Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

selena magic - Римское стекло

selena magic - Римское стекло

Как известно, отношения между людьми со временем выцветают, подобно застиранной кухонной занавеске. Пришедшие в негодность лохмотья выбрасывают или рвут на ветошь, и очень редко залатывают. Но что можно поделать с продолжительным знакомством, которое упорно не перерастает в брак? Заезженный анекдот о старом чемодане, который выбросить жалко, а нести тяжело – самое подходящее сравнение для такой ситуации. Мысли о свадьбе посещали тридцатилетнего Антона все реже и реже. Зато всё чаще он с грустинкой размышлял о незаметно промелькнувших годах, совместно прожитых с Ириной в его уютной двухкомнатной квартире. Поднакопившаяся друг от друга усталость напоминала о себе желанием уединиться и нежеланием торопиться после работы домой. Не то, чтобы они разлюбили друг друга, но эмоции стали беднее, а чувства поблекли.

  Ирина со вчерашнего вечера почему-то отмалчивалась и выглядела обиженной. Антон же упорно притворялся, что не заметил очередной домашней напряжёнки. И только на следующий день, на работе, сидя у монитора, он вспомнил о важной дате. Ровно пять лет назад счастливая Ирина перешагнула порог его жилища, а он не приготовил ей никакого подарка. Забыл. Просто забыл. Этот факт неприятно поразил его самого. Такое случилось впервые. Юбилейный презент претендовал на эксклюзивность, и Антон призадумался, чем бы таким необычным порадовать подругу.

Он неторопливо открыл сайт интернет-магазина и лениво покручивая колесико компьютерной мышки, принялся рассматривать ювелирные изделия, предлагаемые в онлайновой продаже. Ирина обожала безделушки из драгоценных и поделочных камней, серебра и золота. Она не была прихотливой или капризной, но имела собственный стиль и вкус, безупречно сочетая бижутерию с одеждой и аксессуарами.
Наконец, внимание Антона привлек экспресс-лот, выставленный от имени некоего Марио Гросса. "Женские украшения из высокопробного серебра и римского стекла, стилизованные под античность." Бегущая строка сопровождала удачную фотографию пары изящных серег, ожерелья, браслета и перстня. Украшения предлагались в комплекте с инкрустированной перламутром шкатулкой. Необычайная красота и изысканный дизайн не оставляли сомнений, что Ира оценит подарок по достоинству. Назначенная анонимным покупателем ставка в семьсот евро просуществовала в виртуальном мире всего пару минут. Антон автоматически закрыл сделку, перебив тремя сотенными купюрами предыдущего клиента. Он даже испытал удовлетворение от покупки, уверенный, что угодил подруге. Что ни говори, но в приобретенном гарнитуре чувствовался некий изыск. Расслабленно откинувшись на спинку кресла, Антон позвонил в цветочный магазин и с удовольствием откупорил баночку светлого пива. В последнее время лишь охлажденный хмельной напиток дарил ему минуты душевного равновесия.

***

Стройная подвижная Ирина, ровесница Антона, отличалась от нерешительного, склонного к полноте друга настойчивостью, а также неуемной энергией. Она никогда не упускала деталей и давно заметила перемены в их отношениях. К сожалению, не в лучшую сторону. Неужели есть соперница? Это вряд ли. Антон слишком прямолинейный, врать и выворачиваться наизнанку не станет. Тогда что? Пресловутая притча о семейной лодке? Ирина упорно отгоняла мрачные мысли о возможном разрыве. Может быть, не стоит сгущать краски? Они пока вместе и каждую ночь укрываются одним одеялом. Когда же Антон преподнес ей прекрасный букет роз и антикварную шкатулку, она и вовсе ощутила себя желанной. 

– Тошик, какая прелесть! Какой же ты умница! Это совершенно в моём вкусе! Прекрасная претензия на античность, – польщённая вниманием, она искренне радовалась подарку. Девушка бережно достала украшения из шкатулки и принялась их рассматривать.

– А что это за камень? Немного похож на горный хрусталь, но цвет просто потрясающий!

– Там было написано: римское стекло. Я тоже не очень в курсе, что это такое. – беспечно ответил Антон.

Ирина улыбалась: он вспомнил о пятилетнем юбилее, не забыл, он всё ещё любит её!

– Главное, что мне нравится, очень оригинально. А цвет какой лазурный! Вау! – и она не удержавшись, чмокнула любимого в щёку. Антону стало неудобно, что никакой ответной радости он не испытывал.

"Я мало уделяю ей внимания", – подумал он, не без сожаления, а вслух произнес.

– Ну что, Ириша, собирайся, наряжайся, пойдем отмечать торжество. Я в аргентинском ресторане столик заказал к восьми часам вечера. Что-то мне настоящего стейка захотелось, а то мы всё на салатах сидим. – лукаво подмигнул Антон.

Через полчаса счастливая девушка примеряла ювелирный гарнитур и прихорашивалась у зеркала в прихожей.

– Сто процентов, что таких украшений нет ни у одной моей подружки! Смотри, как они классно подошли к вечернему платью, да и к туфлям новым тоже! Спасибо тебе, – она помедлила при выходе, крепко сжав ладонь Антона и вопросительно всматриваясь в его лицо. – А то я уже думала, что ты ко мне охладел в последнее время?

– Ну, что ты себе нафантазировала? – отводя взгляд в сторону, не совсем искренне ухмыльнулся Антон и нажал кнопку лифта. – Поехали, заодно обмоем и твои обновки, чтобы хорошо носились!

***

Она стояла по щиколотку в тёплой морской воде, волны ласкали босые ноги и доходили до подола странного белоснежного наряда, свободно спадающего с её плеч. Девушка осмотрелась. Вокруг– только голубая водная даль и глубокая синева небес, не омраченных ни одним облачком. Слабый утренний бриз развевал распущенные рыжие волосы и облачение Ирины. Чистый и мягкий песок приятно дополнял ощущение физического комфорта. «Наверное, это сон,» – догадалась девушка. Но неожиданно её напугало чувствительное прикосновение мелкой колючей рыбёшки к ноге. Она неловко отпрянула в сторону, наступив на раковину моллюска, и вскрикнула от боли. Ирина растерянно оглядывалась в поисках знакомых лиц. Никого и ничего, чтобы сориентироваться в обстановке.

– Антон, где я? – запаниковала Ирина. Ответа не последовало.
  Она медленно побежала по тонкой каемке мокрого песка, вдоль нескончаемого берега неизвестного моря. Одиночество и безысходность, смешанные с тонкой нитью печали, овладели ею. Неприятные мысли тревожили и пугали девушку.

– Нет, это на сон не похоже. Да что же такое происходит? – расстроенно прошептала Ирина и вздрогнула.

На её обнаженное плечо легла тяжелая мужская рука.

– Антон? – она резко обернулась.

– Луций, моя госпожа, – голос принадлежал высокому молодому мужчине, одетому в подобие римской туники и обутому в кожаные плетенные сандалии. Каштановые, коротко остриженные волнистые волосы и синие глаза придавали его облику утонченную красоту. Ирина неуверенно отступила к воде. Морская пена, взбитая, словно сливки, нежно касалась ступней девушки.

– Что я здесь делаю? – её дрогнувший голос сливался с рокотом волн.

Луций хладнокровно смотрел на собеседницу, ладонью прикрывая глаза от слепящего солнца.

– Не нужно шуметь. В этом месте царят гармония и покой, не нарушайте идиллию.

– Тогда объясните мне, как я здесь оказалась?

Луций заложил руки за спину и прошёлся навстречу прибою.

– Это я попросил всесильного господина посодействовать в вашем присутствии здесь. Поверьте, это совсем не простая просьба. Вы мне понадобились, чтобы завершить одно важное дело, – мужчина замолчал, с нескрываемым интересом наблюдая за реакцией гостьи.

– Какое ещё дело? Я ничего не хочу о вас знать, и желаю поскорее проснуться в своей постели. Ведь я же сплю?
 Луций приблизился к Ирине и с силой сжал ей запястье.

– А разве постижима грань между сном и бодрствованием? Почему вы думаете только о своих потребностях? Помогите мне, я нуждаюсь в вашем расположении и не стал бы беспокоить по мелочам! – с раздражением сказал он. Однако Ирина бесцеремонно оттолкнула незнакомца и, ощутив тянущую боль в руке, наконец, проснулась.

***

После холодного душа и кружки кофе, выпитой без молока, она пришла в себя. Антон тоже вышел на кухню и возился с приготовлением омлета. В последнее время они завтракали отдельно. Неразговорчивая Ирина выглядела хмурой и подавленной. Антон, не дождавшийся утреннего обмена любезностями, повернулся к подруге.

–У тебя всё в порядке? Ты сегодня кричала во сне.
     Та передернула плечами. Бретелька спортивной майки сползла на локоть, но она не стал её поправлять.

– Современный человек перегружен всякой информацией, вот и сны становятся тревожными.

Антон улыбнулся.

–Ты в своём репертуаре, всему пытаешься найти объяснение и всё расставить по полочкам.

– Работа у меня такая, – неожиданно грубо сказала она и вышла из кухни.

Антон с удивлением посмотрел ей вслед. Раньше такого поведения не наблюдалось.

Ирина редактировала научные статьи. Учёные мужи не особо заморачивались правилами правописания и частенько делали глупые школьные ошибки в своих опусах. Она терпеливо поправляла, вычеркивала и расставляла знаки препинания, впопыхах забытые тружениками науки. С пунктуацией особенно приходилось повозиться, но это нисколько не утомляло трудолюбивую Ирину. Она была первой и самой преданной читательницей, по долгу службы, вынужденной поглощать горы малопонятной литературы.

Но сегодня работа не клеилась с самого утра, из головы никак не выветривался ночной сон. Но что же так взволновало ее в этом почти кошмаре? Необычность сюжета? Ну, это сплошь и рядом происходит с любым сновидцем. Мало ли что грезится людям? Внезапно она догадалась, что её так растревожило: странная реалистичность присутствовала в ночном видении, и именно этот факт беспокоил Ирину. Она отстранилась от монитора и нагнулась за мобильным телефоном, лежащем в дамской сумочке. Совершенно случайно взгляд девушки упал на правое запястье. Вместо забытого дома жемчужного браслета, она с ужасом обнаружила припухшую багровую полоску на коже и почувствовала боль. Как раз в том месте, где сдавил руку Луций. Несколько секунд мозг решал, как отреагировать на увиденное. Ирина вскочила с кресла и нервно прошлась по кабинету.

– Нужно отдохнуть, нельзя позволять ночным страхам проникать в дневную реальность. Важно переключить внимание на что-то обыденное, пообщаться с близкими по духу людьми. – Ирина вспомнила фразу из недавно отредактированной статьи по психологии. Она выключила компьютер и отыскала в мобилке номер институтской приятельницы. Общались подруги не часто, зато искренне и душевно. К счастью, Ольга сразу согласилась на посиделки в кафе.

Через полчаса девушки встретились у входа в торговый центр. За чашкой капучино они обсудили неудачный фасон свадебного платья их общей знакомой, потом просто посплетничали о всяких мелочах. Пустые разговоры произвели временный психотерапевтический эффект на Ирину. Но, вернувшись домой, она долго не ложилась в кровать, пытаясь оттянуть неизбежный процесс засыпания на неопределённое время. Страх оказаться в неконтролируемой ситуации завладел ею. Антон почему-то задерживался. Он позвонил около десяти вечера и извиняющимся голосом сообщил, что после работы согласился пойти с друзьями в паб. Ирина равнодушно его выслушала.

– Да, конечно. Развлекайся, – она была не многословна.

Антон неприятно удивился такой сговорчивости подруги. Ирина еще долго лежала на диване, пытаясь вникнуть в содержание печатного издания в мягкой обложке, приобретённого ею для вечерней медитации. Часы пробили полночь, но она всё ещё стойко боролась с желанием задремать. Сон, нагрянувший без всяких церемоний, быстро погрузил сознание девушки в свои водовороты.

***

Луций ждал её на прежнем месте, но бескрайний морской пейзаж слегка преобразился. Вдали, в прибрежной полосе просматривалась остроконечная скала, у подножия ярким пятном зеленела оливковая рощица. Мужчина приветливо помахал рукой.

– Приветствую вас, вы задержались сегодня из-за непредвиденных обстоятельств? – он понимающе подмигнул.

Ирина насупилась и недружелюбно сказала:

– Что вам надо? Почему вы меня преследуете?

– Вы грубы и, очевидно, не очень воспитаны. К тому же, совершенно лишены навыков светской беседы. – Луций с некоторым разочарованием отвернулся к морю. – Что-то неуловимое изменилось в людях за последние времена. Какой ныне год? – неожиданно поменял он тему разговора.

– Да, можете считать меня кем угодно, но я не имею желания с вами общаться. – Ирина пыталась контролировать ситуацию даже во сне.

– Вы не ответили на мой вопрос, – настаивал мужчина.

Ирина окинула его фигуру оценивающим взглядом и с некоторой издевкой произнесла.

– Судя по одежде и манерам, вы какой-то римский патриций? Между прочим, сейчас две тысячи пятнадцатый год от Рождества Христова. Или у вас другое летоисчисление?

Луций медленно обернулся и с гордостью сказал:

– Я не патриций, но и плебеем никогда не был. Значит, прошло почти две тысячи лет…– он помолчал, затем нагнулся и поднял яркий разноцветный камешек в прибрежной пене. – Так вы поможете мне?

– Чем? Как я могу вам помочь, почему вы прицепились именно ко мне?

Луций вплотную подошел к Ирине, его красивое лицо внезапно исказилось гримасой ярости.

– Потому что у тебя мои вещи, верни их на место, иначе от моей учтивости ничего не останется! Неужели ты в самом деле думаешь, что можешь отмахнуться от меня, как от назойливой мухи?

Ирина замерла, пытаясь перехватить руки раскрасневшегося от гнева Луция прямо на своей шее. Неприятное, быстрое пробуждение и последующее за ним оцепенение полностью деморализовали Ирину. Чтобы успокоиться, она несколько минут лежала без движения, уставившись в потолок.

–Так дело дальше не пойдет, нужно срочно что-то предпринять. – девушка с ужасом разглядывала в прикроватное зеркальце темные полосы на шее, оставленные крепкими руками ночного визитера.

–Что ты сказала? – спросил сонный Антон.

– Ничего. – Ирина откинула одеяло и широко распахнула занавеси в спальной комнате. Хлынувший в окно утренний свет временно развеял печальные мысли девушки. Она не привыкла сдаваться ни при каких обстоятельствах. Некое подобие плана уже созрело в голове. Она решила посоветоваться с Ольгой, дамой коммуникабельной и продвинутой во всех отношениях.

Встретившись в городском парке, девушки уселись поболтать на бордюр декоративного фонтана. Ольга внимательно выслушала сбивчивый рассказ Ирины. Периодически стряхивая сигаретный пепел на землю, она нетерпеливо перебила подругу.

– Интересно. Я тебе верю, это очень даже вероятно. – беспокойная Ольга вертела головой, кокетливо переглядываясь с компанией молодых людей, разместившихся неподалеку. – Понимаешь, тут вариант такой вырисовывается. Мы должны обратиться к экстрасенсу. У меня есть на примете один солидный человек. – она заговорщицки придвинулась к подруге.

– Ну, я даже не знаю. Почему же сразу к экстрасенсу, а не к доктору? – растерялась Ирина.

– Какая глупость! Кто в наше время лечится у докторов? Нам нужен врачеватель душ и заклинатель духов – Вещий Олег! Он нам просто необходим! – решительно поднялась Ольга и потянула за собой упирающуюся приятельницу.

– Пошли, нам ещё валюту нужно приобрести. Он далеко не альтруист, этот прорицатель. Не каждый врач имеет такую почасовую ставку, как этот деляга! – с завистью сказала она.

***

Вещий Олег принимал клиентов в тесном кабинете, почти до потолка заваленным каким-то хламом. Экстрасенс оказался молодым человеком около двадцати пяти лет. Широкий в плечах, одетый в просторную холщовую рубаху, он с блаженной улыбкой что-то искал в смартфоне, когда посетительницы вошли. Ольга окинула апартаменты зорким взглядом и подтолкнула Ирину вперед.

– Доброго вам дня, дщери! – вычурно поздоровался экстрасенс, едва взглянув на подруг. Ольга нагнулась и прошептала Ирине на ухо.

– Он, типа, со странностями. Древнеславянских богов чтит, с деревьями общается, ночью по лесу голым бегает. Говорят, очень сильный колдун.

– И вам доброго дня…– после такой информации нерешительно промямлила Ирина.

– Ярила. – поправил её Олег и откинул с плеч внушительную русую косу, искусно заплетённую в модном салоне. – Какая печаль-кручина привела вас ко мне?

Девушки переглянулись. Ольга подошла к столу ворожея и серьёзно сказала.

–Ты это, Олежек, кончай дурака валять. Мы, между прочим, от Василисы Премудрой. В приёмной двести баксов выложили за визит, не для того, чтобы ты нам сказки Древней Руси сказывал.

Парень нахмурился.

– Вон оно как!  Понял, серьёзные девицы, раз по протекции конкурентов явились. Только имейте в виду, что в этом мире за всё нужно платить, и мои услуги тоже не бесплатные.

Ольга согласно кивнула.

– Вот и отрабатывай, стало быть, согласно прейскуранту.

Колдун ехидно усмехнулся.

– Наглая? Одинокая? Парень месяц назад бросил и возвращаться не торопится? Колечко, суженым дареное, в ломбард заложила, чтобы до получки дотянуть?

 Ольга вздрогнула. Пытаясь сохранить самообладание, всё-таки, огрызнулась.

– Ну, для этого колдуном не надо быть.

– Для этого нет. А вот, чтобы подруге твоей помочь – ещё как надо. – хитро прищурил правый глаз Олег.

Ирина побледнела и присела на табурет.

– Скажите честно, вы знаете, что меня тревожит?

Вещий Олег молча поднялся с места и, порывшись под столом с минуту, ловко выудил из подпола хрустальный шар.

– Не знаю, а вижу. – он пристально всматривался в матовую поверхность сферы, и взгляд его становился всё мутнее. Колдун бормотал что-то себе под нос. Короткие фразы на незнакомом языке становились громче и отрывистее, голос медиума менялся, приобретая разную тональность и диапазон звучания. В какое-то мгновение даже Ольге стало не по себе от его гортанных возгласов. Потом воцарилась тишина. Выдержав длительную паузу, колдун изрек.

– Всё ясно. Море забрало его тело, и дух не успокоен. Он давно в Царстве Теней.

– Кого забрало? – прошептала Ирина. Вспотевший Олег вытер небритое лицо подолом рубахи.

– Того самого, милая девица, кто стоит прямо за твоей спиной.

Ирина в ужасе оглянулась.

–Ты видишь его наяву? – поинтересовался колдун.

– Нет…Только во снах. С меня и этого достаточно. – печально сказала девушка.

– Это хорошо. Пока хорошо. Значит, у тебя есть время.

– Какое время? Ты можешь сказать, что он хочет от меня?

Олег утомленно присел на широкую скамью, примостившись посреди комнатёнки.

– Все чего-то хотят. Дух давно умершего человека пришел не просто так. Ты завладела каким-то имуществом, ранее принадлежавшим его бренной оболочке. Пока статус-кво не восстановится, он будет тебя преследовать. Кстати, – и Олег отхлебнул кваску из стоящей на столе кадки. – Покойный говорит на латыни. Ирина опустила глаза.

–Да, я знаю. Его зовут Луций. Олег заинтригованно посмотрел на клиентку.

– Вот даже как. Почему сразу не сказала его имя, быстрее бы информацию получили? На второй сеанс у меня сегодня сил не хватит. Теперь иди домой и хорошенько подумай, где вы с этим гладиатором по жизни могли пересечься? Выполни всё, что он потребует, и дух оставит тебя в покое. – колдун игриво кивнул Ольге. – Ну что, барышня, двести баксов за этот аттракцион я заслужил, али нет?

Перепуганные девушки не стали спорить с Вещим Олегом.

Вернувшись домой, Ирина поужинала в одиночестве и даже позволила себе бокал Каберне в качестве снотворного. По совету ворожея, она решила не откладывать дело в долгий ящик и на прямую поговорить с Луцием.

– Я готова к испытаниям, давай пообщаемся, мой древний визави! – с некоторым вызовом произнесла она, надевая нарядную шёлковую пижамку, купленную на сезонной распродаже.  Ирина, не смывая дневного макияжа, плюхнулась в кровать рядом с мирно посапывающим Антоном, и мгновенно заснула.

***

  На это раз побережье встретило её не ласково. Море заметно штормило. На горизонте показались темные, почти черные тучи. Порывистый ветер сбивал девушку с ног, легкая короткая туника не защищала от усиливающейся непогоды. Ирина поежилась от холода и поискала глазами Луция. Его нигде не было видно. Она растерянно всматривалась вдаль, почти физически ощущая опасность надвигающегося урагана.

– Я знал, что ты послушаешь советы языческого жреца, так бесцеремонно меня потревожившего, и смиришься со своей участью. –Луций неожиданно возник рядом с ней. Его лицо было непроницаемо и величественно.

Ирина покорно кивнула, но легкий холодок страха коснулся её затылка.

– Говори, что я должна для тебя сделать. – опустив глаза, твёрдо сказала она.

Римлянин не ответил. Он протянул руки к её лицу и жёстко коснулся подбородка. Ирина инстинктивно отпрянула.

Луций пронзительным взглядом смотрел на неё.

– Я даю тебе три дня и три ночи, чтобы ты вернула мои вещи на то место, откуда их извлекли неблагородные люди. За твою несговорчивость и небрежение к нуждам других, я пока что не раскрою секрета своих притязаний. Ты сама должна пройти весь путь и выяснить, что я ищу. Когда выполнишь условие, мы расстанемся, и более я тебя не побеспокою. Так я сказал. – и он, кутаясь от пронизывающего ветра в пурпурную тогу, гордо удалился в оливковую рощу.

Ирина вскочила в постели, взгляд перепуганной девушки упал на подаренную неделю назад шкатулку, оставленную на прикроватном столике. Внезапная догадка осенила её.

– Антон, проснись, – Ирина принялась трясти друга за плечи.

– Что опять случилось? – он нехотя зашевелился на подушке. – Сегодня же выходной.

– Где ты достал эти украшения? – Ирина сорвалась на крик. –У кого?

– Да что с тобой такое в последнее время? – окончательно проснулся Антон. – Ну, купил в интернет-магазине, на аукционе. Заплатил приличную сумму, и за доставку тоже.

– Что было написано? Кто продавец?

– Вроде того: стилизация под античность. Продавец – какой-то фейк, по имени Марио Гросс.

– Никакая это не стилизация. Это подлинные украшения! Срочно ищи этого Гросса, ты же программист. Как же я устала! – Ирина, не в силах больше скрывать от него правду, неожиданно расплакалась. Недоумевающий Антон обнял подругу.

– Успокойся. Расскажи, что произошло.


***

  Луций Корнелий торопился проникнуть в иудейский квартал Кесарии Стратоновой до захода солнца. Петляя по узким улочкам города, он всё дальше уходил от гавани. Военная триера и торговое судно, гружённое отборными плодами оливкового дерева и зерном, на рассвете покидали порт и возвращались на родную землю. Луций сопровождал груз, и опаздывать к отплытию кораблей было не в его интересах. Наниматель, крупный негоциант Публий Аврелий, щедро платил за охранные услуги бывшему легионеру. А деньги были теперь кстати. С пустыми руками он не привык входить в дом к фемине. Ветвистая жизненная дорога приводила Луция к разным порогам, где замужние матроны ласкали его под покровом ночи, или заключали в жаркие объятия нежные руки юных рабынь. Случалось, и не раз, чаще под влиянием Бахуса, побывать ему и завсегдатаем лупанариев. Он не скупился на дары и всегда платил гетерам щедро. Но никто из женщин, ответивших страннику благосклонностью, не мог сравниться с его Валерией. Рождённая в знатной семье, образованная аристократка овладела не только телом, но и гордым сердцем Луция. Отчего высокородная госпожа ответила на пылкие чувства простого путешественника, который не мог ей предложить материальных благ сущего? Так и осталась для Луция загадкой глубина женской души. Размышляя о скором свидании с любимой, он разволновался. Сколько же они не виделись?

 Около года он провел в Палестине, исследуя обычаи и нравы народов, населявших эту пеструю, как лоскутное одеяло, землю. А до этого, в попытках скопить средств для свадебной церемонии, более двух лет скитался по сирийской пустыне с персидскими торговцами. Время шло, но заносчивый Меркурий не торопился покровительствовать страннику в коммерции. Луций пробавлялся случайными доходами, отчего брачные торжества откладывались на неопределенный срок. Но Валерия верно ждала своего суженого. В этом он был твердо уверен. Уверенность в любимой женщине придавала силу и надежду на будущее. В раздумьях, он прошел мимо ипподрома и римских терм, затем свернул к городским воротам. Человек, которого он искал, слыл среди сородичей чернокнижником и колдуном. Его полное имя старались не произносить вслух без надобности. Нелюдимый и дерзкий, Захария бен Симха обретался на окраине города. Оказавшись на месте, Луций постучал в дверь добротного дома, скрытого зеленью кипарисов. На пороге тотчас же возник статный пожилой иудей, покрывший голову талитом.  Поправляя тфилин, закрепленный на левой руке, он недовольно проворчал.

– Это время вечерней молитвы, язычник. Зачем тревожишь меня в неподобающий момент в канун субботы? Нужно уважать чужие обычаи!

– Прости меня за неучтивость, Захария. Я тороплюсь в гавань, ибо Публий назначил отплытие на ранний час. Готов ли мой заказ?

Старик утвердительно кивнул.

–Ты знаешь меня, римлянин. Чего стоит работа, если она не выполняется к сроку?

 Луций заметно обрадовался.

–Так скорее покажи мне свою работу и возьми плату. Захария исчез в недрах дома и через какое-то время вернулся со шкатулкой.

– Я знаю, ты небогатый человек, Луций, – иудей перешел с арамейского на латынь. – На выданный тобой залог, я приобрел римское стекло и чистое серебро. Вот мои изделия, мне не стыдно их продавать! – гордо сказал Захария.

Римлянин завороженно рассматривал прекрасные украшения, мастерски изготовленные иудейским ювелиром: ажурные серьги, ожерелье в виде грозди винограда, тонкий витой браслет. Внушительный ассиметричный перстень дополнял коллекцию. Всё это великолепие, филигранно обработанное мастером, переливалось бирюзовым, лазурным и малахитовым цветом одновременно. Он не сомневался в одном – Валерия поистине достойна такой красоты!

– Это выше всяческих похвал! Но не дешево ли стекло для таких поделок, разве не хватило средств на самоцветные    камни?    – осторожно поинтересовался Луций.

Старик снисходительно ответил:


– Что держишь ты в руках своих, совсем не дешевые вещи.  Пройдут годы, века, тысячелетия и стекло, изготовленное на Святой Земле, будет цениться более, чем разноцветные персидские каменья. К тому же, подарки предназначены всего лишь для женщины, а не для знатного вельможи.


Римлянин бросил колючий взгляд на иудея.

– Вера твоя позволяет выказывать неуважение к фемине. Ты знаешь, Захария, как я этого не одобряю.


Иудей разгорячился.

– Что известно тебе о вере предков моих, чтобы судить? Женщина должна служить своему мужу, заботиться о доме и детях, в скромности и молитве проводить дни свои. Вот и всё, что требуется от верной жены. Римляне же развращены и дев своих обожествляют, подобно каменным изваяниям, во множестве заполонивших храмы безбожников и нечестивцев! Это мерзость в глазах Всевышнего, и кара настигнет богохульников!

 Невозмутимый Луций поднял руку и жестом остановил красноречие иудея.

– Я уступлю тебе в споре, старик. Не будем портить дружеских симпатий, ведь разрешить миром разногласия наши не представляется возможным. Да и негоже бранью завершать негоции. Вернёмся же к делам. Я благодарю тебя за работу.    –Луций склонил голову. – Сколько я должен доплатить за эти шедевры?

Захария усмехнулся, но в черных бездонных глазах его затаилась обида.

– Мои украшения не совсем обычные и стоимость их занижена. Но, торговаться желания не имею…Двадцати денариев будет с тебя довольно.

Луций учтиво раскланялся перед мастером и молча протянул оговоренную сумму. Старик, не без раздумий, окликнул торопящегося в порт путешественника.

– Постой, идолопоклонник! В дороге может случиться всякое. И не каждый уходящий – возвращается. Поэтому я сотворил особенную молитву Всевышнему. Отныне никто не сможет владеть украшениями, изготовленными мною, кроме тебя и твоей возлюбленной. Теперь ступай с миром! И молись своим ненасытным божкам, чтобы утихомирили морскую стихию! Амен!

Иудей видел будущее, и знание это преумножало скорби его. Захария ещё какое-то время стоял на пороге и печально смотрел на удаляющуюся фигуру римлянина.

Луций лишь тогда вспомнил напутственные слова Захарии, когда суденышко с порванным парусом не выдержало неистового ураганного ветра, и перевернулось в водах Срединного моря. Он так и ушел на дно, до последнего вздоха прижимая к себе дорогую его сердцу шкатулку…

***

  Они просидели на кухне до самого обеда. Ирина несколько раз заваривала кофе. Антон, поражённый историей подруги до глубины души, не отрывался от монитора компьютера несколько часов.

– Почему ты сразу мне всё не рассказала? – он тяжело вздохнул. – Ладно. Вот, что я выяснил, взломав аккаунт этого Гросса.

Антон повозился с настройками и продолжил через пару минут.

– Короче, это компания чёрных археологов или дайверов, понимай, как хочешь. Вышел на контакт с одним из них. Шифруются ребята грамотно, поэтому были сложности.

– Ну, – нетерпеливо перебила Ирина.

Антон снял очки и тщательно протер линзы.

– Парень не сразу раскололся, а весь этот бред…прости, твой рассказ. Я же не мог мужику такой сюжет впаривать! Сказал, что, возможно, я заинтересован в другой экспедиции, возможно, профинансирую. Вообщем, этот Марио утверждает, что шкатулка и её содержимое – действительно подлинные раритеты. Подняты с затонувшей римской галеры, или что-то в этом роде.

– Где, в каком месте? – замерла Ирина. Антон развёл руками.

– Да кто же тебе точные координаты откроет? Сказал только, что возле города Ларнака. Ирина вскочила с места.

– Срочно летим на Кипр.

– Да, а что ты там делать будешь, нырять с ластами и аквалангом? Я вообще плохо плаваю...
 Девушка с сожалением посмотрела на Антона.

– Я никак не пойму. Ты трус или безразличный человек? Второе хуже. Если боишься, я поеду с подругой. Мне надо. Я дала слово…Луцию. Антон поднял глаза к потолку.

– Кому-кому? Луцию, ты серьёзно? Хорошо. Только для твоего спокойствия. Сейчас пробью в интернете ближайшие билеты на Кипр. Ирина засуетилась, собирая рюкзак в дорогу. В это мгновение в дверь трижды постучали. Девушка замерла, держа в руках синий купальный костюм.

– Я открою. – твердо сказал Антон.

Ирина решительным жестом отстранила парня. На пороге стоял Вещий Олег, одетый в стильный кожаный пиджак и джинсы от Версаче. Колдун выглядел озабоченным и вымотанным.

–Здравы ли все, живущие в сей обители?

Антон насупился.

– Я в этом уже не уверен. Ты кто такой? – и рассеянно перевел взгляд на подругу.

– А как вы нас нашли? – уставшим голосом поинтересовалась Ирина.

– Обижаете профессионала? Это Василиса Премудрая адреса клиентов в интернете скачивает, а у меня другие источники! – снисходительно обронил Олег.

– Антон, познакомься, тот самый медиум. Я же тебе рассказывала! – разнервничалась вдруг девушка.

– Вот именно, что медиум. Ваш эфирный Цицерон с утра повсеместно мне является и требует передать буквально следующее, – Олег утомленно облокотился на одиноко стоящее в салоне пианино. –Значит так. Не надо вам искать место упокоения гордого римского легионера. Прямиком дуйте на его родину, в Неаполь. Туда и отвезите эти самые побрякушки, дух привязан древнеиудейским заклятием именно к ним. Предайте стекляшки водной стихии в городском порту. Именно там ожидала его возвращения прекрасная Валерия. Её дух тоже не упокоен, ибо не дождавшись Луция, ни живым, ни мертвым, она бросилась со скалы в море. Тогда, по клятвенным заверениям прилипчивого итальянца, эта неуемная парочка отвяжется от нас и воссоединится навечно. Ну, как вам нравится такая история?

– Не очень. В Неаполь билеты стоят дороже, да ещё и с оформлением визы придется повозиться. Тут без посредников не обойтись. – расстроенно обронил Антон и углубился в поисковик.

Тем не менее, распрощавшись с Вещим Олегом, следующим утром они уже летели на родину легионера.

***

  Ирина не слишком удивилась, обнаружив себя, на ставшем уже таким знакомом побережье. Море казалось необычайно лазурным. Стоял полный штиль. Ярко светило солнце, но приятная прохлада, идущая от воды, успокаивала и умиротворяла девушку. Она издали увидела влюбленную парочку. Луций и его прекрасная спутница, обнявшись, медленно брели по белоснежному песку. Они приблизились, о чём-то оживлённо споря. Луций поклонился Ирине.

– Я рад, что снова вижу тебя. Познакомься с моей женой Валерией.

Статная римлянка отличалась невероятной красотой. Чёрные, как смоль волосы, уложенные в замысловатую прическу, венчала золотая диадема с крупными сапфирами. Ирина успела рассмотреть и совсем недавно принадлежавшие ей украшения. Теперь изделия из римского стекла оттеняли смуглую кожу законной владелицы.

Валерия приветливо улыбнулась, показав безупречно белые зубы.

– Спасибо, добросердечная незнакомка, ты воссоединила нас и избавила от плена душевных терзаний, длившихся целую вечность. Мы так хотели быть вместе и теперь можем наслаждаться заслуженным покоем. Желаем же и тебе, благородная госпожа, никогда не расставаться с возлюбленным и беречь благостное расположение к вам богини Венеры.

Луций Корнелий светился блаженством, согласно кивая каждому слову, произнесённому очаровательной Валерией.

– Мы решили с женою моей отблагодарить вас за понесенные беспокойства, и преподнести маленький сюрприз.

Ирина почему-то напряглась.

– Ну, что вы? Не стоит благодарности. Не нужно никаких подарков. Поверьте, мы всё сделали искренне.

Луций остановил девушку жестом.

– Ты же знаешь, женщина. Я не терплю возражений, и на этот раз тоже всё будет, по-моему.

***

  На тихой городской набережной, в уютном кафе было малолюдно. Антон и Ирина впервые за долгое время спокойно ужинали вдвоём. Что-то изменилось в их отношениях. Происшествие их сблизило. Они даже не стали, как обычно, спорить о вкусах и заказали прелестную неаполитанскую пиццу.

– Ну что, этот античный интриган тебе больше не снился? – не скрывая любопытства, спросил подругу Антон. – Он же, по твоим рассказам, слово держать умеет, а мы выполнили все его причуды.

Парень даже улыбнулся, вспоминая, как они искали в морском порту Неаполя подходящую скалу и бросали в воду шкатулку, ловя недоуменные взгляды редких прохожих. Ирина же наслаждалась воздухом, насыщенным ароматами моря и молча потягивала фруктовый коктейль.

–Так я же практически не спала последние три дня. Перелеты, нервотрепка. Вообщем, уже не важно. – она явно не желала дальнейшего рассуждения на эту тему и выглядела чем-то обеспокоенной.

– Прости меня, Ириша, это всё я виноват. Подарил тебе эти треклятые украшения, на свою голову!

– Ничего, ты же хотел, как лучше! – отмахнулась Ирина, тревожно оглядываясь по сторонам.

Беседуя, они даже не заметили, как к ним подошел босой пожилой мужчина, одетый в длинный светлый балахон, и молча поставил злосчастную шкатулку на столик. Антон онемел от неожиданности. Напуганная Ирина отпрянула от шкатулки.

– Немедленно отойдите от меня! Где вы взяли эту вещь? – закричала девушка.

– Не волнуйтесь! Молодым женам вредно волнение, ибо оно оставляет на их юных лицах следы печальных размышлений. Это обещанный вам подарок. Мне думается, он уместен в ваших обстоятельствах, – и старик многозначительно посмотрел на Антона. – Ведь так, молодой человек? Тот недоуменно пожал плечами.

– Вы от… Луция? – дрогнувшим голосом спросила Ирина.

Странный незнакомец, поглаживая густую бороду, кивнул.

– Пусть будет так. Но, вы ведь уже понимаете, что в нашем мире всё взаимосвязано? А вещь эту, я теперь дарю вам, шкатулка сделана моими руками. – не без гордости сказал он. – И мне выбирать, кто будет следующим хранителем заветных предметов.

Ирина обескураженно дотронулась до раритета.

– Я раньше не обращала внимания, что здесь какая-то надпись. Вы можете её прочесть? – попросила она старика.

О, безусловно, госпожа! "Finis vitae sed non amoris"... Закончится жизнь, но не любовь. Старая добрая латынь. Такими словами попросил меня увековечить свои чувства к Валерии, наш романтичный приятель Луций! Что же, мне пора откланяться. Миссию свою я исполнил.

Молодые люди недоуменно переглянулись.

Старик повернулся к Антону.

– Ну, что же вы медлите? Пора и вам вручить своей избраннице тайное подношение, которое заблаговременно заготовили.

– О чём он говорит? – Ирина вопросительно посмотрела на любимого.

Антон, вздыхая, повозился в спортивной сумке и протянул ей бархатную коробочку.

– Наверное, об этом. Вот, прими вместо утраченных украшений.

Ирина осторожно открыла подарок.

– Кольцо с бриллиантом? А с чего это вдруг? – она удивлённо подняла брови.

– Не волнуйся, это золото не из скифских курганов, – попытался пошутить Антон. – Кольцо я купил вчера в бутике, давно собирался… Надеюсь, оно станет обручальным?

Ирина кинулась в объятия Антона.

– Как же долго я ждала этого момента, Тошик! – с искренним облегчением сказала она.

Увлеченные друг другом, они не сразу заметили, что старика нигде нет, но ни капли не удивились его исчезновению.

Закутавшись в покрывало невидимости, Захария ещё некоторое время наблюдал за влюблёнными. Довольный открывшимся его глазам зрелищем, он улыбнулся только ему известным обстоятельствам и тотчас же поторопился в уютную неаполитанскую гавань. Там, на родном берегу, его теперь ожидал благородный оппонент Луций Корнелий, ныне освобожденный от оков древнего заклятия. Старик давненько мечтал пофилософствовать с римлянином на вечные темы, а времени для этого теперь было более, чем достаточно…



Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования