я боюсь сделать хуже не только себе, но и своей семье...
У неё невольно выступили слёзы.
– Ну-ну! Тут и так сырости хватает! – Иван набросил на плечи девушки свою чудо-куртку и уселся рядом. – Это поможет от холода. Там встроенный обогреватель.
– А сам-то как? – девушка шмыгнула носом.
– Бодрость духа согреет! – улыбнулся Иван.
«Такой самоуверенный! И угораздило ж меня так вляпаться на пару с этим чудаком!..», – подумала Сарвари и вдруг с удивлением поняла, что Иван больше не вызывает в ней такого бешенства, как раньше. От неожиданной заботы и тепла ей стало легче.
– Конечно, попадаться модерам неприятно, уж я-то знаю... – Иван расслабленно привалился к стене. – За промахи приходится дорого платить. Но с другой стороны – я люблю риск. Мне нравится это чувство, когда опасно и тебя могут поймать. Мне хорошо от этого...
– Какой же ты все-таки чудак, Иван! – она засмеялась уже без колкости.
Он достал электро-сигарету и затянулся.
– Хочешь? Тебе сейчас тоже не помешает, – Иван протянул ей сигарету и улыбнулся. – Сарвари.
– Можешь звать меня Амина, – она взяла сигарету из его руки. – Это моё первое имя. Только для друзей...
Сарвари втянула глоток ароматного дыма из узкого мундштука и вдруг поняла, что он тёплый от губ Ивана. Страх и напряжение постепенно отпускали её. Наброшенная на плечи куртка переливалась тёплыми цветами, словно тлеющие угли костра.
Они долго сидели у холодной стены, не говоря ни слова, лишь поочередно затягиваясь. И в голову девушке вдруг пришла неожиданная мысль, что курить вдвоем одну сигарету – это что-то вроде поцелуя, только растянутого во времени и пространстве. И с чего это вдруг ей в голову лезут такие мысли в компании этого самоуверенного типа?!
– А почему тебя не брали его выстрелы? – наконец спросила она.
– Всё дело в куртке. С проводящим покрытием электрошокер не страшен.
Тут Саврари удивилась, что крутка совершенно чистая. Несмотря на падение и обвал, к ней, как и костюму «ангела», не прилипло ни пылинки. Изнури в куртке прощупывались щитки и подушечки, видимо, защита от ударов и падений. Размышляя над этим, девушка и сама не заметила, как её голова опустилась Ивану на плечо. В сыром подвале так хотелось чувствовать рядом живое тепло. И, казалось, это тепло перетекает в неё, постепенно разгораясь внутри...
– Эй, да у тебя пульс меняется, – Иван хитро уставился на оживившиеся переливы узоров на куртке.
Тут до Сарвари дошло, что предательская одёжка выдала её эмоциональные перемены. Вот чёрт! Она порывисто сняла куртку и протянула Ивану:
– Спасибо, я уже согрелась!.. А почему ангел нас не ищет?
– Наверное, когда наши сигналы пропали, он подумал, что мы сбежали куда-то. Иначе он бы уже нашел, как сюда пролезть.
– Куда сбежали? Слушай! А может, он знал что-то, чего не знаем мы?
Иван уставился не неё, потом вдруг хлопнул себя по лбу:
– Точно! Это ведь реконструкция, а значит, в здании должны менять коммуникации!
Он снова включил фонарик и прошёлся вдоль труб, идущих через подвал, а потом начал разбирать мусор в углу.
– Бинго! А ну иди сюда.
Из-под кучи мусора постепенно показался люк. Иван сдернул его и посветил вниз.
– Что это? – Сарвари уставилась в темный провал.
– Катакомбы. Очень древние, они тянутся на километры. В старые времена тут добывали камень для строительства. Ведь наш город стоит на скале. Потому-то у нас до сих пор и нет метро.
Иван нырнул в люк. Сарвари осторожно последовала за ним. Спустившись вниз, они оказались в древней штольне с каменными стенами, вдоль которых тянулись вполне современные трубы.
– Сейчас, как видишь, их тоже используют. Тянут кабели и трубопроводы к домам – так дешевле, чем копать траншеи. Идём, там должны быть другие выходы.
Они ещё долго пробирались тёмными запутанными галереями.
– Тут и попетлять не грех, – усмехнулся Иван через плечо. – Если выскочим слишком близко, нас могут модеры поджидать у выхода.
Наконец, вдалеке блеснул свет.
– Надеюсь, здесь они нас не ждут, – сказал Иван, открывая решетку с давно сбитым замком.
С каждым шагом в штольне становилось светлее. Почти выбравшись наружу, Сарвари вдруг вспомнила, произошедшее в подвале – общую сигарету, тепло и сердцебиение. Ей сразу стало горячо и стыдно: сейчас они снова окажутся в городе, при свете ярких фонарей – как теперь она взглянет ему в глаза? Сарвари пожалела, что выбросила балаклаву где-то в катакомбах.
Она остановилась у самого выхода из штольни:
– И как нам добраться до «Берлоги»? Без браслетов нас мигом сканнеры засекут!
Свои фальшивые идентификаторы они оставили под землей. Всё равно те уже в розыске.
– Секрет! – Иван достал из кармана жестяную коробочку. – Я свой браслет всегда ношу с собой. В коробке он как бы вне зоны.
– А чем это поможет мне?
– Увидишь, – Иван минут пять колдовал над браслетом, запуская какие-то программки. – А теперь фокус-покус! Смотри!
По дороге к ним приближался мотоцикл без седока.
– Как же он?.. – опешила девушка, но Иван лишь хитро ухмыльнулся.
– Здорово иметь байк с автопилотом, правда? Пара команд с терминала, и он сам ко мне едет!
Но как только они вышли на обочину, Сарвари остолбенела: с крыши соседнего дома на них смотрела уже знакомая фигура в чёрном.
– По коням! – Иван мгновенно сгрёб девушку в охапку и потащил к мотоциклу.
Лишь только они шлёпнулись в седло, как байк взревел и рванул прочь по улице.
Иван петлял тихими улочками, стараясь избегать камер и патрулей. Сарвари до этого ездила лишь на бесшумных электроскутерах и немного пугалась рёва мотора.
– Здорово рокочет, правда? – притормозив на перекрёстке, Иван похлопал по бензобаку своего железного коня. – Купил по дешёвке! Когда в Ядре пару лет назад совсем запретили бензиновый транспорт, старую технику стали недорого сбрасывать в периферийных городах вроде нашего.
Он через плечо оглянулся на Сарвари.
– Ты лучше надень гоглы и спрячь лицо за моей курткой. Так им сложнее будет тебя отсканить.
Мотоцикл снова взревел, и они вырулили на Белую улицу. Вскоре за ними всё же увязался электрокар с мигалками.
– Таки засекли где-то! Держись! – с задором крикнул Иван и прибавил газу. – На магистрали им меня ни за что не догнать! Ю-у-ху-у!..
Двигатель взревел, плюясь огнём из выхлопных труб, и они с жуткой скоростью помчались по шоссе. Мимо проносились огни заправочных станций и торговых центров. А сзади, словно почётный эскорт ехала машина модераторов.
От быстрой езды и риска Сарвари затопила волна возбуждения и благодарности. Иван уже третий раз её спасает!
«Какой же он всё-таки классный чудак!» – разрешила она себе, наконец, признаться в том, что уже давно крутилось в её голове. Вцепившись изо всех сил в куртку Ивана, Сарвари вдруг дала волю переполнявшим её чувствам и закричала навстречу ветру:
– Ива-а-ан!
– Что-о-о?
– Я тебя люблю-ю-у-у!..
– Что? Я тебя не слышу! – Иван указал на ухо, всё глушил рёв двигателя.
– Забудь! Потом расскажу! – Сарвари давно так не хохотала.
Встречный ветер свистел у неё в ушах. Куртка Ивана трепетала в потоке воздуха. Снизу вибрировало горячее бензиновое сердце мотоцикла.
«Тепло Ивана и мои чувства – это всё настоящее! Это всё происходит со мной! Сейчас!» – думала Сарвари, прижимаясь к спине Ивана. – «Но хватит ли мне сил сказать то же самое, глядя ему в глаза?..»
Она оглянулась на электрокар модераторов, что всё ещё гнался за ними.
«Если доедем до Берлоги без новых приключений, я ему признаюсь...» – загадала она желание.
Округлая машина с мигалками стала постепенно отставать в потоке авто. А когда Иван свернул в трущаки, модераторы совсем исчезли из виду.
 
Время уже давно перевалило за десять вечера. Когда Иван припарковал свой байк у «Берлоги», Сарвари чувствовала себя на седьмом небе. Она выпорхнула из седла и защебетала:
– А классный сегодня вышел флэшран, правда?
– Это точно! – Иван как всегда бы доволен собой.
– Давай и в следующий раз побежим в паре, а? – неожиданно для себя выпалила девушка и вдруг осеклась. А прилично ли так навязываться? Всё же он такой крутой, куда ей до него!
И тут же вспомнила о загаданном желании. Всё ведь получилось! Если не сейчас, то когда? Она почувствовала себя обнажённым деревцом, что после долгой зимы тянется к первому весеннему теплу и готово вот-вот распуститься.
– Ой, прости, что напрашиваюсь... Просто я...
Похоже, Иван тоже почувствовал её колебания, и что за ними стояло. Даже его куртка стала взволнованно переливаться.
– Амина?..
– Иван, я... Я тебя...
Сарвари замерла на секунду. По крутке Ивана вдруг побежали алые всплески...
– Иван!!! – в этот миг словно чёрная молния пронеслась между ними. Это Кэйт, выскочившая из «Берлоги», одним прыжком бросилась парню на шею. – Я так волновалась! Твой сигнал пропал из Сети! Где ты был?!
Даже храбрый Иван, казалось, растерялся от такой внезапной атаки:
– Да мы просто от ангела в катакомбах прятались... с ней... – он указал на обомлевшую Сарвари.
– Вечно ты лезешь в самые опасные места! – Кэйт с напускным гневом толкнула Ивана локтем, но в её голосе слышалась лишь забота и беспокойство.
У Сарвари всё обрушилось внутри. Так вот о ком Кэйт не успела ей рассказать!..
Но Кэйт лишь залилась румянцем и обняла подругу:
– Сарвари? Как хорошо, что вы выбрались! Надеюсь, он к тебе не приставал? – она лукаво покосилась на Ивана.
Его куртка снова подозрительно зарделась, а Кэйт продолжила с улыбкой:
– Ну, хоть я и пропустила всё самое интересное, но, может, мы отпразднуем вместе счастливый конец этого приключения?
Последние сомнения развеялись. Сарвари собрала последние силы, чтобы выдавить улыбку:
– Ой, было бы здорово, но я совсем забыла об одном срочном деле! Простите... – и опрометью бросилась в дверь «Берлоги».
– Что это с ней? – Кэйт лишь проводила подругу удивлённым взглядом.
 
В тренировочном зале «Берлоги» флэшеры просматривали свежие ролики. Яркие моменты флэшрана вызывали бурные крики. У каждой из команд были свои болельщики.
– Итак, на втором месте номера Три и Четыре! Поприветствуем команду Ли и Яры! – несся из колонок голос Роадкилла вперемешку с музыкой «Saigon Brothers». – И, наконец, главная интрига вечера! Победителями флэшрана становятся... Ну? Я вас не слышу!
Зал скандировал:
– Иван! Иван!
– Иван и Сарвари! – крикнул Роадкилл и толпа взорвалась овациями. – Кстати, а где наши победители?
– Иван вроде кататься поехал с Кэйт, – из зала подсказал Ли. – А Сарвари не видел...
– А пока мы ищем победителей, ещё раз глянем ролик их набега! – не растерялся Роадкилл. – Поверьте, там есть на что посмотреть! Особенно, пробежку с ангелом! Кстати, ролики уже в Сети. Похоже, флэшеры на этот раз вложили в них всю душу. Не забудьте поделиться с друзьями!..
Сарвари сидела в этот момент под самой крышей тренировочного зала, забившись в тёмный угол за краном.
«Я ведь знаю его всего день! Мне просто захотелось острых ощущений, вот я сама себе всё это и выдумала...» – она размазывала по щёкам крупные слёзы, которые теперь не от кого было скрывать. – «Я просто не могла так быстро влюбиться в незнакомого парня! Я и влюбляться толком не умею. Ну, конечно, это всё мои выдумки... Только почему же эти чёртовы слёзы всё никак не кончаются?!..»

Дежурство подходило к концу. Агент Ковальски смотрел сквозь тонированные стёкла на редеющих пешеходов и от нечего делать переключал режимы обзора: ультрафиолет, тепловизор, микроволновый радар. По ту сторону улицы на электробусной остановке вдруг возник парень в очках и модной куртке.
– Опаздываешь к куратору, – сказал Ковальски в микрофон, не выходя из машины.
– Я с девушкой был... – парень говорил как бы сам с собой, но его было прекрасно слышно.
– Смотри мне. Ты же не забыл, что по нашему соглашению, тебе скостили гораздо больше, чем полгода.
Парень на остановке выглядел удручённо.
– В общем, мне понравился твой отчёт. Вся эта ваша беготня с цветными кляксами – это мелочи. А вот выход на чёрный рынок вирусов и фальшивых айди – дело серьёзное. Думаю, ты заслужил бонус сверх обычного. Особенно, учитывая твою сегодняшнюю потерю.
Агент щёлкнул по браслету, и писк подтвердил, что деньги дошли адресату.
 
SS.NET//2063.09.23//23:46:15
KOWALSKY> Встреча с информатором прошла успешно. Как говорится, на хитрого зверя – простая ловушка! Есть кое-что интересное о пропащих душах и полиморфах.
MATILDA> Отлично! А то они расползаются, как тараканы. Нет уже сил бороться!
KOWALSKY> Сейчас сброшу тебе для анализа.
MATILDA> Ян, а тебе не кажется, что деликвенты ведут себя как дети? Отрицают авторитеты, ломают все подряд, испытывают границы дозволенного. Выдумывают себе клички, даже целые leet-языки. Хотя по возрасту им давно пора бы повзрослеть!
KOWALSKY> Мне они, скорее, напоминают первобытных людей.
MATILDA> Это точно! Набеги дикарей.
KOWALSKY> Матильда, я тут знаешь о чем вспомнил? У нас в академии преподавал криминалистику один профессор-антрополог. Забавный такой старик немного с вывихом. И была у него теория, что люди произошли от неповзрослевших обезьян. Понимаешь?
MATILDA> Нет.
KOWALSKY> Ну, смотри: те обезьяны, что взрослели нормально, вели себя как и положено, а потому так и остались обезьянами. А те, кто не хотел взрослеть, чудили, нарушали правила, установленные старшими. Но в итоге из них выросло что-то совершенно новое.
MATILDA> Ты хочешь сказать, из этих деликвентов может выйти что-то путное? По-моему, твой профессор сбрендил!
KOWALSKY> Я уже и сам не знаю. Порой мне кажется, что мы все сбрендили, но каждый по-своему. А нормальным выйдет тот, чье безумие в итоге победит...
MATILDA> Ну, посуди трезво, Ян! Если победят эти, нас ждет полный хаос и нестабильность! Это будет каменный век, только с компьютерами и глобальной сетью!
KOWALSKY> Мда, и настанет цифровая 3П0ХА HE0JluTA. Или нео-leet-а? Где мы с тобой окажемся в роли отсталых мартышек. Хотя, может, все новое именно так и начинается?


Авторский комментарий: "Революция - это гармония формы и цвета. Всё движется и остаётся на месте, повинуясь одному закону: имя ему - жизнь" (Фрида Кало)
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования