Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Alfring - Настоящая жизнь

Alfring - Настоящая жизнь

Павел Огурцов, для кого-то просто Пашня, а для кого-то Pasha Ogr, пришёл с работы. Это была не та работа, которой он хотел бы посвятить весь остаток своей жизни (как он именовал годы после тридцати). Но так получилось, что он устроился туда после института.  
"Потом сменю, точно", - говорил себе.  
Появилась семья, дети. Смена работы стала чем-то призрачным.  
"Сменю когда-нибудь. Перееду в Америку вообще".  
Годы шли…  
Павел уютно устроился на диване, вытянул ноги, положил рядом тарелку с приготовленными на скорую руку бутербродами. Кажется, всё готово. Он посмотрел на часы – до прихода жены и детей есть ещё время. И предостаточно.  
"Оставили или нет?" - один вопрос крутился в голове ещё с утра. С волнительным предвкушением выбрал в журнале страницу Литфорума. И…  
Есть!  
Целых три сообщения в теме. Надо же, как быстро отреагировали креативщики! Странно, ведь у некоторых, кто выложил рассказ раньше, вообще ни одного отзыва, или один какой-нибудь короткий.  
А на экране уже появился длинный разбор.  
"Рассказ понравился". Первые строки заставили сердце биться чаще. Вроде бы такой пустяк. Может, пишет это пятнадцатилетняя школьница из сибирского села. Павел понимал, ему так и не стать писателем. Понимал, только не хотел признаваться в этом себе.  
Дальше начинался разбор речевых ошибок. С одной стороны, немного стыдно – твой же текст, а с другой думаешь, что кто-то там, пускай и в Сибири, так внимательно к нему отнёсся.  
Дочитал отзыв до точки. Захотелось тут же ответить по-дружески, тепло, да слова нужные не шли. Решил оставить на потом и принялся читать второй. Бегло посмотрел на автора, вернулся к чтению, потом, как вспышка, голову поразила мысль. Он вернулся к аватарке. Долго глядел на неё, руки дрожали.  
Щёлкнул просмотр профиля. Последние сообщения…  
Павел полез в карман за сотовым.  
- Толик, спустись ко мне. Тут… В общем, спускайся давай, - язык, словно ватный, еле выговаривал слова в телефон.  
Кинул трубку на диван и уставился на аватарку.  
**********  
- Вот, полюбуйся, - Павел развернул ноутбук к Толику, чтобы тот прочёл отзыв.  
Толик тоже писал рассказы. У него обычно получались лиричные и вроде бы незаконченные миниатюры, после прочтения которых чувствовалась лёгкая грусть, хотелось даже всплакнуть. И эти ощущения не пропадали до тех пор, пока не посмотришь в вечно весёлое молодое лицо автора. Павел сначала считал Толика своим учеником в писательстве. Но недолго. Уже на первом курсе института рассказ Толика напечатали в журнале. Павел же за свои тридцать с чем-то публиковался только в сети.  
- О, смотри-ка, тебя похвалили. Чудно, - Толик хмыкнул. – Всё ещё креативишь? Я давненько туда ничего не писал. Некогда сейчас.  
- Да ты на аву посмотри, - перебил его Павел, у которого появилось чувство, будто его заметили играющим в куклы. – Или совсем забыл уже?  
Толик нахмурился. Потом озадаченно потёр лоб.  
- Забей, просто быдло какое-то прикалывается, - Толик всегда давал ответ со знанием дела. И чаще всего оказывался прав. - Уши бы им надрал за такое.  
- Я сначала тоже так думал. Подобрали пароль. Конечно, непонятно в каких целях, но мало ли у кого там чувство юмора специфическое…  
- Да, спамеры балуются. Не беспокойся, администрация форума скоро их вычислит.  
- В том-то и дело, что не спамеры. Читай ещё, внимательнее.  
"Grom  
Давно не виделись. Привет, Паш.  
Твой рассказ как всегда замечательный. Написан в твоём огровском стиле :)  
Подробно разбирать не буду, тут до меня дали хороший отзыв.  
Эх, не успел я тараканов пособирать ;)"  
- Любой такое напишет, - спокойно ответил Толик, перечитав отзыв.  
- Но это же не реклама, а нормальный отзыв.  
- К чему ты клонишь?  
- Я просто не пойму, зачем кому-то брать чужой ник, чтобы критиковать рассказы. И выдавать себя за другого.  
- Вариант: некий индивидуум хочет себе завысить количество баллов.  
- Намного не поднимется. Один бюллетень ничего не решит. К тому же, его вычислят быстро.  
- Предлагаю написать в личку админам, пусть разберутся.  
Павел кивнул. Наступило неловкое молчание. Толик думал сказать ещё что-нибудь ободряющее – его всегда так и тянуло сделать это, когда он навещал Павла.  
- Мы ведь все там были, - Павел сцепил пальцы в замок и уставился на шторы, отвернувшись от Толика. – Мы видели его. Это ведь точно его…  
- Groma больше нет, - отчётливо выразил мысль друга Толик. – И мистика исключена.  
**********  
Весь следующий день Павел был не в духе. С утра быстренько вылез в Интернет, но администраторы форума пока молчали. На работе время тянулось медленно. Павел был на взводе, даже сделал замечание молоденькой практикантке.  
- Ворчун, - бросила она ему вслед. А потом уже не так слышно добавила: - Осёл. Мамонт. Попугай.  
Павел хотел вернуться и сказать, что всё слышал, но потом решил, что тогда он будет выглядеть ещё большим неудачником.  
"Во что превращаются люди? В каких-то подлых и безответственных тварей. Может, беззаботная жизнь делает нас такими?"  
Всю ночь и весь день ему представлялась картина, как где-то в комнатушке сидит у компьютера пацанёнок, вообразивший из себя гения литературы и информатики, и преспокойно отписывается везде за Groma, даже не подозревая, кто такой Grom.  
Кем был Grom…  
Кем был Сергей Рейн. Серёга. Серый.  
И он спокойно пишет, думая, что прав. Он, кто не заглядывал в глаза человеку, чьим ником подписывается. Он не видел этих глаз. Не видел боли, глубоко скрытой боли. Серый всегда на людях был весельчаком, но Павел смотрел ему в глаза и понимал, чего стоило напускное веселье. Павлу хотелось сказать что-нибудь, хоть что-нибудь. Помочь ему, подбодрить.  
Сейчас Павел понял: Серый не хотел жалости, не хотел видеть уныние рядом. Когда ты не можешь ничего поменять, просто прими как должное. Серый был великим человеком. И знали это все.  
- Павел Степанович, вы ещё не сдали годовой отчёт, - начальница прошла мимо его стола, гордая, надменная. По её тону можно подумать, что она видит себя сверхчеловеком. Она же добилась главного в жизни – мелочной власти и большого дохода.  
"Вот стерва, пошла ты со своим отчётом, - злость накапливалась в Павле, но так и не находила выхода. – Я работаю, хорошо работаю. Этого ты не видишь. Ты видишь только свои отчёты".  
Но он знал, что никогда не скажет этого. Что преспокойно сдаст отчёт через день или два.  
Ненужную и бессмысленную бумагу. Эта бумага заставляет человека лгать. Она создала выдуманный мир, в котором всё прекрасно, всё вовремя выполняется, проводится и создаётся. И кому какое дело, что в настоящей жизни ничего подобного не было и нет.  
Кому есть дело до настоящей жизни?  
**********  
- Так куда мы едем? Пролей же свет на величайшую загадку вселенной, - Толик начал допрос только на выходе из станции метро. Павел заявился к нему ближе к вечеру и просил отправиться с ним. Толика уговорить не трудно. Он из тех людей, которые готовы в любой момент бросить всё и поехать с тобой на Аляску.  
- Я и сам не понимаю ничего. Мне прислали ответ. Но он оказался довольно странным. Оказывается, они осведомлены о происходящем.  
- И что? Мы едем к ним?  
- Не знаю. Подробных разъяснений мне не удалось получить. Дали адрес и сказали, что по всем вопросам обращаться по нему. Вот мы и приехали туда. Уже сюда. Кажется, адрес совпадает.  
- Надеюсь, там не заседание группы маньяков-литераторов…  
Они подошли к дому, совершенно не похожему на чей-либо офис. Или на фирму. По крайней мере, на легальную. Железная дверь была с домофоном.  
- Какая квартира? – Толик приготовился набирать номер.  
- Тут не указан номер.  
- Жмём первую?  
- А что мы скажем? – Павел пробовал подобрать подходящее объяснение визита, но никак не получалось сделать это кратко и внятно.  
- Придумаем на ходу, - Толик нажал на единицу.  
Гудки сменялись гудками. Никто не отвечал.  
- Пробуем двойку?  
- Подожди, я слышу шаги!  
Дверь открыли. На них смотрел мужчина, напоминающий человека, дня три не отходившего от компьютера. Лёгкая небритость, заспанные, но ещё воодушевленные глаза, уставший или, можно сказать, помятый вид и… очки.  
- По какому вопросу?  
- Понимаете, нас сюда направили… Наш друг, он в общем, ну, его ник, кто-то пользуется… - промямлил Павел.  
- Ник скажите, - раздражённо перебил его уставший программист.  
- Grom.  
- Сейчас поищу, а вы пройдите пока сюда, - он пустил их в дом, провёл по тускло освещённому коридору в комнату, напоминающую общаговскую кухню. У стены белел столик, украшенный тёмными пятнами, две плиты с никогда не выключаемым газом, на подоконнике дымящиеся пепельницы. Полная девушка помешивала ароматное варево в огромной кастрюле, кудрявый паренёк курил у окна.  
- Ждите здесь.  
Павел обычно чувствовал себя неуютно среди незнакомых людей, поэтому он так и остался стоять у входа на кухню, ежеминутно проверяя, не возвращается ли их проводник. Толик попросил сигаретку у кудрявого. Тот оказался неразговорчивым. Или уставшим. Беседа не клеилась.  
Девушка вообще ни разу не повернулась к ним с самого их прихода.  
- Вот, изучайте, - вернулся "главный" с бумагами, вложенными в файл. – Не копировать и вернуть в целости, когда ознакомитесь. Постучите в соседнюю дверь – я выйду.  
И он скрылся, оставив бумаги на столе.  
- Давай разберёмся, что к чему.  
- Это договор, - Павел пролистал до конца. – А вот и подпись Серого. Почему он ничего не говорил нам?  
- Его дело. Пошли к началу.  
- Так… Серый согласился на некий научный эксперимент. Он почти полгода ездил сюда! Вот тут сказано про занятия. Какие ещё занятия?  
- Смотри, на другой странице график посещений. Это похоже на сеансы психолога.  
- Ребят, а у вас тут и свой психолог есть? – попробовал обратиться к "кухонному обществу" Павел. Безрезультатно. – Проехали. Всё понятно, Серый не хотел, чтобы мы его жалели, но ему было тяжело…  
- Погоди, читай дальше: тут речь идёт о создании человека.  
- Нет, не человека, тут написано "никочеловек". Что за тарабарщина?  
- "Полностью копирует ваш образ мыслей, владеет вашим уровнем грамотности и имеет идентичный вашему уровень интеллекта. В программу будут закачаны также все сведения, полученные вами в течение жизни. Программа имеет дополнительную функцию – возможность пополнять знания в процессе развития, но их объём ограничен объёмом вашей же памяти".  
- Они запустили ЭТО в Инет?  
- Похоже. Последний пункт соглашения гласит, что программа будет запущена после физической смерти её…кхм… аналога. Вот даже как, - Толик присвистнул.  
Кудрявый докурил, вышел в коридор и направился в одну из лабораторий, где его уже заждались научные сотрудники и компания мрачных клиентов.  
**********  
Аня пригласила Толика поужинать с ними. Дети смотрели по телевизору мультики. Павел механически отправлял в рот ложку за ложкой.  
- Не грузись, - подбодрил его Толик.  
- Перестань, Паш, - Аня дотронулась до ладони мужа. – Всё же хорошо. Представляешь себе, ты теперь можешь общаться с Сергеем, как будто он ещё жив.  
- Но это не он, - упрямо твердил Павел. – Это не настоящий Сергей.  
- А есть разница? – Толик намазывал горчицу на свой кусок хлеба. – Ты и Серёгу знал, в основном, как Groma. Вы же редко виделись вживую.  
- Да, Паш, а здесь такая возможность. Можешь найти его и на других сайтах. Может быть, он успел зарегистрироваться в какой-нибудь социальной сети.  
- Ага, и фотки выложил...  
- Нет, серьёзно. Я понимаю тех людей, которые хотят сделать себе "никочеловека". Родные, друзья – им так легче будет смириться с потерей. Это как переписка…  
- Переписка с тем светом, - хмыкнул Толик.  
- Нет, - угрюмо отвечал Павел. – Больше похоже на разговор с компьютерным вирусом.  
- Ну хватит хандрить, милый. Иди к детям, посмотри с ними мультики.  
- Да, а завтра соберёмся в лес, на лыжи, - Толик отхлебнул из чашки и собрался уходить. – Ведь пойдёшь?  
- Нет, наверное. Побуду с семьёй, с детьми…  
Аня улыбнулась и искоса посмотрела на мужа взглядом, говорящим: "С семьёй, значит… Ну-ну".  
Толик попрощался, пожелал всем весёлого настроения на праздники и ушёл.  
**********  
В одной из тем для обсуждения рассказов.  
Ivolgaa  
Аффтар, ты чуда. Самая настаящая чуда.  
Grom  
Спасибо, я давно ничего не писал. А тут вдруг накатило :)  
Frodohob  
Стиль немного хромает. Сыроват рассказик. И вообще построен на сюжетных штампах, так тебе свойственных.  
Grom  
Например? Поясните, ведь сказать так можно про любой рассказ.  
Pasha Ogr  
Есть здесь кто живой?  
Ivolgaa  
Я смиялася :):):)  
Grom  
Огр, ты о чём сейчас? Головой не ударялся в последнее время?  
Pasha Ogr  
Есть здесь кто живой???????? АААААА  
Пирожок  
Ленин и сейчас живее всех живых)  
Katyushka  
Крик страдающего автора.  
Pasha Ogr  
Кому есть дело до настоящей жизни...  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования