Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Traum - Сон

Traum - Сон

 
Сон
 
… Иван проснулся.
Полежал немного и осторожно, дабы не разбудить супруга номер два, соскользнул с кровати. Отношения с Максом переживали не лучшие времена. Честно говоря, виноват был Иван, партнёр ему просто опротивел.
Иван умылся и тихонько пробрался на кухню. Жертвуя завтраком, хлебнул кофе и рванул из квартиры. Утреннего скандала удалось избежать.
Иван отправился к лифту. На работу стоило попасть пораньше. Сегодня его официально назначат начальником отдела. Событие долгожданное, и положа руку на сердце, обязан он повышением Максу. Руководство не осмелилось конфликтовать со столь известным активистом Движения равенства.
Вдруг раздались звонкие девичьи голоса.
"Соседки", - догадался Иван. По телу пробежала лёгкая дрожь.
Спустя минуту, на площадке показались Ирина и Настя. Они недавно поженились и вселились в квартиру рядом.
- Здравствуй, - произнесла Настя, нажимая кнопку вызова женского лифта.
- Привет, - произнёс Иван, стараясь не слишком явно таращиться на Ирину.
Последняя как назло встала близко, и Иван задохнулся исходившим от волос девушки ароматом. Выручила Настя, болтавшая без умолку:
- А мы решили завести ребёнка!
Очевидно, ей не терпелось поделиться новостью.
- Как же, - удивился Иван, - ведь вы обе учитесь. Студентам прерывать учёбу не рекомендуется.
- Мы не рожать, - захихикала Настя.
- Усыновляем, - произнесла первое слово Ирина.
- Сирота из Африки, - уточнила Настя. – Дико зачатый. Там подобные до сих пор сохранились.
- Верно, - вздохнула Ирина и "случайно" задела плечом Ивана. От прикосновения кровь закипела и прихлынула к лицу. Иван побагровел. Выручил лифт. Женский. Ибо мужской где-то безнадёжно застрял. Нарочно или нет, протискиваясь в кабину, Ирина коснулась Ивана грудью. Как закрывалась дверь, Иван уже не видел. В голове стучал набатный колокол. Он каждой клеточкой чувствовал мягкое женское тело, дёрнулся от непреодолимого желания и …
… Иван проснулся.
Рука утопала в мягкой груди жены. Иван носом уткнулся в затылок свернувшейся калачиком Ирины. Преодолев желание, аккуратно выбрался из-под одеяла. Будить супругу было жаль. Накануне она крутилась на кухне допоздна. Отмечали день рождение дочери, которая зарылась в подушку и мирно сопела, в чём Иван убедился, проскальзывая на кухню. На работу стоило попасть пораньше. Сегодня его могут назначить начальником отдела. Событие долгожданное, и положа руку на сердце, давно заслуженное.
Наливая кофе, Иван обнаружил на столе чётки.
"Магомед забыл", - понял он.
Магомед – друг детства, а с недавних пор и сосед, приходил на день рождения дочери. С Магомедом Иван познакомился в первом классе школы и с тех пор поддерживал добрые отношения. Правда вчера произошла ссора. Выпив, пошли покурить и заговорили о религии. Неожиданно Магомед принялся яростно толковать суры Корана. Далёкий от вопросов веры Иван иногда заглядывал в церковь, просто составляя компанию жене. Однако раздраженный напором собеседника Иван упёрся, и принялся отстаивать христьянские ценности. Слово за слово, до драки дел не дошло, но мужчины вернулись за стол хмурые. Только благодаря жёнам и детям праздник не оказался испорчен.
Иван грустно вздохнул. Бросаться фразами: "Понаехали с гор и права качаете", безусловно, не стоило. Магомед и гор-то толком не видел. Он родился здесь. Его родители очень порядочные люди всю жизнь проработали на одном предприятии с отцом Ивана.
Огорчённо почесав за ухом, Иван сунул чётки в карман:
"Отдам, когда увижу".
Тихонько закрыв дверь, Иван отправился к лифту.
Спустя минуту, на площадке показался Макс – районный активист Движения равенства. Недавно он вселился в квартиру этажом выше.
- Доброе утро, - промурлыкал Макс.
- Привет, - буркнул Иван. По телу пробежала неприятная дрожь. Он сторонился Макса как мог. Сосед наоборот искал встреч.
- Ты придёшь на демонстрацию? – поинтересовался он.
- Когда? – замялся Иван, хотя был прекрасно осведомлён.
- В субботу, - Макс ткнул пальцем в занимавшее полстены объявление, - ты же не хочешь прослыть цепляющимся за устаревшие ценности маргиналом?
- Ммм …, - замялся Иван.
- Смотри. Мы своих поддерживаем. Ну а чужих …, - Макс выразительно замолчал. – Впрочем, скоро сам убедишься.
Убедиться пришлось быстро. На работе огорошили известием. Начальником стала Настя. Совсем молодая девчонка, трудившаяся без году неделю. Зато активист Движения и очень, очень близкий друг директрисы. Еле-еле домучившись до вечера, Иван дома выпил залпом стакан водки и, не сказав ни слова, догадавшейся обо всём жене, бухнулся на диван, мгновенно погрузившись в беспокойный сон. Ворочаясь с боку на бок, он больше и больше страдал от сухости во рту. Наконец, жажда победила, и …
… Иван проснулся.
Носом он упирался в стенку дивана. Голова гудела. Во рту царил ад. Осторожно выдернув руку из-под собственного туловища, Иван глянул на часы – половина пятого утра.
"Да, славно вчера погуляли", - Иван с трудом вспомнил основные события вечеринки, которую закатил на работе в связи с повышением.
Двигаясь на кухню, Иван запутался в полуспущенных брюках и едва не свалился. По пути он плотно прикрыл дверь в спальню, что бы ни в коем случае не потревожить Макса.
"Кажется, пронесло. Не разбудил", - подумал Иван.
Он одолел бутылку минеральной воды и отправился под душ. Постепенно полегчало. Приведя себя в порядок, Иван выскользнул из квартиры. Многоэтажный дом хранил сонную тишину. Вдруг хлопнула дверь и на слабоосвещенной лестничной площадке показалась Ирина. Иван повернулся к девушке. Их взгляды встретились. Ни говоря не слова, Иван притянул соседку к себе и, обняв, впился поцелуем в ответившие с готовностью губы. Потеряв голову, он прошёлся левой рукой по женской талии. Правая закрепилась пониже спины. В преступной позе их и застал ярко вспыхнувший свет и возмущённые крики невесть откуда взявшихся Макса и Насти. Последующие события протекали как в тумане. Скорая помощь равенства повязала обоих и под бдительным надзором представителя Движения доставила в госпиталь. Когда каталку заталкивали в процедурную, навстречу попалось кресло-коляска с Ириной. Взгляд девушки стал безучастно-равнодушным.
- Мы закончили, - услышал Иван обращенные к Максу слова Насти. – Теперь вы.
- Дикость нужно выжигать калёным железом, - откликнулся Макс, покосившись на неверного супруга.
Последнее, что запомнил Иван, это лицо анестезиолога. Через два часа …
… Иван проснулся.
- Ира! – позвал он.
Жена не откликнулась. На кухонном столе лежала записка:
"Завтрак в холодильнике. Я пошла смотреть митинг".
"Отправилась всё-таки", - подумал Иван.
Ирина постоянно уговаривала мужа посетить митинг Движения.
- Не будем выделяться. Они злопамятные. Начнут потом палки в колёса ставить. Что тебе трудно прогуляться? – настаивала она.
Однако Иван упорно не соглашался. Дело тут не в сложности, а в принципе. И сегодня он понял это окончательно.
Не спеша, одолев яичницу с колбасой, Иван отправился в кладовку. Открыл дверь сейфа, достал маскировочной раскраски чехол. Тяжесть приятно оттягивала руки и вселяла уверенность в собственной правоте.
Не вызывая лифт, Иван стал подниматься на верхний этаж. Почти достигнув цели, на последнем лестничном пролёте едва не столкнулся с Магомедом.
- Привет, - выдавил приятель, что-то усиленно пряча за спиной, – ты куда?
- Воздухом подышать, - буркнул Иван, – а то мои на митинг отправились.
- Мои тоже, - ответил Магомед, - но Иван не расслышал, прошмыгнув мимо друга.
Лестница уперлась в перекрытие. Иван аккуратно открыл люк и оказался на крыше. Переместившись к самому краю, он улёгся за невысоким выступом, расстегнул молнию чехла. Извлечённый "Тигр-05", почти точная копия родной снайперской винтовки Драгунова, ладно лёг в руки. Иван вставил магазин, передёрнул затвор и прижался к оптическому прицелу. Площадь – место сбора митингующих, оказалась как на ладони. Иван осмотрел украшенную лозунгами и транспарантами толпу. Организаторы выстраивали людей в колонну, планируя двинуться по центральному проспекту города. Иван принялся выискивать знакомую фигуру, как внезапно на крыше слева от стрелка раздался характерный металлический звук передёргивания затвора. Иван резко повернулся и увидел устраивающегося неподалёку Магомеда. В руках друга залёгшего как Иван на краю был АКМ. Взгляды двух мужчин встретились. Магомед поднял вверх сжатый кулак. Чуть помедлив, Иван достал из кармана чётки и перебросил товарищу. Магомед кивнул и прильнул к автомату. Иван вновь обозрел сборище:
"Вот и Макс с шестицветным флагом Движения в руках! Возглавляет шествие".
Аккуратно зафиксировав цель, Иван плавно, как учили в армии, нажал спусковой крючок. Винтовка послушно откликнулась. Пуля, получив свободу, радостно понеслась к цели. Иван почувствовал облегчение, словно гора свалилась с плеч. Терпению пришёл
 
                                                                                        Конец.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования