Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

граф Оливер Ман - Крысобой

граф Оливер Ман - Крысобой

 
 
1
Я убил своего лучшего друга, выстрелил ему в голову, когда он сидел за столом у меня дома. Все было несколько иначе, но я не буду отрицать эту версию, потому что правда слишком нереальна. Сейчас они ищут мотив. Пускай ищут, я соглашусь со всем, что они скажут.
 
 
С Петром у нас никогда не было причин ненавидеть друг друга. Дружили мы еще со школьной скамьи, потом была совместная учеба в университете. Служба в армии ненадолго развела наши жизненные пути, после мы организовали совместный бизнес и почти восемь лет работали не покладая рук. Из-за постоянной занятости мы не обзавелись семьями и к тридцати годам, я считал Петра самым близким мне человеком. Впоследствии мы разделили бизнес, но и после этого постоянно поддерживали контакт. У нас даже сложилась традиция – отмечать Новый год вместе, в компании клиентов и падких на деньги девушек. Правда, в этом году традиция оказалась нарушена – я был занят по горло и на новогодние праздники покинул город.
 
 
Петр был натурой двойственной - тихий, во многом застенчивый человек, но в критических ситуациях он превращался в настоящую машину действия. Впервые это проявилось в старших классах, когда мы зашли не в самый благополучный район города. Нас окружила местная гопота, которая решила морально поиздеваться над нами, прежде чем избить и ограбить. За несколько секунд Петр превратил в фарш лицо одного из них, нас тогда тоже избили, но с тех пор мы ходили по этому району свободно.
 
 
Петр исчез ранней весной, когда холода еще цепко держали землю в своих объятиях. Мы иногда покидали город - поохотиться. В этот раз мы забрались к самому Дивьему холму, овеянному туманом зловещих легенд. Я бывал здесь раньше, охота была неудачной, но почему-то мне хотелось показать это место другу. Через некоторое время я почувствовал смутное беспокойство и позвал Петра, но звук моего голоса повис в морозном воздухе, не найдя отклика. Сжимая в руках ружье, я двинулся на поиски друга. Цепочка следов вела от машины в сторону холма и прерывалась возле ивняка, голыми прутьями торчащего из-под снега. Впечатление было такое, что Петр просто растворился в воздухе. Ни мои сумбурные поиски, ни последующие действия МЧС результатов не дали.
 
 
В начале лета возле моего дома на окраине города, появился бродяга. Он настойчиво пытался проникнуть за ограду. Решив прогнать его, я приблизился и с удивлением узнал в бродяге Петра. Вид его был плачевен: исхудавший, со следами побоев, он бесконечно что-то бормотал. Где он пропадал, и что с ним происходило Петр не смог объяснить ни полиции, ни мне. В больнице мой друг быстро пошел на поправку и вскоре выписался. В квартире Петра, за время его отсутствия, завелись крысы, и я предложил ему пожить у меня.
 
 
2
 
В первую же ночь Петр удивил и напугал меня. Я смотрел новости, в которых обсуждали страшное преступление, произошедшее в нашем городе. Погиб молодой мужчина, убийца свернул ему шею голыми руками. Труп несчастного был частично обглодан, следы зубов на его теле принадлежали человеку. Дикий крик из комнаты моего друга чуть не заставил мое сердце разорваться. Схватив первый же увесистый предмет, попавшийся под руку, я бросился туда.
 
Влетев в комнату я, первым делом, включил свет. Петр, сжавшись, сидел на кровати, его лицо искажала ужасная гримаса, по дикому, затравленному взгляду я понял, что мой друг не понимает где находится. Успокоившись, Петр рассказал мне, что ему приснился кошмар. Деталей вспомнить он не мог, помнил лишь то, что находится в каменном мешке и ищет из него выход. Ему предстоит сделать нечто ужасное, он не хочет этого делать, но выхода нет и нет выбора. Последнее, что он помнил из своего кошмара – звонкий девичий смех, раздающийся из-за стены.
 
 
Ночью я долго ворочался, и лишь под утро забылся тревожным сном: мне снился маньяк – темная пугающая фигура, гналась за мной в сумерках. Я бежал от него по пустым улицам, пока передо мной не оказалась кирпичная преграда. Повернувшись, я увидел, что нас с моим преследователем окружают глухие стены. Темная фигура медленно приближалась ко мне, а я ничего не мог сделать. Подойдя вплотную, маньяк засмеялся женским смехом.
 
 
Я проснулся в поту. Было около полудня. На телефоне мигала смс-ка от Петра: "Не беспокойся, я у себя дома". Я решил заняться своими делами, провозившись до шести вечера, меня все же охватила смутная тревога за друга: он еще не достаточно окреп, да и ночной кошмар, говорил, что его мозг все еще страдает.
 
 
Запрыгнув в машину, я вскоре оказался в одном из спальных районов города, где проживал Петр. Рядом, находилась и моя квартира, в которой я не жил уже более полугода. Он действительно был дома. Пол и мебель покрывал толстый слой пыли, в воздухе стоял невыносимый крысиный запах. Петр сидел на диване, посреди комнаты возвышалась закрытая металлическая бочка. Внутри бешено билось о стены что-то живое.
 
- Крысы, - ответил Петр на мой немой вопрос. – Где-то читал, что так делают крысиных волков – крысобоев. Одна крыса сожрет остальных и у нее, что-то в голове перемыкает. После этого она может питаться только другими крысами.
 
 
Предложения использовать яд, ловушки или ультразвук он отверг, опасаясь, что сдохшие крысы пропитают квартиру трупным запахом. Со мной он не поехал, сказав, что хочет побыть здесь. Когда я уходил он задумчиво глядел, на сотрясающуюся от ударов бочку.
 
3
 
Утром интернет-сайты и телеканалы взорвались новостью: каннибал вновь дал о себе знать. На этот раз жертвой стала девушка. Ходили слухи, что чудовище просто вырвало внутренности несчастной, и когда маньяк принялся за свое страшное дело, она еще была жива.
 
 
Страшные подозрения закрались ко мне в душу. Петр пришел к вечеру, не выспавшийся, с серым лицом. Я устроил ему настоящий допрос, где он был и чем занимался ночью. Отвечал он не охотно, затем, догадавшись о моих подозрениях, обвинил меня в идиотизме. Тем не менее, когда он хотел покинуть мой дом, я настоял, чтобы он остался.
 
В ту же ночь я пожалел о своих расспросах. За полночь меня разбудил звук шагов, через некоторое время шаги затихли и я услышал звук текущей воды. Осторожно я вылез из-под одеяла и прокрался к ванной комнате. Петр сидел на краю ванны, и остервенело мыл руки, он намыливал их, яростно тер, смывал и намыливал вновь. Наверное, он просидел бы так до утра, если бы я не прервал его бессмысленного занятия. Мой друг обратил на меня абсолютно безумный взгляд и медленно протянул ко мне руки.
 
- Кровь, - прошептал он. – Они все в крови, я не могу отмыть их.
 
Руки были совершенно чистыми.
 
Я успокоил друга и рассудок вскоре вернулся к нему. До утра мы молча просидели в гостиной. Утром Петр ушел спать, я же не находил себе места. Тысячи мыслей роились у меня в голове. Обратиться за психиатрической помощью, но, что если он повинен в убийствах? А если убийства не прекратятся, что делать тогда? Что произошло с моим другом за три месяца, кто морил его голодом и избивал его?
 
Ближе к вечеру я уснул. Мне снились крысы, и я был одной из них. Крысы были огромными, с человеческими лицами. Все мы метались в тесной металлической бочке, толкаясь, и топча друг друга. Мой бок пронзила острая боль, извернувшись, я увидел, что одна из тварей вцепилась в меня. Не выпуская моей плоти из зубов, крыса задрала голову. У нее было лицо Петра.
 
Я резко проснулся. Бок болел, я спал в кресле и навалился на деревянную ручку. На улице начало смеркаться. Я прошел на кухню и увидел, как Петр куда-то собирается. На мой вопрос он ответил, что просто хочет прогуляться. Подозрения нахлынули с новой силой. Но я слишком давно знал этого человека, поэтому даже своим подозрениям я не мог доверять, мне нужны были доказательства. Петр вышел, и я через минуту последовал за ним. Я шел в отдалении, стараясь держаться в тени. Меня терзали опасения, что он заметит меня, и я окажусь в дурацком положении, но Петр был поглощен своими мыслями и не замечал ничего в округ.
 
 
Мой друг направлялся в один из окраинных районов города, грязный, плохо освещенный, полный всякой швали. Вскоре Петр стал двигаться медленно и неуверенно, словно шел по наитию. Иногда он останавливался, возвращался назад и шел в другую сторону. Наконец, он достиг каких-то трущоб: несколько одноэтажных, покосившихся домов, явно давно заброшенных, но утоптанная дорога говорила о том, что здесь постоянно ходят люди. Из-за темноты я потерял Петра. Вскоре раздался мужской голос, не желая быть раскрытым, я метнулся к ближайшему покосившемуся дому.
 
По дороге уверенно шагал крупный мужчина. Он о чем-то разговаривал по телефону, зажатая между зубами сигарета ярко алела во тьме. Мужчина на секунду остановился: алый огонек прочертил дугу в воздухе и погас, светящийся экран телефона исчез в кармане. Не успел мужчина сделать и пары шагов, как кто-то бросился на него из темноты. Что конкретно произошло - я не видел, но мужчина рухнул как подкошенный, а рядом с ним замер темный изящный силуэт. Раздался звонкий девичий смех.
 
- Что ты прячешься, дурачок, - произнес ангельский голос. – Выходи, я знаю, что ты здесь.
 
Холодный пот заструился у меня между лопаток, кровь тяжело била в висках, не хватало воздуха. Выходить? Нет, ни в коем случае. Бежать! Я еле подавил в себе желание броситься наутек. Из темноты показался еще один силуэт.
 
- Я искал тебя, - произнес Петр.
- Теперь нашел, и что дальше? – ангельский голос заставлял сжиматься мою душу от ужаса.
 
- Я хочу знать, что происходит, почему меня тянет к тебе, что случилось со мной?
 
- Бедняжка. Ты ничего не помнишь. Но это не беда, память возвращается быстро. Я помогу тебе.
 
Незнакомка склонилась к трупу. В лунном свете было хорошо виден ее силуэт. То, что она делала, было одновременно и завораживающе и отвратительно. Оторвав зубами кусок мертвой плоти она протянула его Петру.
 
- Ты с ума сошла!
 
- Нет, просто я, как и ты, получила дар от истинных хозяев Земли. Они просыпаются и не желают жить в загаженном, переполненном мире. Они избрали нас, сделали новым биологическим видом, которому суждено сожрать человечество!
 
- Что ты несешь, какие хозяева?
 
- Тебе сняться сны? Что видишь ты в них? Каменный мешок, голод, другие люди, те, кто оказались слабее тебя. Мы выжили и заслужили свою силу, свое место почти на самом верху пищевой цепочки. Хочешь все вспомнить? Тебе придется попробовать плоть человека, все равно когда-нибудь ты сорвешься.
 
 
Она вновь протянула Петру свой страшный дар. Мой друг принял его, неуверенно поднес к губам. Затем, в него словно вселился демон – с ворчанием он сожрал кусок человечины. Волосы шевелились у меня на затылке, к горлу подкатывала тошнота.
 
- Помню, - тихо произнес Петр. – Каменная яма и нас пятеро, а рядом была другая – там держали самок. Поэтому я слышу твой смех во сне! Помню хозяев. О, как они велики! Они сотрут человечество в порошок, и мы поможем им. Да, так уже было, было и не раз. Теперь пришло наше время, время жить рядом с богами!
 
Незнакомка обняла его.
 
- Тише, тише. Есть еще кое-что, ты должен убить близких тебе людей, чтобы было меньше зацепок. Я убила своих родителей, тебе придется поступить так же.
 
- У меня нет родителей, они умерли.
 
- Жена, дети, близкий друг?
 
- Да, - в голосе Петра послышались колеблющиеся нотки. – Есть один друг, мы знакомы с ним с детства. Я сейчас живу у него, но я не хочу этого делать, я просто не могу.
 
- Я помогу тебе, - ответил ангельский голос. – Завтра.
 
4
 
Я долго мялся на пороге, не решаясь войти в собственный дом. Наконец, собравшись с духом, вошел. Петра еще не было. Меня трясло, я никогда не думал, что взрослый мужик может находиться на грани обморока. Я цеплялся за последнюю надежду, что Петр одумается.
 
 
Петр пришел утром. В нем произошла разительная перемена: вместо замкнутого человека на грани безумия, передо мной стоял уверенный, сильный хищник. Я старательно делал вид, что ни о чем не подозреваю. Когда он сообщил, что сегодня наш дом посетит девушка, я изобразил радость.
 
Все утро мы готовились к предстоящему визиту монстра с ангельским голосом: Петр примерял костюм, а я заряжал ружье. Я бы мог бежать, обратиться в полицию, но, во-первых, моя история - слишком невероятна, а во-вторых - незнакомка уйдет. Мелодичный звук дверного звонка ножом полоснул по сердцу. Я слышал, как Петр открывает дверь. Мой друг, нет мой будущий убийца, окликнул меня, сообщая, что гостья пришла.
 
 
Сжимая ружье, я вышел из комнаты. Десяток шагов до гостиной. Они сидят за столом: Петр и незнакомка – красивое молодое лицо, волосы цвета вороньего крыла, стройная фигура. Голова Петра на мушке, вижу, как вал эмоций отражается на его лице: удивление, растерянность, раскаяние, ненависть. Жму спусковой крючок, отдача привычно бьет в плечо - голова Петра разлетается, тело с глухим звуком падает на пол. Чудовище с ангельским голосом совершает невероятный прыжок по комнате, но пуля быстрее, молодая женщина падает с развороченной грудной клеткой.
 
Теперь мне грозит долгое тюремное заключение. Пусть будет так. Но я сумел обхитрить и убить тех, кто называл себя избранниками богов. Кто те боги, что дали им силу? Не заинтересуются ли они мной? Вдруг, в один из дней, я просто исчезну и окажусь в загадочном каменном мешке, вместе с другими несчастными. Эта мысль не дает мне покоя.
 
Еще меня тревожат вопросы, которые задают мне следователи. У меня нет ответов на них. Почему я переселился из своей квартиры в дом на отшибе, почему я забросил свой бизнес, где пропадал три месяца с ноября по январь. Я не знаю, не могу ответить. Еще более жуткая мысль бьется в моей голове, я гоню ее прочь, прячу от самого себя. Но она постоянно прорывается. Я тоже кое-что почитал о крысиных волках и знаю, что крысобой должен быть один.
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования