Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Рэй - Хроники

Рэй - Хроники

 
Они не знают, что случилось. Может, догадываются. Сомневаются. Подозревают. Но точно никогда не узнают. Один я знаю, что произошло… Но мне надо быть осторожным, чтобы не выдать себя. Я смотрю, наблюдаю, запоминаю. Иногда, когда они засыпают, я выхожу из своего убежища и учу их. Я прекрасно понимаю, что у меня только один шанс, и если я его упущу, то этот мир перестанет существовать навсегда. Поэтому не тороплюсь. Ищу слабые места, выбираю момент... Времени у меня много - вся Вечность в моем распоряжении. И его мало. Ведь их жизнь так коротка.
 
 
Октябрь 2005.
 
- Сью!.. Ты подглядываешь! – с возмущением воскликнул Джон, когда его младшая сестра на секунду привстала за столом.
- Вот еще! – фыркнула девочка. – Больно мне нужно!
И нетерпеливо добавила:
- Долго ты еще будешь возиться?
- Подожди минутку.
Мальчишка аккуратно дорисовал последний квадратик, затем вытащил из кармана монетку и подбросил ее вверх.
- Орел или решка?
- Решка! – выпалила девочка.
Джон поймал монетку и хлопнул ею по тыльной стороне руки.
- Орел! – ликующе вскричал он. - Мой ход.
Он склонился над рисунком, помедлил немного и объявил:
- A-1!
- Вот черт!.. Убил.
И девочка поставила крестик на серебристой пластинке, которую они нашли на древнем кладбище.
 

2005 – 2026.
 
Дома стали исчезать один за другим. Посреди белого дня. Сразу со всем что внутри. Тихо, без звука, в полной тишине. Сначала исчез старый дом в начале Тисовой улицы. Он словно растворился в воздухе на глазах потрясенных прохожих, вместе с хозяином, который спокойно дремал на террасе. Потом пришла очередь красивой виллы, с маленьким садом у Черной Реки. Мальчишки, игравшие на берегу канала, с ужасом наблюдали, как исчезают деревянные стены, тают в серебристом тумане окна и двери, бледнеют лица в гостиной… С той поры не проходило и дня, чтобы в Рэдтауне не исчезало несколько домов. На их месте появлялись безжизненные пустыри, да шуршал под ногами красный песок, принесенный ветром из бесплодной пустыни.
Через несколько дней то же самое случилось в Натаниел-Йорке, затем в Уайлдертауне, потом перекинулось на южные поселения. Дома исчезали по всей планете. И никто не мог понять, как и почему это происходит. Люди в панике стали покидать свои жилища, прихватив с собой все самое необходимое. От безысходности они решили перебраться в древние мертвые города, которые прежде обходили стороной, и о которых ходило столько жутких рассказов. Днем их тела жарило солнце, ночью пробирал до костей адский холод. Пыльные смерчи налетали внезапно и засыпали песком их дневные труды. Но люди были настойчивы и упрямы. Преодолевая суеверный страх, они раскапывали дома и обживали разрушенные здания с треугольными дверями и белыми колоннами. Чинили, строили и постепенно менялись. Их кожа темнела под ветром и солнцем, цвет глаз менялся, старые навыки и привычки забывались. Прошло несколько лет, и они восстановили древние машины и корабли, разбили зеленые сады с журчащими фонтанами, замостили камнем улицы, отстроили заново великолепные библиотеки, мраморные площади и набережные вдоль каналов.
Никто сейчас уже не вспомнит, когда они стали называть себя другими именами. Но вскоре они заговорили на незнакомом языке. Все чаще можно было увидеть в их руках поющие металлические книги, с тонкими страницами из листового серебра. Люди сидели вечерами в своих уютных домах, перебирали пальцами выпуклые иероглифы и читали старые письмена: об огненных птицах и бронзовых кораблях, о мирной жизни и славе, о величии и древних традициях. И сердце каждого наполнялось гордостью за древний прекрасный мир. Мир, ставший их новой жизнью и домом. На четвертой от Солнца планете.
 
 
Апрель 2026.
 
Долгие марсианские сумерки поглотила наступившая ночь. Ном и Илла сидели на берегу и болтали ногами в прохладной воде. Две белые луны покачивались на темной глади широкого канала. Где-то вдали прокричала встревоженная птица.
- Уже поздно. Пора домой, – устало проговорила девушка.
- Подожди.
Ном бросил камешек. Всплеск. Звездное небо расступилось и заплясало на черно-синих волнах.
- Может ты ошибся, и они прилетят завтра?
- Нет. Это произойдет сегодня, - уверенно произнес Ном, и снова бросил камень.
- Какой же ты упрямый, - недовольным тоном сказала Илла. - Как в детстве. Ничего не изменилось.
- А ты все такая же нетерпеливая, - улыбнулся Ном и, обняв, шутливо прижал ее к себе.
- Да, ну тебя!
Девушка отпихнула его и обернулась назад. Там где-то вдалеке у подножия Эниальских гор спал город, укрытый защитным куполом, и ждал их.
- Знаешь, иногда мне кажется, что лучше бы мы тогда не полезли на Спендер-Хилл. И все было бы по-старому. И мама с папой, и Мэгги были бы живы…
- Что мы могли тогда знать? – заметил Ном. - Мы были детьми. И нам хотелось приключений. – И добавил: - К тому же вспомни, что люди сделали со своей планетой. Нас ожидало бы то же самое.
Илла печально вздохнула, прикрыла глаза и стала тихо напевать. Красивую, чудесную песню. Про смуглую женщину с кирпичными волосами, про тихий дождь и странный сон, про серебристый корабль и долгое ожидание, про серый утренний свет и Зеленую долину...
Когда она закончила петь, Ном взглянул на сестру. Она плакала.
- Почему ты плачешь? – спросил он.
- Не знаю. Когда я ее пою, мне кажется, что она обо мне... О нас…
Она вытерла слезы и посмотрела вверх.
Яркая полоса прочертила черное небо. Одна. Вторая. Третья…
Падали звезды.
- Смотри, Ном!.. Что это?..
Над темными силуэтами гор показалось красное пятнышко. Оно стремительно увеличивалось.
- Пора, - сказал Ном.
Они оба, словно по команде встали, и направились к ближайшему холму, где их ждал голубой песчаный корабль.
 
Ракета приземлилась на пустынном космодроме. Открылся люк. Оттуда выглянул человек. Он осмотрелся и спустился вниз.
- Капитан, Уайлдер? - из тени корабля вышел высокий молодой мужчина.
- Да… Кто это?
- Я – Джон. Джон Хетэуэй. Мой отец служил с вами.
- Хетэуэй? Тот самый?
- Да, сэр.
- Рад видеть тебя, сынок! – и Уайлдер крепко пожал, протянутую руку. - Хоть кто-то встретил скитальцев с Юпитера… Надеюсь, старина Хет, в добром здравии?.. А это кто с тобой?
- Моя сестра, Сьюзен.
Симпатичная девушка c рыжеватыми волосами приветливо улыбнулась:
- Мы ждали вас.
Капитан глубоко вдохнул прохладный разреженный ночной воздух.
- Что у вас, черт побери, тут происходит?.. Мы дважды облетели планету. Ни одного огонька. Ни одного города. Марс как будто вымер…- Он огляделся. - И где корабли? Неужто все вернулись на Землю?
- Не совсем так, капитан, - ответил Джон. - Кто-то улетел обратно на Землю, кто-то остался… А города… Мы теперь живем в иных. Скоро все увидите сами. Здесь недалеко.
Уайлдер обернулся к кораблю.
- Эй! Ребята. Выходите. Все в порядке.
Экипаж покинул ракету и присоединился к капитану.
Они взошли на диковинное судно недоверчиво, с опаской и первое время жались к бортам, крепко вцепившись в бронзовую оковку. Но постепенно, глядя, как лихо управляются Джон и Сьюзен с кораблем, успокоились. Джон поднял якорь, крылья-паруса заплескались в воздухе, и голубой корабль проворно заскользил по шуршащим пескам над мертвым марсианским морем.
Капитан поднялся на корму и стал рядом с Джоном у руля. Неподалеку сидела Сьюзен. Она что-то тихо напевала, подставив лицо ночному ветру.
Внезапно Уайлдера охватила странное беспокойство, и на минуту его единственным желанием стало как можно быстрее убраться с этого корабля. Он положил руку на кобуру и с волнением оглянулся вокруг. Но ничего подозрительного не заметил. Его люди спокойно отдыхали на палубе и негромко переговаривались. Скрипел корпус, ярко светили звезды и хлопали на ветру синие крылья-паруса.
 
Они пришвартовались в доке, на окраине городка. Тусклым светом горели фонари. Люди шли по пустынным улочкам и вертели головами, завороженные безупречной красотой города. Легкий туман стелился меж чудесных домов с белыми колоннами, в лунном свете серебрились высокие хрустальные башни, и витал в воздухе сладкий, одурманивающий запах цветов и винных деревьев.
Но особенно поразил их величественный шестигранный обелиск из темного камня в центре города, с золотыми фризами людей и животных. Пока они его осматривали, Джон подошел к Уайлдеру и отвел его в сторону.
- Капитан! Вы помните Джеффа?
- Кого?
- Джеффа Спендера. Из вашего первого экипажа, из Четвертой экспедиции.
Уайлдер озадаченно посмотрел на Джона. Потом не спеша ответил, как будто подбирал нужные слова:
- Мда.. Такое не забудешь. Грустная история... Он свихнулся и убил моих пятерых ребят. Ему тогда втемяшилось в голову, что мы прилетели разрушить Марс.
- Говорят, вы лично отправили его на тот свет?
Капитан промолчал.
- А перед этим дали ему обещание… Помните?
- Откуда ты об этом знаешь, Джон? – Уайлдер напрягся.
- Вы пообещали оттянуть растерзание этой планеты.
- Мне это оказалось не по зубам, – угрюмо ответил капитан, стараясь понять, к чему клонит юноша. - Я пытался…
- Вы плохо пытались, капитан, - резко оборвал его Джон. - В отличие от Спендера. Он-то сдержит обещание. И возможно пощадит вас.
И добавил с наигранной зловещностью:
- По крайне мере ваше тело…
Уайлдер уже не слушал его. Он пристально вглядывался в Джона, как будто увидел его впервые.
Желтые глаза, смуглое тело...
Капитан почувствовал, как ледяной ужас сковывает его сердце. Рука вяло потянулась к пистолету.
- Не бойтесь, капитан, – произнес сзади мягкий голос, и женская ладонь легла ему на плечо. – Вам никто не желает зла.
Сьюзен… Тонкие кисти рук, темная кожа и большие золотистые глаза…
Как он мог не заметить?!
Уайлдер отступил на шаг.
- Кто вы? Что вы хотите?! – прокричал он, и обернулся к своим людям.
Но за его спиной никого не было. Только зыбкие силуэты, тающие в серебристом тумане.
Он остался один. Наедине с двумя марсианами.
 
Ном приложил ладонь к желтому кругу на обелиске. Воздух завибрировал. Мраморная плита отъехала в сторону, обнажив ведущие под землю ступеньки.
Он зажег факел, и первым стал спускаться вниз.
- Идемте, капитан, – сказала Илла, взяв его под руку. 
Уайлдер медленно, будто в сомнамбулическом сне побрел с ней во мрак подземелья. Он был неспособен сопротивляться.  Неведомая сила полностью подавила его волю...
Внизу было мрачно и сыро. Угрюмые черные стены были покрыты плесенью. В ноздри ударил тошнотворный гнилостный запах.
- Тоскливо и ужасно. Не правда ли, капитан? – усмехнулся Ном. - Но таково было пожелание Джеффа.
Пройдя вереницу коридоров и комнат, они вошли в просторную сводчатую залу, посреди которой на возвышении стоял древний саркофаг.
Уайлдер остановился.
Ном подошел к гробнице, повернул рычаг, и крышка отъехала в сторону.
Спендер выглядел так, словно он умер только вчера, а не двадцать пять лет назад. Он лежал, скрестив руки на груди, целый и невредимый, как будто бы спал.
Капитан всмотрелся в его лицо, и ему на миг померещилось, что Спендер улыбается...
Нечто бесформенное сидело в дальнем темном углу и наблюдало за всеми. Немощное, древнее и загадочное. Оно словно затаилось в ожидании момента.
Внезапно Уайдлер ощутил приступ праведного гнева. Странное оцепенение покинуло его. Он выхватил пистолет, направил на Нома и несколько раз выстрелил. Тот пошатнулся. Как-то смешно дернулся. Его золотые глаза потускнели, и он упал замертво.
- Не надо! – вскричала Илла, и бросилась к Ному.
Уайлдер выстрелил еще один раз.
 
Когда Джефф очнулся, перед ним лежало три тела. Камни под ними потемнели. Он встал, поднял одно из них и бережно положил в саркофаг. Потом закрыл его, молча, отсалютовал и, шатаясь, побрел к выходу.
Выбравшись на поверхность, он долго стоял, любуясь прекрасным городом, залитым лунным светом. Одна его рука сжимала пистолет, другая – серебряную книгу. Совсем как тогда перед смертью, когда он лежал на вершине скалы и отстреливался от людей, жаждущих его гибели.
Спендер запрокинул голову вверх. Далеко в темном небе мерцала зеленая планета.
Пришло время отдать последний долг.
И он направился к кораблю.
 

Июль 2028.
 
- Папа!.. Папа!.. – бежала со всех ног по аллее Центрального парка, маленькая озорная девчушка.
- Здравствуй, красавица! – Мужчина, расставив руки, поймал ее, подбросил вверх и потом крепко прижал к себе.
- Папочка! Я так соскучилась!.. Идем скорее, я тебе что-то покажу. – И она потянула его в сторону скамейки. Загорелая. Веселая. Сияющая от счастья.
В руке она держала серебристую пластинку, расчерченную на квадратики.
 
 
Они никогда не узнают, что случилось. Может, будут догадываться. Сомневаться. Подозревать. Но точно никогда не узнают…  
 

Авторский комментарий: По мотивам рассказов Рэя Бредбери
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования