Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Данкизавр - Загадка Эмили

Данкизавр - Загадка Эмили

 
Поезд остановился на очередной станции. Остановка была резкая, но никто даже не почувствовал толчка – все пассажиры стояли в каком-то онемевшем состоянии. Проводник, старый и уже изрядно лысый мужчина, беззвучно шевелил губами, словно читал молитву. Остальные просто неподвижно стояли и смотрели в никуда. Точнее туда, где только что был вагон. Последний, прицепной. Только теперь его не стало. "Господи,…" - наконец сумела нарушить тишину одна пожилая женщина, - "Это чертовщина, какая-то…".
Все пассажиры обернулись к ней и стали пристально смотреть на нее. Так же пристально, как только что смотрели в пустоту. Проводник, наконец, переборол страх и пошел открывать двери. За окном уже столпились люди, негодование которых с каждой минутой возрастало. Они купили билет, а в поезд попасть не могут.
"Этот поезд… проклят…" - прошептала все та же пожилая женщина, - "Мы все едем в ад… в самое его пекло… Это за наши грехи наказали нас…".
 
***
За неделю до этого.
- Ты собираешься в отпуск? – проговорила молоденькая темноволосая девушка, обняв молодого человека. Ее волосы рассыпались по его плечу и словно укутали одеялом.
Парень до этого мирно завтракал, а теперь находясь в ее крепких объятиях, даже жевать, не мог.
- Не надо этих телячьих нежностей… - простонал он. Для него всякие проявления любви при солнечном свете были противны. Ночь – это одно, а утром даже объятия казались противными и пошлыми. – И с чего ты взяла, что я собираюсь в отпуск?
- На твоей тумбочке лежит билет… - улыбнулась она и хотела его поцеловать, но парень состроил гримасу отвращения и девушка осеклась. – Ты меня совсем не любишь… - обижено простонала она.
Парень усмехнулся. "Как можно любить такую как ты? – думал он тем временем, - Доступную и глупую…", но в слух он прошептал тихое "люблю". Девушка счастливо заулыбалась. Как это поведение бесило его. Она ничего и никогда не принимала всерьез. Она молчала некстати, она говорила не то, что надо, она почти всегда несла бред. Словом, говорить с ней было не о чем.
- Так куда ты едешь? – за завтраком, не унималась она.
- По работе… - лаконично ответил он, отпевая глоток кофе.
- Я спросила куда, а не зачем… - как-то обиженно выдохнула она, видимо поняв, что он не хочет с ней делиться своими мыслями.
- Это не имеет значения… - хмурясь, ответил он и, допив свой кофе, направился к выходу.
***
В поезде тускло светила лампа. Мой герой широко зевнул и лег спать. Ехать было не далеко, поэтому он попытался поскорее уснуть. Дольше спишь – быстрее проходит путь, так он думал. Его жизнь вообще была быстрой. Он всегда торопил время. Сам куда-то торопился. Его никогда не привлекала высота мыслей. Только все нужное, только все правильное. Для него не существовало понятия "любовь" или "дружба", их заменяли "желание" и "выгода". Так он и жил. Или лучше сказать, так он торопился жить.
На первой же остановке, где-то на перроне, раздался крик. Кричала женщина. Да так истошно, что все выбежали, чтобы посмотреть, что же все-таки случилось.
- Будь ты проклят! – какая-то полоумная указала на маленького светловолосого мальчика и выкрикнула проклятия. Это удивило всех, кроме моего героя. Мало ли старух сумасшедших на перронах шастает. Поэтому он разочарованно побрел назад в поезд.
- Ты отнял у меня все!... – не унималась старуха. Теперь она походила на ведьму. Лицо ее сделалось земляного цвета, губы посинели. Она хрипела и шипела. Ее голос срывался на крик.
Мой герой мысленно усмехнулся происходящему. Его действительно смешила эта сцена между мальчиком и сумасшедшей ведьмой. Хотя, по правде говоря, в тамбуре он уже забыл о том, что случилось на улице. Его интересовала только его жизнь и люди, которые принадлежат ему. Да-да, именно принадлежат. Он использовал всех, кто рядом.
***
Поезд остановился на нужной станции. Перрон был окутан туманом. Мой герой спустился с подножки поезда и оказался объят странным холодом. Он поежился и стал ожидать того, кто придет его встречать. Это должен был быть некий мистер Швиттер. Тот самый человек, поместье которого и должен был оценить мой герой. Начальство не хотело слышать отказа от молодого юриста и поэтому пришлось ехать в этот богом забытый уголок.
- Добрый день… - послышался рядом голос. – Вы должно быть мистер Фризен?
Мой герой вздрогнул от неожиданности и обернулся. Перед ним стоял паренек лет пятнадцати. Лицо его разглядеть было трудно из-за тумана, но он был весьма стройного телосложения.
- Да,… - слегка опешив, ответил мой герой, - Я – Альберт Фризен.
Паренек тихо усмехнулся и пригласил Альберта следовать за ним.
- А вы, молодой человек, не собираетесь представиться? – раздраженный таким поведением, поинтересовался он. Паренек снова издал легкий смешок, но ничего не ответил. Они дошли до дороги. Альберт уже практически выл от злобы. Никто и никогда его не игнорировал, а этот юнец смел вести себя так, словно он… он… В этот миг туман уже начал рассеваться и Альберт заметил у паренька нечто странное. Пышные волосы, небрежно собранные заколкой и игривые черные глаза. "Меня зовут – Эмилия Швиттер…" - с игривой улыбкой представился паренек.
- Вы дочь? – спросил Альберт.
Девушка усмехнулась. Несколько локонов упали на глаза и она откинула их легким движением.
- Я его жена… - проговорила она. – И мать его детей.
***
- Добрый вечер. – сухо сказал мистер Швиттер, встретив гостя на пороге. Это был мужчина лет за тридцать. Довольно привлекательной наружности, но почему-то в глазах его застыла печаль. Жена поцеловала его в щеку и прошла в дом. Он с гостем остался на пороге. – Я надеялся, что смогу сам встретить вас, но дела заставили отлучится из города. Только час как вернулся, а… Эмми уже встретила вас.
- У вас милая жена. – выдохнул Альберт. – Мне ее общество доставило невыразимое удовольствие.
- Эмми довольно красива, чтобы понравится такому как вы, но имейте ввиду… - в глазах мистера Швиттер блеснул огонек, - …я очень ревнив.
Альберт гордо улыбнулся. В его планы не входило влюбляться в миссис Швиттер, а только провести с ней ночь. Одну или несколько. Смотря на то, как долго будет идти оценка поместья. Обычно это занимало не более двух недель. Поэтому ночей пять или семь Альберт планировал провести с женой хозяина. А может и одной бы хватило. Просто в Эмили ничего не привлекло его взгляд. Мила, кокетлива, по-детски улыбчива, но все это оттого, скорее, что вначале он принял ее за мальчика.
- Я хотел бы услышать ваш ответ… - проговорил мистер Швиттер. – Поскольку жену я ни с кем делить не желаю.
- Конечно, - улыбнулся Альберт, а мысленно добавил: "Пару ночей – это не дележ… Просто она скрасит одиночество гостя".
***
Когда наступило время ужина, вся семья собралась за столом. У мистера и миссис Швиттер было двое маленьких детей, которые сейчас отдыхали у бабушки. Судя по фотографиям девочка пяти лет – Изольда и милый мальчуган – Ред походили на отца, они были изящны и темноволосы. Глаза их горели серыми отблесками. Поговаривали, что мистер Швиттер был с ними довольно строг и холоден, как впрочем и со всеми обитателями поместья.
За столом уже собрались все, включая гостя, ждали только Эмилию. Она часто опаздывала к ужину, поскольку не могла являться своему мужу растрепанной или небрежно одетой. Ей всегда было важно, чтобы муж любил ее. Но мистер Швиттер был холодным и скупым на эмоции человеком. С женой они виделись редко. А в те короткие минуты, когда доводилось остаться наедине, все было обыденно и привычно. Поцелуй на ночь и сон в разных комнатах. Эмилия часто казалось, что у мужа нет к ней никаких чувств, но поговорить с ним на эту тему девушка не решалась.
- Позови миссис… - приказал мистер Швиттер одной из служанок. Та кротко поклонилась и собиралась было удалиться, как в столовую медленно вошла Эмилия. Теперь она вряд ли сошла бы за паренька. На ней было темно-серое платье, со спущенными плечами. Она медленными шагами подошла к мужу и поцеловала его в щеку и только после этого села за стол.
- Прошу прощения, что заставила ждать… - тихо проговорила она и посмотрела на гостя. Теперь ее глаза были совсем не черными, а синими. Тогда в тумане, он не сумел разглядеть ее внешность, а теперь она казалась ему демоном искушающим его. Хотя Альберт не был праведником и вел разгульный образ жизни, но даже при всем этом эта женщина казалась ему дьяволом.
- Мой муж уже показал вам поместье? – осведомилась Эмилия.
- Нет, я еще не успел… - ответил мистер Швиттер. – Я надеялся сделать это после ужина.
- Ну… - протянула она и перевела взгляд на мужа, - Ты обещал провести вечер с детьми…
Услышав это дети встрепенулись. Альберт сглотнул ком в горле и невольно посмотрел на обнаженные плечи девушки.
- Я сама покажу гостю поместье. Если ты не возражаешь… - Она с вызовом посмотрела на мужа, но в его облике ничего не изменилось. Этот факт изрядно огорчил Эмилию, но она усилием воли заставила себя улыбнуться.
- Конечно. – проговорил мистер Швиттер. – Я буду рад, если ты сама покажешь мистеру… - он вопросительно посмотрел на Альберта.
- Фризен, - ответил Альберт.
- Да, мистеру Фризену наше поместье. – закончил свою фразу мистер Швиттер.
Эмилия обижено посмотрела на мужа и резко удалилась. Альберт последовал за ней.
- Останьтесь там! – почти криком приказала она, - Я пошла переодеться… Мне платье жмет…
Она прикусила нижнюю губу, понимая, что скоро расплачется и быстро убежала прочь. Альберт вернулся назад в столовую, где уже подавали десерт: абрикосовый пирог.
***
- Начнем с холла… - холодно сказала Эмилия, когда Альберт подошел к ней. – У нас очень большой холл. Ходят легенды, что когда только его построили… здесь покончил жизнь самоубийством хозяин дома… - она с улыбкой оглянулась на гостя и приблизилась к нему ближе, - Вам страшно?!...
- А должно быть? – усмехнулся Альберт.
Девушка кивнула.
- Еще говорят, что его призрак по сей день ходит по нашим коридорам, но если честно… я никогда ничего здесь не слышала. – она усмехнулась и пошла вверх по лестнице.
- А почему вы решили его продать? – спросил Альберт, когда они поднялись на второй этаж, где находились комнаты гостей.
Очутившись здесь, Альберт почувствовал, как все в груди сжалось. Темно-бордовые стены давили свои напоминанием о роскоши и тайне этого места. Портреты, весящие вдоль по коридору, казалось, наблюдали за всем, что здесь происходит. И оттого должно быть лица изображенных на них людей были ни то напуганы, ни то озлобленны.
- Мужу этот воздух не подходит… Мы хотим переехать на юг, где суше и теплей, - вырвала из тяжелых мыслей Альберта Эмили и он вновь опомнился.
Они прошлись по всем коридорам, поднялись на третий и четвертый этаж, и зашли на чердак, где хранился разный хлам, но ни разу не заговорили о чем-либо, кроме дел.
- Эмилия, - когда они прощались, проговорил Альберт, - Вы мне нравитесь… сильно нравитесь.
- Послушайте, Альберт, - она вдруг назвала его по имени, - Я буду откровенна с вами. Я люблю мужа, до безумия. Я никогда не смотрела на других мужчин. Ради него я бросила все, что у меня было. У нас с ним двое детей, которых я тоже люблю. И никакие отношения между нами, кроме хозяйка – гость… невозможны…
Сказав это, она резко развернулась и удалилась.
***
Следующий день Альберт провел в саду поместья. Отсюда открывался замечательный вид для того, чтобы сделать фотографии. Эмилия за весь день ни разу не спустилась и отказалась от еды. Заявив, что ей нездоровится, хозяйка оградила себя от общества неприятного, как казалось, гостя и мужа, что всегда смотрел на нее холодным взглядом. Альберта спустя пару дней начало удивлять отношение хозяина поместья к Эмили. Он не целовал ее. Никогда не звал ее по имени, разве что "моя жена". И за все это время не провел в ее спальне ни единой ночи. Все его отношение к ней сводилось на редкие пожелания спокойной ночи и нежные поцелуи в щеку. В городе уже давно ходили слухи, что он изменяет ей, но можно ли было в это поверить? Хозяин был привлекательным, но представить его в объятиях чужой женщины – было не возможно, как в прочем и в объятиях собственной жены. Альберт увидел в этом луч надежды. Теперь, казалось, дело за малым. Однажды Эмилия устанет ждать в своей постели мужа и откроет сердце другому. Хотя нужно ли ему ее сердце?!
Следующие несколько дней ничего не менялось. Альберт наблюдал, как чужая семья рушится и ликовал в глубине души. Эмилия не общалась с мужем, а мистер Швиттер копил злобу в сердце на жену.
В один из таких дней, Альберт случайно застал семейную ссору.
- Пусти меня! – вскричала Эмилия, когда муж схватил ее за руку, не дав уйти из гостиной. – Пусти! Я больше не твоя собственность! Только продадим этот чертов дом и ты меня больше не увидишь!
В этот момент ее голос сорвался и на мгновение воцарилась тишина. Потом стук и звон.
- Еще раз ты так сделаешь… - почти шипел мистер Швиттер.
- И что? Ты убьешь меня? – зло засмеялась Эмилия, - Ну дважды-то не получится…
- Ты останешься со мной. – Категорично сказал он.
- А ты заметил, как наш гость смотрит на меня? – тем же тоном продолжала она. – Пожирает взглядом.
- Я убью вас обоих… - прошипел мистер Швиттер, - Не подставляй парня…
- Ха, - вскричала она, - Обоих не получится. Ты все равно не сможешь убить меня…. Любишь сильно.
Что-то в этом диалоге ужаснуло Альберта. Он сам не понимал почему, но вдруг захотел уехать как можно дальше от проклятого поместья. Красота Эмили сделалась в один миг ему противна, а муж – обратился в монстра. Но мгновение спустя, оценщик вдруг уловил другую вещь: жена хозяина намекнула на его взгляды. А значит, победа была близка.
За долгие годы, победы над женщинами стали для Альберта – своеобразным спортом. Азарт в глазах и гонка по прямой, а финиш – победа и интерес потерян. Однако, с Эмили все было по-другому. Она оказалась загадкой. То в ее глазах вспыхивала нежность, то в них горел адский огонь. Но все ее образы манили и заставляли забыть обо всем.
Спустя только две недели, на которые Альберт застрял в этом богом забытом уголке, Эмили сдалась… Или, напротив, победила. Но вопреки мыслям оценщика его чувства к жене хозяина не угасали, а только усиливались. Она опьяняла.
- Хочешь быть всегда со мной?! – прошептала она ему однажды, когда за окнами забрезжил рассвет.
Он только улыбнулся ей. Это желание стала смыслом его жизни. Быть с ней. Не видя ничего вокруг, не помню ничего из прошлой жизни.
- Правда?! – вновь переспросила Эмили и присела на кровати, так что ее темные волосы закрыли наготу ее тела.
- Да… - прошептал Альберт.
Женщина улыбнулась. В ее глазах вспыхнул адский огонь.
***
Последнее, что помнил Альберт, покупая билет на свой последний поезд – это то, как единственная по-настоящему желанная женщина оказалась монстром. Причем в прямом смысле слова. "Смерть меняет людей", - шептала она, показывая ему свой истинный облик.
В памяти Альберта всплыл образ шефа юридической конторы, где служил парень. "Всегда читай прессу, где сообщается о месте, в которое едешь", - говорил он всегда. И почему молодой юрист его не послушал.
- Убей себя, - шептала Эмили, протянув ему столовый нож, - И мы никогда больше не расстанемся.
Теперь ее облик был ужасен: синее лицо утопленницы, слепая пелена на глазах, почерневшие ногти.
Альберт отогнал от себя воспоминания и взял последний билет у кассира. Только в поезде молодой юрист почувствовал себя лучше и решился, наконец, узнать историю проклятого поместья.
Интернет пестрил заголовками: "Ревнивый муж утопил жену и повесился в холле", "Дети богатых вельмож помещены в психиатрическую лечебницу", "Мистер Швитер утопил жену и покончил с собой"… Альберт взглянул на год события и ужаснулся… "1910 год". И только теперь все встало на свои места: чопорность хозяина, роскошные гостиные, портреты… Да, они многое сумели поведать в этом поместье.
Перед очередной станцией поезд дернулся и раздался скрежет колес. Мир вокруг изменился. Альберт побледнел видя, как вагон заполоняют призраки. Они стояли по всему проходу: черные дыры вместо глаз, бледная кожа, синие губы. В них парень узнал слуг поместья. А среди всех виднелась красавица хозяйка и ее супруг, с удавкой на шее.
***
После того, как целый вагон исчез, все пассажиры оцепенели. Никто не замечал с каким скрежетом катится их поезд. Никто не мог выкрикнуть и слова… Они только смотрели в пустоту, туда, где только что ехали люди.
 

Авторский комментарий: Не знаю подойдет ли... но выкладываю.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования