Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Alfring - Семь дней в Киреативе

Alfring - Семь дней в Киреативе

 
В день первый было Слово.
- Дорогие цирконевцы. Нет, вы больше не цирконевцы? Отныне вы зовётесь гордо – "киреативцы"! – Кир славился умением убеждать. Убедил вот однажды двух друзей целое лето шляться по свету с не менее гордым именем "злоборцы". С того времени и прославился в умении убеждать. – Друзья, нет, братья, мы с вами продолжим великое дело борьбы со злом! Мы будем неустанно биться с ним день и ночь, пока смерть не разлучит нас… То есть вас. Неважно.
По равнодушным лицам слушателей, собравшихся вокруг оратора на единственной площади бывшей деревеньки Цирконь, а ныне Киреатив, можно прочесть строчки "Илиады" про список кораблей и заснуть.
- Раньше вы помогали только за награду. Теперь всё изменится. Настоящий киреативец поможет любому в любой просьбе! Ничего не прося взамен! А если и за награду, то даже за всякую мелочь – хоть за мешок с камнями!
Желающих получить гордое имя "киреативец" поубавилось: то ли условия не понравились, то ли сравнения. Кир начал беспокоиться, боясь потерять последних "братьев". Пришлось применять остатки красноречия.
- Но любой цирконевец может стать любым киреативцем, если у него добрые намерения... И дом в Циркони. Любой дом. Ура!
Ему, конечно, хлопали. Жиденько так.
***
В день второй было Дело.
Кир бегал по домам, узнавал у каждого киреативца имя, род занятий, увлечения. И всё больше разочаровывался. Никто ничего не умел: ни из лука стрелять, ни фехтовать прилично, ни коня остановить, ни в горящую избу войти. Зато многие интересовались, а зачем туда ходить.
Был охотник один. Хвастал, что приносил зайца-другого. Позже оказалось, что зайца тот приносил год назад. А другого – месяц. Кем был "другой", говорить охотник отказывался, мол, жена не так поймёт а то.
Землю пахать все до одного считали занятием недостойным, и тратить на неё, родимую, время не желали. Одно геройство на уме.
И ещё спорить любили. Например, о том, кто агрессивнее: лесные эльфы или древесные. Спорщики припоминали события N-сотлетней давности, вели подсчёт эльфийских войн. Очень радовались, когда могли заткнуть за пояс оппонента, указав на незнание дат, имён и прочих деталей в милитаристской и пацифисткой политиках владык Эльфитама тысячелетней выдержки.
Только спорами сыт не будешь.
А женщины, в целом, были как женщины: говорили много, на любые темы, но на общих основаниях. Мужчины тоже как мужчины: говорили мало, но по делу: о лошадях, золоте и женщинах. Люди как люди.
Кир пришёл в уныние. Зачем они ему? Ведь даже и неинтересно с этими цирконевцами, а ещё управлять ими взялся.
Но окстился Кир и перешёл в день третий.
***
В день третий было Задание.
Обрадовался Кир удаче – гость иноземный пожаловал. Местные препроводили гостя в дом, что в народе прозван "Беседка". В нём складчину хранили и енами, и продуктами, а также Кира поселили.
Гость немного странный был. Даже не то, чтобы уж странный, только чёрный слишком. С головы до ног. Наверное. Длиннополый плащ закрывал тело, и взорам открывалась лишь голова, но все предполагали, что чернота распространялась и ниже.
Когда гость понял, что Кир здесь за главного, бухнулся на пол. И запричитал что-то на чужом языке.
- Наверное, хочет присоединиться, - предположила Виссария, женщина умная, дотошная, живущая в деревне набегами. Видно, семья у неё есть где-то, в нормальном мире. И сюда Виссария словно в запой: регулярно, надолго, без поддержки близких не уедет. – Тяжело одному.
- Вон он, гляди, алмазы суёт. Нет, этого точно надо брать. Обменяем алмазы на вино и женщин. Нет, на женщин не надо: их кормить придётся. Обменяем алмазы на вино и деньги. Впрочем, зачем менять на вино, если будут деньги? - Пратч, ставший правой рукой Кира, прокручивал в голове план. Парень толковый: за день на бересте картотеку киреативцев сотворил.
- Пойдём-пойдём, кучерявый, мы с тобой щас пропустим по одной, так сразу друг друга понимать начнём, - приобнял "новичка" Еретик. Настоящим еретиком он не был, но просил его так называть. Опасность нравилась. Приобнял и потащил к дому, что на самом отшибе деревни. Гость стал отчаянно сопротивляться.
- Нит-нит, - лопотал он по-своему. – Нит по рюмки. За помощ к вам прешол.
Гость говорил на понятном языке. Но с ошибками.
- Помощь? – переспросил Кир, воодушевившись. Не так ли он обрадовался первому делу, которое поручил начинающим злобороцам купец-лесоруб? Нет, не так. Сама идея эта с Киреативом нравилась Киру куда меньше, чем поход с друзьями в поисках мирового зла. Но друзья разбежались, а служить делу Добра он почитал смыслом жизни.
- Да помощ. мой хазяин лыцаль длянь попал в биду.
Ошибки в языке гость делал разные.
- Ты оруженосец? – спросил Кир. Остальные молчали, уважая право главы на переговоры.
- Нит. Моё ни носить оружие.
- Ладно… Так что с хозяином?
- Попал в биду.
- В какую?
- В страшный.
- Чем мы можем помочь? – Кир старался спрашивать покороче, чтобы гость понимал вопросы.
- Диньгами. Или жызнью. – Почему-то ответы всё равно приходили несуразные.
- Ты же сам предлагал алмазы. Вот и отдал бы их за рыцаря Дляня.
- Лыцаль длянь канешна возьмёт алмазы но Ани ни помогут.
- Я ничего не понимаю, - поделился мнением самый ушастый из киреативцев. Кир про себя окрестил его Ушастым. – Я б его запер в чулане без еды и воды, пока нормально говорить не научится, а потом бы уж и разговаривал.
- Горазд ты с мертвяками общаться, - усмехнулась Ядвига Ню. Кир не сразу понял, что Ню – это фамилия, потому немного разочаровался при знакомстве.
- С такими методами в королевскую армию иди, - посоветовал Глухой Ушастому. Как рассказывали старожилы, Глухой давно ничего не слышал, но примерно знал, о чём может говорить каждый. Потому заготавливал специальные ответы перед выходом в свет.
- Давай ещё раз. По порядку. – Кир взял инициативу в руки. – Кому и какая нужна помощь?
- Мой хазяин лыцаль длянь попал в биду. Он то же хочит совирьшать добротные постубки. Како страннущий лыцаль но нит практицызму. Бида? Просить оно моё дать вам алдмас што бы навчера притти с утров и оне бумогать мой хазяин.
Кир переглянулся с остальными киреативцами, допущенными к совету как самые заядлые. Смотрел, ища не поддержки, а признаков понимания на лице.
- Завтра мы хотели организовать блиц. Твой хозяин может присоединиться. - Ушастый оказался не только ушастым, но и башковитым. Пока Кир наслаждался мнимым величием, будто один понял речь гостя, у этого уж план созрел. Только одной вещи Кир не мог понять:
- А что за блиц вообще? И почему я не в курсе? – Оказывается, двух вещей.
- Блиц не поможет. Там враги фиктивные, - ответила Ядвига. Правда, не Киру.
- На блице мастерство в чистом виде, - заговорила Смайлгёл. Молчит-то она молчит, говорили Киру злые языки, зато соперников как капусту шинкует в капустный порошок.
- Там даже лицо под маской. Рыцарь и себя не опозорит, и научится многому, - подытожила Виссария. А это значило: вердикт вынесен.
Киру стало совсем не по себе. Его друзья-злоборцы не игнорировали его мнения всерьёз. Конечно, внешне мимо ушей пропускали, но потом Кир нудел, ныл, ворчал и, в конце концов, с ним соглашались. Ну дак то друзья! А здесь он же вроде глава.
- Хорошо! – перекричал шумных подопечных Кир. – Пускай утром твой хозяин явится сюда. Я обговорю условия. Если всё пройдёт гладко, рыцарь сможет поучаствовать в настоящей борьбе со злом. Для странствующего рыцаря хватит.
Гость поклонился до земли, сверкнул белыми зубами, как показалось Киру, нехорошо сверкнул, и вышел из "Беседки". А киреативцы чему-то промеж себя посмеивались и поглядывали на новоиспечённого главу.
***
И в день четвёртый было Сотворение блица.
Кир так и не решился повторно унижаться и спрашивать, что же это такое. Составив из всего сказанного некое представление, он вышел во всеоружии: с мечом наперевес в одной руке и хорошим настроением в другой.
Кучка людей крутилась возле "Беседки". Немногочисленная кучка. Наверняка, остальные киреативцы проспали блиц.
"Что ж, - решил Кир. – Очевидно, это какая-нибудь спортивная зарядка".
Подходя ближе, он тщетно пытался разглядеть в толпе знакомые лица. Зря пытался: лиц не было. Какие-то маски, то уродливые, то страшные, то смешные. Значит, Виссария не шутила. Она никогда не шутит.
"Что ж, - решил Кир. – Очевидно, это маскарад. Сейчас начнутся шарады и розыгрыши. Только помощь рыцарю тут в чём?"
- Отважный командир - без маски, - усмехнулась одна маска. – Решил показать всем, где раки зимуют.
- Не поможет. Никто не отдаст первое место за то, что вы главный, - сказала другая маска.
Послышалось ржание.
Разъярённый, Кир хотел сорвать маску с насмешника. Но понял, что ржание - коня. По дороге, поднимая тучи пыли и мелких костей, мчался галопом рыцарь в сияющих доспехах.
"Ну вот хоть ещё один, не скрывший лица", - подумал Кир, но отчасти ошибся: рыцарь был в шлеме, даже забрало не поднял для приветствия. Однако все знали, кто он.
- Приветствуем вас, сэр Длянь, - поклонился Кир. Остальные не торопились.
- Утра доброго и вам. Я – Аль Фаринго, как звали меня в одних странах, или, если угодно, - Эль Фаринго, как звали в других. Приехал на блиц. Каковы условия?
Кир опешил. При чём тут Аль Фаринго?
- Сегодня вам надо победить пирата. Он грабит суда на берегу озера Пельмень, к северу отсюда, - внезапно заверещал филин, сидящий на одиноком дубе. - Но помните одно: пират должен остаться живым. Годятся любые методы, вплоть до соблазнения.
Приехавший рыцарь помотал шлемом, словно желая проверить, не ослышался ли.
- Даю вам день на подготовку. Состязание начнётся завтра поутру. - Филин ухнул и закрыл глаза.
- Ого, пиратский блиц. Нечто интересненькое. - Одна из масок потирала ладони в предвкушении.
Рыцарь же метался из стороны в сторону на коне. Выходит, только завтра начнётся забава. Вот и думал он: то ли обратно ехать, то ли в Киреативе денёк пожить.
Все праздные размышления прервал отчаянный вопль, донёсшийся из "Беседки":
- Сатана близко! Спасайте души!
По единственной улице бежал мужичок с дикими глазами. Ночной сторож. Он в состязаниях участия не принимал, но кормился здесь, а потому и подрабатывал, где просили.
- Что случилось? Да рассказывай же! – Схватил его за плечи Кир. Пора показать, кто здесь настоящий командир, а кто только и может под масками скрываться.
- Знак на стене. Кости с черепами. И подпись такая: "Час пробил. Скоро ваши души станут моими". Истинно Сатана. И ведь нарисовано красками такими – не сотрёшь, сам пробовал.
- Ха, это ж Филин балует, - объяснила одна из масок. – Пиратский блиц начался, вот он пиратские знаки и посылает.
- Не знай, - засомневалась другая мужским баритоном. – Филин раньше имущество не портил.
- Ну череп и кости – пиратский знак. Хорош мудрить. Айда по домам.
И все разошлись.
Лишь одинокий рыцарь остался на дороге: его никто никуда не пригласил.
***
В день пятый было Состязание.
Кир интереса ради тоже решил поучаствовать. Выиграет – престижа добавит, проиграет – всегда можно сказать, что поддался талантливой молодёжи.
Краем глаза видел Кир, как Ушастый с Виссарией знаки на пергаменте рисовал, а потом считал на пальцах…
Сведущие люди объяснили, мол, ведут они вдвоём "рейстлинг" какой-то: записывают, кто сколько заданий выиграл, умножают на общую стоимость наград, вычитают затраты и делят на возраст жителя. И очень этого "рейстлинга" боятся все в деревне. Мол, суровый он.
Этой ночью Кир втайне вытащил свиток и рассмотрел внимательнее. Своё имя нашёл на самом дне "рейстлинга". Прямо после ночного сторожа "Беседки".
Потому и прибавилось у Кира охоты изловить пирата. А может, просто из-за привычки бороться за справедливость. По крайней мере, сам он охотнее верил во вторую причину.
На дворе едва забрезжил рассвет, а кучка энтузиастов в масках уже с нетерпением ожидала дальнейших команд от Филина. Кир вышел снова с открытым лицом, полным разочарования. Будто и не командует он целым городом добровольных злоборцев, а попал в нелепую страну, где вынужден подчиняться несуразным традициям.
- До озера Пельмень доберётесь своим ходом. – Вот и настоящий командир заявился. Возник из ниоткуда и уселся на суку. – Там будет ждать лодка. Она доставит вас на остров, где скрывается пират. Кто первый его изловит, тот и победитель блица. Начали!
Птица вспорхнула и унеслась прочь. Видно, чтобы лишних вопросов не возникало.
А вопросы у Кира были. Первый и самый главный: где находится озеро Пельмень. Второй: как узнать около озера, что оно Пельмень?
Однако люди куда-то двинулись нестройным табором. Кир пошёл следом. Точь-в-точь командир после неудачной сечи.
Войско ж его выглядело странно. Оно состояло из рыцаря Аль Фаринго, невзначай решившего веселить честную компанию набором низкопробных шуточек собственного производства. Улыбались люди в масках или бледнели от ненависти, сказать трудно. Но рыцарь, видимо, нашёл слушателей.
Прочий состав поражал количеством скарба: мешки, из которых торчали жерди с сетями и крючками; топоры, мечи, луки и копья; кто-то нёс в руках огромный валун, кто-то – резного садового хоббита; были и кувшины на головах, и кандалы на ногах, и волосы на ушах. Кир боялся показаться недалёким, потому и не спрашивал, зачем это нужно в поимке пирата и чьи вообще это волосы.
Шли долго. Ни о чём не разговаривали. Только Аль Фаринго, как заведённый:
- Знаете, как отличить кота от кошки? Поймайте, потом отпустите. Побежал – значит, кот. Побежала – значит, кошка.
А Киру не о чем было говорить с масками. Кто их знает, кто там прячется.
Вскоре с широкой дороги свернули на тропинку и спрятались под кронами сосен. Густой запах леса напомнил Киру прошлогодние странствия. Стало грустно. Вокруг чужаки. Да, они не ворчат постоянно, как его друзья, и даже сами тянут в дремучие леса и не менее дремучие приключения. Почему же к ним не лежит душа? Наверное, ещё не срослось…
- Знаете, как отличить мясо кота от мяса курицы? Нет? Тогда приятного аппетита!
Озеро Пельмень начиналось у самой кромки леса. Чуть поодаль виднелся и островок, тоже с насаждениями деревьев. Лодка, как и обещано, у берега.
"Кого пиратам тут грабить-то?" - подумалось Киру, когда он смахивал паутину с плеч. Но сославшись на всевиденье многоуважаемого Филина, бывший злоборец успокоился и стал вслушиваться в брань киреативцев. Тема: кто первым поедет на лодке к острову.
- Ага, первым ехать! Как же! – кричала одна из масок. – Первые надоедят быстрее.
- А до последних пирата не хватит.
"Что за бред? - удивился Кир. - Спорят не о первенстве… О вреде первенства".
- Я первым поеду, - сказал он маскам. – Как командир.
Сказал и уверенно зашагал в сторону лодки. Несколько гневных ворчаний раздалось в ответ на смелое решение. Равно как и несколько усмешек. Ехать с ним никто не захотел, и Кир отчалил, бормоча песню вольного моряка, из слов которой помнил только "я моряк" да "вольно мне что-то сегодня, дружок".
Киру стало всё равно. Главное – показать себя, характер, мужскую непоколебимость и… Едва он ступил на палубу, лодка накренилась и шустро перевернулась, увлекая рыцаря за собой. Доспехи помешали подняться на поверхность. Кир стал захлёбываться. Неужели всё, конец? Вот так, нелепо, на каком-то блице, а не в схватке с Царём Тьмы из Мрачной Преисподни?
И тут пальцы ощутили нечто твёрдое, сжали его стальной хваткой. Голова наконец смогла вынырнуть над поверхностью воды. Оказывается, "нечто" - опрокинутая лодка. А с суши слышалось общее осуждение и отчётливый вердикт безликой толпы:
- Он не прошёл преноминацию…
***
Искупавшись в озере, которое по вкусу напоминало болото, Кир понял: лодка – это ловушка. Хитроумный Филин решил подшутить. Шалость удалась: над Киром смеялись все маски и громче всех - рыцарь Аль Фаринго. Шутка ему под стать.
Лодку быстренько привели в нормальное состояние, убрали привязанный к правому борту камень и по очереди перебрались на островок. Там разбрелись восвояси. Остров вблизи оказался таким же мелким, как издали. Только весь заросший и запущенный. Никаких следов пиратского логова, одни лишь папоротники, обурпаслики да камыши.
У Кира в голове пока не созрел план победы. Надеялся на авось, что ему, в принципе, несвойственно. Кир любил строить чёткие планы, а здесь… Здесь вся атмосфера какая-то нечёткая. Ненормальная, что ли.
Конечно, прошлым вечером Кир запасся оружием: наточил меч, меч наточил, потом наточил меч и меч наточил... Хоть никогда не видел, как это делается, только слышал, что нужная для меча процедура. В общем, положа руку на сердце, ногу на печень, а голову на селезёнку, не готовился он к охоте за пиратом.
Вот и шёл, ломая и сгибая ветви, не зная, куда идёт и что будет делать, если первым обнаружит злодея. А ведь даже для этого необходимо везение.
Или невезение.
Последняя мысль пришла внезапно, когда, отодвинув в сторону сосновую лапу, Кир встретился лицом к лицу с зловещей ухмылкой редкозубого рта одноглазого лица. Хозяин этого набора обладал также двумя кривыми саблями и уверенностью, что он здесь волк, а Кир – овца.
Только против таких волков и решил когда-то Кир устроить отряд злоборцев.
Потому и не спасовал.
А убежал на время, куда глаза глядят. То есть обратно, в сторону людей в масках и рыцаря. Настоящего рыцаря.
Добежать не успел – столкнулся с девушкой. Она тоже убегала откуда-то, выскочила из-за осины и налетела на Кира.
- Ай! – крикнула и отскочила обратно к осине. – Ты кто?
- Злоборец, - машинально ответил Кир. Потом сморщился и поправился: – Киреативец, глава Киреатива.
- Обурпасликов нанюхался? – переспросила девушка.
И оба задумались. Потому что никто ни слова не понял из того, что сказал другой.
Пока девушка думала, Кир её рассматривал внимательно. Красивая (всё в норме и без перебора), умная (ведь стоит сейчас и думает), без причуд (по крайней мере, внешних: длинные вьющиеся волосы, отсутствие иной растительности, кроме волос) – стало быть, не из Киреатива девушка.
- А ты кто? – решил продолжить он беседу, потому что мыслительный процесс собеседницы и не думал заканчиваться.
- Я Лиzавета. Меня пират похитил. Но тут его кто-то отвлёк, и я сбежала. Принцесса я. Хотел пират выкуп за меня требовать, послов отправлял к батюшке.
- А как он тебя вообще поймать мог? – недоумевал Кир. – Тут же ж глушь дремучая.
- Загулялась я с девками-мамками по лесу, а тут – глядь – выходит он, рожа страшная, глаза нет. Мамки-няньки завизжали, попрятались, а пират меня силою-милою на корабль свой - и увёз в даль туманную, на остров проклятый. Ладно, явился ты, рыцарь светлый. Спас меня. Привезёшь домой, сыграем свадебку.
- Чью? – настороженно спросил Кир, не припоминая, как играть в "свадебку".
- Да не бойся, - потрепала его по щеке принцесса. – Со злодеем не бился, так я бате расскажу, будто сгубил ты его поленом…
Вдруг затрещали кусты, взметнулись птицы выше деревьев, и явился взору принцессы и Кира человек в маске.
- Я убил пирата, ты будешь моей! – сказал человек и схватил руку девушки.
Кир опешил. Вроде за честь вступаться не надо. Оно и не охота. Но, с другой стороны, обидно, что вот так всегда…
- Покажи голову пирата, - с ноткой железа в интонации процедил Кир и схватил наглеца в маске за маску.
- Да вот же она, - раздалось из кустов. Из них же явилась знакомая физиономия с повязкой на глазу и щербатым ртом. – Чего надо-то? А прынцессушка, давай-ка обратно в плен. Я новых обурпасликов нарвал.
Кир отпустил маску, сгладив ладонью грубость.
- Не устоять тебе перед киреативцами, - смело заявил он, надеясь на помощь соратника. Только зря надеялся. Кир держал трясущимися руками тяжёлый меч, когда пират вылез из кустов и шёл к нему, то скрещивая, то разъединяя сабли. За всю злоборческую карьеру не приходилось чувствовать конец так близко. И вот:
- Оставь его, пиратское отродье! Ты не достоин приза под названьем "жизнь"! – раздался клич на другом конце тропы. К несказанной радости, Кир узнал рыцаря Аль Фаринго. Пускай он выигрывает, пусть утвердится в звании. И ему полезно, и Киреативу доход.
Пират оставил Кира и девушку в покое, развернулся к бегущему рыцарю, крутя саблями, как факир огненными палочками. Аль Фаринго на сей раз не выглядел шутом: он нёсся с мечом наперевес, готовясь сразить пирата, но тут разбойник поднял указательный палец и тихо произнёс:
- Слышите! А я и не пират вовсе!
С другой стороны острова неслось улюлюканье:
- Лови пирата! Держи его! Хватай! Вот он, чертяга!
Аль Фаринго и Кир опешили, Лиzавета расчёсывала кудри, а тот, кого считали пиратом, скрылся в ближайшей чаще.
Рыцарь неуклюже соскочил с коня.
Правда, ещё до переправы на остров.
Теперь же он подал руку даме, чтобы сопроводить её к месту схватки. В голове Кира царил сумбур, потому и забыл он о всякой галантности. Молча плёлся следом, не понимая, сколько же здесь пиратов.
Дошли быстро: буквально за соседним кустом уже шло празднество.
- Ура победителям! – слышалось отовсюду.
Сорвавший маску киреативец был незнаком Киру, но, видно, надо его запомнить.
- Объясните, пожалуйста, что происходит? – Не выдержал рыцарь и тоже снял шлем: под ним обнаружилась огненно-рыжая грива нечёсаных волос наверху некрасивого лица с огромным конусообразным носом.
- Мы выявили победителя, пока вы сражались с детским пиратом, - важно сообщила Виссария, оказавшаяся одной из масок.
- С каким ещё детским пиратом?
- Ну со мной! – с дерева свесилась верхняя половина одноглазого. Он умело крутил саблями, разбрасываясь солнечными зайчиками по поляне.
- Да-да, с ним. С детским пиратом детскими методами: приехать, напасть, побить. Фи… - Виссария сморщила нос. – Иное дело - победители. Смайлгёл заняла второе место: она создала собственного пирата из подручных средств и сожгла его на костре. Сладканике дали третье. Та влюбилась в пирата, всю дорогу писала ему письма, меняя дату каждый раз на десять лет вперёд, а потом ей пришло извещение, что пират давно мёртв. Хороший ход, но повторяется третий блиц подряд. Зато наш победитель… О, этот человек, новичок ещё, однако сумел так победить… О, сколько же вы пропустили… Он победил пирата, просто поняв невозможность его существования, ибо "Всё вздор, чего не знает Митрофанушка", а пирата-то Митрофанушка не знал! Что, съели?
Съели. И закусили. Только удила.
***
В день шестой было Сотворение истинного Конкурса.
Кир не мог подойти к "Беседке": люди стояли плотными рядами – и руки между ними не просунешь. Сегодня масок не было - всё серьёзно. И лица озабоченные, словно здесь казнили по карточкам. Вдалеке маячил знакомый Филин. Он снова вещал, и киреативцы ловили каждое слово с раскрытыми ртами. Правда, слова всё равно попадали в уши.
Кир давно махнул рукой на звание главы-основателя. Кому оно нужно? По крайней мере, здесь – точно никому.
- Хватит игрушек! – говорил Филин. – Сегодня мы получили настоящее задание. Даже два. По номинациям, так сказать...
- Откуда Филин их берёт только? – шептались перед спинами.
- Может, люди сами приходят, кому помощь нужна?
- Не, это Филин по миру летает, ищет.
- А я слышала, есть такой волшебный Бурундук, он здесь, под Киреативом живёт, в подземной Деревне На Краю Леса, и силой магии манит просителей.
- Может, и Бурундук. Вполне разумно, а что?
- Итак, полные правила Конкурса. Их вы можете найти в свитке на столе "Беседки". Я расскажу вкратце. Заданий два. Первое – от нашего старого знакомого.
Вперёд подался чёрненький, хотел высказаться, но Филин строго посмотрел на него, и тот в ужасе отпрянул.
- По словам нашего друга, его рыцарь Длянь, больше известный нам как Аль Фаринго…
- Да-да-да имяно Альфаринго только, длянь он не лыцаль*
- Спасибо за комментарий, уважаемый, но впредь не перебивать, твою мать. Так вот, Фаринго после блица куда-то пропал. Его слуга сильно обеспокоен и просит нас помочь. Рыцарь домой не возвращался. Обычно он так не делает. И второе задание… От нашего ночного сторожа.
Раздались недовольные возгласы. Все понимали уровень престижа задания "от своих".
- Снова появились надписи. Теперь уже нарисован дедушка с клюкой, а под ним слова "Бегите, глупцы!". Вроде ничего сложного: выясните, чей это дедушка и выйдете на след. Два странных задания у нас, потому назовём Конкурс "Таинственным". Требования к участникам: быть чистыми, трезвыми и сообразительными. Призы победителям гарантированы: победителю в первом задании – алмаз от нашего тёмного друга, победителю второго – право повесить в "Беседке" свой портрет с надписью "Победитель". А для того чтоб всё проходило честно, ваши методы разгадки тайн будет судить компетентное жюри. Мы пригласили известного мастера загадок. Прошу встречать, сэр Мараст.
- Мараст Крепчович, я бы попросил, - вежливо обратился к Филину важный сеньор, одетый с иголочки, в хорошей физической форме, красивый, статный – в целом, идеален, потому он сразу не понравился всем киреативцам. – Мне хотелось бы сперва самому поговорить с заказчиками, чтобы разгадать тайны, а потом следить за действиями ребят…
- Мой тоже хотеть участвовать принять, - заявил чёрненький, с вызовом глядя на Филина. – Лыцаль свой тоже поискать надо меня.
- Долг исполняешь? Молодец, карму очищаешь, – оценил Мараст Крепчович. – А я вот своего слугу, друида, в ваш Киреатив не взял.
Филин строго посмотрел и на великого мастера. Кто б ты ни был, в конце концов, а в Киреативе свои правила.
- Кхм, - прочистил горло пернатый. – Да начнётся Конкурс. Сроки проведения с дня сегодняшнего по день завтрашний.
И люди поспешили готовиться к выполнению заданий. Толпа рассосалась вмиг.
***
Номинация от сторожа Кира не впечатлила. Конечно, в ней и загадочность: кто-то посылает в "Беседку" тайные знаки, народ пугает. С другой стороны, алмаз. Ну и Фаринго жалко. Шутник из него никудышный, а всё-таки тоже живое существо. Куда он мог запропаститься?
Кир, как и многие киреативцы, тоже решил начать поиски близ озера Пельмень. Остальные отправились, кто куда: одни – на юг, другие – в столицу, третьи вообще дома остались.
У Кира был план: найти пирата и как следует допросить. Пиратом он, конечно, может называться детским, только рожа у него страшная и доверять таким не стоило. Да и кто знает этих киреативцев? Может, они новеньких ловят, держат на острове и обрабатывают. Ну, появляются ведь как-то на свете новые киреативцы. Неужели по своей воле?
Прошёл мимо аукавших в лесу. Прошёл мимо людей с баграми. Те прочёсывали воду вдоль берега, рыбу в сторону откидывали – доспехи искали с телом рыцаря. Поёжившись от вида неприкрытого цинизма, Кир пошёл искать лодку. Оказалось, не один такой хитрый: в лодке уже набилось человек пять.
- Полезай, выдержит! – махали они ему дружелюбно.
- А он тоже молодец, да? Догадался! – шептались пятеро между собой.
- Хорошая соображалка.
Зардевшись от похвал, Кир закинул ногу, чтобы влезть на борт, но лодка резко подалась вперёд, и нога с брызгами ушла в воду. С недоумением глава всея Киреатива уставился на товарищей. Те уплывали на остров и пожимали плечами.
- Извини, - удосужился ответить один из них, выкрикивая слова против ветра. – Ты хороший человек, но в лодке только пять мест. Была б моя воля, я б всех хороших людей в лодку поместил. Но правила есть правила.
Кир вздохнул. Сам не понял из-за чего: то ли из-за жёстких правил предела мест в лодке, то ли из-за факта, что даже среди шестерых именно он оказался тем, кто не в лодке. Как всегда. И с друзьями так же было. И с личной жизнью.
- Вот и у меня так вечно, - пожаловался кто-то Киру, положив руку на плечо. Обернувшись, увидел монаха. Из-под капюшона выглядывало грустное лицо со светлыми глазами и белыми, как снег, взъерошенными волосами. – Всегда места в лодке не хватает. Кем только ни одеваюсь на задание - всё равно не берут. Будем знакомы, я Свиток.
- Очень приятно. Я Кир...
- Да знаю уж я. Я здесь вообще всё про всех знаю.
- И что? Правду говорят, будто есть под землёй какой-то Бурундук…
- А то? Конечно, правду. Он в руинах Старой Циркони живёт, мы оттуда давно уехали, а он остался, мол, тут его Родина, духи предков. Но если к нему обратиться, он может волшебный порошок дать или какой другой артефакт. Я часто обращаюсь, вот только всё равно в лодку не берут. Хоть сами грести-то не умеют. Совершенно нет профессионализма. Я столько рукописей прочёл, как правильно грести…
- А может, так доплывём? Или плот построим быстренько? – перебил Кир, видя, что разрастается внутри монаха несвойственное сану бунтарство.
- Не будем мы никуда плыть, - сплюнул Свиток на песок. – Мы уйдём из Киреатива и плюнем на этот конкурс. – Свиток плюнул снова.
- Но… - Кир не нашёлся, что и ответить. Конечно, здесь ему уже давно не нравилось, но чтоб вот так просто уйти. – Не могу я так. Закончить надо дело. Не взяли в лодку, так я сам доплыву.
- Дело твоё, а я ухожу из Киреатива. В последний раз! - гордо заявил Свиток и, откинув капюшон, побрёл вдоль берега.
***
Приходилось прятаться в зарослях, когда выслеживали зло с друзьями в прошлом году. Но прятаться, чтобы соревноваться - такого не было. Странное чувство: и вроде хочешь сделать доброе дело, а с другой стороны, ты его ради выгоды делаешь, и на доброе дело-то тебе по большому счёту наплевать – алмаз нужен. Вот и прячешься от таких же "добрых" людей.
А люди тем временем времени зря не теряли. Каждый своей тропой пошёл – кому уж как повезёт. Кто-то встретит пирата на дороге, но не факт, что с другими информацией поделится.
Ушли по пяти разным тропинкам. Киру пришлось делать судьбоносный выбор: за кем следовать? В прошлый раз пират прятался возле зарослей обурпасликов, возможно, там его логово? Кир смело двинулся вслед за усреднённым киреативцем. За третьим. Пускай он ловит пирата первым – главное, вовремя услышать, что тот расскажет.
Пробирались сначала по тропинке, потом через заросли. Кир боялся нечаянно наступить на змею и всё время смотрел под ноги. Киреативец шёл впереди и бесстрашно рассекал лианы мечом.
- Устал, наверное, - спросили Кира слева.
- И не говори, - без эмоций ответил тот. Хотя потом эмоция появилась. С опозданием. Он выхватил меч и ринулся обратно, туда, откуда слышал голос. Спустя полчаса, добрался. Весёлое лицо страшного пирата до сих пор висело вверх ногами над головой.
– А ну отвечай, где рыцарь! Давай-давай, я шутить не стану.
- А рыцарь любил пошутить, - нашёлся пират. Он словно и не боялся Кира: покувыркался на ветке, спрыгнул на землю и начал отплясывать.
- Говори, где рыцарь, - зашипел Кир, приставив меч к шапке пирата – к горлу боялся, как бы не промахнуться.
- Сам посеял – сам ищи, - отвечал задиристый пират.
От такой наглости Киру хотелось сделать что-нибудь вредное, проучить дерзкого. Искал, куда бы воткнуть меч, чтобы не сильно обидеть или того хуже – поранить. Вдруг заметил, что пиратская шляпа сидит не так плотно, сразу видно: не срослась. И одним взмахом клинка Кир скинул её с обидчика. Пусть знает, с кем имеет дело. Да только сам больше удивился.
- Ушастый!
- Кир! – без задней мысли ответил Ушастый.
- Почему ты был пиратом?
- Филин приказал.
- А этот Филин, он вообще здесь кто? – Пора было раскрыть тайну Серого Кардинала Киреатива.
- Я, - ответил Ушастый, а потом расправил крылья и улетел прочь с острова.
Вот, называется, и раскрыл тайну.
***
Киру казалось, он попал в бредовый сон. Здесь не то, что со злом не боролись, здесь друг над другом издевались. Значит, пират ни при чём. Он не воровал рыцаря, ведь пират – это Филин, то есть Ушастый, который ради Блица устроил дурилку. И если б он рыцаря своровал, то сейчас бы уже вернул, чтоб конкурс выиграть и алмаз получить.
Полный тревожных дум, шёл Кир по лесу, что рос вдоль озера Пельмень. Нужен ли вообще ему был тот самый алмаз? Или бросить всё? Как вдруг услышал – хорёк ревёт. Осторожно так подошёл ближе – оказалось, ошибся. Это рыцарь на берегу сидел и всхлипывал, периодически сморкаясь в латную перчатку.
Обрадовался Кир: алмаз, можно сказать, в руках.
- Эй, Фаринго, чего раскис? Тебя слуга уж потерял сто лет.
Рыцарь поднял голову: сквозь забрало шлема проступали слёзы.
- Тебе какое дело? Ты же выиграл блиц.
- Ничего я не выиграл. Способ не тот был.
- Мой тоже. Но я даже своим способом не смог пирата захватить. Я вообще ничто. Зачем меня только на свет произвели?
- Возможно, твои родители не задумывались о цели твоего существования в момент… Ну, ты понял.
- Шутки пошлые.
- Кто бы говорил.
- Я ж не глава всея Киреатива.
- А у меня ж нет слуги, который всея Киреатив на ноги поставил, лишь бы хозяина отыскать.
Словесная баталия закончилась поражением рыцаря, но он и не думал сдаваться: швырнул по-дружески в Кира мечом. Тот пролетел над головой и воткнулся в камень, войдя в него почти по самую рукоять.
- Сколько ж можно-то? – заворчал Кир. – Всё, Фаринго, хорош буянить, пошли со мной. Печаль тебе не к лицу.
- А мине? – вдруг спросил рыцарь изменившимся голосом, а потом снял шлем. Ничего необычного под ним не оказалось: всё та же рыжая шевелюра, которая… Которая тоже вдруг снялась. Белизна лица осыпалась, а под ней… - Мине можна пичаль?
На Кира смотрел слуга рыцаря собственной персоной. Тот, чёрненький.
Кир закрыл лицо ладонями. Сколько можно это терпеть?
- Чего расстроился-то? Ты ж нашёл всё-таки рыцаря.
Киру показалось, он ослышался.
- Какого рыцаря? Ты сам им переоделся.
- Ага. Я всегда им и был. Это же развлекуха такая. Понимаешь, друг, всё дело в стиле. Стиль – это человек. А когда у тебя несколько стилей, ты живёшь сразу несколько жизней. Так забавно смотреть на людей, для которых два твоих "я" - это разные люди. Круче этого, наверное, ничего нет.
- Есть, - ответил Кир. – Киреатив. Там на деле сотня людей живёт, а кажется, что тысяча.
- Значит, я удачно попал, - подытожил рыцарь-оборотень.
***
Стоять рядом с Ушастым-Филином теперь казалось Киру почётным. Неделю назад он о таком и мечтать не мог. Потому что не знал никакого Филина. А теперь вот знает. Больше того: он знает, что Филин – это Ушастый.
Народ возле "Беседки" рукоплескал и ногоплескал окончанию первого и самого важного из заданий. Рыцарь был найден и стоял во всеоружии, правда, без меча, за спинами Кира и Филина.
- Мы получили отчёт от нашего Почётного гостя, Мараста Крепчовича, - начал организатор. – Зачитаем его после окончания голосования.
- Голосования? – не понял Кир и опустил руку, которая не уставала махать восторженным киреативцам.
- Конечно, победа должна достаться честно, всенародно. У нас важен голос каждого жителя.
- Но ведь…
Хотелось что-то возразить, мол, пирата привёл он, какое тут голосование – очевидно же.
Не возразил.
Раз очевидно, то и всем киреативцам это тоже таким покажется.
- Чего стоишь? – грубо прервал его размышления Филин. – Давай, пиши. Только чур, за себя голосовать нельзя.
А за кого ж осталось голосовать? Кир обернулся в поиске подходящей кандидатуры, но не обнаружил никого стоящего. Решил написать Свитка – пускай порадуется, что его хотя бы упомянули. Всё равно не ушёл далеко – сидит где-нибудь тут, результатов ждёт.
С улыбкой сдал карточку Филину, тот хмуро взглянул:
- Специально проголосовал? Чтоб лидеру голос не отдать?
Кир усмехнулся непонятно чему, ведь он ничего не понял.
- Не смейся, сам ты тоже недалеко от Свитка ушёл.
Вот теперь Кир совсем перестал что-либо понимать. А Филин сделал важное лицо и обратился к толпе, которая от волнения готова была все алмазы отдать, лишь бы узнать, кто на каком месте и сколько голосов набрал.
Повелитель народных масс встал в позу пророка и вещал:
- На последнем месте с одним голосом – наш Свиток.
Раздались вздохи сожаления о том, что недооценили человека, и угрозы, что так медленно дело идёт вперёд.
- Ухожу из Киреатива навсегда, - донеслось откуда-то с крыш.
Дело и действительно шло медленно. Филин объявлял результаты, одновременно считая голоса, потому возникала порой путаница. Люди узнавали свои места, после чего расходились. Кир оказался где-то в середине списка.
- И победил.... Как думаете, кто?
- Моисей! Моисей Ты победил! – раздались редкие выкрики редких людей.
- Вы правы. Победитель этого задания – Моисей Ты!
Из хибарки вышел худенький человечек, которого Кир ни разу и не видел в деревне, поблагодарил всех собравшихся сухим "Спасибо", взял алмаз из рук рыцаря и ушёл обратно.
- Сам Мараст Крепчович в письме одобрил оригинальный способ Моисея. Он бы, конечно, сработал лет через сорок, если б наш глава случайно не наткнулся на Аль Фаринго в лесу. Что ж, поздравим Победителя.
Киру если б и хотелось аплодировать, то виду он не подавал: вид главы Киреатива, на самом деле, был весьма удручающим.
***
Этой ночью снова не спалось. Если раньше мешали видения, планы или скука, то сейчас – обида. Кир дождался, пока за окном погаснет последний свет, льющийся из домика Филина. Тому-то чего не спится? Может, оттого что филин? Улыбнувшись нежданной шутке, Кир встал и, не зажигая свечей, пошёл в главный зал. Сторож как обычно спал у входа – можно не бояться. Какое предупреждение нарисовать теперь, чтобы они поняли?
Решив сообразить на ходу, Кир достал спрятанные под столом краски и кисть.
Едва начал малевать, чиркнула спичка. Кто-то сидел за столом. Этот человек зажёг свечу, потом вторую, третью.
Мараст Крепчович!
Кир узнал его и отпрянул от стены, словно нашкодившее хорошее дитя, которое застали за нехорошим делом.
- Как я догадался? – Мараст был безукоризненно, но не по моде, одет. Он поднял правую руку и левой стал загибать на ней пальцы. – Вы живёте в "Беседке", а сторож дежурит снаружи. Это р-раз. Под столом я обнаружил банку с краской и кисть. Это два…
Кир понял, что оплошал. Теперь ещё выслушивать, насколько сильно.
- Вы совершенно не слушали задание от сторожа. Это с-семь! – Эксперт перешёл к пальцам на ногах, загибая их по мере возможности.
- Давайте сразу к делу, - остановил его Кир. – Да, это я оставлял здесь на стене рисунки.
- Прекрасно, я так и думал. Посмотрим, кто из киреативцев догадается первым. Многие уже на верном пути. Но мне интересен мотив. Почему? Вы ведь основатель Киреатива. Вы сами хотели его. Создали, чтобы люди боролись со злом. И не ради выгоды. Так и вышло: выгоды никакой, люди борются, помогают друг другу.
- Мотив? – переспросил Кир, но больше себя. И ответ не замедлил явиться. Тот самый, с которого всё и началось когда-то. – Я хочу уничтожить Киреатив. Это и есть зло. Думал, в Циркони всё станет лучше, когда исчезнет выгода. Но оказалось только хуже. Выгода хоть и пошлость, но она честная пошлость. А здесь… Здесь всё фальшивое: люди, дела, эмоции, слова. Так невозможно жить.
- Вы опасный человек, я буду вынужден вас остановить.
Мараст встал, и Киру поплохело. С таким человеком, понял он, не стоит враждовать.
- Если у Киреатива такие защитники, я, пожалуй, приму другое решение. Я уйду из Киреатива.
- Не получится. Многие пытались…
- Я всё-таки попробую, - гордо заявил Кир, в голове прокручивая, с какой скоростью завтра утром он побежит отсюда, куда глаза глядят. И будет один. Найдёт себе интересное дело, по силам только. Но это потом, потом. Завтра только побег, прогулки по лесам, полям, воде. Настоящий отдых для души…
В день седьмой будет Выходной.
Кир так решил.

Авторский комментарий: Не сарказм, но добрый юмор, ибо сам часть этого безумия))
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования