Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Keyes - Таинственная история

Keyes - Таинственная история

 
Утро подготовило для меня две новости. Как водится, одна из них была хорошей, а вторая - не слишком. Ко второй отношение имел Рихард Вагнер, а к первой – моя бывшая любовь Анна А.
*
"Полет валькирий" – некогда любимейшая вещь – оказывается, в моем больном сознании теперь вызывает ассоциации с пытками и мучением. После того, как я поставил её в качестве звукового сигнала своего будильника. Вот и сейчас так называемая прелюдия к действию вырывает меня из цепких объятий сладкого сна в суровую реальность. Какое уж тут действие, когда меня разлучили с объектом вожделения?
Расстройство и разочарование - вот что чувствую я, осознав, что нахожусь в своей постели, в реальном мире. Мобильный продолжал исполнять классическое произведение, когда я, поднявшись, в чем мать родила, нагишом, подошел к окну и раскрыл шторы. На улице еще темно, люди, которым повезло даже меньше чем мне, уже прыгают по лужам, напоминающим о вечернем ливне.
Я стоял в ванной и смотрел на себя в зеркало. Выглядел, я, возможно, неплохо – все шесть кубиков; длинные, не слишком крупные, но выразительно очерченные мускулы рук – но мне всегда было этого мало. Я стремился к совершенству. Впрочем, сейчас, стоя перед зеркалом, я думал не о собственной физической форме, а о том, как бы мне пережить этот очередной день, чтобы вновь поскорее оказаться в постели и погрузиться в глубокий сон.
*
Взял почитать какую-то книгу, лежавшую на комоде, и отправился завтракать. Просидел несколько минут, ковыряя ложкой в тарелке и сконцентрировавшись на буквах. После осознал, что, во-первых, ничего не съел, а во-вторых, даже не понял о чем книга и кто вообще автор. Я думал о той гостье своего сна, с которой уже неделю кряду провожу вместе ночь за ночью.
Собираясь уходить на работу, я обратил внимание на алые трусики, лежащие на диване. Анна А. оставила их случайно, когда покидала меня. Или специально, чтобы подразнить. В любом случае, раньше они были для меня чем-то вроде святой реликвии, а сама Анна А. занимала все мои мысли, причиняя этим боль и душевные терзания. Теперь же я посмотрел на часы и с удивлением отметил для себя, что уже прошло около часа после моего пробуждения, а я только сейчас впервые вспомнил о ней.
*
Дайте мне одну девушку, которую я полюблю, сотни книг, возможность работать над собственным телосложением и я буду счастлив. Ладно, еще музыку не забудьте. Но не Вагнера, его я больше не могу слышать.
Не люблю людей, но с одним типом приходится сталкиваться ежедневно. Коллега по работе. Нет ничего хуже законченного экстраверта-коллеги.
- Серж, ты уже нашел девочку? – громко спрашивает он с ухмылкой на лице. Мы работаем вдвоем в небольшом кабинете. Наши столы стоят друг напротив друга. Давно хотел устроить здесь небольшую перестановку, да все руки никак не доходят. Сквозь пышную крону дуба и жалюзи к нам с Дэном проникают солнечные лучи. – Или всё так же убиваешься по поводу Аннет?
Однажды ему удалось вытащить меня в бар после работы. Немного выпили, и я вдруг разговорился. Наговорил лишнего.
- З-знаешь, мне с-сегодня твоя жена с-снилась, Дэн, - как бы невзначай отвечаю я ему.
- Да неужели? – этот жирдяй чуть ли не хохочет. – Передернул-то хоть, когда проснулся?
Тогда в баре я выслушал, насколько хороша его жена. Идеальные формы и в постели что надо. Если это так, то я не понимаю, как этому животному удалось добиться такой женщины.
- Кстати, Серж. Пятница же! Собираюсь с друзьями вечерком сходить выпить пивка. Ты с нами? – подмигнув, предлагает Дэн.
Молчу в ответ.
- Так я и думал, - хмыкнув, говорит Дэн.
*
Зеркала повсюду – на потолке, за кассой, на стенах. Вокруг. Все ручки и перегородки прилавков – хромированы. Не люблю наблюдать свое отражение в общественных местах, особенно в таком количестве. Я нахожу это пошлым, да и вообще омерзительным. Но в других аптеках не продают нужный мне препарат.
- "Г-гипнотику плюс" м-мне, п-пожалуйста, - прошу я.
- Я помню. Держите, - отвечает фармацевт. Этот прыщавый тщедушный паренек-альбинос уже знает меня в лицо.
- С-спасибо.
Он мой драг-дилер. Поставляет вещицу, которая уносит меня в другой мир. Дорога к спасению, дверь в сущий рай.
Ладно, шучу. Никакого особого эффекта препарат не вызывает, однако он единственный, который в состоянии отключить буквально в течение нескольких минут. Этот альбинос отказывается мне продавать больше пачки за раз. Странная политика, приходится наведываться к ним довольно часто.
*
Дома устроил себе круговую тренировку, совершенно изматывающую. В последние недели я слишком много сплю и мало двигаюсь, а форму нельзя терять. Вышел из душа, принялся за ужин. Вернулся к той книге, за которую взялся утром, перед работой, да всё никак. Прочел страницы две, пытаясь не думать о сладком приключении, которое ждет меня впереди. Когда отложил книгу, поймал себя на мысли, что вновь не запомнил, кто автор и как называется роман. Обратил внимание лишь на вопиющее количество орфографических и грамматических ошибок в тексте. И как такое могли издать?
Принял "Гипнотику плюс" и вместе с книгой отправился на кровать. Скоро этот чудодейственный препарат вырубит меня наглухо и не хотелось бы в этот момент находиться в вертикальном положении.
*
- Лиза, это было божественно, - проворковал я своей любимой на ушко, слезая с неё.
В свете свечи лицо Лизы казалось призрачным, ирреальным. Золотистые волосы распластались на подушке, она смотрела в мои глаза и улыбалась. Потом Лиза стыдливо и так мило прикрылась одеялом, будто бы я там чего-то еще не успел рассмотреть.
Мы просто лежали в кровати, держась за руки и глядя друг другу в глаза. И в этот момент я чувствовал себя по-настоящему счастливым. Благодаря Лизе я забыл Анну А., любовь убивает любовь.
Однако гармония не может продолжаться вечно. В нашем с Лизой случае её нарушает непонятный шум вдалеке, за окном. Я встал с кровати и выглянул наружу, всмотрелся в вечернее небо.
- Муж с друзьями, они засиживаются до утра. Не волнуйся, Сережа, - услышал я приятный голос Лизы за спиной.
- Да нет. Я не об этом думаю, - ответил я, все еще глядя в это мрачное, свинцового цвета, небо.
Шум надвигался. Это музыка? Вместе с тем, в небе появились крохотные черные точки.
- Сережа, не мог бы ты вернуть, если тебе не сложно…
Через какое-то время, я довольно отчетливо распознавал столь хорошо знакомые нотки. Нет никаких сомнений, это он, Вагнер.
- Черт, но почему? Выходной ведь, – с досадой в голосе произнес я. – Что ты говоришь, любимая?
- Киз, верни его. Муж заметит, что его нет.
- Хорошо, любимая, - не вполне осознавая, о чем идет речь, ответил я.
Крохотные точки значительно увеличились в размерах и теперь больше походили на бабочек или птиц. Прелюдия к действию звучала во всю, но Лиза, кажется, совсем не слышала этого. Она продолжала говорить о чем-то своем.
Вагнер звучал так громко, что я прикрыл ладонями уши. Затем, потеряв равновесие, упал на колени, прислонившись лбом к холодному полу. На секунду подняв голову, увидел, что окно окружили, грациозно маша крыльями, поражающие красотой и одновременно пугающие ирреальностью существа. Девы-воительницы. Валькирии.
*
По какой-то вопиющей ошибке будильник разбудил меня в выходной день. Моя воля, я бы проводил с Лизой всё свое свободное время, в прекрасных, сладких снах. Но, черт возьми, мне же нужно есть, да и поддерживать себя в приличной форме. Потому я вновь позанимался, покачал пресс на перекладине в предбаннике, а после отправился принять душ.
После завтрака я принял "Гипнотику плюс" и вместе с книгой отправился на кровать. Только я принялся за чтение, в дверь застучали. Обычно в подобных ситуациях я игнорирую любых непрошеных гостей, но в этот раз стучали особенно настырно. Я уже хотел воспользоваться берушами, но услышал крик за дверью.
- Серж, открывай! Я знаю, что ты дома. Ты всегда дома!
Это голос Дэна, моего коллеги. Что ему понадобилось от меня этим утром?
- Доброе утро, дружище! – громко на пороге выпалил Дэн. Впрочем, его обычной улыбочки я не заметил.
- Е-если оно д-доброе. П-привет.
- Не разрешишь пройти в свою берлогу? Единственному другу-то? – заглядывая за мое плечо, спросил он.
В моей маленькой квартирке спальная комната являлась одновременно и гостиной, поэтому я провел его туда. Усевшись в кресле, Дэн долго молчал. Что на него совсем не похоже. Я сидел в таком же кресле напротив, и уже забеспокоился о том, что "Гипнотика плюс", выпитая минуту назад, вырубит меня раньше, чем назойливый гость уйдет. Но тут Дэн заговорил.
- Знаешь, тут такая неприятная ситуация, - произнес он, глядя в потолок. - Я узнал, что Лиза изменяет мне. Вчера вернулся после попойки в дрянном настроении. Вечерок не задался. И мне показалось, что в моей квартире воняет другим мужиком. Это, конечно, само по себе ни черта не доказательство, но я у неё так и спросил. Лиза, ты спишь с другим мужиком? Так спросил я. Она ответила мне, мол, нет, Денис, ты что! Но я-то знаю, когда эта сучка врет. И сейчас она врала. Захлопала ресницами и отвела глаза в сторону, а щечки покраснели.
- Да т-ты что, Д-дэн. С-сам говорил, к-как она т-тебя л-любит и всё т-такое.
- В общем, я поговорил с ней с позиции силы, - произнес Дэн, не обратив внимания на мои слова. Потом почесал кулак и я заметил, что костяшки пальцев у него разбиты. – И она мне выдала имя того, кто с ней спал.
- И к-кто?
- Не поверишь. Она сказала, что спала с Сергеем, моим коллегой. С тобой, то есть, - сказав это, Дэн впервые за сегодня рассмеялся.
Я ухмыльнулся в ответ, но мне всё это не казалось смешным почему-то. Кроме того, я почувствовал, что "Гипнотика плюс" начинает действовать, глаза слипались.
- Я не поверил этой сучке, а потому еще приложился пару раз. Но ничего другого она мне не сказала.
- Т-ты не п-поверил ей, но в-все таки п-приехал ко мне, - сказал я, изо всех сил пытаясь побороть действие снотворного.
- Да. Но сначала я нанес визиты тем, с кем, как я считаю, она могла спать. Поговорив с каждым из них, я все-таки приехал к тебе.
Его взгляд, сначала изучавший потолок, а потом бесцельно метавшийся по всей комнате, вдруг упал на кровать. На кровати лежала книга, которую я всё никак не мог прочитать.
- Киз? – спросил Дэн. – "Цветы для Элджернона"? У меня есть такая же, моя любимая книга.
Он взял книгу в руки, раскрыл.
- Ах ты, сучий сын, - округлив глаза, возмущенно проговорил он. – Это же моя книга!
Как я узнал позже, сзади, на обороте была надпись: "Денису, с любовью". Но сейчас я уже не мог устоять перед действием "Гипнотики плюс" и утонул в пучине крепкого, глубокого сна.
*
Оглядываюсь по сторонам и совершенно ясно понимаю, что нахожусь в своей собственной квартире на кухне. Куда делся Дэн, что произошло?
- Ах ты, сучий сын! Да как она могла? С таким слизняком, как ты!
Это голос Дэна, доносится из спальни. Очень тихо иду по коридору, на всякий случай беру с тумбочки увесистую вазу.
- Ты что, издеваешься?
Заглянув в открытую дверь спальной комнаты, вижу Дэна, стоящего спиной ко мне. И себя в кресле.
- Ты издеваешься? Ты спишь что ли, тварь? – вопит Дэн.
Дэн оборачивается, когда я захожу в комнату. В его глазах – страх и удивление. Один удар вазой в голову и тяжелое тело валится на пол без чувств.
Алым пятном по полу растекается кровь, такая реальная на вид, как будто это происходит на самом деле. Но это же сон?
Сильно хлопаю ладонью себя по щеке. Того себя, который спит в кресле.
*
Неожиданное пробуждение. Передо мной – тело Дэна, кровь залила пол. А щека болит, как после пощечины…
В поисках пульса, ощупал шею Дэна. Вне всяких сомнений, он мертв.
Что делать? Избавляться от трупа. Но как? Мои размышления прервал телефонный звонок. Обычно я не отвечаю на телефонные звонки, но сегодняшнее утро никак обычным не назовешь.
- А-алло.
- Сергей, здравствуй.
Узнал голос своего шефа.
- З-здравствуйте. Ч-чем могу б-быть полезен?
- Ты не знаешь, где может находиться Денис Иванов? Ты виделся с ним после работы?
- Н-нет, а ч-что случилось? – я хотел, чтобы мой голос звучал как можно увереннее, не знаю, получилось ли. Впрочем, заикаюсь я постоянно, так что, возможно, начальник ничего не заподозрит.
- Мне звонили с полиции. Говорят, что он жену избил. Она в реанимации. А сам сбежал куда-то.
- К-кошмар какой-то.
- Да уж. Вроде нормальный мужик был. Вспыльчивый немного, но чтобы женщину избить. Никогда бы не подумал. Ладно, Серега, прости, что так рано позвонил.
- Да н-ничего.
Выглянул из окна, под подъездом стоит машина Дэна. Да уж, дело плохо. Полиция ищет Дэна, а он у меня в спальне с расколотым черепом.
Опасность и боязнь за собственную шкуру заставили меня позабыть о Лизе. Да я и не мог поверить, что в моих снах всё было по-настоящему.
Я не придумал ничего лучшего, кроме как принять еще "Гипнотики плюс" и улечься на кровать.
*
В своих снах мы всегда увереннее, чем в жизни. Сейчас напротив меня моё настоящее Я, неуверенное в себе и своих силах, вечно чем-то недовольное в жизни. Нужно как-то спасать этого чертового болвана.
Спустился вниз, во двор. Ранним субботним утром на улице практически нет людей. Открыл машину Дэна ключом, который нашел в кармане его брюк. Вернулся за хозяином машины, перекинул его руку через плечо, и потащил вниз. Со стороны казалось, что я тащу выпившего приятеля. Только вот голова его вся в крови, ну да ладно, главное идти уверенно.
К счастью, по дороге никто не встретился, и вот тело Дэна уже в машине. Я сижу за рулем, а он справа от меня, на переднем пассажирском сидении.
Завожу Тойоту, та отвечает приятным урчанием.
- Какая отличная у тебя машина, приятель, - говорю Дэну.
Через пару минут я уже на широкой улице, мчусь, выдавив "до полика" педаль газа. Лишь какую-то долю секунды сомневаюсь перед тем, как направить машину в бетонный барьер.
*
Вечером сообщили, что мой коллега Денис Иванов покончил жизнь самоубийством. Говорят, его тело, вылетев через лобовое стекло, пролетело метров пятнадцать, пока не встретилось со стеной дома напротив.
Елизавета Иванова скончалась от причиненных ей травм.
Ну а я потерял свои красочные и реалистичные сны. После пробуждения вообще ничего не помню о том, что мне снилось. Потому перестал захаживать в аптеку к своему знакомому фармацевту-альбиносу.
Киза я спалил к чертовой матери, так и не прочитав. А после убедил себя в том, что Дэн действительно сам попал в аварию.
Оставшись без снов, я ощутил пустоту собственной жизни. По вечерам я снова начал слушать любимого Вагнера, но этого было мало. Решил вновь присвоить трусикам Анны А. статус священной реликвии, но после передумал. Выкинул их в урну и решил пойти прогуляться, пока жизнь не пролетела мимо меня.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования