Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Reddon - Tap the blocks

Reddon - Tap the blocks

 
Самая тяжелая работа — это безделье. Максим маялся им минут двадцать, но казалось, что прошло уже часа два. Время превратилось в липкий сироп, из которого очень непросто выбраться. Было так скучно, что он, кажется, даже задремал. Телевизор не спасал: на всех каналах шли либо осточертевшие шоу, либо новости, состоящие в основном из несчастий. Читать – не хотелось, да и Макс делал это только при особенном настроении и только определенную литературу. Можно было бы заняться спортом, поприседать или сделать несколько отжиманий. Парадокс заключался в том, что ничего не делать -трудно, но и делать ничего не хочется. Максим осмотрел, не вставая с дивана, котором развалился. На другом его конце лежал, словно алюминиевая заплатка на обивке, планшет. Лень настолько сковала тело, что парень потянулся за ним, не вставая, и практически лег на диван, но привстать и не подумал.
"Тэк-с, что тут у нас" - мысленно бормотал Максим рисуя узоры пальцем по стеклу экрану. - "Ютуб. Ничего нового. Журналы – прочитаны. Игры?"
Взгляд из-под полуприкрытых век лениво осмотрел экран. В головоломку играть не хотелось, не то настроение. Проходить квест – тоже. Вникать в историю, думать, напрягаться короче. Господи, даже листать разноцветные значки и то становилось в тягость. В мозгу уже прозвучал сигнал положить планшет обратно на диван, но пока он долетел до рук ситуация изменилась. Макс даже немного сосредоточился. На экране он заметил одну иконку, которая показалась незнакомой. С нее взирало лицо. Или точнее сказать маска. В общем, это был каменный блок, с высеченной на нем маской, то ли ацтеков, то ли майя, Макс не сильно разбирался в тонкостях индейской культуры.
"Tap the blocks" - прочитал он название. – "Не слишком оригинально. Или наоборот – прямолинейное название тоже своего рода оригинальность. Но когда я ее качал?" Палец ткнул в иконку. Экран потемнел. Никаких логотипов или загрузок. Макс уже подумал, что игра не запускается, как вдруг чернота сменилась яркой картинкой. Две большие каменные стены по бокам, какой-то абстрактный природный фон сзади, джунгли что ли. На левой стене были деревянные мостки, над которыми свисал канат. Под этим самым канатом материализовалась темнокожая фигурка в огромной индейской маске. Недолго думая, Максим ткнул в кнопку Play по центру экрана. Из-за границ экрана выехали еще деревянные мостки, которые закрывали почти все расстояние от стены до стены, оставляя небольшую прогалину. Тут же фигурка в маске с коротким утробным криком подпрыгнула, дернув за канат. В следующую секунду из-за левой стены на мостки выехали квадратные каменные блоки. Они были уложены друг на друга, высокими столбами. Блоки были нескольких цветов и на них были нанесены несколько разновидностей индейских масок. Того же стиля, что и главная иконка игры.
"Ну понятно" - снисходительно подумал Макс, - "Надо выбирать одинаковые цвета". Так и было. Каждое касание на группу блоков одинакового цвета стирало жуткие скалящиеся маски с экрана. Фигурка слева продолжала кричать и подпрыгивать, выдвигая все новые и новые ряды блоков. Макс догадался, что это, наверное, шаман, призывает каменные глыбы атаковать мозг игрока. Играл он расслабленно, без какого-либо старания, пропуская некоторые удачные комбинации. Нагромождение блоков тем временем уже приблизилось к концу мостков. Еще один рывок каната и последующие блоки столкнули край этого штабеля прямо в пропасть. Раздался низкий, даже как-то осуждающий звук. Скорбный. Краем глаза Максим заметил, что в верхнем углу экрана на скале было нарисовано сердце, с цифрами внутри себя. Игровые "жизни", ничего особенного. Уменьшились на количество блоков, ну ладно. Максу было все равно. Даже хотелось, чтобы быстрее все закончилось. Еще секунд двадцать тридцать беспорядочного тыканья в экран и жизней не осталось. На экран выскочила надпись: "Вы проиграли, но всегда можете сыграть еще. Хотите?".
"Конечно же нет" - мысленно ответил игрок, нажимая на отрицательный ответ. Выскочила еще одна надпись: "Не чувствуете в себе сил?". На несколько секунд Максом овладело изумление. Мало того, что вопрос был с подвохом, ведь что ответить "Да, не чувствую" или "Нет, не чувствую" (ох уж этот великий и могучий), так еще и такой наглый тон. Чертова железяка, вконец там эти разработчики видно обалдели. Не отвечая на обидный вызов, он просто нажал кнопку блокировки планшета и со вздохом откинул его на диван.
Спалось не очень хорошо. Утром, как обычно, толком ничего не вспоминалось. Что-то мелькало, падало и в голове звучал какой-то ритм, казавшийся очень знакомым. Известно, что после хорошего труда хорошо спится, в отличии от безделья, поэтому Макс обвинил плохой день в том, что тот не обеспечил спокойной ночи. Новые сутки тоже не сулили каких-то забав. Его девушка должна была вернуться только через несколько дней, у самого Максима был пока кратковременный отпуск, на недельку. Все только думают, что работа психотерапевта очень простая. Болтай себе с людьми и зашибай деньгу. Чем же заняться? Мало того, что идей не было, так и думалось даже как-то неохотно. Как там вчерашняя игра писала? Не чувствуете в себе сил. Под кофе хорошо шел телевизор. Хотя что телевизор - там как обычно все или слишком хорошо либо слишком плохо. Не съездить ли в торговый центр, развеяться, думал Максим, хоть куда-нибудь. Слова с делом не разошлись, он быстро оделся и вышел. У подъезда толклись две женщины. Макс собирался просто кивнуть и двигаться себе дальше, по еще не определенному маршруту, но обратил внимание, что одна из них в черном платке, всхлипывает. Вторая охала же, сжимая себе щеки. Максим вежливо и скромно поздоровался, и не решился бы расспрашивать у женщины о причинах горя, но ее собеседница сама выложила все в деталях. Вчера, возвращаясь с рыбалки, погиб муж соседки. Вылетел с обрыва и разбился в лепешку, смешавшись с металлом автомобиля. "Словно блок в пропасть" - откуда шепнула Максиму мысль. Подозревали сердечный приступ или давление, т.к. за пьянством этот человек замечен не был. Вежливо пообщавшись и выразив соболезнования Макс отправился дальше по своим делам, однако день не задался. Парень винил свою сентиментальность и не раз ругал себя за глупое параллель между вчерашней игрой и трагическим событием. Глупую ли? Разве существует какая-то скрипка судьбы, играющая музыку жизни человека? Конечно нет. Человеческий мозг любит искать что-то знакомое в незнакомом: лица на поверхностях планет, Иисуса в кофе, за облака и говорить нечего. Вот и сейчас в голове застряло нелепое совпадение и Максу хотелось побыстрей от него избавиться. Еще не дожевав классический холостяцкий бутерброд, Максим одной рукой взял планшет. Индейский горловой крик, стена из блоков. Что ж, злой шаман, хочешь запугать? Да пожалуйста. Груда блоков полетела в пропасть, глядя на прощание прямо на Макса. Мало? Сейчас уроним еще. Закончились жизни. Что ж, железяка или программа (к кому из них обращаться?) Сегодня я чувствую в себе силы поскидывать побольше этих каменных рож в пропасть. Макс нарочито медленно тыкал в экран и затем притворно цокал языком, ай-яй-яй - не успел. В конце концов и это надоело. Пора спать.
 
Следующий день казался более интересным, ведь Макс наказал злого Шамана в игре. Пускай пособирает камни с дна пропасти. Да, он сам себе придумал эту победу, но она ободряла. В легкой эйфории Максим проводил кофейный ритуал, когда пришедшее смс повергло его в ступор. На какой-то момент даже в ужас. Его хороший друг попал в больницу. Жена писала, что дело более чем серьезное, в прямом смысле слова вопрос жизни и смерти. На какую-то долю секунды Макс подумал о вчерашней игре, но тут же забыл, собираясь в больницу. Словно под настроение погода тоже хмурилась, сгоняя невидимой рукой тучи.
 
Примерно такой же мрачной тучей Максим вернулся домой. С другом все плохо, что-то с сосудами и от недостатка кислорода впал в кому. Прогнозы неутешительные. На обратном пути, уже во дворе, пришлось стоять в пробке - какой-то ребенок свалился в канализационный люк. Спасатели, родители, зеваки – подлили еще темного красителя в настроение.
Для начала покончу с этой игрой, решил Макс. Индейская маска с иконки игры неотрывно смотрела на него. "Словно Джоконда какая-то" - подумалось Максиму, но он туже разозлился на самого себя и без промедления удалил игру.
 
Ночью снова в сон врывался низкий голос шамана, калейдоскопом проносились события, человеческие лица превращались в жуткие индейские маски. Он даже не сразу понял, что звук уведомления пришел не во сне, а наяву. Не поднимая до конца веки, Макс поднес планшет к самом лицу, морщась от яркого света экрана. "Не чувствуете в себе сил?" гласило уведомление от удаленной игры Tap the blocks. Иконка игры была на своем месте. Мысленно ругнувшись, Макс снова удалил ее, бросил планшет рядом на кровать и отвернулся. Усталость приятно сковывала тело, разливая по нему тепло и Максим уже падал в объятья сна. Из-за спины звонко позвал звук уведомления.
 
Удалить эту треклятую игру невозможно. Пробовал и перезагрузки, и сброс планшета к заводским настройкам. Не чувствуете в себе сил? Максим потер воспаленные глаза, обдумывая ситуацию. Можно, конечно, просто не обращать внимания, ну установилась игра и ладно, пусть шлет свои уведомления – жить можно. Планшет в конце концов можно выбросить, продать, подарить. Но вот если заглянуть в зеркало души, увидеть там истинного себя и просить - ты хочешь отдать такую вещь? Такое средство? Максим не мог утвердительно ответить и думал, что мало кто бы смог. Власть, в какой бы форме она ни была, манит. Он снова взял планшет. Поставил его перед собой. Иконка с хитрой улыбкой взирала на Макса. Она такая и была ухмыляющаяся или другая? Он уже не помнил. Ведь на этих блоках есть несколько масок, несколько выражений: есть что-то злобное, есть доброта и приветливость, есть нейтральность. Имеет ли это какое-то значение в этой игре? Макс думал не компьютерной игре, а о той самой, которую он сам для себя вчера начал. Что ж, есть еще одна мысль, донельзя логичная: если проигрыш приводит к несчастьям, то что выигрыш - плеснет добра на наши головы? Шаман нетерпеливо покачивал головой, томясь в ожидании прыжка к канату.
 
Прохладный воздух из окна приятно освежал лицо. Макс не помнил сколько он играл, принимал ли он пищу или хотя бы пил воду. Цель захватила его. Неистовый бой с блоками окончился победой. По крайней мере пока. Когда Максим стал крушить ряды одинаковых блоков быстрее, чем Шаман успевал их вызывать, то я появились и награды. Золотой блок, который можно обменять на жизнь, а затем целый бонусный раунд. Прелесть этого бонуса заключалась в невозможности проиграть: блоки просто падали сверху, оставалось лишь выбивать нужные комбинации. Макс взял телефон, набрал номер, переговорил с абонентом, оперевшись локтями на подоконник, нажал кнопку отбоя на экране. Все по плану - друг очнулся из комы. Золотой блок? На местном форуме нашлась информация о взрыве на кислородном складе одного из заводов. Невероятным чудом никто не пострадал: руководство устроило срочное собрание и все рабочие были в другом здании. Отлично, значит механизм понятен. Макс увидел свое почти растворившееся отражение в стекле окна. Оно глуповато, но все же немножко хищно улыбалось.
 
- Макс! Макс! - да очнись же ты! - кто-то тряс его за плечо. Максим оглянулся. Позади с тревогой во взгляде стояла его девушка. Когда они встретились взглядом, ее лицо стало меняться на озабоченное.
- Ира? – голосом, не выражающим эмоций, спросил Макс. - Ты разве не послезавтра возвращаешься?
- Что? - она нахмурилась. - Макс, ты чего? Я вернулась три дня назад. По телефону ты сказал, что очень занят. Я ждала день, второй, третий. Ты же знаешь, что неизвестность пугает гораздо сильнее любого факта. Прихожу к тебе не открываешь. Пришлось искать ключи. А ты тут сидишь и играешь?
- Ир, ты должна понять, - Максим встал. - Мне нужно обязательно хоть немного заниматься блоками. Это очень важно. Для нас с тобой, думаю, тоже.
 
Девушка хотела что-то сказать, но смотря на Макса начала пятиться назад.
- Что с тобой? - прошептала она, внимательно разглядывая его.
- Ты не брился, не менял одежду. Как будто ты...заболел.
 
- Нет - Макс шагнул к ней, но Ира отошла еще дальше к самой двери. - Я прекрасно себя чувствую. Садись рядом, я скоро...
 
Дверь хлопнула, заглушив быстрое цоканье туфель по ступенькам. Максим развернулся и снова сел. Мыслей об Ире не возникало. Она была не в том масштабе, на который сейчас был настроен Макс.
- Я продолжаю - сказал он шаману.
 
- Максим Викторович! Максим Викторович! - приглушенно доносилось из-за двери. Последовали глухие удары, трель звонка, снова удары. - Максим Викторович, я никак не могу вас поймать, а тут газовщики требуют проверки. Грозятся дверь выломать! Вы бы зашли к ним, согласовали бы приход.
Постучав еще с минуту объект шума исчез.
"Ох уж эти внешние раздражители" - укоризненно вздыхал про себя Максим - "Обычно тебя не замечают, но стоит ненадолго пропасть из их поля зрения - и они тут как тут". В память запали слова "Выломают дверь". Это сейчас ни к чему. Совсем скоро Шаман пришлет еще блоков и много. А значит, малейшее невнимание приведет к серьезным последствиям. С блоками он немного познакомился и даже удивлялся, как он не понимал сути раньше. Комбинации выбираются по цвету, но лица на блоках ведь разные. Конечно же, ведь жизнь человека или его судьба (это не одно ли и то же?) состоит из разных частей. Веселых, трагичных, успешных и провальных. У кого-то больше одного, а у кого-то иного. Всех комбинаций не выбьешь, когда-то блоки падают, а бывает, что и комбинации ну никак не складываются. С Шаманом так вообще стали хорошими коллегами. Он звал, когда было нужно и Макс приходил. А тут эти...водопроводчики? Надо уходить. Куда-то в спокойное место, отсидеться немного в тишине. В одежде можно и этой пойти, какая разница. Взять с собой еды на пару дней. А разве ему хочется есть? Когда он вообще в последний раз ел? Макс не смог вспомнить. Ну и не надо значит. Зарядка для планшета? А разве его нужно заряжать? Память и тут не смогла помочь. Макс вышел на улицу, жмурясь. Что-то хрустело под ногами. Снег? Ну ладно снег. Наверное, сейчас зима. Прохожие кидают косые взгляды. Неужели человек с планшетом так необычен? Ваши ведь судьбы иду вершить, так что не коситесь.
 
 
Снаружи выл ветер. Максим размял запястье, сильно укрепившееся за последнее время, встал и вышел на улицу. Хотя сколько это "последнее время"? Он оглянулся. Со старых цементных стен на него смотрели его хорошие знакомые: добрый блок - он назвал его Том-Том. Злой - Там-Там и их товарищи со своими именами. Нарисованы они были то ли краской то ли сажей, но выглядели прекрасно. Маняще. Хотелось разглядывать это замечательную простоту. Макс не помнил, как их нарисовал. А может быть они уже здесь были? Он перестал думать о мелочах, словно возвысился над материальным миром. Как божество, индейское или еще какое.
Кто вообще знает, чем занимается Бог, верша судьбы людей? А может, такой Вершитель Судеб - это отдельная должность? И он тоже, вот так вот сидит, а на него постоянно двигается куча блоков. И каждый этот камешек - это какой-то эпизод жизни человека или его поступок. Нет времени разглядывать каждый булыжник, каждую маску, будь она хорошей или жуткой. Будешь возиться с кем-то одним – остальные упадут в пропасть. Нет уже для тебя любимых и близких, как и нет каких-то личных врагов – все зло едино. Бросить все к черту? И наблюдать, как можно чем-то помочь, но не сделать этого? Может в этом и есть адова служба, но он, Максим, не сможет ее выдержать. Зло может существовать само по себе, а вот добро нужно строить, нужно прикладывать усилия. Очень много усилий. Словно молитва, когда священник или поп (или это одно и то же?) изо дня в день бубнит одни и те же фразы. Или шаман у индейцев. Макса все еще волновали некоторые вопросы. Кто, например, составляет блоки, которые выезжают из-за стены? Какое-то совсем верховное или даже высшее божество? Или судьба случайна и все просто сыпется куда-то в кладовую к Шаману? Неважно. И еще один вопрос, куда более волнующий – один ли такой Максим во всем мире? Ведь кто-то же получается и раньше следил за балансом в мире, не давая судьбам свалиться в пропасть. Почему бы не попытаться их найти? Они наверняка также одиноки, их так же отвлекают от главного занятия, от их вечной борьбы. Можно было бы собраться вместе, объединить усилия. Да хоть прям здесь! Чем не место для совместной работы? Чем не храм? Или монастырь. Что из них священнее - неизвестно. Нужно подумать над этим вопросом… Макс развернулся и исчез в здании. Его позвали. Звук уведомления.
 
Долго завывая ветер смог-таки призвать снег. Красиво кружась снежинки украшали собой все, что попадалось на их пути. Например, старое кирпичное здание заброшенной шахты. Бывшее управление, офис, так сказать. Вокруг уже пробили землю деревья, выстроившись, словно природные охранники. Снежинки с разгона врезались в грязные стекла окон, сползали по ним, словно хотели удержаться, но не могли. Не чувствовали в себе сил. Они были единственные, кто видел старика с седой бородой, замотанного в какие-то лохмотья. Он сидел, согнувшись за старым столом, и лицо его освещал какой-то свет, идущий словно от столешницы. И лицо его было сосредоточенным, словно он решал очень и очень важную задачу.

*Tap the blocks - Выбирай блоки
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования