Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Монстр в кармане - Catch `Em All!

Монстр в кармане - Catch `Em All!

– Смотри, смотри, Тём, вон он! Ща поймаем, – надрывно зашептал Пашка.

Поймаем… Тёма с досадой тронул карман, из которого бесполезным кирпичом выпирал разряженный в ноль смартфон. Вечно он так: с ночи зарядишь на полную, а сядет, зараза, в самый неподходящий момент. Обидно до чёртиков! Забрались на охраняемую стройку, ныкались от сторожа и всё для того, чтобы покемона поймал Пашка, а ему, Тёме, вообще без шансов.

– Хрена, какой… – со смесью удивления и благоговения протянул приятель.

Тёма сунул нос в Пашкин смартфон. За грудой жёлтого кирпича кто-то возился. Кто-то тёмный и взъерошенный, точно бродячая псина.

– Они вроде не должны двигаться? И вообще…

Странный покемон стоял к друзьям спиной, рыл землю лапами, похожими на ножки жука-переростка, принюхивался и снова рыл. Тёма отвёл глаза от экрана и глянул на то место, где приложение Pokemon Go показывало существо. Пусто. Только густая тень, брошенная горой кирпича на покрытую цементной пылью землю. Он снова уставился в Пашкин смартфон.

– И графика не такая. Реалистичная, не мультяшная, – тихо добавил Тёма и резко дёрнул высунувшегося Пашку за рукав синей куртки с вышитыми буквами “NYC”. Мимо бытовки, за которой они прятались, прошаркал охранник.

Когда тот отошёл подальше, Пашка зашептал:

– Разрабы обещали графон улучшить. Наверное обновление накатили.

– Ну не так же. Я вообще таких покемонов не видел.

– И чё? Хэллоуин скоро, может ивент какой. Или просто бонусный, редкий, – Пашка на два шага приблизился к существу.

Он двигался так осторожно, будто боялся спугнуть. Тоже мне охотник. Хоть Пашка и не вылезал из кроссовок, спорта в его жизни было не больше, чем у диванного кота. К счастью, в Pokemon Go особой ловкости не требовалось. Только места, как говорится, надо знать.

Тёма снова мысленно бросил свой телефон об стену. Если покемон редкий, вдвойне, блин, обидно. Он двинулся за приятелем.

Покемон выбрался из-за кирпичей, и теперь его можно было разглядеть целиком. То, что Тёма принял за свалявшуюся собачью шерсть было торчащими чешуйками, лап оказалось не четыре, а шесть, морда длинная, вытянутая, с едва различимыми глазами. Существо что-то остервенело грызло здоровенными клыками. И всё меньше оно казалось похожим на покемона.

– Пошли отсюда нахрен, – Тёма дёрнул приятеля за плечо.

Детский страх, родом из тёмной ванной, где малыши вызывают Пиковую даму, Кровавую Мэри и прочую глупую нечисть, такой нелепый для двадцатилетнего парня, щекотнул подреберье. Какая-то дурацкая тварь из телефона, несмешная шутка разработчиков… И всё же Тёма больше всего не хотел, чтобы эта тварь на него посмотрела.

– Пошли, ну?

– Не завидуй, – хохотнул Пашка и уже изготовился ловить покемона. Тёма вцепился в смартфон, – Ты чё совсем?

И тут существо обернулось. Посмотрело прямо на них маленькими блестящими глазами. Оскалилось.

– Ну!

Тёма отступил. Пашка не двинулся, нацелил смартфон, как ружьё. Ружьё, дулом в собственное лицо.

– Вали, – огрызнулся, не сводя глаз с твари.

– Пошёл ты!

Придурок. Придурок! Тёма сорвался и побежал. Не таясь, под матюки охранника. Плевать. Пусть, пусть придурок ловит своего покемона. Пусть. А он, он…

Перемахнув через ограждение, Тёма пролетел дорогу,  перекрёсток, скользнул в чужой двор. Там остановился, несколько раз глубоко втянул вечерний воздух, восстанавливая дыхание. Придурок. Оба они… Вот такими их видела Юля? Совсем сдуревшими от игр. Захотелось прямо сейчас набрать её номер, помириться. Но телефон по-прежнему лежал в кармане разряженным.

Тёма огляделся, пытаясь понять, куда его занесло. Обычный, забитый припаркованными машинами двор с детской площадкой, заваленной гниющими листьями. Мужики курили на балконах, пацаны гоняли мяч. Тварь со стройки и трусливое бегство показались до ужаса глупыми. Было бы чего бояться, существо сидело там, за экраном смартфона, а он, Тёма, – здесь. Конечно, это был покемон, что же ещё? Вот же Пашка сволочь, поймает редкого, блин.

 

Наставшее утро оказалось предельно мерзким. За окном на полную катушку шла осень в своей самой отвратной стадии, когда уже месяц не показывалось солнце, а всё, что находилось за пределами одеяла, порождало ощущение сырости и холода. Первую пару Тёма просто провалялся, глядя на локатор в Pokemon Go. Ну и пофиг, спишет лекции у Пашки. Можно считать, что тот ему торчит целый семестр списываний за вчерашнюю удачу.

Придя в универ, Тёма обнаружил, что стрелять конспекты придётся у кого-то другого – приятель первую пару прогулял. Ничего удивительного, за ним не следила бдительная мамаша, готовая на всё, лишь бы сынок доковырялся до заветного диплома. Тёма пробежался по соцсетям – друга нигде онлайн не было, последней датой захода оказалась вчерашняя, ровно перед тем, как они встретились для охоты на покемонов.

Сообщения Пашка игнорировал, на звонки доброжелательный женский голос отвечал, что “абонент недоступен”. К концу дня вчерашние смешные страхи заползли обратно под футболку, холодя кожу на спине. Тёма отлично знал: случись что с Пашкой, родители забьют тревогу дай бог дня через три, а то и через неделю. После смерти бабушки они отселили сына в её комнату в коммуналке и зажили своей жизнью.

Тёма чувствовал себя последним идиотом, играющим во взволнованного старшего брата, когда жал на звонок, один из пяти, висевших у двери. Минут через десять, когда дверь так и не открыли, чувство собственной тупости ушло. Тёма нажал на соседний звонок. Открыть вышел Мурзик – местный алкаш, который был дома двадцать четыре на семь. Вообще-то у Мурзика было и нормальное имя, но прозвище ему необъяснимым образом шло.

– Здоров. Чё трезвонишь? Пашке чё передать?

– А его дома нет? – спросил Тёма.

– Не. – Мурзик смачно зевнул, поскрёб обгрызенными ногтями пузо. – Со вчера нет.

– Ясно. Не надо ничего передавать.

Тёма развернулся и, хватаясь за заплёванные перила, спустился во двор.

Не, бред какой-то. Все дикие фантазии, в которых друга убивает покемон, не имеют никакого отношения к реальной жизни. Как там Юля говорила? Деформация мозга, подмена реальности. Пашка мог на самом деле попасть в беду, только никак не связанную с игрой. Хрен его знает, навернулся на стройке и привет, лежит сейчас в какой-нибудь яме с пробитой башкой или в больнице с открытым переломом чего-нибудь. Что там делают в подобных ситуациях? Больницы и морги обзванивают? Идея показалась донельзя дурацкой. Хорошо бы позвонить Пашкиным родителям, но их номера Тёма, конечно, не знал. Самым нормальным виделось пойти на стройку.

Прошмыгнув в лазейку, Тёма пошёл вчерашним маршрутом. Справа из бытовки сторожа неразборчиво мурмулил телевизор и доносился раскатистый стариковский храп – всё как вчера. Только в этот раз индикатор батареи смартфона показывает 92 процентов. Сволочь, блин, только что с зарядки снял…

Пашки на стройке не оказалось. Тёма облазил каждый закуток, звал друга в полголоса – ничего. На том месте, где вчера реснулся редкий покемон, пальцы сами по себе нажали на значок игры. Тёма посмотрел в экран, покрутил камеру в разные стороны – ничего, только кучка какого-то тряпья. А вчера не было…

Рискуя нарваться на сторожа, Тёма включил фонарик мобильного, посветил на тряпки. Но никаких тряпок там не оказалось. Приглючилось что ли… Дожили, блин. Он снова посмотрел на экран.

Тряпки лежали на прежнем месте. Тёма ощутил, как от макушки вниз по телу разливается холодный страх. Он раз пять посмотрел через камеру в дополненную реальность и просто так, на реальность обычную. В дополненной тряпки лежали. В обычной – нет. Хотелось убежать, но он, как дебилоид из фильмов ужасов, подошёл ближе. Тряпки оказались курткой. Пашкиной курткой. Тёмно-синей, с вышитой на плече надписью “NYC”. Тёма попятился, зашёл за недостроенную стену и прижался к ней спиной. Он не мог оторвать глаз от экрана мобильного. Ему вдруг показалось, что без него он почти слепой и ничего не видит. Он поводил камерой снова. На экране отобразилась кроссовка – стоптанная, с неоново-зелёными шнурками. Тоже Пашкина.

Тёма прошёл к ней. Руки стали холодными и тряслись, он ничего не мог с ними поделать и боялся, что выронит телефон. Присел на корточки, и, пялясь в телефон, опустил руку вниз. Он почти почувствовал, как его пальцы прикасаются к грубому кожзаму, холодному и влажному от ночного октябрьского воздуха. Но они упёрлись в бетон.

От кроссовки по грязному полу тянулась широкая тёмная  полоса. Тёма пошёл вдоль неё, боясь наступить. Полоса заканчивалась у оконного проёма. Казалось, что по полу тащили какой-то сочащийся тюк, а потом вышвырнули в окно. Тёма посветил вниз – на экране отображалась груда непонятно чего. В реале её не было. Подходить ближе и смотреть не стал. В конце концов, он всё же не дебилоид из ужастиков. К тому же Тёма был почти уверен, что если увидит вблизи то, что там лежит, его вырвет. Он знал, что именно выбросили из этого окна.

 

Самым разумным, самым правильным, что только могло прийти в голову, было обращение в полицию. Но стоило Тёме представить, как он будет произносить в трубку: “Моего друга утащили в дополненную реальность и там съели. Пойдёмте покажу”, так желание помирало напрочь. Он пытался лечь спать, следуя мудрой поговорке, но в темноте комнаты тут же оживали шорохи. Огонёк включённого системника немигающе глядел злым глазом. Даже закрыв веки, Тёма чувствовал, как из каждого угла, с каждого постера на стене на него кто-то смотрит. Кто-то, видимый только  через приложение игры. Тёма натянул на голову одеяло. Одеяло? Тёмно-синюю куртку. С неё, прямо на лицо, стекало что-то тёплое и липкое.

Он сел на кровати. К чёрту такой сон. Тёма включил телефон и обшарил им всю комнату. На мгновение куча в углу показалась взъерошенной чёрной спиной. Нет, просто сваленные комом джинсы и футболка. Почему именно сейчас мама уехала в командировку… И хуже всего не то, что он один  дома. Что он вообще один. Дофига народа смотрит и читает ужастики, даже пугается, но никто, никто не поверит, если рассказать про реального монстра из телефона, который жрёт реальных людей. А что если таких монстров много? Если они везде? Чудовищная мысль почему-то обрадовала. Если много, то кто-то ещё видел. Не могли не видеть!

Тёма вывел комп из спящего режима – часы показывали три ночи – открыл браузер. Что писать? “Вижу через Pokemon Go настоящих монстров”? Какой бред. Бред же! И всё равно ввёл запрос. Посыпались ссылки на “жёлтые” статьи с идиотскими заголовками про убивающих людей покемонов и зомбирование игроков. Открыл несколько  – кто-то, заигравшись, попал под машину, кто-то забрался на охраняемую территорию и не заметил. Обычные диванные сенсации. Подвернулась пара сайтов, больше похожих на секты. Вот и всё.

А потом, ближе к шести утра, Тёма увидел статью. Сначала она показалась одной из тех дурацких, что раздуваются с пустого места, только вот новостной сайт был серьёзным, внушающим доверие. Да и сама статья не походила на ужастик, скорее наоборот, слишком жизненно, слишком реалистично, но… “Покестоп стал последней остановкой для двенадцати молодых людей” – а дальше о том, как разом без вести пропала группа игроков, которых последний раз видели на московском покестопе недалеко от Третьяковки. По общей версии похищение было ничем иным, как террористической актом, раньше Тёма и сам бы так подумал. А что если нет? Вдруг игроки увидели то же, что и они с Пашкой?

Тёма долистал страницу новости до конца и собирался уже закрыть вкладку, но его остановил комментарий внизу. “Тоже видел странное через Pokemon Go? Заходи …” и дальше ссылка на группу ВКонтакте. Никогда, никогда Тёма не кликал по всяким непонятным и подозрительным ссылкам. Никогда, кроме этого раза. В группе состояло всего тридцать два человека, админ, судя по фотке на аватарке, был хмурым парнем с лицом, напоминавшим сжатый кулак. В первом же обсуждении просили отписаться о любых случаях с жуткими “покемонами”, и, чувствуя себя последним идиотом, Тёма написал. Про стройку, про монстра, про… Пашку.

Ничего.

Никто не ответил, не лайкнул. Ещё бы, в такую-то рань. На что он вообще рассчитывал? И всё равно не мог оторваться от экрана. Сидел, пялился в монитор на написанные им строчки, в которые самому не верилось. Странно, но, набрав несколько предложений на клавиатуре, он будто бы сделал размытый ночной кошмар частью реальности. Всё было. На самом деле.

Кажется, он всё же задремал, прямо в кресле, с клавиатурой вместо подушки. А когда проснулся, в “моих сообщениях” горела единичка. Ответ от админа с лицом-кулаком. И, в то же мгновение, раздалась трель дверного звонка. Тёма едва не свалился с кресла. Он разом поверил, что нарвался на очередную секту, на фанатиков, которые уже успели вычислить его адрес и сейчас начнут штурмовать дверь квартиры.

Медленно, будто к каждой ноге была прикована пудовая гиря, Тёма двинулся в прихожую. Слыша грохот собственного сердца, посмотрел в глазок. На пороге стояла Юля.

Обычная Юля, в своём бежевом пальто на чёрную водолазку, с волосами, собранными в высокий хвост, с извечной микроскопической сумочкой, в которую чудом умещалась целая прорва вещей. Юля. Просто Юля. Как же она, мать её за ногу, напугала!

Тёма распахнул дверь и, опустив приветствия, выпалил:

– Не могла позвонить?

От неожиданности Юля шатнулась назад, но тут же ткнула ему в живот толстой тетрадкой.

– На, не благодари. Совсем больной.

Тёма не успел подхватить тетрадь, как Юля уже выпустила её из рук. Та смачно шлёпнулась на пол коридора. Конспекты по физике. Блин, он целый месяц их искал, а оказывается забыл у Юли. А она принесла, сама, не поленилась… Может, ещё есть шанс, что простит? Хотя она ясно дала понять, что не будет встречаться с парнем, у которого в голове одни игры. И всё же…

– Спасибо, – запоздало произнёс он, но благодарность услышали лишь пустые стены коридора. Каблуки Юлиных сапог уже цокали пролётом ниже.

 

Щёлк-щёлк-щёлк… Сообщения в вк приходили так часто, как будто у компа выросло шесть рук, и каждой он лопал пупырчатую плёнку. Плёнка успокаивала, а щелчки сообщений только бесили. Хотя скорее пугали.

Тёма хлебнул невкусного растворимого кофе, глянул на всплывающие окна оповещений: “Если ничего не сделать, то никто никогда…” “Менты решат, что твой друг просто…” “Да у меня самого погибли…”

Тёма открыл диалог. Чел, который откликнулся на его пост, писал километры текста о том, что они должны всем рассказать. Он звал прийти на покестоп, где твари сожрали кучу народа. Там должны были лежать вещи пропавших… части пропавших, которые видно только через приложение. По ним убитых геймеров смогли бы опознать. Полиция поверила бы, что бред про монстров в игре – не бред. Или не поверила бы. Но попытаться стоило. По крайней мере, так говорил тот чел. Тёма не набрал в ответ ни буквы.

Он в сотый раз зашёл в паблик – над постами, описывающими странные случаи, появилась закреплённая запись. Админ призывал всех прийти на покестоп у Третьяковки. Где-то полчаса никто не отвечал, а потом появился первый коммент, за ним второй третий… И вот они посыпались один за другим, и в большинстве писали “я приду”. Только пара человек отважились встать в вечную интернетовскую оппозицию и написать, что затею могут поддержать только имбицилы-суицидники. Тёма читал их внушения и внутренне соглашался, но бурая полоса на бетонном полу, замызганная куртка с монограммой NY на рукаве так и стояли перед глазами. Он написал своё “я приду” и отправил.

Встреча была назначена на полдень. Тёма опоздал минут на десять. Народа оказалось раза в три меньше, чем, по его прикидкам, смело комментировало пост. Ну и хрен с ними! Он ощутил гордость за то, что держит слово. Юля это очень ценит.

Геймеры стояли кучками по двое-трое, кивали вновь прибывшим, но знакомиться и завязывать разговор никто не пытался. В одиночку пришёл только Тёма и незнакомый парень в красной бейсболке.

– Ну что, ждать больше нет смысла, – прервал перешёптывания парень в красной бейсболке. Тёма узнал в нём админа паблика. – Как договаривались: скриншотим всё вокруг и сваливаем. Скрины потом соберём, распространим и в полицию отнесём. Главное по-быстрому.

Собравшиеся что-то пробурчали, покивали и потянулись за телефонами. Видно было, что они не рады собственной смелости. Прохожие на сборище даже не смотрели, а редкие короткие взгляды выражали осуждение. Очень хотелось рявкнуть в ответ что-нибудь матерное, но Тёма просто достал телефон, как и остальные, открыл приложение.

Он тут же подпрыгнул и отбежал на пару шагов.

– Спокойно, братюня, – подбодрил его парень в бейсболке и деловито щёлкнул скриншот окровавленного рюкзака, оказавшегося под ногами Тёмы.

– Давно это здесь лежит?

– Пару дней, – ответил красная бейсболка. – Дожди шли, кровяку должно было смыть, но мне кажется, что там, – он понизил голос на слове “там” и сделал после него паузу, – там дождя не идёт.

Тёма не нашёл, что ответить. По-быстрому заскриншотил рюкзак, а то дрянная батарея снова начала садиться с нечеловеческой скоростью, повёл камерой и наткнулся на тёмную лужу, от которой поднимался пар.

– Там кровь и не остывает что ли? – недоумённо спросил он и обернулся с телефоном к красной бейсболке.

Ему не ответили. На экране смартфона отображался парень, который только что с ним говорил, а над парнем нависла пульсирующая чёрная громада с тонкими когтистыми лапами, похожими на ветки тополя. Парень смотрел на громадину, задрав голову, а та наклонялась всё ниже и ниже, и из неё капала сероватая слизь прямо на куртку и лицо парня.

Тёма опустил смартфон. Без него впереди была лишь пустая улица. Он попытался заорать, позвать на помощь, но горло сдавило страхом. Повертел головой – вокруг никого. Вообще никого. Ни одного человека из тех, что пришли сюда. Тёма снова направил камеру на улицу, повернулся с ней по кругу.

Он увидел всех. Только не услышал, как они орут. У них просто раззевались рты, пока твари обволакивали их тела чёрными щупальцами, отделяли конечности от тел огромными жвалами.

– Вы что, ничего не видели?! – заорал Тёма.

Мужчина, проходивший мимо, буркнул под нос что-то недовольное, а девочка, спешившая домой из школы, и вовсе перешла на другую сторону улицы. Тёме снова показалось, что он ослеп, что его глазам не хватает какого-то дополнительного слоя сетчатки. Что все вокруг ослепли. Он выставил перед собой телефон. Прямо в камеру ползла жирная чёрная гусеница, ползла медленно, будто обожралась. А за ней семенила мелкая тварь, помахивавшая в воздухе клешнями, а за ней ещё и ещё… Тёма подумал, что такой скриншот мог бы сделать его героем. А потом побежал что было силы.

Куда? Без разницы. На автомате полетел по переулку к метро. Будто поезд мог увезти из этого кошмара. Они везде. Везде! На бегу Тёма обернулся, глянул назад через экран телефона. Pokemon Go, нещадно жравший заряд аккумулятора, показал двух чёрных тварей с обрывками одежды на ощеренных зубах. Они мчались к нему прямо сквозь прохожих, будто только он, Тёма, был их целью. С острых игл ограды, совсем рядом, приземлилась мелкая зверюга с клешнями. Кинулась под ноги. Тёма толкнул долговязого подростка, вставшего на пути. Побежал. Запнулся о бордюр. Чудом удалось выправиться. Воздуха едва хватало, чтоб не темнело в глазах. Бегал он всегда хреново, максимум на “тройку”.

Тёма вновь вскинул телефон. Мелкая раскрыла пасть в шаге от него. Накрыло чувство, будто его, точно коктейль, пытаются втянуть через соломинку. Он едва не поддался. Страх, замотавший хуже бега, оставил без сил. А метро… Совсем близко, шагов пятнадцать, не больше. И Тёма рванул. То самое второе или какое там дыхание.

Через турникет, бегом вниз по эскалатору, на свою ветку. Каждую секунду телефоном проверяя преследователей. Они были там, сзади. Когда растолкал толпу, когда впрыгнул в закрывающиеся двери вагона. Твари не должны были успеть, просто не должны.

Тёма отважился глянуть в телефон только на станции, предшествовавшей его остановке. Пробежка с включённым Pokemon Go оставила от зарядки процентов десять. Что будет, когда телефон разрядится и не сможет показать опасность, Тёма старался не думать. Он медленно обшарил камерой вагон. На полу в дальнем конце сидела лисичка Fennekin, большой палец машинально потянулся к значку покебола на экране, но Тёма тут же его отдёрнул. Какая тупость, ловить покемона, когда тебя только что чуть не сожрали. Неужели пронесло? Он проехал четыре остановки, люди входили и выходили… И ничего, ничего не случилось. Ничего. Двери вагона закрылись и поезд понёсся дальше.

Камера Тёминого смартфона лениво блуждала по читающим пассажирам и пустующим сидениями, пока не уставилась в заднее окно, за которым маячил соседний вагон. Липкая слизь на стекле еле позволила рассмотреть внутри что-то тёмное. А потом мощная лапа врезалась в окно, выбивая паутину трещин.

Поезд встал. Тёма на мгновение поверил, что это из-за твари. Что сейчас все увидят, поймут, что… Но за разъехавшимися дверями блестела мраморными плитами его станция. Он вывалился из вагона спиной вперёд, телефон дрожал в его пальцах. На тусклом из-за садящейся батареи экране к нему рваными скачками летело нечто. Оно напоминало гориллу, у которой вместо башки торчала “венерина мухоловка”. Только в эту пасть, полную тягучей слизи, могла поместиться не одна муха, а целый Тёма.

Он так и не понял, как умудрился добежать почти до самого дома. Наверное, спасли петляющие коридоры улочек, где дикие прыжки не давали твари преимущества. У мусорных баков во дворе Тёма чуть не выронил мобильник, пальцы никак не хотели подчиняться. На экране вылезла надпись, что батарея разряжена. Только не сейчас. Не сейчас же! Последним, что он увидел перед тем, как экран мёртво погас, были летящие прямо на него распахнутые челюсти.

Тёма зажмурился. Позвоночник пробил ледяной разряд.

И всё. Его не утащили куда-то по ту сторону экрана. Не разорвали в клочья. Тёма ничего не почувствовал. Ничего, кроме тухлой вони из помойки. Он открыл глаза. Оглядываться по сторонам не имело смысла, без телефона ничего не увидишь, а тот был совсем дохлым. Кнопка включения не отзывалась.

Тёма попятился в сторону подъезда. Споткнулся. Шлёпнулся задницей в грязь. Еле поднялся на ноги, за сегодня отпахавшие едва ли не больше, чем за весь прошлый месяц. Ему уже было плевать. Даже если бы пришлось добираться домой ползком. Просто попасть в квартиру. Закрыть дверь не на один, как обычно, а на оба замка и ещё на цепочку. Постараться забыть.

Последнее сделать не вышло. Он знал, что тварь ещё там, во дворе. Ищет его окно среди других светящихся жёлтым квадратов. И поэтому Тёма не мог себя заставить включить свет. Сидел в темноте, глядя на рыжий огонёк индикатора заряжающегося смартфона. С тем же больным нетерпением, с каким он при любой возможности залезал в личку ВКонтакта, Тёма сидел у розетки и следил за растущим уровнем батареи. Первым делом он, дрожа, обшарил комнату – чисто. Заставить себя подойти к окну оказалось труднее.

– Шестой этаж, шестой, – шепнул он сам себе. – Шестой. Это высоко.

Тёма прижался носом к стеклу. Дворовая площадка плавала в жёлтом свете фонаря, будто её вырвали из реальности и бросили дрейфовать в чёрную пустоту. Может лучше и не смотреть через Pokemon Go? Не видеть того, кто сидит там? И ждёт. Наверняка ждёт. Нет, нет. А если оно правда ждёт внизу? Если завтра Тёма выйдет из подъезда, а там…

Он взялся за телефон, поднёс камеру к стеклу. Запустил приложение. Ему хотелось делать это смело и решительно, выходило трусливо и жалко. С дрожащими пальцами и холодной испариной на лбу. Тёма несколько секунд тупо глядел в экран прежде чем понял, что смотрит прямо в полную слизи и зубов пасть. Далеко внизу, на расстоянии в целых шесть этажей. Он так высоко. В одном крошечном окне среди десятка других....

У твари не было глаз, но Тёма знал, чувствовал, что она увидела его.

Отлепиться от стекла казалось не легче, чем вырваться из лужи суперклея. Тёма продолжал завороженно глядеть в окно. На то как тварь поднимается на задние лапы. Как в один прыжок оказывается у стены дома. Как… Она вцепилась когтистыми пальцами в штукатурку, обрушивая на асфальт жёлтое крошево. Полезла вверх. Выше, выше. Прямо к окну, прямо к Тёме.

Как?! Как она высмотрела его одного? Почему… И тут до него дошло. Дошло то, что должен был понять сразу. Почему не сожрала ещё там, внизу. Почему он один спасся на покестопе. Тёма ткнул в экран пальцем, сворачивая все открытые приложения. Замер у окна. Прошла минута, две, пять. Окно не брызнуло звенящими осколками, только заблестело мелкими росчерками начинающегося дождя.

Тёма никак не мог ощутить, что всё позади. Когда фильмы заканчивались убийством монстра, было понятнее и как-то героичнее. Ему же достаточно просто удалить приложение. Совсем рядом, задевая склизкой шкурой твои джинсы, ходит нечто ужасное. А надо всего лишь не видеть. И Тёма вдруг понял, что рад этому. Что это за твари, откуда они? Какая к чёрту разница! Если они могут сожрать твоего друга, тебя… Какая разница кто это? Важно лишь одно: как спастись. И теперь Тёма знал как.

 

Юля открыла не сразу. А войти позволила только после километра извинений. Ну и ладно, зато теперь они сидели на её маленькой чистой кухне, даже пили чай. Это казалось потрясающе обыденным, и Тёма думал, что нет ничего лучше скучного чаепития.

– Юль, я теперь всё понял…

– Да неужели?

Она смотрела на него хитро улыбаясь, и Тёма заранее знал, что прощён. А ещё он знал, что Юля ни за что не упустит шанс послушать, в чём же именно она была права. Ради того, чтобы снова быть вместе, Тёме не жаль было озвучить.

– Да, слушай, эти игры до добра не доведут. Всё, я завязал. Насовсем, честное слово.

– Ничего-то ты не понял... Игры ни при чём вообще. Думаешь, из-за них мы расстались? Надо просто самому головой думать. Если перед тобой лежат двадцать шоколадок, неужели надо стрескать сразу все? Нормальный умный человек знает меру, вот и все дела. Я бы даже могла с тобой во что-то играть иногда, но ты же как начнёшь, про всё забываешь.

– Юль… Юль, я серьёзно. Я всё. Ты для меня важнее. Ни к одной шоколадке даже не притронусь.

Юля засмеялась, а потом досадливо обвела взглядом пустой стол.

– А вот я бы сейчас от шоколадки не отказалась. Зачем только начали про сладости…

– Я сгоняю! – тут же вызвался Тёма.

– Спасибо, – мурлыкнула Юля в ответ. – Вернёшься, у меня будет для тебя маленький сюрприз.

Всю дорогу до ларька Тёма думал, что же там за сюрприз. Ничего дальше поцелуев и совсем уж невинных ласк Юля не позволяла. Может быть… Да неужели! Тёма припустил быстрее, сжимая в руке заветную “Милку”. Он почти готов был увидеть Юлю в одном белье или в полураспахнутом халатике, но не увидел. Вообще. Отправляя его за шоколадкой, Юля вручила Тёме свои ключи, и теперь он стоял в пустой квартире.

– Юль?

Тёма позвал ещё несколько раз. Решила приколоться или срочно подруга вызвала? Он готов был поверить в какую-нибудь из этих версий, но потом увидел на диване брошенный мобильник. Может, просто забыла? Тёма ненавидел, когда кто-то без спроса рылся в его телефоне и никогда сам не лазал в чужие, но не сейчас. Вдруг там есть последний принятый вызов, который всё объяснит? Тёма снял Юлину бесхитростную блокировку, но до списка вызовов так и не добрался. Внизу экрана горел красно-белый покебол.

Такой сюрприз? Господи, Юля… Несчастное общее увлечение. Только бы не… Нет, нет, не может быть. Чтобы здесь. Чтобы…

Тёма знал, что должен увидеть, убедиться. И он больше всего на свете не хотел наводить камеру на ковёр посреди комнаты. Боялся того, что может появиться на экране с весёлым красно-белым шариком. Но он должен был. Должен. И Тёма выставил перед собой Юлин мобильник.

Горло сдавило спазмом, пальцы добела стиснули корпус смартфона. Юля всегда его прощала, за всё, стоило только искренне извиниться. А кому нужны извинения теперь? Тёма знал, что случится с ним дальше, если сейчас, прямо сейчас не выключить телефон.

Он не выключил. 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования