Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Том-с-холмов - Прогулка в небо

Том-с-холмов - Прогулка в небо

 
1. Сквозь корни гор. Подземная лодка
 
Я пришел на квартиру к давнему приятелю Диме. Поделился новой затеей.
- Новостройки в Сотых кварталах срочно требуют новых путей связи с городом. Одна-единственная автодорога давно превратилась в тонкую пуповину, едва связывающую стремительно растущий плод Юго-Запада с основным телом Города.
Нужна новая автодорога. Но как ее проложить через эти два высоких холма? Они очень трудны для подъема машин — потому-то единственная автомагистраль проходит в стороне от гор, недалеко от края обрыва над степью — рейной поймой.
Очень крутые склоны холмов-близнецов делали будущую дорогу через них почти непригодной для использования зимой. Но дорога нужна!
И тогда мне пришла в голову идея — проложить подземный тоннель под холмами!
— Как ты сможешь? - спросил Дима. – Это же невозможно, у города нет денег. Никто не будет заниматься строительством дороги, пусть, она так нужна.
— Меня назначили управляющим комитета по дорожному строительству. Решение уже принято, просто в должности меня утвердят в следующем месяце.
— Как? Ведь ты там даже не работал? – удивился Дима. — После окончания стройфака ты десять лет проработал скромным чертежником в проектном институте. А должность в Общественном совете ни к чему не обязывает. Ты же сам говорил, что это на общественных началах, за несколько заседаний в год ничего не платят…
— Пару лет назад я прошел конкурс на замещение вакантных должностей и меня записали в кадровый резерв. А вот теперь… – я сделал многозначительную паузу…
И продолжил рассказ о планах по обустройству города.
- Работа землепроходческого щита — чрезвычайно затратна. Но еще в 30-е годы — как я помню из публикации "Юного техника" конца 80-х — в СССР существовал подземный снаряд. Небольшой агрегат вытянутой формы напоминал по принципу действия подземную лодку или дождевого червя. Его очень редко, но использовали для прокладки небольших тоннелей под дорогами — для сточных вод, канализации и тому подобного.
Сконструировать в краткие сроки нечто подобное без опытного образца земляного снаряда — вещь малоосуществимая. И тогда нам случайно повезло. Когда обследовали одну из бывших промышленных зон (коих много в нашем городе), среди барахла, заброшенного там еще с середины ХХ века, сделали весьма интересную находку! Мы нашли не только чертежи, но и действующую модель — точнее, самый настоящий земляной снаряд, только небольшой. Скопировав и увеличив масштаб чертежей, на одном местном заводе нам построили Подземную Лодку!
 
Пока я переводил дух, Дима начал обсуждать, на первый взгляд, совсем другие вопросы:
— Мы должны узнать чувства и чаяния поселенцев у подножья Уральских гор. Впрочем, все сомнения разрешит комендант.
— Нам предстоит узнать нечто новое, Дима. Мои работы в недрах горы только начинаются. Погоди, и ты узнаешь нечто новое, чую я.
Дима посмотрел на меня странным взглядом:
— Ты что, не слушал, что я тебе говорил? Ах, ты слышишь не всё, твое сознание не пропускает часть информации…
Тогда я не придал значения его словам. В моей голове роились великие планы. И начинало казаться, что я близок к их воплощению.
А сейчас немного о себе. Меня зовут Митя, мне немного за тридцать, не женат. Живу в небольшом сибирском городе.
 
 
* * *
 
 
В нашем Городе до сих пор работает несколько заводов, построенных в советские времена; большая их часть влачит жалкое существование. Новый заказ влил жизнь в одряхлевшие цеха. Инженеры и сборщики сделали небывалое: подземная лодка вышла в свет! Кто знал, что она станет и своеобразной… — вернее, самой настоящей — машиной времени!! Обнаружив, что тоннель пропускает подлодку в разные времена и страны, мы после калибровки настроили его на Южный Урал. Примерно на двадцать четвертый век до нашей эры.
И мы действительно оказались на Южном Урале четырёхтысячелетней давности. Тоннель под горой сработал как "портал" (как бы пошло такое слово ни звучало).
Перенеслись мы туда прямо из темноты тоннеля под горой.
За округлым выходом из тоннеля я ожидал увидеть зелень тополей и вязов, в которой утопает наш город.
Но попали мы в иное время года, точнее, безвременье: уже не зима, еще не лето, а в стороне течёт река, несущая белые льдины. И широкая степь…
Небо оказалось затянуто тонкой белой пеленой. Настораживающе пусто выглядел мир без яркости солнца и шири синего неба.
От реки, разливающейся здесь далеко в сторону почти как заводь, несло свежестью.
Мы оставили земляной снаряд посреди поля и через два часа ходьбы дошли до форта в Залесье.
Южный Урал четыре тысячи лет назад превращался в центр древнейшей империи, оставившей непонятные городища и, очень даже возможно, распространившей свою культуру далеко на юг...
 
* * *
 
Весна продолжалась. Апрель подходил к концу, но погода не менялась: ровная белая пелена неба, тишина на реке.
Комендант Эльдакир отошёл от окна. События не заставили себя долго ждать. Стражники передали весть: со степей юга пришли трое странников.
Эльдакир принимал в своей горнице долгожданных гостей.
— Митя, вы можете обращаться прямо ко мне, — приступил к беседе комендант:
— Вы… вы знаете русский! — воскликнул я.
— Я визионер будущих столетий. В отличие от аварии вашего землепроходческого щита я попал сюда случайно в результате природной аномалии. Но я продолжаю контактировать с вашим миром… и даже направлять отдельные судьбы; например, менял кое-что в вашей судьбе. Ваш землепроходческий щит прошел через подножие древнего храма…
— Это не щит был, — перебил я коменданта. — Это настоящий подземный снаряд, подземная лодка. Мы прорубились сквозь гору, чтобы напрямую связать сотые микрорайоны с городом.
— Именно там, в корне гор, вы и попали в ловушку времени, — сказал Эльдакир. — Такие перемещения пусть редко, но случались и с другими людьми. Вообще следов высокоразвитой цивилизации в древности довольно много. Например, точное изображение шестиструнной гитары в наскальных рисунках на плато Тассилин-Аджер в Сахаре. Там были фигуры в скафандрах…. Возможно, когда-то случилась катастрофа и куски искаженного пространства-времени разметало в разные времена и страны. Пришельцы из других времен и их артефакты изобразили первобытные художники.
 
* * *
 
 
Почему река Белая получила такое название? Вплоть до впадения в нее реки Уфа, Агидель течёт по пересечённой местности, где и видны белые буруны. По этой причине Белую реку в древности называли Агиделью. Тогда Ак-Итиль — Белая река лишь до слияния с Уфой. А Уфа была Караиделью (Кара-Итиль). При слиянии этих двух рек — белой и чёрной, получалась река Итиль, которую обычно считают древним синонимом Волги. Но верно это лишь отчасти — для участка Волги после слияния с Камой. А в древности и нижние участки течения Уфы и Камы называли Итилем. Потому как нарушался современный порядок впадения-наименования: в реку Итиль впадала Кама (а сейчас на картах, наоборот, Белая река впадает в Каму).
 
 
2. В поисках нечеловеческого разума
 
Комендант Эльдакир принимал гостей в своем светлом покое... И по-прежнему белое солнце апреля освещало резиденцию через высокие окна — ведь строили основательно, как столицу возрождённого на востоке королевства — у подножья гор Урала.
Я и Дима с большим вниманием слушали председательствующего, который говорил вступительное слово к Совещанию высшего руководства форта.
— Будем предельно честны, — говорил старый командир. — Я проработал в этом мире на разных военных и интендантских должностях без малого полвека. Митя, расскажи, что уже вызнал.
— До единой базы далеко, но вот мои тезисы, — ответил я. — В части людей сидит зло. И оно происходит извне, оно не людской природы. Сила, направляющая зло в людей — разумна.
Эти выводы складываются из наблюдений за людьми. Ведь далеко не все люди получают удовлетворение от мучений других людей — казалось бы, это "маньячество" противоестественно, и его появление у человека можно объяснить особыми условиями. И поэтому девиантное поведение должно быть мало распространено среди людей. Но на практике мы видим другую картину…
Итак, мы косвенными методами вычислили Зло. А теперь приведём конкретный пример, — я сделал паузу и окинул взглядом светлую гостиную — еще почти пустую, но с гипсовыми барельефами на стенах, вырезанными лучшими мастерами Запада. — Но его нам зачитает Дима.
И совещание у Эльдакира продолжилось докладом Димы:
— В нашей стране иррациональное по природе зло выразилось в претворении в жизнь самого гиблого варианта реформ в 90-е годы… Почему я вижу вокруг, у других людей, только покровительство темных сил? Баланс нарушен. Восстановить его некому.
Неожиданно в разговор вступил Эльдакир:
— В разрешении этот вопроса, мои уважаемые собеседники, — вам поможет… одна моя знакомая. Вы как визионеры уже видели в своих представлениях лесную фею-отшельницу. Осталось немного подождать…
 
* * *
Через два дня в одном из покоев дворца, чьи окна забраны привезённой с запада мозаикой, придворные Эльдакира познакомили нас с женщиной, пришедшей — несмотря на весеннюю распутицу — "далеко с востока", как вначале они ее представили.
И фея Кавалиенна повела долгие разговоры со мной — наедине: "Через две с лишним тысячи лет, — говорила она, — далеко на юге зародится новое учение…".
 
 
 
3. Прогулки с Кавалиенной. Свет и Тьма нашего мира
 
Мы с феей Кавалиенной бродили долгими вечерами в окрестностях форта. Забирались на высокие сопки — помню, стояли на гребне одной такой гряды, и никак не могли наговориться. Дело в том, что она жила в чертогах Эльдакира, а я вместе с Димой — в большом доме для, так сказать, инженерно-технического персонала.
А фея всё говорила… о мире, об его истории. А я рассказал ей про свою жизнь. И про наш мир. А она всё воспринимала как наша современница — да и почему бы Кавалиенне и не быть ею, ведь она говорила по-русски теперь так же свободно как Эльдакир.
Мне открылись откровения, заставившие взглянуть по-новому на многое, что я делал, строя дороги через лесные холмы в своем городе:
— Через две с лишним тысячи лет далеко на юге зародится новое учение, которое станет для мудрости, данной Зоро-Астром народу Ариана перерождением, подобным тому, как для последователей закона Моисея обновлением станет учение Галилеянина. И наследники пророка Мани дойдут на западе до еще римской Северной Африки. А на востоке их вера выйдет далеко за пределы мира, завоёванного еще Искандером Двурогим — манихейцы достигнут холодных степей и гор, где зимой воют голодные волки и снег лежит, не тая по четыре месяца…
— Это у нас! — прервал ее я.
— Тогда слушай так, будто это уже было в прошлом, ибо для тебя всё и в самом деле так. Вернее, для нас нет ни будущего как только будущего, ни прошлого как только прошлого… Потом ты поймешь это до конца. А сейчас слушай…
Носители веры основали поселения, и обнесли их крепкими стенами. И занялись всяким добрым делом: и сеяли и пахали, и собирали плоды суровой земли. Но век за веком приходили всё новые варвары. И нередко те, кто поначалу заигрывал с поселенцами, вкушая их плоды, — при каждом удобном случае врывались в городища, бессмысленно круша все постройки. Молодых людей забирали и уводили в плен – в дальние кочевья и стойбища, оставляя стариков умирать на голой разорённой земле… А более дальние сородичи этих предателей крушили всё тем более…  
И ничего не могли поделать Мудрые. Ибо против людского вероломства и грубого напора не устоять ни каменным твердыням, ни мудрым книгам и заклинаниям!  
И Сила тайная скрылась в земле, в заброшенных безлюдных холмах, покрытых сосновым лесом. А руины глинобитных и каменных стен запорошила пыль, за долгие века наросшая в завалы земли. И лишь изредка на вершинах гор случайные путники видят под ногами огромные камни, принимая сколы и грани на них за следы работы ветра и влаги…  
Но могучие Свет и Тьма по-прежнему боролись в этом мире! 
 
Спустившись вниз, в темнеющий форт, Кавалиенна обещала, что раскроет в скором времени еще одну свою тайну…
 
* * *
 
 
На следующий день Эльдакир собрал своих ведущих помощников по освоению новых земель.
— Молодые люди, — обратился Эльдакир к нам, — не забывайте: мы на Южном Урале. Здесь пока нет даже тюрков! Ираноязычные племена для нас тоже далеки — еще не перешли через Великую Степь. Здесь, судя по моим прикидкам, живут лишь остатки палеоазиатского населения: таежные охотники и собиратели, быть может, смешанные с кем-то из периферийных ариев. Только через несколько веков здесь воздвигнут первые глинобитные стены Страны городов. Аркаим – имя одного из них…
 
И напоследок в приемном покое Эльдакира прозвучали наставления Кавалиенны. Она вышла перед слушателями в своем бежевом платье:
— Настоящая женщина должна была уметь многое. Список вас удивит и позволит в конце придти к одному определённому выводу... Женщина должна быть способна следовать за мужем, куда бы он ни пошел. Поэтому важно другое ее умение: угадывание и опережение желаний мужа. Не менее ценится и умение привлекательно одеваться, вызывая к себе интерес супруга. Всё это служит для поддержания в мужчине радости и крепости в жизненных испытаниях. Для того же необходимо умение быть собранной в любой обстановке. Напоминает мужское качество, но в старину оно было нужно женщинам многих племён — для максимизации шансов на выживание этноса. Например, у древних чехов женщины сражались в одном строю с мужчинами, искусно владея мечом… Конечно, воинское умение — это уже по желанию, не для всех, но умение быть хладнокровной — на самом деле, почти обязательно для настоящей женщины. Конечно, всё это противоречит многим современным стереотипам.
И самое, наверное, главное: наличие перспективы. Женщина должна суметь вырастить своих детей высокодуховными личностями. К сожалению, мы видим прямо противоположную картину: на протяжении конца двадцатого — начала двадцать первого веков, от поколения к поколению эта духовность падает… Я говорю про широко распространённые у населения типажи характеров. И уже, исходя из этого, можно сделать печальный вывод. Ваш мир — о, наши почетные гости Дима и Митя, — скоро "закроется"…
И, не давая опомниться слушателям — особенно только что названной их части, — фея продолжила свои наставления:
— Я забыла рассказать об еще одних навыках настоящей женщины. Она должна, простите за тавтологию, знать знахарское искусство или "ведать ведовство": уметь лечить травами, знать заговоры, а также проводить разные обряды, культовые и домашние. Собственно, это Ведовство делает женщину уже и не совсем женщиной, а…
— Феей! — воскликнул Дима. — И это всё есть у вас, фея Кавалиенна.
— Но вот что еще стоит добавить, — говорила Кавалиенна. — Одно из важных умений настоящей женщины — это изготовление кукол, в том числе для магии и ведовства. Но в нашем случае, такими куклами могут быть описания реального мира, представления каких-либо его мест. И я тоже создавала образы, воображаемые миры.
 
4. С небес на Землю
 
После аудиенции у Эльдакира расходились люди — высшее руководство колонии. Решительные, но задумчивые, они были сосредоточены на деле сохранения и процветания дальнего форпоста цивилизации угасающего Запада.
"Придётся копать защитную линию в поле: засечные полосы и валы", — вздыхали руководители строительных подразделений. Комендант уже дал указание специалистам в краткий срок построить защитную линию.
— Аналог римского лимеса на Декуматских полях в южной Германии или Траянова вала в Дакии", — сравнил с историей своего мира Дима. — Датировка Змиевых валов на Украине сдвинута к двадцать четвертому веку до нашей эры, что показали исследования в начале восьмидесятых годов…
 
Я шел по боковому коридору — на нем отражались блики витражей, прорубленных под потолком. Неожиданно Кавалиенна оказалась рядом. И он, улучив подходящий момент, спросил:
— Ты обещала раскрыть еще одну тайну…
— Я тебе раскрою ее сейчас, только тебе одному.
— Почему? – спросил я.
— Эта тайна важна только для тебя… — Кавалиенна остановилась посреди коридора. — Не забывай, что у вас длится астрономическая эпоха Лиса. И большее преуспеяние в вашем мире имеют люди, помолвленные со Злом. А ты, Митя, остался беден. Но сила духа твоего способна претворять видения в жизнь.
— Но как же подземная лодка? Тоннель пол горой? Я же руководил стройкой... Облегчил жизнь людям в новостройках Юго-Западных кварталов. И я дал работу многим в моем городе. Сколько было нужно рабочих рук для прокладки тоннеля под горами!
— Увы, это лишь мечты, так и не воплотившиеся в реальность твоего города. Да и вряд ли это возможно. Против косного руководства людей бессильны даже мы, высшие существа, с давних пор лишь направляющие отдельные моменты в развитии вашей цивилизации. Но не более того. Ибо последнее слово всегда за людьми — и, увы, не за такими как ты. Несколько лет назад в твоем городе дали указание покрыть тротуары плиткой, хотя асфальт изобрели еще в древности. Тротуарная плитка очень скользкая зимой, но дворников заставляют очищать их от снега... Бессмыслица. Злобная бессмыслица. Демоны еще сильны — пока мир не вышел из-под влияния эпохи Лиса.
— Постой, я не понял, о каких мечтах ты начала говорить? И при чем тут моя железная дорога?
— Когда ты переносился сюда, мы навеяли тебе сказку о начале золотого века для вашего города. Мы реализовали твои мечты, твои планы, но воплотили их лишь в твоем сознании.
— А как же я перенёсся сюда? — сказал я, едва совладав с собой. — Получается, не было никакой подземной лодки, ни тоннеля под горой…
— Мы стёрли твои воспоминания о знакомстве со мной. И заложили в твое сознание ложные воспоминания.
— Воспоминания о тебе я не променял бы ни на какие коврижки!
— Да, я знаю. Сильней всех почестей земных лишь настоящая любовь… Но мы сделали это временно. И вот — ты снова сам свой. Да, и я еще не рассказала тебе, как именно ты переносился со мной. А это очень просто! Подойди ко мне! И обними меня! Покрепче! Вот, еще секунда, ты закроешь глаза, и мы окажемся в любой точке времени и пространства — там, где ты только пожелаешь…
Но тут подоспел Дима с новым вопросом-упрёком Кавалиенне:
— Вы можете наводить морок. Вы и наводили его на Митю – ставили заглушку на сознание и создавали в его мозгу необходимые вам события жизни.
— Не мне, а ему необходимые, — ответила фея.
— Зачем? Он мог бы всё понять как на самом деле.
— Мы обычно так делаем специально для сбережения психики людей от явной неправдоподобности происходящих с нами встреч. Приходится придумывать техническое обоснование для контактов или перемещений. Для Мити мы создали параллельную реальность в вашем городе — реальность с постройкой и дальнейшей работой подземной лодки. А вот так, без всяких приспособлений переноситься — тоже возможно. Но я оберегала его от потрясения!
 
Неожиданно Кавалиенна начала пятиться… Подол длинного платья зацепился за корягу. И вот что Кавалиенна тогда произнесла:
— Мои силы уходят! Я еще могу вернуться в свой мир для сохранения баланса миров. Но уже не могу взять тебя с собой!
И напоследок я обнял эту женщину. Я ощутил под пальцами упругую ткань ее платья... И почувствовал, как от счастья слегка кружится голова и видятся нежные, едва ощутимые ароматы тысячелетий. Мудрость веков, соль этой земли — была со мной сейчас!
 
И вот я стою на краю горной гряды. Сквозь сосны проглядывает цепь новостроек. По сторонам, куда ни кинь взгляд — холмы, покрытые лесом, пожарные просеки, а в ложбинах и на пологих склонах возводят остовы красных кирпичных многоэтажек. Это и есть сотые квартала на юго-западе Города, навевающие печаль своим неухоженным видом.
Я спустился с пригорка и побрёл к остановке маршрутных такси.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования