Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Альбатрос - Капитан моря Сновидений

Альбатрос - Капитан моря Сновидений

 
Было грустно и обидно, как никогда в жизни. Слезы так и катились по щекам, а дыхание прерывалось всхлипами.
Ваня медленно тащился по пыльной дороге на окраине деревни. Возвращаться заплаканным домой не хотелось. Родителям рассказывать тоже не хотелось. Мама обязательно пожалеет, а вот отец лишь покачает неодобрительно головой. Он не будет ругаться, он просто молча уйдёт. Уж очень не хотелось читать разочарование в глазах папы.
А ещё вернуться в таком виде означало признать поражение. Согласиться с клеймом труса. И ладно бы по делу обозвали. Так ведь нет, из-за глупости. Вот нужно было Димке придумать построить плот и играть в пиратов.
Каждый раз, когда Ваня думал о пиратах, он вспоминал о своих ночных кошмарах. Мальчик не был трусом, но кошмаров боялся. Так разве же объяснишь это ребятам? Одно дело испугаться делать плот и плыть на нём по реке, и другое – испугаться снов. За это его бы и вовсе засмеяли. Страшных снов только малыши боятся.
Дорога закончилась. Точнее исчезла неведома куда. Мальчик был так увлечён своими бедами, что даже не смотрел по сторонам. Делай он это, то давно бы заметил, что дорога свернула вбок и серой лентой убежала в бескрайние степные просторы. Позади остались и деревенские домики, и причал для лодок, возле которой резвилась детвора. Он стоял один на вершине холма и смотрел на бескрайнее море пожелтевшей от палящего солнца травы. Под самым холмом еле слышно журчала река. Она делала крюк и убегала в лес на горизонте.
Ваня боялся одиночества. Когда рядом никого нет, кто защитит его от монстров, приходящих из ночных кошмаров? Чувство беспомощности поглотило сознание мальчика. Он сел на землю и расплакался ещё сильнее.
– Ну и чего ревёшь, как девка?
Вопрос застал Ваню врасплох. Он аж подскочил и начал озираться по сторонам, пока не увидел чуть ниже того места, где он стоял, была небольшая скамейка, наскоро сколоченная из поваленного ствола дерева. На ней сидел дед Егорыч, и неспешно курил папиросу через мундштук. Взор старика был устремлён в небо.
– Чего молчишь, – всё также не смотря на мальчика продолжил Егорыч. – Все слова выплакал?
– Нет, не выплакал, – потирая глаза кулаками, Ваня спустился и сел на скамейку рядом со стариком.
– Ревёшь-то чего? Мамка поругала? Или обидел кто?
Егорыч снял видавшую виды кепку и вытер платком пот с лысины.
– Мальчишки высмеяли и трусом обозвали…
– И чего же ты испугался?
– Не захотел плыть на плоту по реке и играть в пиратов.
– Испугался значит по речке плыть?
– Нет! Пиратов не люблю…
– И в этом причина? Ну же, ты уже начал свой рассказ, малец.
– Я боюсь воды и пиратов. Они иногда мне сняться в кошмарах.
– Эко дело! Кошмаров и взрослые боятся. Это не делает их трусами. Страх вообще штука нужная. Он не даёт людям глупости делать.
– Так, а кто тогда трус?
–Трус? – старик почесал затылок. – Это тот, кто не может победить страх.
– Значит я трус, – Ваня понурил нос. – Свой-то страх я победить не могу.
– Может ты просто не знаешь, как это сделать? – Егорыч лукаво сощурил глаза.
Мальчик непонимающе посмотрел на старика.
– Знаешь, в детстве я тоже боялся страшных снов. Просыпаешься бывало весь в холодном поту. Зубы стучат, и слова молвить не можешь. И не расскажешь никому. Засмеют. Времени–то много прошло, а люди не изменились.
– Но ты же справился со своим страхом, дедушка?
– Справился. Но не в одиночку, – Егорыч вытащил из мундштука окурок, осторожно затушил его пальцами и бросил в траву. – Тогда в деревне старостой был дед Данила. Он мне и рассказал, как с кошмарами справиться. Была у него свистулька волшебная. Её–то я и получил в подарок. Вещица диковинной оказалась. Если положить на ночь под подушку, то, когда попадёшь во сне в кошмар, нужно было свистнуть в свистульку.
– Дедушка, но как же можно во сне свистнуть в свистульку, которая в реальности существует, а не во сне.
– Так я же говорю, волшебная она была. Если под подушку положить, то она и во сне с тобой будет.
– Здорово! – Ваня давно не верил в чудеса, но Егорыч так убедительно всё рассказывал, что очень хотелось принять слова старика на веру. – Вот бы мне такую свистульку!
– Так за чем же дело стало? – Егорыч полез во внутренний карман своего выцветшего пиджака и вытащил маленький грубо вырезанный деревянный свисток. – Я с тех пор с ним не расставался. На, держи! Мне старику он уже ни к чему, а тебе ещё послужит. Только уговор, потом мне обо всём расскажешь. Меня всегда тут в это время найти сможешь.
– Угу, – быстро кинул Ваня, схватил подарок и понёсся со всех ног домой. – Спасибо!
 
Вечером Ваня не мог дождаться, когда на деревню опустится ночь, чтобы посмотреть в глаза своим кошмарам. Теперь он их не боялся, ведь у него была волшебная свистулька.
Мальчик сидел возле открытого окна и рассматривал подарок Егорыча. Свистулька была вырезаны в виде дельфина. Дерево от времени стало гадким, но потемнело. Совершенно крошечная: она легко умещалась в маленькой ладошке Вани. Даже не верилось, что такая безделушка может защитить от чудищ из снов.
Небо вспыхнуло алым заревом заката. Одинокие облака окрасились причудливым сиреневым цветом. Лёгкий летний ветер теребил ветки стоявшего напротив окна берёзы. Шелест листьев успокаивал, усыплял словно колыбельная. Солнце медленно опускалось за горизонт. На мгновение огромный красный шар запутался в кроне, пронзая её лучами света. Так и чудилось, что это не солнце, а большой штурвал парусника. Один из лучей упал на ладошку. Свистулька блеснула подобно золотому пиастру.
Ваня потянулся и зевнул: пора ложиться. Уже в кровати он бережно подложил свистульку под подушку, закрыл глаза и стал ждать, мысленно умоляя, чтобы сегодня ему снились сны, и обязательно кошмары.
Мальчик так и не заметил, как заснул.
 
Сильный ветер наполнял паруса и гнал корабль по пенным волнам к неизведанным далям.
Ваня оглянулся вокруг. Он стоял на палубе потрёпанного, но вполне ещё крепкого корабля, и крепко сжимал руками штурвал. Вокруг суетились матросы, одетые кто во что горазд. Общим был лишь откровенно грязный вид всех без исключения нарядов. Особенно отличался засаленностью костюм лысого верзилы, мечущегося по всей палубе и раздающего команды вперемешку с затрещинами и пинками.
Почему-то Ваня знал, что это боцман.
Мальчик поднял голову и увидел, как над кораблём развевается Весёлый Роджер. Он был на пиратском корабле!
– Права по борту галеон! – послышалось из вороньего гнезда.
– Э-ге-гей! – загалдели матросы и бросились к бортам поглазеть на свою будущую добычу.
– Ваши приказания, капитан.
Ваня обернулся. Рядом с ним стоял лысый боцман и лыбился беззубой улыбкой, попутно сжимая руку на рукоятки сабли. Явно не терпелось ринуться в бой.
– Пиастры. Пиастры, – затараторил разноцветный попугай, который всё это время сидел на плече мальчика.
Сомнений быть не могло. Боцман обращался именно к Ване. Мальчику стала страшно. Это был тот самый сон, которого он так сильно боялся. Кошмар всегда заканчивался одним и тем же – корабль шёл на дно. Тонул из-за него… И поделать ничего было нельзя. Даже если отдать команду не преследовать галеон, всё равно погоня начиналась.
– Догнать! Сегодня у нас будет добыча, три тысячи чертей!
Голос мальчика прозвучал громко, но не очень уверенно. Оставалось надеяться, что сакраментальное "три тысячи чертей" скроет от команды колебания её капитана.
– Курс на галеон! – уже смелее продолжил Ваня.
Он хотел бросить права руля. Но не знал вправо или в лево нужно его крутить, чтобы повернуть в нужную сторону. На счастье, боцману этого хватило. Лысый моряк тут же раздал нужные команды, и огромная махина в миг развернулась и понеслась вдогонку галеону.
Корабль летел словно стрела. Он буквально скользил по водной глади, едва её касаясь. Было ощущение, что он не плывёт, а летит. И лишь изредка разбиваемые носом волны, обдававшие экипаж брызгами, напоминали, что они всё же в море.
Расстояние между судами сокращалось. Ещё немного, и корабли бы поравнялись. Боцман уже так и вертел на языке: "На абордаж!".
Впереди показался скалистый остров. Ваня не знал, откуда в океане взялся скалистый остров, но появлялся в этом сне он всегда. Галеон сменил курс и на всех парусах нёсся к острову.
Пиратский корабль не отставал. Команда так была увлечена погоней, что даже не заметила, как остров исчез, а морская гадь оказалась вся исщерплена острыми как акульи зубы скалами. Оставался лишь фарватер узкого коридора, по которому и неслись охотник и жертва.
– Карамба! – завопил матрос из вороньего гнезда. – Смотрите! Смотрите! Галеон! С ним что-то не так.
Пираты бросили свои дела и снова облепили бортики с интересном изучая, что же такого случилось с галеоном.
А случилось нечто совершенно невероятное. На глазах корабль стал меняться. Пухлое брюхо подобралось, палуба удлинилась, покрытое свежим лаком дерево кормы стало трухлявым и покрылось коростой мха и тины. Парусу, только что ослеплявшие своей накрахмаленной белизной, истрепались и стали серо-зелёного цвета.
 
– Святая дева Мария, это "Летучий Голландец"! Нам конец! Мы все умрём! – в разнобой запричитали матросы.
Одни из них стояли словно в оцепенении. Другие стали как ошалелые метаться по палубе. Кто–то с мольбой смотрел на Ваню, и ждал его команд. Но мальчик сам не знал, что делать.
– Разворачиваемся! – пришёл в себя боцман. – Надо уносить ноги!
– Смотрите! – снова оживился матрос из вороньего гнезда. – Позади нас всплывает Кракен.
И действительно, вода забурлила, покрылась белой пеной и на поверхности появились вначале щупальца огромного моллюска, а затем и голова с огромным глазом, смотрящим на ставший внезапно совершенно крошечный корабль.
Теперь застыла вся команда. Корабль оказался в ловушке. Впереди "Летучий Голландец" разворачивался к пиратам кормой и было видно, как открываются оружейные люки, позади поджидал Кракен, а по бокам блестели на солнце скалы.
Ване захотелось убежать, спрятаться, забиться в трюм и не вылезать, пока всё не закончится. Но это было невозможно. Он пробовал. Как и пробовал командовать экипажем. Получалось плохо. Либо корабль топил "Голландец", либо попадал в щупальца Кракена. Несколько раз мальчик пытался провести корабль через скалы, но всякий раз судно разбивало об острые камни.
Матросы уже начали косо смотреть на Ваню.
– Полундра! Свистать всех наверх! – орал во всю глотку боцман.
Матросы не особо его слушались. Некоторые собрались в кучку и о чём-то оживленно спорили.
Ваня посмотрел на бывший галеон. Он развернулся и шёл навстречу пиратскому кораблю. Позади размахивал щупальцами Кракен, словно подзывая добычу к себе. На небе появились грозовые тучи. Намечался шторм.
Мальчик машинально засунул руку в карман и нащупал свистульку. Как он мог забыть про свой волшебный талисман. Всего-то нужно дунуть и всё изменится к лучшему. Иначе и быть не могло.
Ваня достал свистульку и дунул в неё что было сил. Но у него ничего не получилось. Он попробовал ещё раз, а потом и ещё, но звук упрямо отказывался выходить наружу.
От кучки моряков отделился матрос и направился к нему. В его руке было что-то зажато. Неужели чёрная метка?
И в этот момент Ваню осенило. Каждый раз, когда он пытался сбежать от опасности, та настигала его. Но что, если не бежать от неё, а идти навстречу? Хуже ведь всё равно не будет. Это он точно знал. Атмосфера нагнетала ужаса, но мальчик неожиданно осознал, что не больше не боится.
Машинально Ваня ещё раз дунул в свистульку. На этот раз громкий протяжный звук пронёсся по палубе. Матросы все как один посмотрели на своего юного капитана.
– Свистать всех наверх! Курс на Голландца. Мы идём на абордаж!
Моряки не верили своим ушам. Они с ужасом смотрели на корабль призрак.
– Три тысячи чертей! На абордаж! – вторил хозяину попугай на плече.
Пираты заколебались. Нападать на корабль призрак было страшно, но при этом было стыдно осознавать, что птица и та оказалась смелее их.
– Чего ждём, висельники? Капитан отдал приказ. Выполнять, или мне самому вздёрнуть вас на рее?! – проревел боцман.
В следующий миг он загорланил залихвацкую песню:
 
 
Вот рассеялся туман, неизбежен абордаж.
Эй, смелей же! Капитан, их корабль будет наш!
Флаг торговый на корме, трюмы полнятся вином.
Джонни! Сид, готовь заряд, мы опустим их на дно!
 
 
Матросы воодушевились. В один миг они бросились по своим местам, дружно напевая куплет песенки:
 
 
Встань, встань солёной стеной
За спиной ветер и крики чаек
Хэй, экипаж, за мной
Нас опять земля встречает!
 
 
Корабль летел навстречу "Голландцу". Пираты обнажили сабли и готовились к абордажу. В их глазах не было больше страха – лишь азарт и предвкушение. Ваня не мог поверить глазам. Ещё минуту назад все были подавлены, а сейчас рвались в бой. И всё благодаря ему. Оказывается, страх можно победить, если рядом есть тот, кто не боится.
 
 
Хэй, экипаж, за мной
Нас опять земля встречает!
 
 
Прокричал Ваня и крутанул штурвал, заходя в бок кораблю-призраку. Стоило судам поравняться, он первым прокричал: "На абордаж!". И в тот же миг "Летучий Голландец" исчез. Также неожиданно, как и появился. Просто рассеялся как туман по утру.
Пираты вначале непонимающе смотрели на то место, где только что был вражеский корабль, а потом зашлись радостными криками.
Ваня тоже хотел прыгать и кричать от восторга. Но увидел, что они в ловушке. "Голландец" завёл из в тупик. Впереди и по бокам были скалы, а позади поджидал Кракен.
Мальчик снова полез за свистулькой, но она снова молчала, оставив его один на один с бедой.
Ваня вертел волшебный предмет, пытаясь понять, что он делает не так. И тут он понял. Всё оказалось проще простого. Свистулька работала лишь после того, как он сам принимал решение. Но что он мог поделать с морским чудовищем? Кракен просто раздавит из как щепку. У них нет шанса… В реальном мире у них не было бы шансов, но они же во сне! В его сне. А значит даже невероятные вещи возможны.
Мальчик ловко крутанул штурвал и повел корабль навстречу новой опасности. Кракен возвышался над поверхностью и размахивал щупальцами. Пираты, перестали радоваться и с ужасом смотрели, как летят навстречу самому страшному морскому монстру.
Ваня не боялся. Он победил свой кошмар!
Перед самым Кракеном корабль взмыл в воздух. Скрепя снастями судно пронеслось между щупалец моллюска и устремился к облакам.
 
Поутру Ваня проснулся бодрым и полным сил. Он осмотрел себя с ног до головы, даже возле зеркала повертелся. Вроде ничего не поменялось, но он чувствовал себя иначе. Что-то определенно поменялось, но он не мог понять, что именно.
Хотелось побыстрее побежать к Егорычу. Старик наверняка знал, что изменилось. А ещё хотелось рассказать о своём приключении. Но дед обещал быть на холме только к вечеру. Оставалось только ждать.
В назначенный срок мальчик сломя голову понёсся на холм.
Егорыч уже был там. Ваня ещё у подножья замахал руками. Старик жестом пригласил мальчика подняться и присесть рядом с ним.
– Ну что, малец, вижу тебе есть что рассказать.
– Есть!
Ваня подробно рассказал обо всём, что случилось с ним во сне. Старик слушал, не произнося ни слова. Лишь выдыхал облака табачного дыма и изредка ухмылялся. В конце похлопал мальчика по плечу.
– Молодец, малец!
– Дедушка, только мне кое-что непонятно.
– Непонятно?
– Да. У меня такое чувство, что что-то во мне изменилось, но что, я не могу понять?
– Хе… Ты изменился. Сумев победить свой страх, ты узнал, что он не так уж и страшен. Страх такая хитрая штука, что если хоть раз его победишь, то в другой раз уже будешь с ним бороться, а не побежишь прочь. А ты не просто со своими кошмарами справился, ты ещё и смог понять, что всё зависит от твоих решений. Можно не верить в себя и вести корабль на рифы, а можно поднять его в небеса.
Ваня завороженно смотрел на старика. Он не до конца понимал его слова, но знал, что сделал всё правильно. А ещё он видел, что в глазах Егорыча он был настоящим героем.
– Спасибо, дедушка, – Ваня протягивал в ладошке маленькую деревянную свистульку. – Только я так и не понял, почему она не сразу сработала. Может волшебство со временем стало слабее.
Егорыч громко рассмеялся.
– Не было никакого волшебства. Это самый обычный свисток. Я его вчера ножом вырезал. А историю про старосту так и вовсе выдумал.
– Как так? Ведь во сне же было волшебство?!
– Было, Ваня, было. Всё это время оно жило в тебе. Когда берешься за дело не боясь, то всегда можешь своими руками сделать что–то по–настоящему волшебное сделать. А свистульку, оставь себе. Это подарок на память. А теперь беги. Твои друзья уже явно построили плот. Думаю, им пригодится настоящий пиратский капитан. Особенно если это капитан моря Сновидений.
Егорыч лукаво подмигнул.
 
– Димка, ты уверен? – неуверенно спросил белобрысый Коля.
– Не дрейфь! Всё путём, – самодовольно заявил рыжий Димка и шмыгнул грязным носом. – Ты же не трус, как Васька?
– Но ведь ветер же, и река не спокойна…
Трое мальчишек, во главе с Колей неуверенно переглядывались явно, сомневаясь и надеялись, что их вожак передумает.
– Плот выдержит, – Димка похлопал ладонью по связанным доскам. – Главное парус крепче привяжите, чтобы не унесло.
Как только парус, наспех сшитый из лоскутов, был закреплён, мальчишки стали выталкивать плот на воду. Димка с длинным шестом, которому отводилась роль руля, стал в конце самодельного судна и оттолкнулся от берега.
Плот поплыл по реке. Вначале медленно, затем быстрее и быстрее.
– Эге–гей! Поднять флаг! – командовал Димка.
Колька послушно потянул за верёвочку и над самодельной мачтой взвился чёрный флаг из платка.
– Йо–хо–хо и бутылка рома! – Димка продолжал строить из себя морского волка.
Ветер стал сильнее. Он надул лоскутный парус и плот заметно ускорился.
– Димка, течение слишком сильное, надо причаливать, – вновь попытался вразумить вожака Коля.
Димка колебался. Он не хотел показать слабость перед остальными мальчишками.
– В самый раз. Так даже реалистичней. Представь, что мы попали в шторм…
Димка хотел продолжить, но в этом миг резкий порыв ветра крутанул плот, и мальчик выронил шест. Они остались без руля.
– Димка! Что нам делать? Димка?
Вожак детворы не знал ответа. Он лишь хлопал глазами и смотрел, как течением уносит шест.
– Я… Я не знаю, – наконец признался Димка.
– Помогите! – закричал Коля. Остальные тут же подхватили его зов о помощи.
Но все понимали, что плот слишком далеко отнесло от деревни, а впереди уже маячил Васильковый холм. За ним река уносилась в лес. Там их уже точно никто не услышит.
Плюх!
Мальчишки повернулись на звук. Рядом с плотом всплыл Ваня. Он ухватился за доски и стал выбираться из воды. Стоило ему справиться с этим, он тут же принялся отвязывать веревки, закреплявшие низ паруса. Одну взял себе, другую бросил Коле.
– Помогайте!
Мальчишки ухватились за верёвки. Димка взялся за самый конец, позади Вани.
– Тяните, когда скажу.
Все кивнули, но Ваня этого не видел. Всё его внимание было занято парусом. Как только ветер снова задул в полную силу, он дёрнул за верёвку. Плот развернулся и поплыл к суше. Так и "рулили", пока импровизированный корабль не вынесло на берег.
– Прости, что назвал тебя трусом, – сказал Димка, и виновато посмотрел в землю.
Было заметно, что извинение, пусть и такое простое, далось ему с трудом.
– Пустяки, – ответил Ваня.
У него не было обиды на друзей. В конце концов, в том, что он победил свои страхи, была и их заслуга.
Мальчишки ещё долго сидели на берегу, и смотрели на реку, и думали, что смотрят на море, воображая себя бывалыми моряками.
 

Авторский комментарий: В рассказе использованы цитаты из песен группы "Дом Ветров"
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования