Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Последний вагон - Поединок

Последний вагон - Поединок

 
ПОЕДИНОК
 
1
Алексей вошёл на застеклённую веранду кафе и немного смущаясь обратился к молоденькой официантке:
- Добрый день! У вас должен быть зарезервирован столик на Фрадкова...
Девушка приветливо улыбнулась:
- Добрый день! Да, я провожу вас.
Подойдя к столику в дальнем углу веранды, официантка убрала с него табличку "Заказан" и положила на белую скатерть меню:
- Желаете позавтракать?
- Нет, спасибо, - мотнул головой Алексей. – Только эспрессо. Двойной.
- Двойной эспрессо, - девушка повторила заказ и покинула веранду.
Алексей посмотрел по сторонам, заглянул во внутренний зал кафе: в этот ранний утренний час он оказался единственным посетителем.
В приоткрытые окна забежал ветер с Финского залива. Запахло морем. Алексей взглянул на песчаный пляж, на чаек, сидящих у кромки воды. Затем взял в руки меню, пролистал его, закрыл и отложил в сторону. Одёрнув потёртые манжеты когда-то белой рубашки, вздохнул и, поправив очки на переносице, уставился в окно...
- Ваш эспрессо.
От неожиданности Алексей вздрогнул. Официантка поставила кофе на столик.
- Спасибо, - пробурчал Алексей.
Проводив официантку взглядом до двери, он взял чашку и, закрыв глаза, с удовольствием вдохнул насыщенный кофейный аромат. Выпив эспрессо, взглянул на часы и сразу после этого заметил входящего на веранду Фрадкова: седого загорелого мужчину в рубашке-поло и джинсах. Официантка поздоровалась с новым посетителем, тот кивнул, улыбнулся и что-то сказал ей...
- Здравствуйте, Алексей Владимирович.
- Добрый день, Михаил Песахович, - негромко ответил Алексей.
- Прелестная погодка, неправда ли? – Фрадков широко улыбнулся, продемонстрировав вызывающе белые и ровные зубы. – Если не возражаете, я попросил нам минералочки принести?
В ожидании заказа Фрадков говорил о погоде, об инфляции, о своей даче, находящейся неподалёку... Алексей смотрел на сидящего напротив мужчину и думал: "Вот что значит врач-психиатр высшей категории: пара минут разговоров ни о чём, а напряжение снял".
- Я так понимаю, Алексей Владимирович, что раз вы мне с нашей прошлой встречи не звонили, то у вас всё в порядке? – спросил Фрадков, отпив минералки и, не дождавшись ответа, продолжил: - Но я всё равно должен задать вопрос про ваши сны: они вас более не беспокоят?
Сны. Да, чуть больше года назад Алексей Смирнов пришёл к Фрадкову именно из-за них. Точнее вначале был визит к психологу, а уже затем... А началось всё года полтора назад, когда Алексею в первый раз приснился сон, в котором он был инженером по обслуживанию гравитационных ракетных двигателей межпланетных кораблей. Вначале фантастические сны о будущем снились раз-два в неделю, но чем дальше, тем чаще приходилось вживаться, пусть и во сне, в роль космоинженера. По началу такие перевоплощения не доставляли беспокойства, даже наоборот, Алексей с интересом ожидал новой "серии", но когда стало очевидным, что каждый последующий сон является логическим продолжением предыдущего, Смирнов забеспокоился и записался к психологу. Ну а тот после пары сеансов порекомендовал обратиться к Фрадкову.
Михаил же Песахович почти сразу убедил Смирнова в том, что его случай хоть и не обычный, но не является следствием психического расстройства. Фрадков предположил, что такого рода сновидения – защитная реакция организма. Алексей согласился с врачом, признав, что к сорока годам он был многим недоволен: ему не нравилась скучная работа в небольшом НИИ, в семье всё было как-то серо и уныло, ну и вообще... А сон позволял реализовать мечты юности: полёты на космических кораблях, межзвёздные путешествия. Да и сам гравитационный двигатель – его Смирнов пытался изобрести ещё в университете – стал реальностью, пусть и во сне. И тогда Алексей начал двойную жизнь: по ночам он был инженером из будущего, а днём, формально работая в НИИ, всё время тратил на создание инновационного двигателя. И по прошествии года никому неизвестный старший научный сотрудник, используя знания, получаемые из снов, оказался в шаге от революционного открытия.
- Алексей Владимирович... – Фрадков откашлялся.
- Извините, - смущённо ответил Алексей, выдернутый из мира, где он вот-вот должен стать всемирно известным учёным, в реальность.
- Так что, сны вас больше не беспокоят? – переспросил Фрадков, но увидев замешательство собеседника, уточнил: - Или с ними что-то не так?
- Как сказать... – уклончиво ответил Смирнов и замолчал.
- Продолжайте, Алексей Владимирович, я вас внимательно слушаю.
- Кажется у меня новая проблема: я слишком много сплю...
- Много – это сколько?
- Больше двенадцати часов в день. Иногда до четырнадцати...
- Да-с, многовато.
- Не то слово, - вздохнул Смирнов. – И уже пошли неприятности: на работе дали понять, что хотят меня уволить, а жена говорит, что ей и сыну не нужен такой муж и отец, который спит по четырнадцать часов, а остальное время сидит безвылазно за столом и что-то пишет и пишет...
- А что вы пишете? – уточнил Фрадков.
- Так это, - Алексей повертел пальцами в воздухе, будто закручивал лампочку, - фиксирую информацию по гравитационному двигателю.
- А, понятно... – кивнул Фрадков и то ли в шутку, то ли всерьёз поинтересовался: - И как успехи?
Алексей внимательно посмотрел на собеседника:
- Я уже разобрался с основным принципом работы, но надо ещё получить кое-какие теоретические данные и тогда... - поняв, что Фрадков не собирается уточнять, что будет "тогда", Смирнов продолжил: - Только вот так подолгу спать – не годится. Работа – чёрт с ней, но семья...
- Да, семья – это важно... - Фрадков сцепил пальцы рук. – Ну-с, Алексей Владимирович, из услышанного я могу сделать вывод, что никаких проблем по моему профилю у вас как не было, так и нет. Вам разве что требуется консультация психолога в решении семейных вопросов, и обратитесь к терапевту, пусть поможет восстановить нормальный режим сна и бодрствования.
- Скажите, а у меня с головой, это... Точно всё в порядке?
- Алексей Владимирович, я же врач, - улыбнулся Фрадков. - "С головой точно всё в порядке" - это не медицинский термин. Я уже сказал, что пока не вижу причин для беспокойства. Поэтому рекомендую поступить следующим образом: вы делаете то, что я сказал и если через месяц ситуация не улучшится, то тогда обращайтесь – будем думать, чем помочь. Согласны?
Немного разочарованный Алексей молчал: идя на встречу он думал, что Фрадков, выслушав его, начнёт задавать вопросы, направит на повторное обследование. А тут - короткий разговор и какие-то банальные советы...
По-видимому догадавшись о мыслях Смирнова, Фрадков поспешил добавить:
- Вы, Алексей Владимирович, попусту не волнуйтесь. Сейчас вам первым делом необходимо скорректировать режим дня. Начните больше времени проводить на свежем воздухе, ведите активный образ жизни, запишитесь в тренажёрный зал, в конце концов. Ну и сходите к терапевту, пусть пропишет что-нибудь для тонуса.
Психиатр встал и протянул Смирнову руку:
- Алексей Владимирович, всё будет хорошо. Только через месяц отзвонитесь в любом случае. Или раньше, если что...
Алексей вяло пожал протянутую ему руку.
 
A
Марк Нортон сидел за столиком в кафе и через панорамное окно смотрел на звёзды, щедро рассыпанные по бесконечной черноте космоса. Года полтора назад он бы принялся отыскивать знакомые созвездия, но за последнее время в его жизни многое изменилось...
- Добрый день, Марк! – Нортон вздрогнул, повернул голову и увидел огромного лысого негра, стоящего рядом со столиком. Это был Стив Браун, его лечащий врач. – Извините, я немного опоздал.
- Ничего страшного, - ответил Нортон, - я смотрел на звёзды...
- Вы не будете возражать, если я что-нибудь закажу, а то я чертовски голоден? – спросил Браун, садясь на свободный стул и активируя на сенсорной поверхности стола голографическое меню.
- Пожалуйста, пожалуйста, - развёл руками Марк. – Я и сам что-нибудь возьму.
Браун несколько секунд водил пальцами по столу, а закончив, посмотрел на Нортона:
- Я определился, а вы?
- Я тоже.
Нажав кнопку вызова официанта, Браун откинулся на спинке стула. Секунд через двадцать к их столику бесшумно подъехал робот:
- Хорошего дня! Вы готовы сделать заказ?
Вместо ответа Браун ткнул пальцем в сенсорную столешницу.
- Двойной питательный коктейль номер семь с клубничным вкусом, - робот повторил сделанный заказ, а затем повернулся к Марку.
- А мне яблочный сок, - Нортон посмотрел снизу-вверх на стальную макушку официанта.
- Ваш заказ принят, - отчеканил робот. – Ожидаемое время исполнения – сто двадцать секунд.
Когда через две минуты уже знакомая железка ставила на столик бокалы с напитками, Браун заканчивал рассказывать анекдот про врача. Анекдот Нортону не понравился, но не желая обидеть собеседника, он улыбнулся.
- Приятного аппетита, - Браун разом отпил треть принесённого коктейля.
- А ведь когда-то давно это делали из яблок... – произнёс Марк, держа в руке бокал с соком. Поймав на себе недоумённый взгляд Брауна, он продолжил: - Скажите, Стив, а вы хоть раз ели настоящие яблоки?
- Как же, - фыркнул Браун. – Я что, похож на миллионера?
- Я тоже не ел, - Нортон поставил бокал на столик так и не попробовав "сок".
- Бросьте, Марк. Тоже мне нашли повод для занудства. Яблоки, видите ли, не настоящие... Зато мы летаем от одной галактики к другой, а не торчим безвылазно на Земле, пусть и попивая натуральные соки.
Марк кивнул:
- Всё так... Но мне кажется, что получив возможность летать в самые дальние уголки Вселенной, мы все что-то потеряли. Что-то такое важное... Ну я не знаю, как это правильно назвать... - Нортон замялся, не сумев подобрать нужных слов.
Браун допил коктейль.
- Лично мне ничего такого не кажется. Но зато я понимаю, что если вы можете позволить забивать себе голову всякой ерундой, то вы, Марк, идёте на поправку.
Нортон улыбнулся:
- Да, возможно вы правы...
- Извините, Марк, - уже серьёзно заговорил Браун, - но я должен спросить... Боли? Кошмары? Вас что-то беспокоит из того, что было раньше?
Вспомнив пережитую аварию и последующие события, Нортон сжал зубы...
Полтора года назад он испытывал новый ракетный двигатель. Опытный образец успешно прошёл все тесты, и пробный полёт в пределах Млечного пути многие считали формальностью. Тем большим шоком оказалось произошедшее...
Марку повезло: он не только пережил взрыв космолёта, но и не стал калекой, как большинство спасённых. Нортон отделался лишь травмой головы. Только вот пришлось проваляться в коме несколько месяцев, а после – терпеть головные боли и ночные кошмары. Но Марк выкарабкался. То ли благодаря своему богатырскому здоровью, то ли - усилиям доктора Брауна.
- Да нет, Стив, - вздохнул Марк. – У меня почти всё нормально.
- Почему "почти"? – Браун провёл ладонью по бритой чёрно-коричневой голове.
- Ну так мне продолжает сниться, что я - сумасшедший изобретатель из эпохи Перволётов. Это, конечно, не кошмары, но всё же...
- И что? – пожал плечами Браун. – Мы же вроде решили, что вы на основе этих снов роман напишите? Вот и пишите. Марк, вы же понимаете, что нейтральные сны про полоумного учёного из прошлого – намного лучше, чем то, что снилось вам раньше. Вас всё равно ещё полгода до полноценной работы не допустят, так что написание романа – прекрасный способ занять себя. Вы согласны?
Нортон ответил не сразу:
- Вы как всегда правы, Стив...
- Так-то лучше! Кстати, а что с продолжительностью сна?
- Десять-двенадцать часов...
- О, да вы счастливчик! Мне так больше семи поспать не удаётся, - Браун свёл разговор к шутке. – Но думаю, что ещё месяц-другой и я перестану вам завидовать: вы начнёте спать, как все.
- Хотелось бы...
Браун пристально посмотрел на Нортона:
- Итак, Марк, раз по большому счёту вас ничего особо не беспокоит, то предлагаю встретиться через месяц и посмотреть, что будет. Разумеется, если вас что-то начнёт тревожить – сразу выходите на связь.
- Хорошо, давайте так и поступим, - тихо ответил Марк.
Мужчины встали и обменялись крепким рукопожатием.
 
2
Фрадков долго не снимал трубку, но Смирнов был настойчив.
- Здравствуйте, Алексей Владимирович!
- Добрый день, Михаил Песахович! - бодро начал Смирнов. – Я звоню вам, так как мы договаривались о контрольном созвоне... Знаете, а вы были правы: после приёма тонизирующих препаратов я чувствую себя намного лучше.
- Вот и хорошо, - Смирнову показалось, что Фрадков ответил без энтузиазма.
- Кстати я и с другими проблемами разобрался: на работе меня отпустили в отпуск за свой счёт, да и в семье всё более-менее наладилось.
- Обращались к психологу?
- Да, как вы и советовали, Михаил Песахович, - Смирнов старался выглядеть образцовым пациентом.
- Это правильно... - похоже Фрадкову польстило услышанное. – Скажите, а что ваши сны? Как долго спите? Снится всё то же?
- Ну теперь я сплю часов по восемь-десять. И надеюсь, что скоро начну спать, как все нормальные люди. А что касается содержания, то – да, всё как раньше. И меня это радует, так как я уже в нескольких шагах от завершения полной систематизации данных о гравитационном двигателе. Вы даже не представляете, какой фурор произведёт моё открытие! Поверьте, после того, как я опубликую работу, жизнь всего человечества изменится принципиально! Перед людьми откроются такие возможности, такие перспективы!
Смирнов осёкся, понимая, что во время разговора начал размахивать зажатой в руке телефонной трубкой. Фрадков молчал.
- Михаил Песахович!
- Да, да, Алексей Владимирович, я вас внимательно слушаю...
Смирнов насторожился:
- Вам это не интересно?
- Нет, почему же. Просто мне показалось, что вы слишком эмоционально рассказывали про свой сон.
Последнее слово Фрадков выделил голосом.
- Ну и что, что это сон! – почти крикнул в трубку Смирнов. – Вон скольким великим во сне приходили гениальные идеи! А гравитационный двигатель – это будет покруче, чем таблица химических элементов, к примеру. Моё изобретение выведет человечество на принципиально иной уровень развития!
- Алексей Владимирович, я совершенно не хочу и не могу с вами спорить, так как ровным счётом ничего не понимаю в предмете вашего сна, - примирительно начал Фрадков. - А если вы утверждаете, что находитесь на пороге великого открытия, то у меня нет причин не верить вам... И раз вы считаете, что мои рекомендации пошли вам на пользу, то я этому только рад. Но на всякий случай я уточню: вас, как понимаю, в настоящий момент более ничего не беспокоит и не тревожит?
Смирнов ответил не сразу:
- В общем – да. Разве только мне стало труднее добывать необходимую информацию о двигателе... Ну это потому, что я стал меньше спать.
- И это вас беспокоит?
- Да. Конечно я понимаю, что спать по восемь часов – лучше, чем по четырнадцать, но это затрудняет получение информации о двигателе. А с учётом важности моей работы для человечества...
- Думаю, что вам не стоит переживать, - Фрадков решил немного успокоить собеседника. – Ведь конкурентов на сегодня у вас, как понимаю, нет? Так что завершите вы работу месяцем раньше или позже – ничего страшного не случится.
- Так-то оно так, - вздохнул Смирнов, - но хочется закончить побыстрее...
Несколько секунд оба собеседника молчали.
- Ну раз у вас всё более-менее в порядке, - первым заговорил Фрадков, - то предлагаю ещё раз созвониться через месяц.
- Хорошо, - ответил Смирнов, даже радуясь завершению разговора. – Думаю, что через месяц я уже или закончу работу по двигателю, или буду совсем близко к этому.
- Вот и отлично, - бодро подытожил Фрадков. – До свидания!
- До свидания! – ответил Смирнов и завершил звонок.
 
В
- Добрый день, Марк! – ответил на входящий звонок Браун. – Надеюсь у вас всё в порядке? Ведь с нашего последнего разговора прошло меньше месяца, не так ли?
- Здравствуйте, Стив! К сожалению, у меня проблемы...
- Звучит зловеще. Но я хорошо вас знаю, поэтому уверен, что всё не так страшно, – Браун привнёс в диалог немного оптимизма. – Так и что вас беспокоит?
- Да эти чёртовы сны... Понимаете, я сплю всё больше и больше. Если честно, я не хотел вас беспокоить, думал справлюсь сам... Я начал принимать препараты, что вы мне раньше прописывали, но это не помогло. И сейчас я сплю до шестнадцати часов в день.
- Однако, - присвистнул Браун. – Но печалит меня не это, а то что вы - уважаемый человек, инженер, и вдруг занялись самолечением. Ну как так, Марк?!
- Так получилось... - неопределённо ответил Нортон, не поняв, было ли возмущение Брауна искренним.
- Удивительно такое слышать от вас, - несмотря на ироничный тон, стало понятно, что Браун не обижается. – Ну да ладно, по поводу самолечения мы ещё с вами как-нибудь поговорим, а вот с вашим сном надо что-то делать. Столько спать, соглашусь, никуда не годится... Значит вы принимали лекарства и это не помогло?
- Не помогло... – еле слышно ответил Марк.
- Хм, - Браун был явно озадачен. – А ведь это были очень хорошие препараты... Ну раз так, то придётся задействовать аппаратную терапию.
- Это плохо? – насторожился Нортон.
- Да нет, скорее – неудобно: так вы просто принимали таблетки, а теперь вам придётся каждый день наведываться на пару часов в процедурный блок.
- Но это поможет?
- Почти наверняка, - ответил Браун, немного помолчал и добавил: - А что, волнуетесь? Так надо было волноваться тогда, когда решили заняться самолечением, вместо того, чтобы позвонить мне. Ну да ладно, - милостиво продолжил Браун. – А что сам сон? И как ваш роман?
- А, тут всё нормально! – оживился Нортон. – С сюжетом сна никаких изменений: полоумный инженер уверен, что вот-вот изобретёт гравитационный двигатель.
- Понятно... - протянул Браун. – Хотя постойте, ведь такой двигатель изобретут намного позже, если я ничего не путаю.
- Всё верно, Стив, всё верно. Но я знаю, как разрешить эту несостыковку... Это же мой сон, и мой роман, - усмехнулся Нортон.
- Понимаю, понимаю, - многозначительно подыграл ему Браун. – Только вы там не очень жёстко с вашим героем-то. Всё-таки ваш сон и роман – это в некотором роде терапия.
- Хорошо, хорошо, постараюсь быть погуманнее.
- Вот и правильно. А что касается длительности сна, то я за завтра всё организую и пришлю вам информацию куда и когда вам надо будет подойти. Так что до завтра, Марк!
- До завтра, Стив. И спасибо вам за всё, что вы делаете для меня!
- Это моя работа, - невозмутимо ответил Браун и закончил вызов.
 
3
- Ваше решение, Алексей Владимирович, окончательное? Вы не хотите ещё немного подумать? – Фрадков постучал пальцами по лежащей перед ним медицинской карте и посмотрел на Смирнова.
- Нет, моё решение окончательное. Уж не считаете ли вы, что я вот так с бухты-барахты приехал к вам и прошу положить меня на пару месяцев в дурдом?
- В психиатрическую клинику, – поправил собеседника Фрадков. – Всё-таки, согласитесь, это не совсем обычная просьба.
- Понимаю, - кивнул Смирнов. – Но в телефонном разговоре я постарался объяснить почему прошу вас об этом... Дело в том, что малая продолжительность сна тормозит мою работу по гравитационному двигателю: чем меньше я сплю, тем труднее мне получать необходимую информацию из снов.
- И вы решили больше спать? – Фрадков внимательно посмотрел на Смирнова.
- Ну да... Поэтому я и закончил принимать лекарства, редко выхожу на улицу.
- Вы сказали, что окружающие начали высказывать недовольство вашим образом жизни?
- Да и бог с ними, Михаил Песахович. Если бы они знали, над чем я работаю... Ну а так, да. С работы мне пришлось уволиться, жена забрала сына и переехала к тёще. В общем-то оно и к лучшему: теперь я могу жить максимально эффективно с точки зрения решения той задачи, над которой работаю.
Фрадков покивал головой, а затем спросил:
- В таком случае зачем вам ложиться в клинику?
- А всё очень просто: сейчас я вынужден отвлекаться на покупку продуктов, готовку еды, мытьё посуды, вынос мусора, стирку-уборку и прочую ерунду... Мешает мне всё это. Вот я и решил до окончания работы отсидеться, скажем так, у вас. А что? Здесь-то у меня свободного времени будет больше.
- Что ж, практично... – еле заметно усмехнулся Фрадков.
- И это лишь доказывает, что я не псих, - улыбнулся Смирнов. – Ну так что, приютите меня?
Фрадков потёр лоб и вздохнул:
- Ну раз вы настаиваете...
- Спасибо, Михаил Песахович! И знайте, что вы помогаете не только мне, но и всему человечеству! И когда я закончу работу над проектом, то я не забуду о том, что вы сделали и делаете для меня!
- Хорошо, хорошо... Сейчас я вызову медбрата, и он проводит вас в палату, а я пока оформлю все бумаги.
- Ещё раз спасибо, - Смирнов встал и протянул Фрадкову руку.
 
С
- Добрый день, Стив!
- Здравствуйте, Марк!
- Вот увидел ваше сообщение и перезваниваю...
- Да, я отписал вам, так как месяц с нашего последнего разговора прошёл, а вы так и не объявились... Я почти уверен, что у вас всё в порядке, но я должен в этом убедиться.
- Понимаю, понимаю... Да, вы угадали: у меня всё просто отлично! Поэтому я и не звонил вам, чтобы попусту не отвлекать.
- Марк, вы не правы. Вы - мой пациент. И пока я не решил, что вы окончательно поправились, я должен быть в курсе всего того, что с вами происходит.
- Что ж, признаю, сглупил... - извинился Нортон.
- Так-то лучше! – примирительно ответил Браун. – Значит у вас всё-всё хорошо?
- Именно так. Сплю я теперь как нормальный человек - по восемь часов. С кошмарами – давно покончено. Из снов – только продолжающаяся история про сумасшедшего инженер из прошлого. Ну, вы в курсе...
- Да, да, конечно, - кивнул Стив. – Вы ещё про него роман пишите. Кстати, как он, роман-то?
- И с романом всё отлично! Уже дописываю. И, по-моему, неплохой роман выходит.
- Ну я прямо завидовать начал! И всё-то у вас хорошо, всё замечательно, - то ли в шутку, то ли всерьёз сказал Браун.
- Стив, вы же знаете, что своим выздоровлением и всем остальным я обязан вам, – искренне ответил Нортон.
- Знаю, знаю. И надеюсь, что в предисловии к роману вы напишите пару добрых слов и обо мне.
- Даже не сомневайтесь, - Нортон подыграл собеседнику.
- В таком случае не буду отвлекать вас от писательских трудов. Единственное, попрошу всё-таки через месяц сделать контрольный звонок. Ну так, чтобы убедиться, что всё у вас нормально. Вы как, Марк, за месяц с романом-то управитесь?
- Управлюсь, управлюсь. Думаю, что и раньше закончу. Только вот, это... – в голосе Нортона появилась неуверенность, - а что будет с моим сном, когда я закончу роман?
- А, да не беспокойтесь... Думаю, что всё само пройдёт. А если нет, то мы что-нибудь придумаем, - уверенно ответил Браун. – Ну если это всё, то жду вашего звонка через месяц. До свидания!
- До свидания, - ответил Нортон и услышал в трубке короткие гудки.
 
4
- Значит я могу вас поздравить, Алексей Владимирович? – спросил Фрадков у сидящего напротив Смирнова.
- Совершенно верно, Михаил Песахович! Я-таки закончил работу и теперь у меня есть вся необходимая информация по работе гравитационного двигателя! – Смирнов показал на толстую пачку бумаги, лежащую перед Фрадковым, и добавил: - И результат моей работы - перед вами. Здесь, разумеется, только конспект, а подробное описание хранится у меня на ноутбуке.
- И что вы планируете теперь делать?
- Пока не знаю... Я столько времени работал над этим, столько сил и нервов потратил, – в задумчивости ответил Смирнов, а затем неожиданно сменил тему разговора: - Скажите, Михаил Песахович, а моя жена с вами не разговаривала?
- А что? – ответил вопросом на вопрос Фрадков и предательски взглянул на визитницу, лежащую на столе.
- Да так... – Смирнов не заметил оплошности врача. - Понимаете, она считает, что я сумасшедший. Вот дура! Типа я тронулся на почве своего изобретения. И теперь она мне открытым текстом заявляет, что собирается объявить меня недееспособным. Представляете?
Вместо ответа Фрадков неопределённо пожал плечами.
- Но мы-то с вами прекрасно знаем, что я нормальный! – эмоционально продолжил Смирнов.
- Ну да, ну да... – Фрадков посмотрел куда-то в окно. – А знаете, Алексей Владимирович, я бы порекомендовал вам ещё с месяцок полежать у нас в клинике.
- Это зачем? – насторожился Смирнов.
- Ну вы же сами сказали, что очень устали. Вот и восстановитесь у нас. Ведь если вы прямо сейчас обнародуете результаты своей работы, то представляете сколько всего на вас обрушится? Так что вам лучше немного ко всему этому подготовиться. Да и длительность сна вам надо привести в норму.
Смирнов тяжело вздохнул:
- Вы как всегда правы. Но пока я буду здесь лежать вы просмотрите, пожалуйста, мою работу, а недельки через две я попрошу вас переслать её экспертам. Поможете?
- Разумеется! – чуть более эмоционально, чем хотел ответил Фрадков.
- Да, и ещё... Если с вами захочет переговорить моя жена, то не общайтесь с ней, пожалуйста.
- Хорошо, хорошо, - ответил Фрадков и отвёл взгляд от собеседника...
 
D
- Как понимаю, Марк, вы полностью восстановились? Да ещё и в качестве бонуса роман исторический написали? – улыбнулся Браун.
- Ну я его почти закончил... Там ещё заключительная глава осталась, но в целом – роман готов, – немного смущенно ответил Нортон.
- Поздравляю, поздравляю! Не забудьте прислать подарочный экземпляр.
- Обязательно, - Нортон улыбнулся. – Да, и огромнейшее вам спасибо за всё. Если бы не вы, то...
- Перестаньте, Марк, - Браун махнул рукой.
- Кстати, Стив, помните мы говорили о том, что будет с моим сном, когда я закончу роман?
- Помню, и что?
- Да так, просто хотел уточнить: как вы думаете, сны про того сумасшедшего изобретателя из прошлого скоро закончатся?
Прежде чем ответить, Браун посмотрел куда-то в сторону и вздохнул.
- Не знаю, Марк, не знаю. Да и к чему гадать-то? Вот допишите роман всё и узнаем...
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования