Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Чудный Ник - Щепотка кардамона

Чудный Ник - Щепотка кардамона

Бери, что нравится, и не позволяй никому 
становиться на пути. 
Помни: каждый сам за себя.
Тал-Баал, Первый бессмертный.
Свод законов Гергата.
1.
Лу вышла на балкон ложи: море народа, цветные флаги, яркие рекламы. В багровом небе — феерическая надпись: "Бессмертным может стать каждый!" Флипы, снующие над стадионом; зычные голоса букмекеров… Финальные бои Большой Игры. Сегодня чуть ли не весь Гергат здесь! Воздух вибрировал от азарта и жажды крови. Тал-Баал — Хозяин — притащил ее сюда, хотя прекрасно знал: она ненавидит арену и грязный запах смерти. Урод! Он появился из полумрака коридора: высокий, жилистый, абсолютно лысый, безбровый. По красной коже змеятся синие узоры. Бессмертный. Подошел к рабыне и впился пальцами в плечо:
— Ну, что Лу? Повеселимся сегодня?
Она вздрогнула от боли, сдержав крик, повернулась к Бесу с милой улыбкой:
— Как скажешь. Все для тебя, мой повелитель.
На арене уже выстраивались бойцы, готовые ради нескольких порций бессмертия перерезать друг другу глотки. Бес встал рядом с Лу, плотоядно посматривая на новую рабыню. Он получил ее в коллекцию месяц назад, после того, как эскулапы не смогли откачать Вик: девочка не выдержала его неуемных фантазий. Зато теперь — есть Лу. С ней-то он будет поосторожней. Уж больно хороша.

Медик-раб снял с руки Вера пластырь. От раны, разорвавшей предплечье, остался тонкий шрам. В дополнение к тому, что пересекал лицо. Лекарь сделал знак рабам: пора облачать гладиатора в доспехи.
Неспешный ритуал одевания: скрип ремней на амуниции, привычные движения рабов-прислужников — короткая передышка перед боем. Момент, когда можно ни о чем не думать и слушать доносящийся сверху гул голосов.
Как обычно, пришел Хозяин Вал-Тор и с ним еще пара Бесов.
Гладиатор стоял, не шелохнувшись, слушая приближающиеся шаги и неспешный разговор:
— Полюбуйтесь, — Вал-Тор указал на Вера, — лучший продукт моих репрочанов. Годы труда и море неблагодарности. Этот раб ненавидит меня и весь наш порядок!
— А хорош! Продай его, — отозвался один из Бесов.
— Ну, нет! — смешок Хозяина, — я на него слишком много поставил.
— Не ты один. Твой лучший продукт сегодня или всех обогатит, или всех разорит. Как ты вырастил такого гладиатора? Хотя известно, твоё Логово — лучшее.
— Ну… Мы с Первым еще помним бойцов Ушедших.
Бесы понимающе закивали, не все Бессмертные уходили корнями к Великой Войне. Хозяин самодовольно улыбнулся и обратился к Веру:
— Слушай, слабак. Ты завоевал имя и наруч гладиатора. Все благодаря мне. Сегодня приказываю тебе победить.
Гладиатор не ответил, хмуро глянул на господина и направился к выходу. Арена уже звала его. Через закрытые ворота доносился неясный гул толпы, захлебывающийся голос комментатора. Вер остановился перед массивным шлюзом, сосчитал до семи — примета гладиаторов — и протянул запястье к сканеру. С лязгом створки разошлись. В проеме вспыхнула объемная надпись – Тень — боевое имя Вера. Хозяин крикнул вслед:
— Ты должен победить. Слышишь?
Вер молча шагнул в рокочущий от голосов душный воздух арены.
Лучшие бойцы сезона уже здесь. Две шеренги напряженных, готовых к схватке тел. Среди рабов несколько худощавых, опасных, как стрелы, недобесов — проворных и сильных, тех, кто дрался не первый сезон и получил начальные дозы бессмертия.
Тень выпустил меч из наруча, раскрыв его на длину гладия. Рукоятка удобно легла в ладонь. Крутанул мечом, окинул взглядом противников. Прикинул, кто опаснее. Сухой тонкий недобес-раб, что всех ближе — Лис. Его надо сразить первым. Глаза скользнули по шеренге. Там в середине стоял Зверь — свободный гладиатор по имени Земо, единственный на всей арене без ошейника. Гора стальных мышц, любит наносить оглушающие удары щитом, рассекает врагов до пояса… Его бы союзником, а не противником…
Вер встал в шеренгу и снова бросил взгляд на гороподобного Зверя. Мысли привычно нарисовали просчитанную в уме картину боя. И он ждал гонга, чтобы броситься на Лиса.

Лу терпела ноющую боль в плече и не отрывала глаз от арены. Ей приходилось стоять на всеобщем обозрении — Бес любил хвастаться своими игрушками, а уж новой-то рабыней… До нее время от времени доносились реплики из соседних лож:
— А хороша, ничего не скажешь!
— Откуда он таких берет?
— А то не знаешь, что люди из репрочанов берутся, — хохотнул первый голос, — у Тал-Баала собственная лаборатория, вот и снимает сливки.
— Говорят, даже Сар-Тал покупает шлюх для борделей в Гнезде Первого.
— Ну а где ж еще? Не в Логове же Вал-Тора!
Говорившие расхохотались, понимая, что и волчата-гладиаторы Вал-Тора охотно раскупаются любителями мальчиков.
— Глянь, какова! Я бы эту задницу…
Лу резко повернула голову в сторону говорившего. В глазах мелькнула сталь. Говоривший поперхнулся словами и притих. Девушка взглянула на Беса, но того не волновали похотливые реплики жителей Гергата. Сейчас он жаждал кровавой бойни на арене. Тал-Баал сделал ставку на Теня — сенсацию сезона — и должен был выиграть. Раздался гонг, толпа взревела.
Шеренги бойцов сошлись с лязгом и стуком, словно сшиблись две стальных стены. Вер отразил молниеносный удар краснорожего, отшатнулся в сторону от выпада, рассекая противнику руку до кости, и лишая возможности обороняться. Поворот, и клинок Теня распорол живот Лиса. Черные кишки шевелящейся массой вывались на песок. Недобес рухнул, хрипя в агонии. Комментатор взвился, оглашая первую смерть на арене, а Тень скользнул к рядом дерущейся паре…

Лу уже сделала шаг в ложу, как ее взгляд выцепил среди гладиаторов фигуру в черном. Воин двигался как тень, быстрый, с кошачьей пластикой. Она видела не бой, а танец со смертью: один против пятерых. Лу не могла оторвать глаз. Он даже убивал красиво. Вокруг бойца не осталось ни одного живого, и лишь на дальних концах арены шли вялые схватки, и тут из ворот высыпал новый отряд гладиаторов. Лу вздохнула: "Ему не выжить!" — развернулась и вошла в ложу. — "Зачем смотреть? На обычных боях гладиаторам хоть разрешают сделать три выстрела. Это немного уравнивало шансы. А здесь… Тупая бойня".

Вер не думал о бессмертии. О скудных пяти дозах, от которых лишь вылезут волосы и покраснеет кожа. До полного бессмертия — двадцать пять доз… Их нереально добыть на арене. Шансы увеличились бы, устрой организаторы вместо бойни смертельные гонки на флипах… Но даже "Коготь" не разрешают использовать в финале. Только холодное оружие.
И Тень сражался, прикидывая, возможно ли перебить легионеров Вал-Тора и уйти из Логова. Стать свободным, не ожидая милости хозяина. Он дрался с детства на потеху Бесов: в клетках и аренах, гонках и бугуртах времен Великой Войны. Сколько ставок, азарта и бесконечных насмешек Хозяина! Наказания и изнуряющие тренировки…
Клинок с хлюпом скользнул по чьей-то шее. Зрители закричали, кровь плеснулась на Вера, облив нагрудник.
Слабак. Хозяин только так звал худенького мальчишку, умеющего точно угадывать ход противника, будто обладал даром предвидения. Слабак. Оглушающий удар щитом в чье-то лицо, стон боли и чавкающий хруст ломающегося позвоночника под ногой.
Кто-то тяжело подбегает сзади и встречает короткий удар мечом. Жаль, не Хозяин! Но его не убить. Бессмертный. Как-то Слабак, после очередной отсидки в карцере, кинулся на Хозяина с ножом. Лезвие отскочило от красной кожи, даже не оцарапав ее.
Мысли текут, ища ненависть в прошлом, а тело танцует по лужам крови, словно само знает, как драться. Но это не так, Тень все слышит и видит. И новую волну свежих воинов — тоже. Пора!
Вер кинулся через поле к изнемогающему Зверю — свободному гладиатору. Последние два противника теснили его. Зверь, похоже, нашел достойных врагов. Он тяжело и медленно отступал.
Прыжком преодолев расстояние, Тень всадил меч в основание шеи нападавшего, перелетел через оседающее тело, встретил щитом удар молота, предназначенный Зверю. Рухнул на колено, и дал шанс свободному гладиатору. Тот мгновенно рассек врага до пояса. Кровь хлынула на щит Вера. Зверь рыкнул. И вот, уже вдвоем оттолкнув массивный труп, они развернулись к медленно надвигающейся стене новых противников.
Взглянули друг на друга и удобнее перехватили мечи: теперь надо быть вместе. Иначе не выжить.

Шел второй час игр. Лу лениво полулежала на диване, отпивая вино из бокала. Девушка ощущала на языке мягкий ягодный вкус с восхитительным оттенком ванили и нотками экзотических специй. Рабыня усмехнулась. Настоящий глоток из прошлого. Древнее вино Ушедших. Бес специально его тут держит, чтобы похвастаться.
Ушедшие. Эти знали толк не только в вине. Тал-Баал часами мог ей рассказывать о них, о находках и артефактах, путешествиях по заброшенным планетам и поиске тайн исчезнувшей цивилизации. А какой кофе с кардамоном он научил ее варить!
Острый ум и эрудированность Беса завораживали. Лу удивилась, своей мысли. Да, Хозяин был неподражаем, если б не ад, который этот изувер устраивал по ночам! Девушка вздрогнула, сделала еще глоток. Но даже изысканное вино не могло унять страх, перед изощренными пытками. И это опять повторится! Выхода нет, Лу создана рабыней в репрочанах Тал-Баала. Судьбу не изменить…
А сегодня днем в спальню принесли что-то в чехле с торчащим зазубренным лезвием… Девушка непроизвольно сжалась в комок, вспоминая странный предмет. Ее только утром подлатали в медблоке — шрамы на спине и груди убрали, но ожоги на внутренней стороне бедер еще болели, а соски опухли так, что даже легкое прикосновение ткани вызывало страдание. А ночью опять все по новой… И сейчас поморщиться нельзя. Бес увидит — изобьет. Рабыня должна улыбаться и выражать удовольствие. Бес упивался властью над ее телом.
Неожиданно наступившая тишина отвлекла Лу от мыслей. Она с любопытством взглянула на арену.
Оттолкнув окровавленные трупы, Зверь и Тень обрушили совместный удар на подлетевшего гладиатора. Люди вскочили с мест. Воздух сотрясался от криков… А смертоносная пара бойцов выкашивала вокруг себя противников, словно машина смерти.
Одновременно вонзив клинки в грудь последнего врага, соратники посмотрели друг на друга. Они знали закон Арены. Но поднять меч на того, кто только что спас твою жизнь — невозможно.
Ударил гонг. Распорядитель Игр коротко бросил:
— Сражайтесь!
Тень кивнул Зверю, указал мечом на свободное от трупов место. Трибуны притихли. Гладиаторы разошлись, оценивающие разглядывая друг друга. Остановились и через мгновение бросились навстречу. Земо уверенно атаковал, но его меч лишь скользнул по лезвию, и Вер уклонился. Клинок полоснул по икрам, подкосив Зверя. Здоровяк рухнул на колени, а окровавленный меч Теня остановился, царапнув, у горла. В глазах Вера мелькнуло странное выражение. Внезапно, он убрал меч, развернулся и пошел к выходу с арены.
Земо хватал ртом воздух, размазывая рукой кровь по шее. Люди свистели и улюлюкали вслед Теню. Над ареной перекатывался крик:
— Трус! Трус!
Зверь шатаясь поднялся. Бросить метко кинжал и пять доз — твои! Но рука, опустившись к бедру, так и не вытащила клинок из ножен.
В этом сезоне Большой Игры не было победителя. Ставки на Теня с грохотом провалились. Зрители выли в негодовании. Лу с любопытством смотрела в спину странного гладиатора. Рядом Тал-Баал кричал, размахивал руками. Его проигрыш был нешуточным. В гневе Бес крушил все: на пол летели фужеры, вазы, бутылки с драгоценным вином. Лу вжалась в диван, стараясь стать невидимой. С перекошенным лицом Бес бросился вон. Совершенно ошеломленная девушка осталась одна. С испугом и растерянностью она смотрела на разгром в ложе. Ее взгляд упал на тонкий браслет, валяющийся на полу. Бес никогда не снимал его, а сейчас, ослепленной яростью — сорвал с руки. "Изящная вещица. Может, это один из артефактов Ушедших?" — подумала Лу и, не раздумывая, надела браслет, переливающийся огоньками, на руку. Красиво. Она давно хотела поносить его.
Дверь с треском распахнулась, Тал-Баал влетел в ложу, схватил девушку, изрыгая проклятья в адрес Вал-Тора — Хозяина Теня. Испугавшись, рабыня зажмурилась. Бес толкнул ее на диван, с треском разорвал платье. Со всей силы хватил по обнажённой девушке плетью, еще и еще. Боли не было. Лу с изумлением прислушивалась к себе, не понимая, что происходит. Она приоткрыла глаза и увидела, что на коже нет следов от плети, словно Лу внезапно стала Бессмертной. Бес хлестал с оттяжкой, проклинал всех и порол дальше, вкладывая в удары ярость и гнев. Но Лу ничего не чувствовала, словно били кого-то другого. И тут Хозяин заметил браслет на ее руке. Взревел, сорвал его и ударил рабыню по лицу. Арена, Бес, ложа — все провалилось в черную мглу.

2.
Яхта замерла посреди космоса, двигатели заглохли. Бортовой компьютер зафиксировал смерть владельца. Команды "Хозяин в опасности" не поступало, и системы защиты не активировались. Бортком ждал, когда по закону Тал-Баала новый владелец введет свое имя. Но на борту никто не собирался этого делать. Хлопки трехстволок, проклятья, ругань, трупы, тонущие в собственной черной крови…
Вер переступил через тело легионера-недобеса и подошел к панели управления. Ошейник раба с тихим щелчком раскрылся. Тень провел рукой по шее. Непривычно…
Бывший гладиатор приложил запястье к сканеру. Бортком проглотил информацию и записал владельцем Вера.
Каких-то три часа назад Вал-Тор приказал пристрелить Теня, но, подумав, решил продать и покрыть свои убытки. А теперь Вер свободен. Нового Хозяина — высшего недобеса — пришлось прирезать. Не того он выбрал себе в игрушки. Покупал бы мальчиков дальше, так нет же — приспичило купить гладиатора. Вер усмехнулся и сел в кресло пилота. Как хорошо, что недобесов можно убить… Стоп.
Тень посмотрел на легионера, лежащего в луже вонючей крови. Какая-то мысль не давала покоя, но никак не складывалась в четкий образ, которыми привык мыслить Вер. Что-то не так с этими недобесами…
Гладиатор вернулся в каюту бывшего хозяина. Тот лежал на кровати, запачкав все жижей, похожей на смолу. Вер присел возле трупа и потрогал красную кожу со змеящимися синими узорами. Высший недобес… Его от полного Беса отделяла одна или две дозы бессмертия. Неужели две дозы сделают эту красную кожу твердой, как сталь? И от нее будет отскакивать клинок. Всего одна доза?
Гладиатор задумался. Вернулся в отсек управления, запустил процедуру очистки яхты, и сел за инфостол, пролистывать бесчисленные записи покойного. Карты старинных баз, координаты разбитых кораблей Ушедших, места заброшенных складов, тысячи еще неисследованных миров… Характеристики неведомого оружия, обрывочная информация о фантастических устройствах… Покойный хозяин сколотил состояние на потерянных технологиях. Он был Искателем. Нашел немало тайн Ушедших, но, похоже, у Бесов — свои тайны.
"Личный щит". Вер листнул страницу назад. Информации до скудного мало. "Чертежей нет. Внешний вид не известен. Небольшое устройство, охраняющее владельца от … любого повреждения. " Что бы это значило на самом деле? Вот бы разыскать такую штуку и тогда можно задать жару Бесам.

Из поиска Тень вернулся с хорошей добычей. И довольный шел по грязным улочкам, неся в кармане находку, за которую хотел не много ни мало, а ночь с Красоткой Ши — самой дорогой шлюхой Гергата. Вера не волновали ни пьяные недобесы, слоняющиеся возле пивнушек, ни пара безымянных обобранных трупов, ни призывные вздохи дешевых шлюх. Алчные взгляды, оценивающие его новую куртку, натыкались на наруч гладиатора и испуганно убегали прочь.
Очередной поворот зловонной улицы. Стеклянная галерея, залитая багровым светом умирающей звезды. Площадь Утех. Надоевшие бессмертным и провинившиеся рабыни стояли, прикованные к стене. Доступные всем желающим за смехотворные деньги. Пара недобесов-охранников слонялась с шокерами, для соблюдения очереди и взимания платы.
Вер скользнул взглядом по обнаженным поникшим телам. Долго здесь ни одна не могла протянуть. Не каждый Бес забирал собственность назад. В душном воздухе витал неопрятный сладковатый запах. В середине галереи, пара недобесов ловко закрепляла руки свежей жертвы в настенных кандалах, зубоскаля о ее новой работе. Возле них собралась ржущая толпа. К удивлению Вера, девчонка вела себя необычно: ни отчаяния, ни слез, ни слов о пощаде.
Вер мгновенно взглядом охватил великолепную картину: молодое белое тело с чуть просвечивающими жилками; гордо вскинутая голова; роскошные темные волосы и гневные, серые глаза. Бесконечно прекрасные, в которые бы смотреть, да смотреть. Вот только отвлекало слишком многое: крутые бедра, округлые груди, словно бросающие вызов каждому… Тень шумно выдохнул, прогоняя наваждение. Рядом с этой рабыней померкла даже Красотка Ши. Взгляд снова обласкал девичью фигурку и споткнулся о рубец на бедре. Мгновенно обдало холодом, ярость поднялась в душе.
Гладиатор резко отвернулся, он не мог понять, почему его так взбесил этот шрам. Мало ли такого в Гергате? Он снова взглянул на рабыню. В ее глазах мелькнуло узнавание, и тут же сменилось презрением. Рабыня отвернулась с усмешкой, а Вера вновь пробрал холод. Он решительно прошел мимо под окрик охранника:
— Она сегодня только напоказ. Завтра придешь, гладиатор!
Толпа булькала пьяными выкриками, похотливо пялилась. Слышно было, как ссорились из-за очереди на завтра. Тень быстро уходил. Хотелось выхватить меч и рубить пьяную нечисть. Не как на арене с равными, а… Вер не находил слов. Мысли о том, что у девушки нет ничего, кроме красоты, не давали покоя. Ей нечего противопоставить тому, что будет завтра. А завтра ее используют, растопчут красоту и гордость... Сломают как тонкую былинку… Лучше не думать. Забыть рабыню и площадь... Помочь ничем нельзя…

Красотка Ши не принимала. У нее был свободный день. Охранник — внушительного вида вояка — советовал Веру прийти завтра.
— Передай Ши, что Одноухий мертв.
Охранник исчез за дверью, через минуту вернулся и пропустил Вера, не задавая вопросов.
Красотка Ши встретила гостя странно:
— Ты?! — она удивленно повела бровью, не встав с дивана. — Неужели это тот трус, что не смог добить противника?
— Трус? — Вер, не дожидаясь приглашения, прошел мимо шлюхи и сел на кровать, — я — по делу, а не выслушивать твое мнение о прошедшей Игре.
— Конечно, — проститутка изменила тон, — охранник что-то сказал про Одноухого…
— Его можно называть Безголовым.
— Нужны доказательства.
— Где же трусу их взять? — желчно заметил Вер. — Но, думаю, это сгодится, — он вынул из кармана планшет и, привстав, протянул его Ши.
Та выхватила устройство и быстро полистала экран:
— Это мой. Тот ублюдок стащил его. Но ты все уже считал.
— Не все. Часть закодирована. Но вот кое-что меня удивило… Например, тайны Бесов. Пытаетесь что-то нарыть? И заставить Бесов снизить цены на бессмертие? Кто бы мог подумать. Ммм?
Шлюха отвела взгляд:
— Да. Именно так. Цены на бессмертие все время растут. Что совсем не похоже на лозунги Тал-Баала. Этот мир пора перевернуть.
— Хм… не одна же ты будешь его переворачивать? Кто еще?
— А это уже не обсуждается. Ты вернул планшет и хочешь награду?
Вер кивнул, Красотка игриво продолжила:
— Ты ошибся. За планшет ничего не получишь, а вот за Одноухого… Чего ты хочешь?
— Тебя.
— Ах… Это так предсказуемо, — она встала, ее шуршащее платье скользнуло к ногам, словно живое. Ши легонько округлой коленкой толкнула в грудь Вера. Он упал на кровать с коротким смешком, понимая, что может теперь забыть и забыться…

3.
— Ну, что, цаца, как тебе новое место?
Лу с презрением наблюдала за гогочущим охранником.
— Ты посмотри, какие глазища! Того и гляди дырку прожжет! — толкнул недобес напарника.
Второй охранник заржал и пнул Лу в ногу.
Девушка с трудом перевела дыхание. Лодыжка звенела от боли. Где же Ши, черт возьми! Обещала вытащить меня отсюда сразу же! Лу закусила губу, чтобы сдержать слезы.
— А может, пока ночь и площадь пуста, мы первые ее…того...а? — стражник подошел к девушке и прошептал на ухо, расстегивая ремень:
— Давай повеселимся, дорогуша!
— Эй, эй, попридержи! Это же собственность Беса, — остановил его второй.
— И что?
— Он сказал, чтобы до утра волос с ее головы не упал!
— Да откуда он узнает?
— Там, под навесом весь день торчат два легионера. Не заметил?
— Хм… Неужто Бес сам хочет завтра? На виду у всех? Ха, вот будет зрелище!
— Да, кто его знает! Пошли в правое крыло. Там есть парочка относительно свеженьких.
— Пошли! А ты сиди тут, сука! Не рыпайся. До тебя тоже очередь дойдет!
Охранники, весело пересмеиваясь, направились в дальней конец галереи.

Душный ночной воздух укутал площадь. Длина цепи не давала лечь. Лу кое-как устроилась на грубой подстилке, возле отполированной годами стене. Хотелось пить. Уроды-охранники поставили банку с водой так, что не дотянуться. Рабыня прикрыла глаза, перебирая события последних дней. Тогда в ложе Бес сломал ей скулу. Пришлось отлеживаться в медблоке. И только в капсуле регенерации она осознала, что осталась жива. Ей фантастически повезло. Глупое любопытство позволило узнать кое-что о Бессмертных. И, возможно, давало ниточку к свободе и жизни…
Бес со своими садистскими игрушками шанса на выживание не оставлял. А жить хотелось!
Всю неделю после выздоровления рабыня провела в спальне у Тал-Баала, терпя пытки и боль. Надеясь, что он не вспомнит сорванный с руки браслет. И он не вспомнил, упиваясь страданиями и муками рабыни.
Однажды, ночью, истерзанная и полуживая, она осторожно спросила засыпающего Тал-Баала:
— Мой повелитель, ты говорил, что создал новый миропорядок, где у всех равные шансы.
Бес самодовольно улыбнулся:
— Да, дорогая. Я создал мир, где бессмертным может стать каждый.
Лу провела окровавленными пальцами по красной груди Хозяина:
— Я тоже могу стать бессмертной, мой повелитель?
Тал-Баал хохотнул:
— Если доживешь! Твои предшественницы слишком рано умирали. Дурехи. Ты же знаешь, как я щедр к своим легионерам?
— Да, Хозяин.
— Ну так вот… Когда я не смогу придумать ничего нового для тебя, то отпущу. С полным комплектом бессмертия и свободой. Ты же знаешь, я никогда не обманываю.
Лу содрогнулась, ужас змеей пополз по спине. Бес не повторялся в своих фантазиях… Сколько ей еще надо пережить, чтобы он ее отпустил? Приходить в себя в камере регенерации… Пока однажды медики не успеют ее спасти… Как ту девушку… Вик, кажется. Лу вспомнила, как рабыня судорожно скребла руками каменный пол, ее глаза медленно стекленели, а Бес сладострастно стонал от удовольствия над остывающим телом.
Лу стиснула зубы. Нет… тут нельзя оставаться. "Бежать! Бежать, как можно быстрее. Любой ценой! Как жаль, что катера охраняются, я бы угнала один", — рабыня провела рукой по синему узору на плече Беса, и, убедившись, что он уже спит, отправилась, прихрамывая, в медблок.
Обрывочные слухи: кое-кто в городе интересуется тайнами Бесов и готов за это платить. Полулегенды из Гнезда, что девочки не бросают друг друга… Маленькие зацепки, тщательно собираемые Лу в одну систему… И, наконец, удача, или случай? Но как-то утром, когда она возвращалась из медблока, проходящая мимо рабыня тихо сказала:
— Тебе помогут. В обмен на информацию.
— Где и когда? — еле слышно спросила Лу.
На следующий день пришла инструкция: "Ты должна оказаться в галерее рабынь на Площади Утех. Тебя вытащат. Обмен должен быть полноценным, иначе вернешься к Хозяину. Ши".
Ох, как рискованно! Но других вариантов не было. Вероятность не дожить до утра стремительно возрастала. Ночью вторую девушку унесли из спальни Беса по частям… завтра саму Лу могут так же упаковать в мешки…
Через ту рабыню-связную, она сообщила, что готова. А дальше все просто.
Лу улыбнулась, вспомнив ошеломленное лицо Беса, когда она прилюдно дала ему пощечину. Как давно хотелось это сделать! Публичное оскорбление Бессмертного, да еще Первого, требует публичного наказания. И вот она здесь, в галерее на площади.
Лу встала, сделала пару шагов, насколько позволяла цепь.
Все тихо, только вдалеке слышались голоса охранников. Небо посветлело. Ши так и не пришла…

Красные утренние лучи выхватили из полумрака комнаты матовое тело Ши, лежащее на черных простынях. Ночь прошла великолепно. Вер не без удовольствия наблюдал, как Ши потягивается, следит за ним из-под длинных ресниц. И в то же время понимал, что не забыл ту девушку на площади. Холод пробирал при одной мысли об участи рабыни и толпе желающих. Хрупкая беззащитность гордячки, ее взгляд… Гладиатор резко встал и молча начал одеваться.
Красотка улыбнулась, перевернувшись на живот, и тихо проворковала:
— Жаль, что уже уходишь. Ты не такой как все.
— Угу. Вас этой фразе с репрочана обучают?
— Ты думаешь, я притворялась?
— Да.
— Разве тебе не было хорошо со мной? Приходи в мои свободные дни, когда другим вход закрыт, и ты поверишь.
Он повернулся, шлюха непроизвольно вздрогнула от горящего взгляда.
— Все было хорошо, Ши. Скажи, что за рабыню вчера привезли к Стене?
— После ночи со мной, ты вспоминаешь рабыню… у Стены?! — Ши резко встала с кровати, демонстрируя тело, мягко розовеющее в утренних лучах. И с вызовом посмотрела на гладиатора.
Тот улыбнулся:
— Не могу оставить ее там… На потеху толпе.
— О! У великого воина есть чувства?
— Что?!
Ши хохотнула, а потом добавила серьезно:
— Будь осторожен. Ты чертовски хорош, но, говорят, чувства делают людей слабыми и уязвимыми. Тебе оно надо? Лучше приходи ко мне.
Она нежно провела пальцем по щеке гладиатора.
Вер мягко отвел руку Ши:
— Я заберу ее у Беса, и пусть он подавится своей злобой.
— О Бессмертные! Вчера туда привезли Лу! — крикнула Ши вслед уходящему гладиатору, — Безумец!! Мы сами ее вытащим!
Но он не слышал, стремительно сбегая по лестнице борделя.
— Сумасшедший, — пробормотала Ши, — их обоих убьют, а я так и не узнаю, что Лу хотела мне сказать. Надо поторопиться!

Утренний аукцион на Площади Утех был в самом разгаре. Вер быстро шел, но внезапно ему дорогу перегородил Зверь. Тень не узнал его, резко отступил в сторону, угрожающе выпустив меч из наруча.
— Тень! Это же я.
Вер окинул взглядом небритую физиономию:
— Зверь? — клинок с тихим звоном вернулся в наруч, — какого черта?
— Я тебя искал. Есть разговор. Нам бы объединиться…
— Мне некогда, — Вер обошел Земо и зашагал дальше.
— Я с тобой!
— Хорошо. Мне пригодится твой ствол, — указал Вер на автомат Земо.
Зверь, кивнув, зашагал рядом.
Площадь Утех встретила их хохотом и пьяными выкриками. Какой-то широкоплечий верзила похвалялся:
— Что неудачники?! Думали перебить очередь?
Он смеялся, поднимаясь на ступеньки галереи, и красноречивыми жестами изображал, что сейчас сделает.
Лу вжалась в стену, с ненавистью смотря на него. Охранники хихикали, товарки по несчастью безучастно наблюдали происходящее.
Вер рванулся вперед, раскидывая зевак и пьянь, собравшуюся на площади. А верзила тем временем облапил девушку и наклонился к ней. Рабыня, отчаянно вертясь, двинула ему коленом в пах. Тот взвыл, ударил ее по лицу:
— Тварь!
Толпа разразилась гоготом.
— Опустите ее на колени! — крикнул верзила охране, — я…
Его оборвал клинок, сверкнувший по горлу. Фонтан крови облил рабыню. Булькая и захлебываясь, верзила свалился к ее ногам. Девушка вскрикнула, толпа на площади замолчала. Охранники, разинув рот, уставились на Вера. Земо оторопело смотрел на происходящее, с трудом понимая, во что вляпался. Гладиатор опустил меч и повернулся к охране:
— Сколько?
— Она твоя, — усмехнулся один из них, — очередь перешла к тебе.
Толпа взвыла от восторга:
— Ай, гладиатор! Пришел и взял свое!
Вер перевел взгляд на девушку. Страх, недоумение и презрение слились в ее глазах в адскую смесь.
— Делай быстро и уходи, — бросила она с вызовом, — чтоб я больше тебя не видела.
Ноздри Вера чуть заметно дрогнули, он повернулся к недобесам, спокойно спросил:
— Сколько стоит купить ее насовсем?
Старший охранник, не переспрашивая, включил гарнитуру.
А толпе надоело промедление:
— Давай, поторапливайся! Мы долго ждать будем?! Гладиатор?!
Он повернулся к ним, угрожающе приподняв окровавленный меч. Зеваки отхлынули, примолкли. Недобес закончил разговор, тихо присвистнул:
— Эй, гладиатор! Хозяин продаст ее за пять лямов.
Вер нахмурился. Пять миллионов галахтов — это цена полного комплекта бессмертия. Столько у него не будет, даже если продаст яхту и флип Одноухого. И себя в придачу лет на десять в рабство. Он посмотрел через площадь на Земо и чуть заметно кивнул. Земо тихим щелчком снял автомат с предохранителя.
Тень резко развернулся, вскидывая меч. Лезвие разрубило цепи настенных кандалов. И не успела Лу ничего понять, как Вер перекинул ее через плечо и рванул через взревевшую толпу.
— Придурок! Отпусти меня сейчас же! — Лу пыталась вырваться, но безуспешно.
Вер, не обращая внимания на сопротивление, несся вперед через площадь к спасительному переулку. Лу видела, как замешкавшаяся стража опомнилась и бросилась в погоню, доставая оружие.
Казалось, бег по площади никогда не кончится. Стража догоняла, девушке хотелось плакать от бессилия:
— Идиот! Ты все испортил! Ненавижу!
Она молотила кулачками по спине похитителя, крича:
— Оставь, я — не твоя собственность!!
Охранники не успели открыть стрельбу, как Земо снес их парой очередей, и кинулся в переулок вслед за Вером. С площади уже летела охрана Бессмертного. Красный ублюдок не собирался никому продавать рабыню и держал отряд легионеров наготове. Земо метнулся за выступ здания:
— Беги, Вер! Я прикрою, — и открыл огонь по преследователям.
Те остановились. В тесном переулке не было места для маневра, и, прикрываясь щитами, они двинулись на Земо. Вокруг засвистели пули, одна черканула по плечу.
Зверь бросился, отстреливаясь, наутек, понимая, что Вер несет девушку к стоянке флипов. Переулок свернул, Зверь, пальнув по щитам еще разок, нырнул за угол, где дорогу перегородили четыре девицы в броне и с трехстволками. Он затормозил, но одна из них коротко бросила:
— Беги, — и шагнула в сторону.
Здоровяк бросился дальше, отметив про себя, что пушки тяжелее девчонок. А в следующее мгновение заговорили трехстволки, заливая огнём и смертью переулок из всех стволов.
Вер донес Лу до стоянки, опустил рядом с флипом. Снял испачканную кровью куртку, накинул на плечи девушки, едва прикрыв ее наготу. Она прошипела сквозь зубы.
— Ты все испортил, недоумок.
— Хм… Ты хотела трахаться с этим сбродом? Отнести назад?
Звонкая затрещина, и короткое:
— Идиот! — в ответ.
Вер хмыкнул, перехватил руку, снова размахнувшуюся для удара:
— Остынь.
Она молча отвернулась. Из переулка вылетел Земо:
— Тень, валим! Там легионеры!
Не переспрашивая, Вер открыл флип и втолкнул в него Лу. Земо заскочил в машину без приглашения, Вер плюхнулся на кресло пилота, но не спешил, поглядывая в переулок.
— Чего ждем? — занервничал Земо.
— Красотку Ши, если она уцелела.
— А! — Земо осклабился.
— Хм, — фыркнула Лу.
В переулке бахнул подствольный гранатомет, повалил дым. И тут же выбежали девушки. Две из них свернули за угол и исчезли, одна — недобеска — рухнула посреди тротуара, настигнутая выстрелом легионеров. А Красотка Ши, увидев Вера, кинулась к нему:
— Что ты наделал?!
— Лезь в машину.
— Ладно, — Ши плюхнулась рядом с Земо.
Флип взмыл в небо. Но Ши не сиделось:
— Легионеры нас не отпустят!
— Пока они до флипов доберутся… Мы будем далеко. Ты вовремя появилась.
— А я знала, ты один не справишься. Пришлось быстро менять планы. У нас с Лу договор. А мы никогда не нарушаем договор. — Ши повернулась к рабыне. — Что примолкла? Не забудь Веру спасибо сказать.
— С какой стати? — буркнула девушка.
— Мы бы тебя только вечером освободили. Представляю, как весело ты провела бы денек! Сколько их там было? Человек двадцать?
— Ну, не двадцать, — внезапно пробасил Земо, — но человек семнадцать точно.
— Вечером? — в ужасе прошептала Лу.
— Моя дорогая, у нас есть отработанный план. Когда два охранника ведут рабыню к Хозяину, их убирают, а рабыню — освобождают. Послушай, мы не самоубийцы. Чего там — один день у Стены. Потерпела бы.
Лу потрясенно замолчала. О чем она думала, соглашаясь на безумный план со Стеной?

Яхта уносила беглецов в глубины темного космоса, мимо тусклых красных карликов и умирающих планет. После очередного прыжка стало ясно, что Бесы их потеряли. Можно было наконец-то выспаться.
Лу проснулась часа в четыре утра по корабельному времени. Шум двигателей убаюкивал, но мысли, носились стаей вспугнутых птиц, не давая уснуть. Как неожиданно все повернулось… Она хотела свободы и вот… Не попала ли она снова в рабство, но на этот раз к гладиатору? Хотя он ничего не требовал, не приставал… А как смотрел! С затаенным восхищением и заботой. К нему тянуло дразнящее чувство опасности, силы. Только ненормальный мог, рискуя жизнью, украсть собственность Бессмертного, да еще у Стены. Но стоило ли бежать от одного психопата к другому?
Свобода и бессмертие — это все, что хотела Лу. Вер не мог этого дать. Но с ним так безопасно и спокойно... Нет. Все не так. Ей хотелось быть с ним рядом, смотреть ему в глаза. Чувствовать прикосновение рук, ощущать тепло его кожи.
Девушка выскользнула из кровати и пошла на камбуз, сварить кофе. Как это делали Ушедшие. Она вчера нашла в своей каюте ручную мельницу и старую медную турку. Антиквариат. Остался от первого хозяина яхты. Эх… если еще добавить щепотку кардамона — кофе получится отменным.
Не дойдя несколько шагов до камбуза, Лу остановилась. В небольшом трен-зале занимался Вер. Один, без Земо, который еще сладко спал в объятьях Ши.
Тень снова танцевал со смертью, как тогда на арене. Но сейчас все было по-другому. В полной тишине Вер отчаянно сражался с невидимым противником, который был не менее искусным, чем он сам.
Лу, забыв о кофе, заворожено следила за боем, не понимая, кто победит в этой схватке. Силы были равны.
Неуловимое движение, мягкий прыжок через голову, короткая атака. Скорее всего, противник уже мертв, но почему так застыл Вер? На что он смотрит широко раскрытыми глазами прямо перед собой? Клинок ушел в наруч. Вер сдержанно кивнул противнику-невидимке, словно прощаясь, и повернулся к Лу, тепло улыбнулся:
— Не спится?
— Я… — Лу не знала, что сказать, и замолчала на мгновение, потом тихо спросила, — с кем ты сражался?
— С собой, — он мягко коснулся ее плеча, — каждый день я сражаюсь с собой.
— И каждый день отпускаешь?
— Нет. Убиваю. И умираю вместе с ним. Но не сегодня, раз ты тут.
Лу улыбнулась в ответ:
— Кофе будешь? С щепоткой кардамона? Я…
Их глаза встретились. Гладиатор привлек девушку, почувствовал, как она подалась к нему, подхватил на руки и понес в каюту, лаская ее шею и грудь губами. Лу впервые застонала от желанья, а не от боли. Турка выпала из рук и покатилась по полу…

На следующий день, Ши потребовала от Лу информацию, ради которой все и затевалось. Тем более, рабыня, кажется, полностью пришла в себя после потрясений, пережитых у Стены. Собрались в кают-компании, и Лу, торжественно заявила:
— Бесов можно убить.
Повисла тишина, которую нарушил Земо:
— Да ну! Я сражался на арене за обман?!
— Наполовину. Сыворотка останавливает процесс старения и дает биологическое бессмертие. Но если Бес получит смертельную травму — он умрет.
Вер, непроизвольно дотронулся до шрама на лице:
— Беса нельзя убить. Сам пробовал.
Земо удивленно покосился на друга, но ничего не сказал. А Лу продолжила:
— Тал-Баал именно поэтому уничтожил своего раба, который изобрел сыворотку. Чтоб никто не узнал правды. В то же время, любой наемник сделал бы Тал-Баала трупом. Поэтому Бес обратился к знаниям Ушедших. И нашел то, что искал. Вы видели браслеты у Бесов?
— Конечно!
— Браслет создает какую-то защиту… Не знаю… Главное, пробить ее ни одним оружием невозможно.
— То есть… "устройство защищает от любого повреждения", — процитировал Вер, — вот что это значит! Если бессмертный снимет браслет, его можно убить.
— Да! — Лу довольная откинулась в кресле.
— Нет, нет, постойте. Ты молодец, конечно, — воскликнула Ши, — но как снять браслет? Добровольно Бес его не отдаст! И мы не сможем надавить на Беса и добиться…
— …бессмертия даром и для всех? — чуть заметно улыбнулся Вер. Ши кивнула. Тень продолжил, — Хм… У меня есть план, —посмотрел на Земо, — сколько там обещает Первый?
— Десять доз за Лу. Живую. Десять за труп Вера. И пятнадцать тому, кто доставит наглеца Вера живым. И что?
— Тогда слушайте! Есть еще сотни не обысканных планет с военными базами Ушедших…

4.
Развалины города чернели столбами в кровавом свете жаркого полдня. Вер темным призраком пробирался среди руин, искореженных флипов, мимо осыпающихся воронок и развороченной земли. Тишина шелестела, текла струйками песка, хрустела битым стеклом под ногами.
Шорох. Кто-то рядом. Кто-то не из команды Вера. Ближе всех — Земо: до него — пара кварталов, а Ши и Лу — на другом конце города.
Неизвестный прятался за бетонными блоками, прислушивался к шагам. Ждал. Готовился. Слабый ветер донес кислую вонь недобеса.
Краснорожий прыгнул первым, перелетая через серую глыбу и стреляя в то место, где слышал щелчок предохранителя. Но Вер уже откатился от балки и палил в падающую на него фигуру. Недобесы быстрее людей, но не в этот раз. Сухощавое тело красного рухнуло на Вера, придавив к земле, залив кровью из развороченного выстрелом черепа. Тень, бурча ругательства, выполз из-под мертвеца и вскочил на ноги. В развалинах ближайшего здания щелкнул затвор. А Вер уже летел под обломки навеса, спасаясь от вспарывающих землю выстрелов. Выбив бетонную крошку над головой гладиатора, выстрелы затихли, а скрежещущий звук шагов двинулся к его убежищу. Вер ждал, думая о том, с каких пор недобесы нападают парами, и почему эти искатели похожи на легионеров. Нервы вибрировали ожиданием, ладонь сжимала рукоятку "Когтя", а противник невыносимо медленно подкрадывался, поскрипывая подошвами ботинок.
Тени на ободранной стене зловеще сгущались, и вдруг замерли, а в следующий миг короткая автоматная очередь стрекотнула за спиной, обрывая визг краснорожего.
Не опуская руки с пистолетом, Вер неуверенно крикнул:
— Зем?!
— Да. Вылезай уже! — пробасил тот.
Вер вынырнул из-под обломков, и тусклое солнце осветило его лицо, пересеченное шрамом:
— Я думаю, эти двое по мою душу.
— Не уверен, — Земо помолчал, рассматривая мертвеца, поворочал челюстью и плюнул на труп недобеса.
Вер принялся обшаривать тело, отфыркиваясь от кислой вони. Выудил окровавленный планшет, сложенный вчетверо. Затем обшарил второго мертвяка, и, отбросив разный хлам, извлек планшет. Развернул найденные устройства и принялся пролистывать записи. Планшеты легионеров оказались синхронизированными. Вер обнаружил на них общую карту поиска и объявление о награде за поимку Лу и его самого.
— Да, Зем. Я был прав, — Тень посмотрел в ухо недобесу и вынул наушник, — думаю, это связь с Тал-Баалом. Ты, пока ничего странного не заметил?
— Нет. Хотя… — Зверь снова поворочал челюстью, — заметил кое-что.
— И?
— Твой шрам белее обычного.
— Да пошел ты! Я тебя серьезно спрашиваю.
— Ничего не заметил. Тихо. Хорошо, что Ши согласилась остаться с Лу в убежище до времени.
— Лу в этой заварушке не место. Потому и просил ничего ей не говорить о нашем плане. Не хватало только, чтоб Бес забрал ее. Она мне рассказывала, как он издевался над ней.
— И как?
— Согласись на ночь с Тал-Баалом, узнаешь.
Земо заржал, и внезапно метким ударом приклада под дых уложил Вера. Плюнул на наушник недобеса, протер его и затолкнул в ухо…

Через час Тень, распятый на стене, рассматривал убранство спальной каюты Тал-Баала. Галера Беса была роскошна. Сразу и не подумаешь, что это всего лишь каюта на космическом судне. Наручники крепко держали руки в захватах, оставляя относительную свободу движения. Земо переминался с ноги на ногу, стоя перед Первым Бессмертным, тот насмешливо смотрел на Вера:
— Слабак. Теперь я понимаю, почему Вал-Тор так тебя называл. Ты взял, что хотел, а удержать не смог. Подождем, пока приведут сладкую Лу. О… я буду трахать ее на твоем полузадушенном трупе, пока ты не сдохнешь! — Тал-Баал расплылся в улыбке и промурлыкал, — а потом убью и ее. Разрежу на части… Нет. Отдам легионерам, они это заслужили.
Вер невозмутимо ответил:
— Это все, на что фантазии хватило? Понятно, почему девчонка сбежала от тебя.
Бес оттолкнул Земо, подскочил к Веру:
— Ты… ублюдок…, — и размахнулся для удара.
Тот презрительно фыркнул:
— Стоило становиться бессмертным, чтоб связанных бить. Слабак.
Бес опустил руку, сдерживая гнев, и лишь синие узоры, переливаясь, выдавали его бешенство. Вер не дрогнув продолжал усмехаться в лицо Тал-Баала. Земо прикусил губу, недобро посматривая на происходящее, и тут вбежал один из легионеров:
— Хозяин! Привезли Лу!
Тал-Баал, резко развернувшись, вышел из каюты.
— Лу? Как, во имя Ушедших?! — Зем бросился освобождать Вера. — Неужели, Ши позарилась на дозы и сдала Лу?!
— Не знаю. Давай, поторопимся!

Приспешники Беса так крепко связали Лу, что она не могла пошевелиться. Рядом в двух шагах лежала Красотка Ши. Ей досталось еще больше. Она тяжело дышала, один глаз заплыл, по лицу текла кровь, капая на палубу галеры.
Краснорожий Хозяин разъяренно шагал взад-вперед. Лу следила за ним из-под опущенных век. Как хорошо она знала этот нервный шаг! Легкую дрожь кончика плетки, которой поигрывал Бес, и ухмылочку на противном красном лице.
Бессмертный присел рядом с девушками:
— Что, Лу? Вернулась ко мне? Вал-Тор называет твоего гладиатора слабаком, — Бес хохотнул, — и как он? Ведь со мной не сравнится?
— Он придет и…
— Твой слабак пришел. И строит из себя героя. О… сегодня я развлекусь как никогда. Эй, рабы! Отнесите этих в медблок, они мне нужны без единой царапины! — Бес осклабился, — милая, ты же знаешь, мне не интересно, когда боль доставляю не я.
Лу обреченно вздохнула. Все произошло именно так, как она боялась. Глупый план Вера искать браслеты на базах Ушедших провалился. На что он надеялся? Теперь все попались. Хоть бы смерть была легкой… Но от Хозяина этого не дождешься.
Из медблока Лу привели в жилую каюту Тал-Балаа. Одну. Она удивилась, думая, где же Ши, и вот, та, улыбаясь, вошла. Шлюха, как всегда, выглядела прекрасно. На ее тонкой шее, к удивлению Лу, не было рабского ошейника.
— Тал-Баал, милый, я чувствую себя заново родившейся! Спасибо, что выкупил у Сар-Тала и освободил.
— Я всегда держу слово, дорогуша.
Ши прошла по ковру, уселась в кресло, положив ногу на ногу. Лу с ненавистью посмотрела на предательницу.
— Итак, ты сказал, что наш договор в силе. Я жду награду.
— И ты ее получишь.
Бес прошел вглубь каюты. В стене отъехала панель, открывая полки, установленные дозами бессмертия.
— Я обещал тебе десять? Вот еще две в качестве бонуса. Твой дружок Земо неплохо нейтрализовал Вера.
Ши усмехнулась:
— А ты во мне сомневался? Я всегда выбираю правильных помощников.
— С-сука, — вырвалось у Лу.
Ши хохотнула:
— Каждый сам за себя, забыла? — подошла к Тал-Баалу, забрала чемоданчик с дозами. — Если я тебе буду нужна, ты знаешь, как меня найти. Хорошей ночи!
Красотка направилась к выходу.
Неожиданно за дверью раздался шум, крики, брань, короткие выстрелы.
Ши вздрогнула и оглянулась на Беса. Тот пожал плечами:
— Легионеры делят награду. Как обычно. Ничего страшного, моя дорогая. Но обожди, пока мальчики разберутся.
Шлюха улыбнулась и села в кресло у иллюминатора, бережно поставив драгоценный чемоданчик на колени. Заинтересованно посмотрела на бронзовую фигурку из переплетенных тел человека и химеры. Взяла ее со столика и, хмыкнув, начала рассматривать. Бес подошел к Ши и, наклонившись к уху, что-то прошептал, от чего она захихикала.
Лу прислушалась к шуму за дверями. Она знала, как происходят короткие стычки легионеров из-за пары доз. Они никогда не убивали друг друга, все обходилось обычной дракой. Тут было что-то другое. Отборная брань хрипло обрывалась, визги замирали на высокой ноте, с характерным присвистом стрелял … "Коготь". Вер! Эта мысль молнией пронеслась в мозгу, и в то же мгновенье, Лу бросилась к Бесу. Прильнула к красному торсу и скользнула руками по бедрам, не давя ему сделать и шага к двери. Чтобы он ничего не заметил! Хозяин опешил от неожиданности, невольно привлек ласкавшую его девушку, срывая с нее одежду и впиваясь пальцами в мягкое тело. Изловчившись, Лу стащила браслет с руки Беса и отбросила в сторону. Хозяин резко оттолкнул ее, но не успел ничего сделать, как Ши подскочила к ним и с силой ударила Беса по голове статуэткой. Он рухнул на пол, заливая ковер черной кровью.
Лу отшатнулась с криком и оторопело смотрела на тело бывшего Первого Бессмертного:
— П-п-почему?
Ши отбросила окровавленную фигурку:
— Уф… Это часть плана. Правда, в нем не было тебя.
Лу сняла раскрывшийся ошейник, закинула ненавистную вещь в угол каюты и подняла с пола браслет Беса.
— Так, Ши, ну-ка объясняйся.
— Коротко, план такой: Земо и я типа сдаем Вера. Нас всех везут на галеру. И тут я совращаю Беса, — Ши хихикнула, — снимаю браслет, и Зем приканчивает Беса. А Вер тем временем что-то делает с системой безопасности. Но ты увязалась за мной, и… И все получилось даже лучше. Вер, конечно, будет негодовать, ты уж объясни ему, что я тут ни при чем.
Лу тихо выдохнула:
— Ну вы даете… А если… если б Вера убили?!
— Не исключено! — Ши уселась в кресло, — ждем парней. Кстати, ты видела? Там столько доз! Нам всем хватит!

Удар клинком, шаг в сторону, выстрел из "Когтя", поворот, чье-то горло брызгает кровью… Вер действовал, как автомат, привычно рассчитывая, кто и как будет нападать. Ощущение удара всегда раньше, чем противник его нанесет. Малейшее движение — подсказка. Вер отражал удары, слыша, как валятся рядом легионеры, рассекаемые Зверем.
План сработал, только надо выяснить, откуда здесь Лу. Неужели упрямица пошла за Ши? А так хотелось удержать ее подальше от опасности… Маленькая драгоценность, которую хочется спрятать в ладонях… Лу. И очередной недобес свалился к ногам булькая перерезанным горлом…
Идея брать Тал-Баала на галере была не лучшей в жизни Вера. Он привык рассчитывать каждый ход противника, а сейчас играл со многими неизвестными. Хотя Лу точно описала план судна, гладиатор не знал, сколько легионеров на борту. Досталось и Веру и Земо, оба наспех заклеили раны и двинулись, отстреливаясь, дальше по коридору к капитанскому мостику. Дверь заблокирована. Они загнаны в тупик. Зверь захрипел и упал на колено рядом с Тенем, зажимая рукой пульсирующий поток крови, бьющий из плеча, как раз там, где заканчивается броня. Тень, прикрывая его, выскочил вперед, нанося удары клинком. Легионеры — не гладиаторы, искусство фехтования им не известно. Привыкли расстреливать пьянь на улицах Гергата, да ловить мелких воришек.
Трехстволки, оглушая, хлопали прямо над ухом. Легионеры пытались попасть в Теня, что метался между ними, нанося смертельные удары. Зверь кое-как справился с раной, залепив последним куском пластыря, вскинул автомат и крикнул:
— Посторонись!
Тень откатился в сторону, захватывая ближайшего недобеса и прикрываясь им от выстрелов. Черт! Пуля прошила ногу. Автоматная очередь скосила часть легионеров, остальные отступили за поворот коридора. Зверь привстал на колено и быстро сменил магазин. Глянул на Вера и кивнул на пустую сумку: патронов больше не было. Тень отстрелялся еще минут десять назад, и его "Коготь" стал бесполезен. Взяв трехстволку у мертвого недобеса Вер осмотрел магазин. Три пули. Еще одна трехстволка: пусто… Следующая — тоже. Похоже, легионеры расстреляли весь боезапас.
Тень оглянулся. Позади — дверь, которая не открывалась. Сейчас недобесы соберутся с силами и выскочат из коридора, паля из трехстволок… Даже если у каждого осталось по одному-два выстрела. Вер глянул ногу: пуля прошила мякоть, не задев кость. Рана кровоточила. Он встал, нога позволяла хромая двигаться. Кивнул на ближайшего дохлого недобеса. Зверь все понял… и тут с тихим шелестом дверь позади раскрылась. С убитых легионеров, щелкая, упали ошейники. Земо торжествующе воскликнул:
— Девочки справились!
Вер, не говоря ни слова, метнулся, прихрамывая, в раскрывшуюся дверь. Оттолкнув в сторону капитана галеры, он приложил руку к сканеру. Бортком принял имя нового владельцы яхты. А в коридоре оборвался крик ликования. Ошейники вновь защелкнулись на шеях легионеров. Недобесы вломились толпой, с криками и бранью. Каждый из них был теперь лично заинтересован в смерти Вера. Но тот крикнул:
— Хозяин в опасности!
Взвыла сирена. Бортком принял команду. Системы защиты открыли огонь на поражение по метавшимся по мостику недобесам. Через несколько секунд на галере воцарилась мертвая тишина. Капитан осторожно выглянул из-под голопроектора, бортинженеры и пилоты неуверенно пошевелились в креслах. Система защиты молчала.
Земо спросил из коридора:
— Оно выключилось? Или еще будет стрелять?
— Выключилось, но тебе лучше убрать оружие.
— Ха, — Зверь осторожно зашел, косясь на потолок и свисающие с него турели, — как это ты сделал?
— Такая же система стоит на моей яхте. И по регламенту — на всех судах Бесов. Я весь план на этом построил.

5.
— Ты молодец, конечно, — Ши недовольно отвернулась, — отдал галеру капитану и экипажу. Типа, они теперь свободны. Ты вообще… думаешь хоть иногда?
— Все теперь свободны. Хватит рабства. Из репрочанов Тал-Баала будут выходить только свободные люди. Теперь это мое Гнездо. А вы, друзья, можете стать бессмертными прямо сейчас. Берите свои дозы и… вперед!
Он постоял, секунду смотря на красные колбы, повернулся и пошел к выходу.
— А ты? — встревожилась Лу.
— Нет. Я всегда ненавидел Бесов. Так что… без меня, ребята. Удачи!
Лу опустила инъектор, который держала в руках:
— Вер! Подожди! — подошла к оглянувшемуся гладиатору. — Сказать честно, от одной мысли, что я стану красная и лысая, как Тал-Баал… бррр… Мне становится страшно, — и тихо добавила, — штурман не нужен?
— Еще как! — Вер сдержал улыбку, — Идем. Кстати…, — гладиатор повернулся к Ши, — автоматизированные заводы Тал-Баала сейчас бесхозные. Пока никто не знает о его смерти. У тебя есть часа три. И два быстроходных катера.
— Хвала Ушедшим!! — Ши вскочила, укладывая инъекторы в чемоданчик, — я могу стать хозяйкой бессмертия! Наконец-то все смогут его получить!
Земо почесал в затылке и глянул на Ши:
— Даром?
Красотка лукаво ответила:
— Посмотрим! Сначала надо успеть заявить права. Пакуй все. Остаток можно продать. Даже если мы опоздаем, контрабандные дозы стоят чуть дешевле, но все равно. Мы богаты.
Земо потоптался на месте. Махнул рукой:
— Бессмертные и богатые. Да Бес с ним с красным цветом.
Оба рассмеялись, поглядывая друг на друга.

6.
Маленькая яхта уносилась в глубину мрачного космоса, в котором чуть заметно светились тусклые красные звезды.
Вер поставил бортком на автопилот и включил карту, найденную у Тал-Баала. На руке Теня поблескивал тонкий браслет, унизанный синими индикаторами. Лу села рядом, положила руку с таким же браслетом в ладонь Вера и тихо спросила:
— Почему ты забрал завод щитов?
— Чтобы все были наконец-то равны. И браслет мог купить каждый. Не только Бес. — Вер посмотрел на Лу и мечтательно добавил, — а мы пока поищем дорогу, по которой улетели Ушедшие. Они знают что-то о другом бессмертии. Я читал это в записях Искателей. Найдем и спросим.
— Разгадали тайну Бесов, теперь разгадаем тайну Ушедших?
— Да, ушли же они куда-то. Кстати, а где твой кофе с щепоткой кардамона?


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования