Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Рыжаков Алексей - Безбилетники

Рыжаков Алексей - Безбилетники


Рыжаков А. Н.
БЕЗБИЛЕТНИКИ
 
Она пришла в себя где-то за чертой города.
Жара начинала спадать. Близился вечер. Неподалеку гудела автомагистраль.
Девушка бродила, пытаясь вспомнить, как здесь оказалась. В какой-то момент она поняла, что не помнит не только, как сюда попала, но и кто она такая. Только имя. Таня. Затем в памяти всплыли лица родителей, их имена. Интересно, где они сейчас? Потом пришли детские воспоминания. Банты, солнце, велосипед, друзья. Это сменилось коридорами, мерцанием школьных дискотек, затем университетским общежитием, неоном клубов и бесконечной чередой людей. Таня уже хотела остановить этот ход воспоминаний, как вдруг сознание зацепилось за какие-то лица. Чьи они? Не вспомнить. Но с ними что-то связано. Вот только что?
Таня оглядела строения, среди которых она оказалась. Видимо, когда-то здесь была автозаправка, но, похоже, довольно давно. Таня решила уйти отсюда. Но не прошла она и нескольких шагов, как увидела, что с автомагистрали съехал помпезный кабриолет, притом красный, и поперек поля устремился прямо навстречу к ней. Таня остановилась. За рулем сидел черноволосый парень, а рядом с ним – девушка с сияющими пшеничными волосами. Судя по их лицам, они были рады её видеть. Парень, не открывая дверцы, выпрыгнул из салона. Его подруга последовала за ним.
– Привет! Привет! – почти в унисон воскликнули они.
– Возможно, это прозвучит не очень правильно, но, черт побери, как же мы рады тебя встретить!
От такого напора с их стороны Таня ненароком отпрянула.
– Кто вы? – спросила она.
Незнакомцы переглянулись.
– Она не знает!
– Ага, точно!
– Не бойся нас! Мы не причиним тебе вреда, – сказала блондинка.
– Да, теперь никто не причинит тебе вреда, – добавил парень.
– Кто вы? О чем вы говорите?
– Ха, ты видимо совсем свежая… – начал темноволосый, но девушка его перебила:
– Да заткнись ты! – и посмотрела на Таню. – Послушай, дело в том, что ты… как это сказать…
– Короче, ты умерла…
– Вот ты – дебил!
– А что я сказал? Ведь так и есть… – Их перепалка набирала оборот, но Таня уже не слушала.
"Я умерла – подумала она, – странно, почему я не удивлена?" – Она оглядела себя. Всё вроде в порядке. Хотя это ничего не говорит.
– А кто вы? – спросила она.
Ей ответил парень:
– Как кто? Мы тоже того! – он говорил, словно это нормально.
– Да, – вмешалась блондинка, – мы тоже того…
 
Он открыл глаза. Мимо него по зебре пешеходного перехода проходили люди, не обращая на лежащего на краю дороги человека никакого внимания. В считанных сантиметрах от него проехала машина. Он даже не успел отскочить! Чуть погодя, поднялся на ноги. Начал было оттряхиваться, но на одежде не оказалось ни следа.
Чёрт! Да, он же опаздывает! Глянул на часы – стрелки замерли на без двадцати девять. Наверно батарейка села. Надо будет зайти на обратном пути к часовщику в торговом центре и заменить. Он побрёл вперёд. "Стоп. А куда я, собственно, направляюсь?" – он вновь огляделся, но уже совершенно не узнал окружающие его улицы. Только что у него было твёрдое осознание, где он и куда идёт, и тут это ушло. Всё ушло. Нет, имя, его собственное имя, чётко отобразилось в памяти – Артём. Хотя бы что-то.
Артём оглядел себя с головы до ног. Кроссовки, джинсы, рубашка в клетку, лёгкая серая куртка. Обычная одежда обычного человека, не отображающая ничего. В кармане смартфон. Не работает. Быть может, город расскажет ему хоть что-то? Люди? Артём направился к шедшей навстречу женщине.
– Извините... – Но та даже не обратила на него взгляда и просто прошла мимо. Он попытал счастье с другими, но снова ничего. Страх, маячивший где-то на периферии, стал охватывать его целиком. Он задрожал. Что со мной? Что?! И он, поддавшись панике, ни о чём не задумываясь, выскочил на оживлённый перекрёсток и закричал:
– Эй! Кто-ниб...
Но белая семёрка, не сбавляя скорости, наехав прямо на него, прервала его отчаяние...
 
…И они объяснили ей.
– Сначала мы подумали, что все мёртвые – такие как мы, но потом увидели, что это не так, – продолжила рассказывать Юля, так звали блондинку.
– Ты не представляешь, как оказывается много умирает людей! – вставил Кирилл, темноволосый парень. – Мы как раз стояли в какой-то пробке. И в соседней машине человеку стало плохо…
– Да, у него, наверное, случился сердечный приступ!
– Не успели мы глазом моргнуть, как видим, что он сидит уже рядом со своим телом на соседнем сидении.
– А потом просто открывает дверь и исчезает!
– А некоторые, кто, например, умер в аварии, не исчезают! Мы уже два дня едем, знаешь, сколько автокатастроф видели! Погибшие просто бродят неподалёку.
– Мы даже разговаривали с одним. А сейчас увидели тебя, и решили подъехать…
Что это какой-то розыгрыш, Таня даже не подумала. "Да, я умерла" – эта мысль пришла как нечто совсем обыденное.
– Ты видела… себя? – спросил Кирилл.
– А мы не стали смотреть… – добавила Юля.
Таня отрицательно покачала головой.
– А хочешь с нами поехать? – спросили они, – мы, честно сказать, не знаем куда едем. Просто взяли и уехали. Если хочешь, то мы можем отвезти, куда скажешь…
Таня сразу подумала о родителях, но тут же отмела эту затею. При мысли о семье не появилось никаких эмоций. Они и при жизни не ладили, а после смерти, наверное, и подавно… Таня ещё раз огляделась и сказала:
– Я с вами…
В дороге они спросили, как она умерла, но Таня сказала, что не помнит.
– Ничего, скоро вспомнишь. Это само придёт, – сообщил ей Кирилл. – У нас тоже так было.
И они рассказали, как их убили. Юля и Кирилл были в ресторане. И когда они уже собирались уходить, Юля пошла в уборную, а Кирилл за машиной. Когда она вышла на стоянку, кто-то подобрался к ней сзади и ударил по голове. И видимо так она и погибла. Кирилл увидел её, лежащую в крови на парковке, подбежал к ней и тут же, как и Юля, получил удар по голове. Какое-то время они были порознь, но потом встретились. Осознание смерти вскоре пришло само, как данность. Для всех людей они стали невидимы. Сколько бы они ни кричали и ни толкали их – ни до кого достучаться так и не смогли. Тогда они решили, что стали призраками, но это оказалось не так. Кирилл попытался пройти сквозь стену, но врезался в неё. Сначала Кирилл и Юля решили отправиться домой к своим близким, но вскоре, как и Таня решили, что вовсе не хотят этого. Тогда-то им и пришла мысль отправиться куда глаза глядят. Однако пешком далеко не уйти, и тогда они решили попробовать взять машину. Они вернулись на место своей смерти к кабриолету Кирилла. И, как ни странно, он открылся и заработал. И они уехали.
В пути они были с той самой ночи уже третий день. Поначалу они думали, что, когда кончится бензин, их поездка с ветерком закончится, но, сколько бы они ни ехали – топливо не кончалось. И вот они встретили Таню…

…Когда семёрка налетела на него, Артём почувствовал то, что чувствуют те, кого сбивает машина. Его подбросило от удара, и он врезался лицом в лобовое стекло. Боль взорвалась в голове, искры полетели из глаз, и пришло забвение. Но оно не унесло во тьму за собой эту безудержную боль, а лишь оставило его наедине с ней.
А в следующий миг он вновь стоит в центре перекрёстка, а машина, промчавшись сквозь него, уезжает прочь…
Затем Артём бродит по городу, пытаясь вспомнить, как он стал таким, как случилось так, что он... умер. Ещё он пытается войти в какое-нибудь здание. Артём чувствует ладонью ручки дверей, но те не поворачиваются, а двери не отворяются, как бы он на них ни напирал. Он пытается пройти сквозь стену. "Призрак я, в конце концов, или нет?" – думает он, но это приводит лишь к тому, что Артём бьётся о непроходимое препятствие, что, как ни странно, вызывает боль. Обычно люди неосознанно обходят его стороной, но стоит ему внезапно преградить им путь – они проходят сквозь него.
Солнце начинает садиться. И когда уже зажглись фонари и последний закатный луч озаряет день, Артём видит своё отражение в витрине. Кровь и грязь пятнами расплываются на куртке, рубашке и разодранных джинсах. Одна нога босая. Нос сломан, губы разбиты. Но когда солнце окончательно скрывается за горизонтом, видение исчезает. "По крайней мере, мне теперь известно, как это случилось…"

…Они ехали вперёд. Настроение у всех было просто отличное. Они постоянно о чём-то разговаривали, шутили и смеялись.
Близился закат. Таня прислушалась к своим чувствам. Ни тоски, ни боли, ни печали. Если бы не то, что люди не видят её и не реагируют на её прикосновения, она бы и не подумала, что с ней что-то не так. Таня всё так же дышала и чувствовала стук своего сердца. Её пугало лишь то, что она не знала, что будет дальше. Но пока рядом с ней были Юля и Кирилл, ей было спокойно. Сейчас они для неё были самыми близкими людьми, а все кто был для неё дорог, в той прошлой жизни, ушли куда-то необычайно далеко…
В какой-то момент она спросила их – ни пара ли они? На что те весело рассмеялись, и рассказали, что являются просто друзьями. И таковыми были с детства. В тот роковой вечер они пошли в ресторан после довольно-таки долгой разлуки. Кто мог подумать, что всё так кончится?
Начало смеркаться. И в тот момент, когда оранжевый диск в последний раз блеснул, Таня что-то увидела. Они ехали на восток, поэтому закат светил им в спину. И в блеске того последнего солнечного блика она увидела своих новых друзей иными. Голова Юли представляло месиво. Она была проломлена в нескольких местах, словно кто-то бил её по голове чем-то тяжелым, и бил долго. А голова Кирилла представляла собой ещё более ужасающую картину. Затылок его напрочь отсутствовал. Она такое видела в кино. В том фильме человек выстрелил себе в рот…
Но солнце исчезло, а вместе с ним пропало и это видение… "Хм, интересно, – подумала она, – а как выгляжу я?.."

…Куда ему идти? Где ночевать? А мёртвые вообще интересно спят?
Холода Артём не чувствовал. Также – ни усталости, ни боли, ни голода. Ушёл и страх. Не осталось ничего.
И тут Артём что-то почувствовал. Он поднял глаза и остановился. На него кто-то смотрел. Да-да! Кто-то его видел! На него неотрывно смотрел какой-то мужчина. Артём чуть было не рассмеялся от радости. Однако в следующий миг он увидел в этом взгляде страх, да что там – почти что ужас. И беспокойство вернулось.
– Эй! – начал он, однако, незнакомец пустился наутёк. Артём, не задумываясь, ринулся вдогонку. Он сделал рывок и схватил незнакомца. В какой-то миг подумал, что его рука пройдёт сквозь этого человека, но ладонь крепко вцепилась в плечо. Беглец закричал:
– Ты – безбилетник! Отпусти меня! Они придут за тобой!
– Что? Кто я? Безбилетник? Кто это? Кто они? Кто придёт?
– Они! Они! Те, кому уже не отправиться дальше...
– Что? Не пойму… Просто скажи, ты как я?
– Нет, ты – безбилетник, ты... – он замолчал, и посмотрел куда-то позади Артёма. – О… Они уже здесь.
Артём оглянулся. Мужик воспользовался этим, вырвался из его рук и ринулся бежать. Артём же остался на месте, пытаясь разглядеть того, кого увидел испуганный незнакомец. Наконец он разглядел какой-то силуэт. На вид это был абсолютно непримечательный мужчина. Когда он подошёл ещё ближе, Артём увидел, что его губы шевелятся, но ничего не произносят. Краем взгляда Артём увидел, что и позади тоже кто-то приближался. Он повернулся – к нему шли трое: мужчина, женщина и ребёнок. Они также что-то, не переставая, говорили, но абсолютно беззвучно.
– Вы видите меня? Кто вы? – необъяснимый страх накрыл Артёма с головой. А когда он увидел глаза незнакомцев, ему стало ясно почему. Из них на него глядела абсолютная пустота.
Тем временем их стало ещё больше. Мужчины, женщины, старики, дети. И тут его схватили. Сначала Артём ничего не почувствовал, а потом его руку пронзил холод. Затем мороз поднялся к шее и ударил в голову. Из глаз словно ударили искры. И Артём увидел сбивающую его иномарку оранжевого цвета и расплывающиеся красные кляксы. Затем кто-то словно всё остановил и начал прокручивать воспоминания назад. Но новое ледяное прикосновение вернуло Артёма обратно. Он стряхнул с себя незнакомцев и бросился прочь сквозь толпу прибывающих. Они попытались схватить его, обжигая льдом, но он вырвался. Толпа ринулась за ним.
Артём улепётывал со всех ног. Откуда невозмись, стала появляться усталость. Поначалу он не придавал этому значения, но потом к нему пришла мысль: "Какая к чёрту усталость? Я же умер!" – и всё вмиг ушло. Как и те, кто уже не мог отправиться дальше…

…Ночь наступила внезапно. Вроде ещё было светло, как вдруг всё резко поглотила тьма. В следующий момент на встречную полосу выехала машина и устремилась прямо них. Кирилл направил машину на обочину, чтобы пропустить встречный автомобиль, но тот также свернул по направлению к ним. Кирилл сбавил скорость. Стало очевидно, что этот кто-то намеренно идёт на столкновение с ними. Кирилл нажал на клаксон, помигал фарами, но незнакомец только увеличил скорость.
– Интересно, что с нами произойдет, если мы столкнемся? Мы снова умрем? – спросил Кирилл.
– Давай, не будем проверять, – ответила ему Юля.
И Кирилл резко дал влево, когда, казалось, столкновение было неизбежно. Они посмотрели на пронёсшийся мимо автомобиль. Тот резко развернулся и устремился в погоню.
– Да, что такое! – воскликнул Кирилл.
– Может, остановимся и выясним, что ему нужно? Может он такой же, как мы? – предположила Таня.
– Ну уж нет! – ответил ей Кирилл и ударил по газам.
– Что ему нужно? – не унималась Юля.
– Ты хочешь остановиться и спросить? – бросил Кирилл.
– Нет.
– Вот и славно. Тогда держитесь! Черт, быть мертвым оказывается очень весело!
Таня, не отрываясь, смотрела на преследователя. Но слепящий свет дальних фар не давал разглядеть водителя. Таня посмотрела вперед. Мелькнул указатель с названием какого-то города.
– Сворачивай с шоссе! – сказала Таня.
– Зачем?
– Там мы сможем от него оторваться.
– Понял.
Город спал, лишь редкие прохожие иногда мелькали на темных улицах. Но они все как один бросали взгляды на ревущие в погоне машины. "Интересно, кто там за рулём?" – подумал Таня. И в свете уличных фонарей она увидела то, что заставило её закричать.
– Кирилл, гони! Гони!
– Что? Что ты увидела? – Спросила Юля, пытаясь что-то разглядеть в зеркале заднего вида.
Таня, чтобы больше не смотреть на это, повернулась вперёд и увидела выражение лица Кирилла, когда он посмотрел в зеркало заднего вида. Это был испуг. Просто непередаваемый ужас. Но в этом выражении было что-то ещё. Она не поняла что, но ей почему-то это не понравилось.
Тем временем нагоняющий их автомобиль взревел и начал сокращать расстояние.
– Кирилл, быстрее! Он догоняет!!! – кричала испуганная Юля.
А потом все произошло очень быстро. Показался широкий перекресток в форме буквы Т. Дорога, по которой они ехали, упиралась в бетонный забор военной части. Кирилл свернул направо, но неожиданно показалась летящая на встречу машина. Кирилл машинально вывернул руль налево. Столкновение со стеной оказалось неизбежным. "Вот и посмотрим, чего стоит наша смерть на самом деле", – подумала Таня, и машина влетела в стену. Но удара не последовало. Автомобиль прошел сквозь бетонную плиту и устремился дальше. Кирилл быстро сориентировался и, крепко держа руль, поехал дальше, не снижая скорости. Крики ужаса сменились радостным смехом.
– Черт возьми, – сказал Кирилл, – да если б я знал, что будет так весело, то умер бы раньше!
Таня посмотрела назад. Никого. Кирилл выехал на дорогу, и они поехали прочь из города.
Начало светать. Юля спросила:
– А вы видели, кто за нами гнался? Я так и не разглядела…
Таня промолчала и посмотрела на Кирилла. А он ответил:
– Я был слишком занят, пытаясь увезти наши жопы подальше. Я не смотрел назад.
– Таня, ты смотрела назад. Может ты видела? – спросила Юля.
– Нет. Стёкла были тонированы. Я ничего не разглядела…
И они поехали дальше. Не прошло и часа, как солнце полностью взошло. Вскоре им стали попадаться места аварий. Они с лёгкостью замечали мертвецов, стоящих в стороне от разбитых автомобилей или бредущих куда-то по обочине.
– Может, подберем кого-нибудь? – как-то спросила Юля.
– Я думаю, не стоит, – ответил Кирилл.
– Ну ладно.
От веселья, что царило в прошлый день не осталось и следа. У всех на уме была ночная погоня. Юля заплакала. Кирилл пытался её утешить. Таня не стала вмешиваться. Она посмотрела на новую аварию. Погибший, сжимая что-то в руке, растеряно стоял посреди дороги и непонимающе смотрел на проносящиеся мимо машины. Видимо он только пришёл в себя, – подумала Таня. Место его гибели было от него всего лишь в нескольких метрах. Но, даже смотря в ту сторону, он не замечал своего окровавленного трупа. Или не хотел замечать? Стоп! Она что-то вспомнила. Наверное, и её мёртвое тело было от неё так же близко. Возможно, если бы она сразу не уехала оттуда, то смогла бы увидеть себя и понять, как она умерла. Как её убили. Кто её убил… Зачем она уехала от туда. Вообще куда они едут?
– Кирилл, остановись, – попросила она.
– Зачем? Что случилось?
– Останови!
Машина съехала на обочину.
– Таня, что такое? – спросила успокоившаяся Юля.
– Мне нужно вернуться.
– Зачем? – спросил Кирилл.
– Не знаю, но я уверена, так надо. Нам не нужно было уезжать, это неправильно…
– Но зачем? Нас никто не держит…– Начал Кирилл, но Таня его перебила:
– Да, никто. Но есть кое-что. Я уверена.
– Да, Кирилл, мне кажется она права. Давай вернёмся…
– Нет. Я не понимаю зачем? А… а если за нами снова погонится этот…
– Кто? Так ты видел его? – резко спросила Юля.
– Да нет. Не видел я никого…
– Кирилл, поехали назад, я прошу… – снова попросила Юля.
– Я не заставляю ехать со мной, ребята. Просто я считаю, что правильней было бы вернуться обратно. С нами что-то произошло неправильное. Мы должны были оставаться там, где…
– …нас убили? Конечно, с нами произошло что-то неправильное! Нас прикончили!!! – воскликнул Кирилл.
– Я о другом. Всё должно быть не так.
– Кирилл, она права. Я тоже так думаю. И я хотела остаться, но ты сказал, что нам лучше уехать… Я прошу тебя, давай вернемся вместе с Таней…
Обе девушки посмотрели на Кирилла.
– Ну, хорошо.
И они поехали обратно...
 
…Тане снится сон.
Она открывает глаза и понимает, что находится не в машине Кирилла, а в автобусе. В обычном автобусе, из тех, что ездит по внутригородскому маршруту, далеко не новом, но довольно просторном. Он почти полон. Все сидения заняты, многие стоят, держась за жёлтые поручни. Таня стоит на центральной площадке напротив дверей. Она окидывает взглядом пассажиров. Впереди на местах, предназначенных обычно для женщин с детьми и пожилых людей, напротив друг друга сидят Юля и Кирилл и, непринуждённо смеясь, о чём-то болтают. Больше никого она не узнаёт. Единственная странность для нынешнего времени, ни один из пассажиров не занят своим телефоном, хотя среди них и встречаются молодые люди. "Это потому что мы все мертвы, а на этой стороне телефоны ни к чему" – думает Таня.
Затем её взгляд привлекает какой-то парень в самом конце автобуса. Он не спускает с неё глаз. Серая куртка, голубая рубашка, джинсы, кроссовки. Ничего примечательного, однако, что-то отличает его от остальных. Его пристальный взгляд? Не только. Что же это?
Её мысли прерывает появившийся, словно ниоткуда, человек. Она переводит на него взгляд и приходит в ужас! На секунду ей кажется, что перед ней стоит тот, кого она увидела в преследующей их машине. Но это видение исчезает – это просто кондуктор. Женщина неопределённого возраста. Таня замечает, что на них устремили взгляды все пассажиры. У всех на лицах дежурное любопытство, только у Кирилла это неприкрытый страх, говорящий о том, что он увидел в кондукторе то же, что и Таня.
– Ваш билет? – спрашивает кондуктор. Таня начинает лихорадочно рыскать по карманам, хотя у неё есть твёрдая уверенность, что билета ей не найти. Она виновато смотрит на кондуктора и говорит:
– У меня его нет… – её начинает пронизывать страх. У неё крепнет уверенность, что кондуктор её накажет, но та просто сказала:
– Тогда вам не место здесь. Пройдите, пожалуйста, на переднюю площадку, скажите водителю, он остановит движение, и вы сойдёте. – И как ни в чём не бывало пошла дальше, испрашивая у пассажиров проездные документы.
Таня поднимается с места и идёт на переднюю площадку. Заглядывает в окошко водителя.
– Эмм... Извините, пожалуйста, у меня нет билета, и кондуктор сказала, что мне необходимо сойти.
Таня всё также ждёт какое-то наказание и готова уже выслушать в свой адрес какую-нибудь грубость, однако, водитель с улыбкой отвечает ей:
– Конечно, конечно! Я сейчас же остановлю автобус. Что же вы раньше не сказали? Не пришлось бы так долго ехать... – На его лице читается искренняя обеспокоенность. Он съезжает на обочину, нажимает на кнопку, и передние двери с шипением отворяются. Таня спускается на одну ступеньку, но останавливается и обращается к водителю:
– А я могу остаться и поехать дальше?
На что водитель также с улыбкой ей отвечает:
– Конечно, можете, но зачем вам это сейчас? Пройдите через дверь...
– А, ну да... – говорит Таня и поспешно выходит. Двери закрываются, и автобус, вернувшись на полосу движения, едет дальше. Девушку охватывает непреодолимое чувство сожаления, и она борется с желанием броситься вдогонку. А когда автобус скрывается из виду, Таня просыпается...
 
…Они ехали в обратную сторону. Юля спросила Таню:
– А ты совсем не помнишь, что с тобой произошло?
Таня сначала подумала, что девушка спрашивает её про сон, но спустя миг всё поняла.
– Нет. Я, помню, приехала на выходные к родителям, а вечером с друзьями отправилась гулять. Мы были в каком-то клубе… Не знаю. Я всё еще не могу вспомнить…
– Ничего, это придёт, – сказала Юля. – Я тоже долго не могла вспомнить. А Кирилл почти сразу всё узнал. Не знаю, что бы я делала, если бы его рядом не оказалось… Как странно, да? Всего пару дней назад мы были живы, и вот теперь – умерли. Никогда не думала, что всё будет так… Всё будет так просто… А ведь у нас у всех наверняка были какие-то проблемы, какие-то заботы. Помнишь Кирилл, как мы ссорились в ресторане?
Кирилл посмотрел на Юлю.
– Нет, не помню. Мы ссорились?
Таня пристально посмотрела на него. Кирилл определённо врал.
– Да, ссорились, – продолжала Юля. – Я никак не могу вспомнить из-за чего… Наверняка из-за каких-то пустяков. Мы ведь с ним знакомы наверно с рождения. Все всегда думали, что мы встречались, представляешь! Дразнили – тили-тили-тесто, жених и невеста! Но мне всегда Кирилл был как брат! Да Кирилл? – спросила Юля, улыбаясь. Кирилл посмотрел на неё и в следующий момент улыбнулся в ответ:
– Конечно, сестрёнка…
Они ехали без остановки. Кирилл гнал на всю. На закате они свернули с дороги в том месте, где встретились с Таней. Машина остановилась, они вышли из неё.
– Ты уверена, что хочешь это увидеть? – спросил Кирилл.
– Уверена.
– Ну, тогда пошли…

…Всю ночь и весь день Артём бродил по городу.
Он вспомнил, кем был. Студент последнего курса. Учёба, съёмная квартира. Родители в разводе, младший брат, друзья, но всё за сотни километров отсюда. И это всё в прошлой жизни, а точнее просто в прошлом. И сейчас он призрак, благо, не единственный. Ещё есть те, кто не может отправиться дальше. Артём назвал их Пустыми. И с ними лучше не встречаться.
"Они те, кому уже не отправиться дальше. а ты – безбилетник", – эти слова не выходили у него из головы. Что это значит? Надо понять. А лучше – найти кого-то и спросить.
Несколько раз он натыкался на Пустых. Пару раз ему пришлось улепётывать от них, что есть сил. В поисках Артём вновь и вновь размышлял о них. Кто они? Кто теперь он? Раз он здесь, то тоже не может оправиться дальше? Как и они? И теперь они ищут его, чтобы присоединить к их нескончаемой немой беседе?
А если нет, то где другие умершие, как он? Почему Артём их не видит? А может, других и нет. Они как раз и отправились дальше. Умерли, увидели свет и улетели в рай, ну или куда там отправляются? А почему он не увидел света или тоннеля в загробный мир? Почему к нему не прилетел архангел, мать его, Гавриил или ещё кто, и не отвёл к вратам Царства Небесного или, на худой конец, Преисподней? Может ещё не время? Отмечают же девять дней или сорок. Может ещё срок не пришёл. Что ж, будем ждать…
"Так я и вправду умер", – мысль о смерти раннее пришла как нечто само собой разумеющееся, но только сейчас она дошла до него в полной мере. Это значит, что он не увидит больше родителей, брата, друзей. Не влюбится по-настоящему и не проживёт свою жизнь. Смерть. Он захотел зарыдать, оплакать себя, но ничего не вышло – мёртвому даже не заплакать…
Девять дней, значит? Сорок? Делать здесь нечего. Надо сваливать. Может домой? Но успеет ли он? Или времени теперь бесконечность? Лучше поторопиться. Но не пешком же идти! Вот бы на машине доехать. Интересно мёртвые водят машины?..

…Солнце коснулось горизонта. Они пошли к недостроенной заправке и принялись за поиски. Но, как бы не искали, так и не нашли тела.
– Ничего, – произнёс Кирилл.
Юля закрыла лицо руками и уткнулась ему в плечо. Он обнял её.
– Не понимаю…Они напали на меня, когда мы выходили из клуба. Их было трое. Привезли сюда… Когда они уехали, я всё ещё была жива. Я пыталась ползти. Я пролежала здесь почти до вечера, и…
Кирилл выпустил из объятий Юлю и направился к замолчавшей Тане, видимо, чтобы утешить.
– Кирилл! – испуганно сказала Юля. – Твой затылок…
Таня взглянула на солнце. Лишь его край всё ещё держался над горизонтом, отбрасывая свой призрачный свет. Кирилл посмотрел на Юлю. Её раздробленный череп смотрелся ужасающе. Он перевел взгляд на Таню. Её лицо представляло один сплошной синяк. Один глаз превратился в красное пятно, другой заплыл.
– Так вот мы какие … – произнёс он.
– Так в тебя стреляли? – непонимающе пробормотала Юля. – Но ты же сказал, что тебя ударили, как и меня… – Она замолчала, опустила взгляд. Юля всё вспомнила. Она всё поняла и снова посмотрела ему в глаза. – Я сказала тебе, что выхожу замуж. Поэтому ты так расстроился, а я думала, тебя это обрадует… Ты признался мне в любви. И мы поссорились… Я ушла вся в слезах. А когда вернулась, тебя уже не было. Я пошла тебя искать, и ты… Так это сделал ты?!
Он молчал.
– Кирилл, но зачем? Ведь ты же сказал, что любишь меня? Кирилл…
– Именно поэтому я и сделал это! Я всегда тебя любил, но ты никогда не замечала меня…
– Но мы же… всегда были друзьями…
– Друзьями?! Но ты мне была больше чем друг! Что тебе во мне не хватало? Что? Денег? Я занялся этой проклятой работой ради денег! Я стал такой сволочью только ради того, чтобы дать тебе всё то, что ты хотела…
– Кирилл, какие деньги? О чём ты?
– И тут… и тут ты мне заявляешь, что выходишь замуж за какого-то урода!!! Да… Да как ты могла?!
Таня смотрела на ошарашенную Юлю. Слёзы катились по её щекам. Солнце уже село, и все следы смерти ушли. Кирилл что-то говорил ей, пытаясь доказать, что другого выхода у него просто не было…
 
…Он вышел из ресторана и пошёл к кабриолету, которым пытался произвести на Юлю впечатление. Машина ей очень понравилась, и Кириллу это придало уверенности. И он решился ей признаться, а она… Он сделал всё, чтобы наконец выбраться из этой нищеты и добиться всего, чтобы Юля поняла, что он надёжен, что он тот, кто ей нужен, а она… Кирилл сел в машину и достал из бардачка пистолет. Он спрятался в тени за соседней машиной и стал её ждать. И дождался. Удар рукояткой пистолета о затылок лишил её чувств. Она начала приходить в себя и открыла глаза, и он ударил её ещё раз, и ещё, и ещё… Уже сидя в машине, Кирилл понял что иного способа быть с ней у него нет и, сунув в рот дуло пистолета, нажал на курок…

…Таня увидела это в его глазах. Его слова, смешанные со слезами, не смогли рассказать большего. Она отвела от него взгляд и увидела тот самый черный автомобиль, что преследовал их ночью. Увидел его и Кирилл. Но на этот раз ужаса в его лице Таня не разглядела. Тут же стало невообразимо темно, а в следующий момент включились фары. Машина остановилась, из неё появился тот, кого Таня увидела в свете ночных фонарей безымянного города. Человек без лица. Он не спеша обошёл свою машину спереди и открыл дверцу с пассажирской стороны. Кирилл, не отводя взгляда от Безликого, подошёл к нему. Он в последний раз посмотрел на Юлю и сел в салон. Безликий захлопнул дверь и занял своё место за рулём. Фары погасли. Машина сдала назад, развернулась и уехала.
Девушки смотрели вслед исчезающему вдали автомобилю.
– А почему он не забрал нас? Что нам теперь делать? Куда нам идти? – спросила Юля.
– Я думаю это и так понятно, – произнесла Таня. Она вспомнила последние слова Водителя автобуса: "Пройдите через дверь", – значит, им нужна дверь. И она намерена её найти.
– Что ты имеешь в виду?
– Как что? Мы же безбилетники, так?
– Кто?
– Безбилетники. Значит, нам нужно найти билет, чтобы отправиться дальше…

…Артём нашёл машину не сразу.
В поисках средства передвижения он отправился на ближайшую автостоянку у торгового центра. Одни автомобили приезжали, другие укатывали прочь. Артём стал дёргать за ручки каждой машины в ряду. Ничего. Все, естественно, заперты. А как иначе? На что он вообще рассчитывал? Затем он попробовал заскочить в салон, когда ничего не подозревающие люди выходили из машины. Снова ничего. Всё равно это ни к чему бы не привело. Как бы он завёл двигатель?
Нет, у него получится! Должно получиться! Эта уверенность его не отпускала. Просто что-то он делает не так.
И тут он увидел то, что искал. На парковку заехала машина. Он так и не смог определить её марку. С виду обычный современный автомобиль, но что-то делало его другим. Вышел ли кто-нибудь из машины? Артём не увидел. Он обошёл её со всех сторон. Никого. Секунду помешкав, дернул за ручку – дверь отворилась. Сел в салон. Ключи торчали в замке зажигания.
Что ж, нет смысла чему-то удивляться. Пора ехать.
Двигатель ровно загудел, закрутились колёса.
Поехать в родной город? Интересно, родители уже знают, что он умер? Хотя какая разница? Поедет куда-нибудь ещё. Главное не оставаться на месте. А ещё лучше найти себе попутчиков. Возможно, в пути ему посчастливится встретить кого-нибудь, кто сможет ему всё объяснить…

…Стоило солнцу исчезнуть за горизонтом, как ночь, не мешкая, навалилась на мир.
Девушки вернулись к машине.
– Ты умеешь водить? – спросила Юля.
– Да, – ответила ей Таня и села руль.
– Ты сказала, что мы какие-то безбилетники. Что это значит? Тебе что-то известно?
И Таня рассказала ей о своём сне.
– И теперь нам надо найти какую-то дверь? И где нам её искать, ты знаешь?
– Не представляю даже.
Они выехали на дорогу.
– Куда едем. Направо или налево? – спросила Таня.
– Обратно я не поеду. Себя я не видела и видеть не хочу. Поехали направо.
Чуть погодя Юля произнесла:
– До сих пор не могу поверить, что натворил Кирилл. Понимаешь, он всегда был таким хорошим человеком. И я даже предположить не могла о его чувствах. А когда-то давно я ведь была в него влюблена, но так и не решилась ему признаться. Быть может, не будь я такой трусливой, ничего бы этого не произошло.
– Даже не думай винить себя. Ему нет никакого оправдания.
– Да, я пониманию. Будь это в той жизни, ничего кроме ненависти я бы не испытывала, но на этой стороне всё по-другому. Я помню, что очень любила моего жениха, а сейчас… сейчас с трудом могу отыскать его имя в памяти… И ещё мне кажется, что Кирилл всё также сидит с нами в машине. Я должна его ненавидеть, но у меня не получается. Я… Я просто в смятении…
– Может, если избавимся от машины, тебе станет легче?
– А ты уверена, что мы сможем найти другую?
– Ну если не найдём, то всегда сможем продолжить путь на этой.
– Ну, тогда давай.
Магистраль начала огибать большой город. То и дело попадались автосалоны. Девушки начали выбирать, в который из них отправиться за новым автомобилем.
– Я ещё не совсем понимаю, как это происходит, но думаю, стоит очень захотеть, и выбранная машина откроется нам с ключами наготове. Вот увидишь. – Предположила Таня.
Уже начинало светать, однако, ничего ещё не работало. По автостраде проносились редкие автомобили. Кабриолет Кирилла девушки оставили на краю дороги и пошли пешком. У входа в ряд стояли модели для тест-драйва, но они прошли мимо них.
– Как мы сможем войти? – спросила Юля, – везде же заперто.
– А прямо через парадный вход, – ответила Таня и дёрнула за ручку. Дверь отворилась. – Вот видишь.
Они вошли внутрь. Везде горел свет, сверкали машины, мигали огни сигнализации. Но когда дверь автоматически закрылась, всё разом потухло, и кромешный мрак растёкся повсюду. Даже брезжащий на улице рассвет не в силах был разогнать его. От неожиданности девушки застыли.
Пассажирская дверь ближайшей к ним модели открылась, и кто-то выбрался из неё. Свет фар, пронёсшегося мимо автомобиля, выхватил из темноты худое осунувшееся лицо. Губы, словно приклеенные, шевелились, не издавая ни звука, слепые глаза сияли пустотой.
– Это… – начала Юля, но Таня прервала её:
– Уходим.
– Что?
– Быстро!
Юля толкнула дверь, но та не поддалась.
– Заперто. – В её глазах был ужас. Они были в западне.
Незнакомец, словно оправившись от удивления, быстро двинулся на них, протягивая им на встречу руки.
– Бежим!!! – Девушки бросились наутёк. Проскользнув мимо нескольких машин, они подбежали к лестнице, ведущей на второй этаж. Но не успели они перемахнуть через пару ступенек, как обнаружили, что кто-то спускается прямо к ним. Пустые глаза и шевеление губ не сулили ничего хорошего.
– Назад! Назад! – Кричала Таня, но путь назад был отрезан.
"Куда бежать? Куда бежать?!" – лихорадочно проносилось у неё в голове. И тут она вспомнила вчерашнюю погоню. Ничего не говоря, Таня схватила подругу за руку, и они спрыгнули с лестницы. Но вдруг Юля замерла. Таня оглянулась и увидела, что в девушку вцепилась рука одного из этих… существ.
Юля ощутила невероятный холод. В один миг он достиг её головы и затем охватил всё тело. Тьма застлала глаза. Но неожиданно она рассеялась, и Юля увидела… потолок. Белый потолок, посреди которого мигала лампочка противопожарной сигнализации. До её ушей донесся какой-то писк. Красная мигающая лампочка взорвалась, и белизна потолка окрасилась багровым. А потом её кто-то дёрнул за руку и вырвал из цепких ледяных пальцев…
Таня потянула на себя Юлю, обхватила её руками и ринулась прямо на витрину. По стеклу пошла рябь, словно по водной глади, а в следующее мгновение они обе рухнули на землю, провалившись сквозь преграду.
Юля всё ещё не понимала, где она находится. Она почувствовала, что её подняли на ноги и потянули за собой. Через мерзкий неумолкающий писк до неё донеслось её имя. Таня, не переставая, звала её. Наконец в глазах появилась ясность.
– Юля! Юля, что с тобой?! Что с тобо…
– Всё хорошо, всё хорошо…
Двери салона распахнулись и из него выскочили преследователи. Спотыкаясь, но не снижая темпа, они бросились в погоню.
– Скорей в машину! – Крикнула Таня, то и дело оглядываясь. Но тут Юля увидела, что их кабриолет облепили такие же люди, что повстречались им внутри салона. Они вцепились в автомобиль, кто-то уже забрался внутрь. И все они, не переставая, шевелили губами и моргали, казалось, ничего невидящими пустыми глазами.
– Твоюбогудушумать!!! – закричала Юля и уже сама потянула Таню в сторону.
– Господи! Куда ты меня… – произнесла она, но увидела, что путь к машине отрезан. – Да, откуда ж они взялись?!
Люди, обступившие кабриолет, все как один обратили свой взгляд на убегающих. Машина тут же была забыта. Не мешкая ни секунды, все они бросились в погоню.
Девушки выбежали на дорогу. Навстречу им неслась фура. Не раздумывая ни секунды, они кинулись ей наперерез. Водитель, словно что-то почувствовав, внезапно, даже для себя, дёрнул руль влево, объехав беглянок на считанные сантиметры. Преследователи на секунду впали в замешательство, словно не зная, причинит ли им огромный грузовик вред, и остановились. Расстояние между охотниками и жертвами заметно увеличилось. Но, к сожалению, для вторых – ненадолго.
Но тут произошло следующее. Державшийся на приличном расстоянии от фуры, автомобиль резко набрал скорость, взревел движком и со всей скорости врезался в толпу безмолвных охотников. Вопреки ожиданиям, невольно устремившие на это взоры, Юля и Таня увидели, что машина не прошла сквозь их преследователей. Произошло именно то, что происходит в жизни. Кто-то отлетел в сторону, а кого-то затянуло под колёса. Автомобиль повело в сторону, но водитель справился с управлением. Покрышки заскребли об асфальт, послышался душераздирающий визг. Авто неизвестной девушкам модели на секунду замерло, а потом двигатель вновь заревел. Машина развернулась и поехала назад, остановилась аккурат перед ошарашенными беглянками. Задняя дверь отворилась, и водитель взволнованно произнёс:
– Да, что вы стали?! Садитесь!
И они, не раздумывая, сели…

…Безликий остановил машину у полуразрушенного здания. Кирилл отметил, что когда-то это был пост дорожно-постовой службы. Окна выбиты, двери выломаны, ограждения чем-то заросли, а на покосившейся табличке написано ДПС. Чуть поодаль также пребывали в запустении придорожные павильончики, где раньше можно было купить еду непонятного происхождения, запчасти, масла и прочую автомобильную утварь.
Безликий повернулся к Кириллу, прервав его размышления. Страх, пронизывающий Кирилла сначала их поездки, ушёл, уступив место привычному почти равнодушию, хозяйничавшему в его душе с момента смерти. Так что Кирилл без какого-либо волнения перенёс этот взгляд. Как всегда ничего не произнеся, Безликий вышел из автомобиля. Кирилл последовал за ним. Его конвоир ни секунды не мешкая направился ко входу в здание поста. Он, не заходя внутрь, ухватился за поваленную дверь и каким-то образом водрузил её на ржавые петли. Затем он несколько раз открыл и закрыл дверь, словно проверяя её рабочее состояние. Видимо, удовлетворившись этим, он с силой захлопнул дверь. Из окон вывалились последние осколки стёкол. Безликий обратил свой взгляд на замершего у машины Кирилла, словно приглашая его подойти. Тому ничего не оставалось, как подчиниться. Безликий отошёл от входа, освобождая путь. Он махнул рукой, мол, открывай. Кирилл взялся за ручку, которой, минуту назад здесь не было.
Что ждёт его за этой дверью? Вечная пустая тьма или Геенна Огненная? Но, однозначно, именно то, что он заслуживает. Кирилл уже был готов открыть дверь, как уловил неподалёку движение. Невольно он разжал ладонь и отпустил ручку. Из пустых закусочных и магазинов выходили какие-то нескладные и словно иссушенные люди. Их губы неустанно шевелились, а глаза отливали пустотой. И все они целеустремлённо шли к ним.
Безликий оглянулся к Кириллу и махнул рукой на дверь, словно поторапливая его. А потом ринулся навстречу наступающей толпе. Не останавливаясь, он со всего маху нанёс удар одному из этих существ, а затем следующему. Кирилл понял, что Безликий даёт ему время пройти через дверь. Поддавшись какому-то порыву, он вновь взялся за ручку, но отдёрнул руку. Нет. Нет! Он не пойдёт туда. Что если там ему придётся расплачиваться за свои грехи? Он не пойдёт. Он так просто не сдастся! И Кирилл, бросив взгляд на ведущего схватку с десятком противников Безликого, побежал обратно к машине. Сел за руль и включил зажигание.
Безликий услышал это и обернулся. Кирилл невольно поймал его взгляд. И он увидел, что вместо чёрной пустоты на него смотрело человеческое лицо. Его собственное лицо. И тут его поразило осознание происходящего. К нему пришло понимание. Остатки его совести или светлой стороны души приняли облик Безликого, Кондуктора, который мог выдать ему билет, способный, искупи он свои грехи по ту сторону двери, открыть ему путь, чтобы отправиться дальше. Открыть дверь значило дать себе ещё один шанс, но он упустил его – дверь слетает с петель. Кирилл видит, как его двойника обхватывают существа с пустыми взглядами, и он начинает чувствовать их холодные прикосновения. Перед его внутренним взором пробегают воспоминания его жизни, которые тут же стираются, поглощённые пустыми душами тех, кто также побоялся идти дальше, кто утратил свой облик и воспоминания о прошлой жизни, кто рыщет теперь в этом Чистилище в поисках способа утолить свой вечный голод и заполнить бесконечную пустоту своих душ. И чем меньше оставалось в нём от прошлой жизни, тем меньшие страдания стали причинять эти ледяные прикосновения, и тем сильнее разрасталась в нём пустота, а потом появился и его собственный голод.
У него осталось только одно воспоминание – ненависть к Юле, охватившая его в тот роковой вечер. Те, кому уже не отправиться дальше, отпустили его. В нём больше ничего нет, что может их привлечь. В нём осталась только ненависть и желание отомстить, то есть то, что имеется и в них самих. Но они видят, что он приведёт их к тем, кто сможет утолить их бесконечный голод…

…Когда почти рассвело, и первые лучи солнца разогнали ночной мрак, Артём вновь увидел Пустых. Словно испугавшись, что их раздавит фура, они замерли, пропуская её. "Интересно, куда это они так спешат?" – подумал он и увидел двух девушек. Пустые не бросаются на живых людей, значит, они такие же, как и он. А потому он должен им помочь.
Не задумываясь, он вдавил педаль газа в пол, и автомобиль на всём ходу врезался прямо в толпу Пустых. От удара машину повело в сторону. Артём потянул ручник. Послышался визг колёс. Машина застыла. Он снял её с тормоза и развернулся. А когда поравнялся с беглянками, отворил заднюю дверь и сказал:
– Да, что вы стали?! Садитесь!
И они, не раздумывая, сели. Дверь ещё не успела хлопнуть, а он уже понёсся прочь. Артём глянул в зеркало заднего вида. Некоторые Пустые в безуспешной попытке бросились вдогонку, а другие просто смотрели своими пустыми глазами в след ускользнувшей добыче.
– Вовремя я, не так ли? – сказал он, улыбаясь. – Меня Артёмом звать. А – вас?
– Меня Таня, – ответила одна. Вторая же всё ещё непонимающе оглядывалась назад. – А её – Юля.
– Приятно познакомиться. Я так понимаю, вы тоже…
– Умерли? Да. – Таня повернулась к подруге. – Юля, ты как? В порядке?
Юля подняла на неё растерянный взгляд:
– Да, наверно. Всё в порядке. Сейчас приду в норму, – ответила она, но абсолютно не поверила своим словам…

– …Когда я всё-таки его догнал, он назвал меня безбилетником, а тех других, которые гнались за вами – теми, кто не может отправиться дальше… – Артём вёл машину по краю дороги. В этом районе, по всей видимости, назревал ремонт дорожного полотна. Вдали маячил возведённый посреди поля асфальтовый завод, а вдоль дороги стояли бытовки, огороженные сетчатыми заборами.
– Ты сказал – безбилетниками? – спросила Таня. Артём, выслушав краткую историю злоключений девушек, рассказывал им свою. Юля не участвовала в беседе. Она устремила свой взгляд в окно, но смотрела в никуда.
– Да, безбилетниками. А что?
– Не знаю, спала я или нет, но мне привиделся сон, или это было какое-то видение… – начала она.
Краем восприятия Юля слушала их разговор, но в основном она перебирала воспоминания. Словно вела им учёт. События, лица, имена – всё куда-то пропало. "Они забрали их. Они высосали мою память. Они… они что-то сделали со мной".
Она прислушалась к их разговору. Артём и Таня обсуждали природу их нынешнего состояния. Они говорили о двери и пытались понять смысл своей "безбилетности". И они ничего не понимали. Юля сунула руку в карман, сжала в ладони то, что там появилось. Поднесла незаметно это к лицу – пальцы сжимали билет. Обычный билет на автобус с номером и рваными краями. Юля смяла его в кулаке и спрятала обратно в карман.
– Значит, нам нужно найти дверь? – подытожил Артём. – Но где её искать?
– Если б я знала, – ответила Таня.
– Не имеет значения, какая дверь, – они обратили свои взоры на заговорившую Юлю.
– Что значит, не имеет значение? – Спросил Артём.
Таня пристально посмотрела на подругу. Та каким-то образом изменилась, но понять в чём именно, она не могла.
– Ты что-то знаешь? – Спросила у неё Таня.
– Без разницы, какая дверь, главное знать, что хочешь найти по ту сторону.
– Э… Путь вперёд? – Предположил Артём.
– …или назад? – Добавила Таня.
– Да. Если ты безбилетник, то ты можешь… Артём, Берегись!!!
Увлёкшись разговором, он совсем не заметил мчавшийся на них чёрный кабриолет. Артём попытался уйти от столкновения, вывернув руль вправо, но было слишком поздно. Капот черной машины врезался в дверь со стороны водителя. Машину подбросило вверх, опрокидывая в воздухе. Артёма выбросило через образовавшуюся дыру на месте лобового стекла. Авто перелетело через кабриолет и, прокатившись крышей по асфальту, замерло
Таня не чувствовала никакой боли, но у неё кружилась голова. Она находилась в салоне вниз головой, опираясь на шею и плечи. Юле повезло чуть больше, перед столкновением она успела сгруппироваться, и сейчас уже выбиралась через выбитое боковое стекло.
– Сейчас, Таня! Я тебе помогу…
Таня попыталась принять более удобное положение, но ничего не выходило. Её ноги каким-то образом запутались в ремнях безопасности. Она прекратила свои попытки, когда заметила в растрескавшееся стекло заднего вида, что кто-то поднялся из кабриолета. К своему ужасу она увидела, что это Кирилл. Но сейчас он был словно высушен – в глаза сразу бросилась его ненормальная худоба. Тонкие волосы трепыхались на ветру. Губы безмолвно, но отчётливо складывались в одно постоянно повторяющееся слово – ненавижу, а совершенно пустые глаза не выражали ничего. Он выбрался из машины, бросил свой пустой взгляд на Таню и исчез из поля её зрения.
– Таня, сейчас я тебе помогу, – повторила Юля и попыталась влезть в машину с её стороны.
– Юля, беги! Это Кирилл! Он вернулся!!!
– Что?!
А в следующий момент её с невероятной силой выдернули из машины. От неожиданности она вскрикнула. Таня увидела, как Юля ударилась головой об асфальт и исчезла. А потом она услышала Юлин душераздирающий крик, перешедший в хрипение. Таня завертелась, пытаясь выпутаться из ремней. Наконец ей это удалось. Она неуклюже свалилась набок, перевернулась на живот и поползла прочь из машины. Высунув из покореженного автомобиля голову, она увидела Кирилла, сжимающего горло Юли,. Она пыталась вырваться из его хватки, но у неё ничего не получалось.
Таня ещё с большим усилием начала выкарабкиваться из западни, но никак не могла это сделать. И тут машину тряхнуло, и Артём, оттолкнувшийся от её днища, налетел на Кирилла. Он сбросил его с Юли, но Кирилл перехватил руки Артёма, выкрутил их и нанёс ему удар головой в лицо. Артёма охватил леденящий холод. Его поглотила пелена тьмы, сквозь которую он увидел снующих над ним людей в медицинских масках. А потом всё стало наливаться багровым…
Таня наконец высвободилась. Она сжала попавшийся ей в руку осколок стекла и кинулась на Кирилла. Она оттянула его голову и резанула по горлу. На секунду он ослабил хватку, и Таня вырвала из его рук Артёма. Но в следующий миг Кирилл вновь схватил того за ногу. Но тут подоспела Юля. Она ухватила Артёма, и вместе они вырвали его из рук Кирилла. Девушки подхватили его под руки и понесли. Юля указала в сторону поля. Там чуть поодаль дороги, располагалась огороженная сетчатым забором бытовка.
– Нам нужно пройти через ту дверь, – сказала она. Таня всё поняла. Она оглянулась назад. Кирилл медленно встал. Чёрная кровь пузырилась на его губах, складывающихся в одно единственное слово.
– Господи, Пустые! – крикнула Юля. Таня оторвала взгляд от набирающего ход Кирилла и увидела, что по дороге приближаются десятки, а то и сотни Пустых.
– Как мы пройдём через забор? – в панике спросила Таня.
– Как Патрик Суэйзи! – крикнула Юля в ответ, и потянула их сквозь металлическую сетку. Вскоре они подошли к бытовке.
– Чёрт возьми, здесь нет ручки! – сказала Таня, – как мы её откроем?!
– А вот так! – И Юля со всего маху ударила в железную дверь. Та зазвенела и прогнулась внутрь. Девушки втолкнули в образовавшийся проём Артёма, затем прошла Юля, а потом и Таня.
– Закрой! Закрой дверь! – закричала Юля. Таня повернулась назад. Кирилл тянулся к ней рукой. Девушка толкнула дверь, и та с железным грохотом захлопнулась…

…Артём открыл глаза. Его голова покоилась на коленях у Тани. Она гладила его волосы.
– Нам удалось уйти? Где Юля?
– Я здесь, – с улыбкой отозвалась та.
Он поднялся. Они сидели на скамейке внутри остановочного павильона.
– Где мы?
– Разве ты не видишь? – спросила Юля и тут же сама ответила. – Мы сидим на остановке и ждём автобус.
Артём огляделся и обнаружил, что они здесь не одни. Кто-то сидел неподалёку, кто-то стоял. Мужчины, женщины, дети. Все ждали прибытия транспорта.
– Но как же мы уедем? Где мы возьмём билет? – Спросил он. Некоторые из ожидающих с любопытством посмотрели на него. Но тут показался автобус. Люди засуетились, и Артём увидел, что люди приготовили билеты. На всех лицах читалось нетерпение.
Достала билет и Юля. Таня и Артём с удивлением посмотрели на девушку.
– Откуда? Где ты его взяла? – спросила Таня.
– Когда Пустой схватил меня тогда в автосалоне, моё сердце наконец остановилось. Врачам не удалось меня спасти, и я перестала быть безбилетником…
– Что? Я не понимаю… Значит мы живы? – Спросил Артём.
– Да.
– Но… Как тогда нам... Как нам вернуться? – Задала вопрос Таня.
Автобус остановился, с шипением отворились двери. Люди стали заходить внутрь. Юля стала на ступеньку и ответила:
– Не имеет никакого значения какая дверь, главное то, что ты хочешь увидеть по ту сторону… Прощайте. – И больше не оглядываясь, Юля прошла в салон. Двери закрылись. Автобус зашумел двигателем и тронулся с места. Таня попыталась ещё раз увидеть Юлю, но неожиданно поймала взгляд водителя. Он улыбнулся ей и помахал рукой.
Артём, ошарашенный, замер.
– Выходит, мы живы. – Еле слышно проговорил он.
– Выходит так.
– И что же нам делать?
– Возвращаться. – Произнесла Таня и улыбнулась…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования