Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Gynny и Стоп-сигнал - Мекор хаим

Gynny и Стоп-сигнал - Мекор хаим

Он очнулся от легкого похлопывания по плечу, оборвал Яго на середине "Credo in un Dio crudel" и снял наушники.  
- Прибыли, мистер Петреску, - голос пилота глушили вертолетный шум и грохот.  
Симус не любил полеты, поэтому, очутившись в кабине, всегда закрывал глаза и включал одну из опер Верди. Каждую из них он давно знал наизусть, но это ему не мешало. Симус не то что бы боялся полетов, а именно не любил их. Человек – существо наземное. Бог дал крылья птицам и ангелам, обделив в этом людей – так тому и быть. Человек должен стоять обеими ногами на земле, на худой конец – на днище лодки или палубе корабля, а небо и морские глубины не для него. Дайвинг Петреску тоже недолюбливал. Сын потомков румынских землепашцев и ирландских рыбаков, Симус соединял в себе здравомыслие и мистицизм двух народов. Иногда он жалел, что свою долю фермы взял деньгами, отказавшись от земли и имущества в пользу брата. Иногда. И быстро отгонял жалость прочь. Он вообще не привык заниматься самокопанием, много чего не любил и не боялся говорить об этом вслух, поэтому не любили и его. Уважали – да, боялись – возможно, но не любили.  
- Чурбан бесчувственный! – швырнула ему в лицо бывшая при выходе из зала суда.  
Чувства? Чувства у него были – как без них? Но он предпочитал держать их при себе.  
 
Пилот помог ему выбраться из кабины вертолета – от неудобной позы в маленькой двухместной "стрекозе" ноги затекли и отказывались служить. Закололо в лодыжках. Он наклонился и растер страдающие от недостатка кровотока мышцы. Выпрямляясь, Симус чуть не уткнулся носом в живот словно вынырнувшего из темноты незнакомца. Тот отступил на пару шагов назад и протянул в знак приветствия руку.  
- Утро доброе, мистер Петреску! Я – Залман Найт, ваш местный гид и напарник.  
- Пусть будет доброе, - назвать три сорок ночи утром...  
Симус с небольшой заминкой пожал протянутую руку. Он не любил фамильярности. Любой. Даже в проявлениях дружелюбия. Найт, кажется, заметил паузу, прицокнул зубом и заявил:  
- Я консерватор, сэр.  
- А я на последних выборах голосовал за радикалов. Для вас это принципиально?  
Найт весело фыркнул, но по выражению лица встречаемого понял, что Петреску и не думал шутить. Потерев ладонью выступающую из воротничка тощую шею, Залман осторожно спросил:  
- Хм, мистер Петреску, что вы знаете о задании?  
- Пока ничего. Я предпочитаю составлять собственное мнение, - пухлая папка с материалами, врученная ему шефом, лежала в кейсе между пижамой и "Большими надеждами" – в чтении Петреску тоже консерватор: Диккенс плюс Библия в номере отеля – этого вполне достаточно.  
- Но вы хотя бы знаете, куда прилетели? – продолжал выпытывать Найт.  
- Я работаю по всем штатам. Мне без разницы – Техас, Калифорния или Аляска. Хотя… от пары недель на севере я бы не отказался, - Петреску решил улыбкой смягчить резкость ответа, в конце-концов ему с этим типом вместе работать.  
- Думаю, что Сигишоара все-таки отличается от других штатов, - широко улыбнулся в ответ Найт, продемонстрировав пару верхних клыков.  
Дьявол! Нежить, пусть даже цивилизованную и законопослушную, Симус тоже терпеть не мог.  
 
Сигишоара или Донорленд, как обыватели называют этот штат – а точнее, островное минигосударство на территории Соединенных Штатов, - была законной территорией кровососов. Донорленд - странный микс игрушечного музейного городка, Лас-Вегаса и военного лагеря – жил по собственным законам. Под управлением секстета Старейших Сигишоара получала от посетителей острова до трехсот процентов чистой прибыли в год, большая часть которой расходовалась на закупку консервированной крови прихожанам Консервативной Церкви имени Нила Саймона – отца-основателя государства. Остальное шло на розыски вампирских реликвий по всему миру и обеспечение группы "Цепеш" всем необходимым. Что может заменить в спецоперациях отборную, вечно юную, десятилетиями тренирующуюся нежить? Ничего. В сравнении морские котики или отряд "Дельта" – скаутская мелюзга. Правда, по подписанному шестьдесят три года назад двустороннему договору "Цепеш" имел право охоты только на нелюдей и международных террористов, объявленных вне закона.  
 
Пока Симус и Залман пешком добирались до отделения Сил Правопорядка – местного аналога полицейского управления, – Петреску успел рассмотреть своего временного напарника. Тот в своей внешности сочетал несовместимое – изысканную элегантность и плебейство. Черный хорошего кроя костюм, явно сшитый по заказу, жемчужно-серая рубашка с шелковым галстуком на тон темнее, маникюр, узкие ботинки с лакированными носами – все это должно было создавать впечатление шика. Но нет. Бледное с бульдожьими складками на щеках мятое лицо, жидкие, зачесанные на лысину пряди волос, слипшиеся от геля, сутулость, шишковатые на суставах кривые пальцы – все это превращало облик денди в лучшем случае в рабочую униформу гробовщика.  
"Неприятный тип. Даже если бы он был человеком", - подумал Симус.  
Он предпочитал не доверять первому впечатлению, но то нечасто его обманывало.  
 
- Итак, вас ввести в курс дела? – Найт расположился в кожаном кресле, любезно предоставив такое же партнеру.  
- Только в общих чертах. Я хочу сам осмотреть жертвы и место последнего преступления. Подробности узнаю из документов, - Петреску похлопал по раскрытой на первой странице папке дела с безликим серийным номером.  
- Если в общих: за последние десять дней уже третий случай. И хотя жертвы не обескровлены, а съехавший с катушек вампир не оставит ни капли – уж поверьте! – все они являются людьми. При такой ситуации может возникнуть нежелательный для нас всех резонанс в СМИ, поэтому мы попросили у ФБР независимого агента для проведения расследования. Бюро любезно откликнулось. Моя задача – помогать вам, мистер Петреску, всем, что только в наших силах.  - Симус. Раз уж мы партнеры – то Симус, так короче. Где тела?  
- В подвале. Там у нас небольшой морг. Я предупрежу Сэмми, чтобы он подошел и все показал. – В ответ на вопросительный взгляд Петреску Найт пояснил, - Саммо Чан – интерн-медик, он у нас проходит последипломную практику. Мы зовем его Сэмми.  
- Вампир? Человек?  
- Верфокс. Паталогоанатом широкого профиля, умница и вообще очень славный парнишка. Надеюсь, он вам понравится.  
 
В узкой комнатушке без окон их уже ждали Сэмми и труп. Медиком оказался щуплый юноша с типично азиатской внешностью. На носу Сэмми красовались круглые очки в тонкой металлической оправе а-ля Джон Леннон. Симус в детстве часто смотрел телепередачи про животных и помнил про близорукость лисиц, поэтому, ни на секунду не задумываясь, брякнул:  
- Не подскажете, док, физическое состояние звериной формы влияет на человеческую природу оборотня или нет?  
Чан без всякой обиды в голосе ответил:  
- Об этом мало кто задумывается, но это действительно так. Мой уважаемый дедушка Бао шутит: "Жалко, что мы верфоксы, а не тануки. Вместо плохого зрения нам достались бы большие яйца".  
Сэмми и Залман захихикали. Симус не понял, в чем соль шутки, но предпочел улыбнуться за компанию. Медик с деловым видом подошел к металлическому столу и откинул край простыни.  
- Последняя жертва. Анна Голдинг. Человек. Полных двадцать шесть лет. Состояние здоровья на момент кончины вполне удовлетворительное. В половую близость за последние двадцать четыре часа не вступала. Острых и хронических заболеваний не обнаружено. Болезнетворных микроорганизмов и известных науке ядов не выявлено…  
- Стоп, приятель, - прервал паталогоанатома обошедший вокруг стола и потыкавший в тело пальцем Петреску, - Я не понял. Если все в норме, какого хрена она умерла?  
- Ну, в том-то и дело, сэр, что ни у мисс Голдинг, ни у остальных жертв не найдено никаких повреждений организма, несовместимых с жизнью. Все они должны были прожить еще много лет. Даже непонятно, что эти трое "здоровяков" забыли в "Рубиновой чаше". Процедуры там – удовольствие недешевое.  
- "Чаша", говоришь. Ну-ну. Интересненько. Остальные жертвы тоже молодые женщины?  
- Нет. Первая – сорокатрехлетняя вдова. Вторая – мужчина, бизнесмен, пятидесяти семи лет.  
- Кроме здравницы их больше ничего не объединяло? – обратился Петреску к Найту.  
- Люди как люди, - Залман выразительно пожал плечами. – Все трое – вполне обеспеченные и добропорядочные граждане. Друг с другом не знакомы. Приехали из разных штатов с целью поправить здоровье. Мистер Браун и мисс Голдинг могли встречаться в кафе и на территории здравницы, но по словам свидетелей ни разу не разговаривали, а миссис Слоу погибла до их прибытия в Сигишоару.  
- Ну, кое-что я все-таки нашел. - Сэмми перевернул ладонь покойницы тыльной стороной. – Видите эту царапину? Похожие незначительные повреждения есть и на руках остальных жертв. Я первым делом взял пробу на столбняк, и – как уже говорил – ничего не обнаружил. У нас здесь с техникой плоховато, поэтому я сделал соскобы с поверхности ранок у миссис Слоу и мистера Брауна и послал на материк в Центральную лабораторию округа. Вчера по факсу я получил результат.  
- И? – Найт и Петреску и переглянулись.  
- Ничего особенного, - охладил их интерес медик. – Ничего, кроме еще одной странности. Хроматограмма показала наличие следовых количеств основного карбоната меди.  
- Что это такое? – полюбопытствовал Симус.  
- Ну, проще говоря – порошковый малахит. Как он попал в ранки – загадка. Я продублирую пробы и добавлю соскоб с ладони мисс Голдинг. Почему-то я уверен, что у нее найдут то же самое.  
- Все страньше и страньше, - пробормотал Найт и кивнул Петреску. – Остальные тела осматривать будете?  
- Пока не вижу смысла. Поводов сомневаться в вашей компетентности у меня пока нет, - Симус нарочито подчеркнул оба "пока". – Я хотел бы осмотреть номер мисс Голдинг. Правда, мне не мешало бы сначала зайти в туалет.  
- Сэмми, проводи мистера Петреску. Ми…Симус, встретимся у выхода.  
Найт вышел из комнаты, после чего Чан ехидно хихикнул:  
- Спорю на десять баксов, что он даже не знает, где здесь ватерклозет.  
- Почему? – удивился Симус.  
- Ну, он же вампир. Они мочатся пару раз в неделю, а свое "добро" мистер Великолепный всегда придерживает до домашнего писсуара из антрацитового фарфора.  
Ко входной двери Найт подошел в длинном черном плаще с черной же широкополой шляпой в правой руке.  
- Синоптики обещали дождь? – Симус пожалел, что не вытащил из чемодана ветровку.  
- Наоборот, ясный солнечный день, - Найт нахлобучил шляпу поглубже. – Идемте. Тут недалеко.  
 
- Похоже, что убийца зашел через дверь, - Залман посторонился, пропуская гостя в квартиру. – Окна были закрыты.  
- То есть, если это был вампир, то его пригласили.  
- Не обязательно, - Найт пожал плечами. – Достаточно сильный вампир сможет преодолеть сопротивление жилища, даже не будучи приглашенным. Но это ему ни к чему – обладая подобными навыками, намного проще приказать жертве выйти. Случайное касание на улице или короткий взгляд в глаза, и человек уже сломлен. Только вот...  
- Что? – Симус подошёл к меловым контурам на полу, присел на корточки, аккуратно, чтобы не запачкать рукав, провел пальцами по дощатому полу – своеобразный ритуал, помогавший ему ощутить связь с жертвой, увидеть ее последние мгновения.  
- Высокорожденные не будут заниматься подобным, - коротко бросил Найт. – Ладно – девушка, но вдова и стареющий бизнесмен... Они никак не вписываются в почерк могущественного вампира. Пусть даже свихнувшегося.  
- Допустим, - Симус разглядывал обстановку. – Скажи, тебя тут ничего не смущает?  
- Мы что-то пропустили? – в голосе вампира прорезались нотки любопытства.  
- Ты только что говорил про почерк, - детектив бегло просмотрел бумаги на столе. – Что есть в этом номере? А ничего. Номер не отвечает схеме насильственной смерти. Никаких посторонних следов. На девушке нет оборонительных ран. На предполагаемом месте преступления нет преступления. И даже не это – главная странность. Обрати внимание на положение тела. Жертва в момент смерти была одна. Будь в помещении кто-то ещё – даже пассивный наблюдатель, – она лежала бы совсем иначе. Если бы не эксперт с его царапинами и малахитом, были бы у вас сейчас вместо убийств три необъяснимых смерти. Убийца где-то ошибся. И это значит, что он может ошибиться ещё раз. Тогда мы его поймаем.  
- Уж больно ты скор на выводы, - проворчал Залман. – Для человека, в смысле. И куда нас это ведет дальше?  
- В "Рубиновую чашу". Пока что это единственное, что объединяет всех троих пострадавших. – Петреску на мгновение задумался. – Надо побеседовать с персоналом.  
- И поспать не мешало бы, - усмехнулся Найт, обратив внимание, что напарник еле сдерживает зевоту. – Пошли к метрдотелю, может, найдется тебе в этом клоповнике приличная комната.  
 
Закатное солнце проникло сквозь жалюзи, отразилось от телевизора на стене и попало прямиком на лицо спящего детектива. Петреску попытался отмахнуться от лучей, но в конечном итоге вынужден был проснуться. От резкого перехода к реальности заныла голова. Симус помассировал виски, но легче не стало. Он потянулся за кейсом, где на всякий случай была припрятана фляжка бренди, когда на кухне что-то загремело, и оттуда высунулось довольное лицо Залмана.  
- Добро пожаловать в вампирский распорядок дня, - он участливо наблюдал за кислым выражением лица напарника. – Пока ты спал, я вовсю готовился к продуктивному вечеру.  
- Как ты сюда попал? – Симус, чуть пошатываясь, надел костюм.  
- В Сигишоаре в первую очередь надо следить за окнами, - Залман тут же посерьезнел. – Дверь, даже открытая, обычно пользуется спросом только у людей. А вот окно может привлечь самые разные неприятности. Кофе будешь?  
- Буду. Только у меня национальный рецепт, - детектив взял кружку, достал фляжку и щедро плеснул бренди в напиток. – Хочешь попробовать?  
- Спасибо, но это удовольствие не по мне, – Залман распахнул шторы, впуская в номер оранжевый свет. – Готов к работе?  
- Всегда готов! - Симус отхлебнул кофе и моментально ощутил, как боль отступает прочь.  
- Тогда пошли в "Рубиновую чашу", там сейчас интересно. Ребята допрашивают персонал, а нам оставили главврача.  
- Опять куда-то идти, - простонал Симус. – Весь мир ездит на машинах, а вы ходите пешком. Нельзя же быть до такой степени консерваторами.  
- Свежий воздух полезен для здоровья. Представь, что ты на курорте и в целях оздоровления совершаешь променад.  
- Одно слово - вампиры... Вам лишь бы поговорить, - Симус прикончил кофе и полез за курткой.  
Детективы вышли из отеля. Стремительно темнело, и улицы постепенно наполнялись прохожими. Петреску повернулся к Залману и обнаружил, что тот неотрывно смотрит на противоположную сторону дороги.  
- Что такое? – он тронул напарника за плечо, но тот отмахнулся.  
- Под аркой молодой вампир, - Найт почему-то говорил шепотом. – Интересно, зачем он там стоит?  
- Можно подумать, у вас здесь фриков не бывает, - фыркнул Симус, безуспешно всматриваясь в полутьму. – Никого не вижу.  
- Это маскировка, - пояснил Залман. – Мы умеем сливаться с окружающей средой. Не целиком, но достаточно, чтобы люди не обращали внимания. А в "Цепеше" есть парочка настолько сильных мастеров, что их даже вампиры не замечают. Я уже видел этого мальчика – утром, когда выходил из гостиницы. Мне кажется, что он следит за нами. Давай-ка сделаем вот что...  
Найт наскоро поделился планом и скрылся в недрах отеля. Симус со скучающим видом постоял минут пять, и затем, словно нехотя, направился к арке. Когда юноша почувствовал неладное и подался назад, было уже поздно – из-за его спины вынырнула темная фигура и скрутила ему руки.  
- И кто тут нас? – Залман пинками вывел задержанного на свет, ожидая услышать возмущенные вопли, но получил лишь презрительную улыбку.  
- Доблестные Силы Правопорядка, - выплюнул в лицо Симусу пленник. – Всех ваших навыков только и хватает, чтобы трусливо прятаться за чужими спинами. Идиоты безмозглые! Идите делайте свою работу, кретины! Нет же, вам не угодили мирные жители, а до преступников вам дела и нет. Твари продажные!  
- Ты понимаешь, о чем он? – обратился Найт к напарнику. Тот вместо ответа помотал головой. Залман еще раз крепко встряхнул юношу, - Что ты имеешь в виду?  
- Ваших жалких умов не хватает даже на такие очевидные вещи, - скривился тот. – Анна любила меня, а я любил ее.  
- Похоже, перед нами возлюбленный мисс Голдинг, - прокомментировал Петреску. – Значит, и потенциальный свидетель.  
- Думаешь? – Найт с сомнением оглядел юношу. – Слушай сюда, мальчик. Сейчас я отпущу твои руки. И ты не будешь убегать, а тихо-мирно расскажешь нам все, что знаешь. Если ты что-то знаешь, конечно. Начни со своего имени.  
- Энгель. Энгель Шварц, - задержанный слегка присмирел. – Мы с Энни встречались несколько месяцев. В основном тут, так как эти придурки в "Чаше" не пускают посторонних. Фишка в том, что она должна была стать одной из нас.  
- Чего-о? – Найт слегка опешил от такого поворота событий. – Этого же не может быть. Лимит на перерождение строго ограничен и расписан на несколько лет вперед. К тому же оно происходит вовсе не здесь.  
- Черный рынок, приятель. Ферштейн? Какой-то местный чудо-доктор обещал Энни полный комплект. А теперь ее не стало, и вы бездействуете.  
- Что за доктор? – Симус встревоженно взглянул на напарника.  
- Понятия не имею, мужик. Их там немеряно. Может, если бы вы лучше делали свое дело, она до сих пор была бы жива.  
Едва договорив, молодой вампир воспользовался растерянностью обоих детективов и припустил по улице вниз. Найт нацелился было за ним, но был остановлен Петреску.  
- Пусть, - Симус лишь махнул рукой. – Не уверен, что от него еще будет толк.  
- Нелегальное перерождение... Это очень плохо, - Залман укутался в плащ так, что видны были только глаза. – И почти недоказуемо.  
- Тем более надо поговорить с главврачом, - Петреску двинулся вниз по улице, но метров через десять остановился. – Кстати, куда идти?  
 
Здравница "Рубиновая чаша" по сути своей состояла из двух частей: одноименного санатория с целебными грязями, спа и прочими процедурами, и небольшого крыла "Ювента", отведенного под исследования и семинары. Обеими частями заведовал Перри Гарднер – доктор медицины с мировым именем и специалист в области омоложения. Посетителей в здравнице было настолько много, что надеявшимся на спокойную деловую обстановку детективам пришлось срочно менять планы – доктора чуть не разрывали на части звонки, секретарши, требующие внимания клиенты и прочие досадные помехи.  
- А? Что? Ах да... – он растерянно смотрел на посетителей сквозь очки-половинки, которые так и норовили сползти с носа. – Эти смерти. Крайне неприятно. Такое пятно на репутации. Но вы же понимаете, что они к нам не имеют отношения. Какое-то жуткое совпадение.  
- Все жертвы лечились у вас, - Петреску заерзал на неудобном стуле. – По-моему, это больше, чем просто совпадение.  
- У нас, молодой человек, лечилась чуть ли не половина Америки, - Гарднер открыл ящик, рассеянно посмотрел внутрь и закрыл снова. – Так что это не аргумент, а стечение обстоятельств.  
- Вам что-нибудь известно о нелегальных перерождениях в здравнице? – Залман не спускал глаз с собеседника.  
- Перерождения? Здесь? – доктор всплеснул руками. – Нелепость какая! У вас слишком богатая фантазия. Это мало того что запрещено, но и невозможно – сами знаете, в какой тайне Старейшие держат данный процесс.  
- Мистер Гарднер, - ожил динамик на столе. – Прибыл канцлер Канн.  
- Как прибыл?! – всполошился доктор. – Он же завтра только должен был прилететь! Что за день, что за день! Ни минуты покоя! Господа детективы, я могу чем-то еще вам помочь? Сами понимаете...  
- Пожалуй, что нет, - Петреску встал, давая Найту понять, что визит окончен. Тот молча вышел за дверь. – Спасибо за содействие.  
Да что вы, - отмахнулся Гарднер, выискивая в шкафу папку. – Я всегда рад помочь. Нет, что за день...  
Найдя нужные бумаги, доктор с такой прытью кинулся к двери, что уходящий Симус не успел избежать столкновения. Листы разлетелись в стороны. Петреску мельком успел увидеть лишь какие-то схемы и витиеватую вязь слов, а потом поспешно извинился и принялся их собирать и передавать Гарднеру.  
- Вот и поговорили... – буркнул на выходе очевидно недовольный Найт.  
- А ты чего ожидал? – Симус пожал плечами. – Нормальный предварительный допрос. Будут новые зацепки, вызовем уже официально. Что там с остальными?  
- Скоро полночь, - Залман посмотрел на часы. – Раньше утра результаты вряд ли будут – пока всех допросят, пока оформят, пока подошьют...  
- Значит, пошли в управление. Будем осваивать поступающий материал, - Петреску, все еще не до конца отошедший от смены часовых поясов, зевнул.  
- Погоди, - вампир щелкнул пальцами. – Лучше в паб. Тут недалеко.  
- Ты же вроде не пьешь.  
- Я там люблю наблюдать за людьми, - неожиданно поделился Найт. – Посидим спокойно пару часов, потом в управление. Все равно раньше ловить нечего.  
- Тогда пошли, - легко согласился Симус, стряхивая сон, и добавил: – По счету плачу я.  
- Учти, коктейль "Кровавая Мэри" по специальному вампирскому рецепту там стоит недешево, - довольно ухмыльнулся Залман.  
 
Паб "У Вилли" создавался как дешевая забегаловка для оборотней. Но место оказалось бойкое, смышленый хозяин приобрел лицензию на смешанную публику и из кожи вон лез, чтобы повысить престиж заведения.  
Уютный подвальчик был заполнен до отказа. Залман и Симус еле отыскали свободное место в углу стойки. Пока белокурая вервольфица принимала у Найта заказ, Петреску вытащил из кармана огрызок карандаша и стал машинально чирикать им по картонному пивному кружку. В результате вышло нечто похожее на фрагмент арабески Гарднера.  
- Постой-ка, - Залман отставил высокий стакан с бордовой жидкостью, – когда я был мальчиком, еще в Европе, дядюшка Йозеф мечтал сделать из меня ребе и приобщал к мудрости Торы. Вот это очень похоже на "Мекор Хаим".  
- Мекор что? – переспросил Симус.  
- "Мекор Хаим" - источник жизни. Очень древнее выражение. Очень. Не жизнь – больше жизни. А дальше что-то про "извлечь и сохранить". И еще…  
Найт резко прервался и оцепенел, словно прислушиваясь.  
- Что такое? – рука Саймона сама собой скользнула под пиджак к надежно припрятанному пистолету.  
- Что-то происходит. Слева. Во второй вип-кабинке, - Залман закрыл глаза и чуть приподнял острый подбородок. – Там кого-то бьют.  
Вампир сорвался с места и молниеносно рванул вперед. Ошеломленный Петреску чуть помедлил и, осторожно обходя посетителей, пошел следом.  
- Открывай, скотина, - вампир примерился и с такой силой вломил ладонью по дубовой двери, что та скорбно заскрипела. – Силы Правопорядка!  
Дверь распахнулась. На пороге стоял толстенький человечек в трусах и пиджаке на голое тело. Толстяк, судя по виду, был весьма зол.  
- Что вы себе позволяете? - заверещал он, - Вы вообще представляете, кто я такой?!  
- Не знаю, и знать не хочу, - Залман хищно оскалился и уверенно отодвинул постояльца бара в сторону.  
Симус чуть поразмыслил и решил не вмешиваться – ему было весьма интересно посмотреть на напарника в действии.  
Мрачнея буквально на глазах, вампир вытащил из-под стола девчонку лет двенадцати с кровоподтеками на лице. Он опустил дрожащую малышку на диванчик рядом с Симусом, схватил толстяка за горло и легким движением приподнял.  
- А теперь послушай меня, мясо, - в голосе вампира не осталось и следа от былой ярости, но пришедший на замену ледяной шепот оказался ничуть не менее эффектен. – Ты думал, что можешь приехать в Сигишоару и безнаказанно избивать людей?  
- Не... при... косновенность, - прохрипел толстяк. – Я официальное дипломатическое лицо. В кармане паспорт, так что убедись в этом и убирайся, поганый кровосос.  
- Странно, - Залман бросил взгляд на Петреску. – Я вижу, что его губы двигаются, но никак не могу понять, что именно он говорит.  
- Кажется, он пытается извиниться, - подыграл Симус.  
- Нет, - покачал головой вампир. – Слишком поздно для извинений.  
Он отпустил дипломата, перехватил его плечо и кисть, заставляя встать на колени, и надавил с внешней стороны локтя. Человечек заорал. Неприятно хрустнула кость, и в следующий же момент рука сломалась.  
- Тебе повезло, - Найт брезгливо вытер ладони. – Это всего лишь рука. И я бы не очень торопился жаловаться, так как ты не только нарушил законы Сигишоары, но и оказал сопротивление сотруднику Сил Правопорядка – подумай на досуге, чем это чревато.  
Вампир содрал с подвывающего постояльца пиджак, накинул его на дрожащую девочку и вытащил сотовый телефон:  
- Это ты, Финни? Кто сегодня на дежурстве? Пришли пару ребят. Паб "У Вилли". Насилие над несовершеннолетней. Человеческий ребенок. Да, еще – вызови неотложку, девочку нужно осмотреть.  
В этот момент перед глазами Симуса всплыл предмет, лежавший на бумагах в ящике письменного стола профессора Гарднера. Медный предмет. Медь. Карбонат меди в ранках. Мекор хаим. Бессмертие. Дьявол! Надо немедленно проверить. Он посмотрел на Найта, все еще раздающего указания. Причин не доверять напарнику не было, но Петреску на всякий случай решил поостеречься – вдруг тут замешаны вампирские интересы.  
- Ты жди бригаду, а мне не мешало бы пару часов вздремнуть. Дорогу я найду, – Симус, убедившись, что Залман не отойдет от скулящего толстяка, быстро зашагал по оживленной улице. Его путь лежал назад, в "Рубиновую чашу".  
 
На дежурстве была только медсестричка, листающая гламурный журнал. На цыпочках мимо. Дверь. Легкое движение отмычкой – подарок одного из старых "клиентов". Задернуть шторы, включить фонарь. Ящик стола не заперт.  
Яркий свет ударил Симуса по глазам, заставляя зажмуриться.  
- Того, что вы искали, там уже нет, - профессор, не суетливый, как раньше, а самоуверенно-спокойный, стоял перед дверью, перегородив выход. – А вы шустрый малый, детектив. Но торопиться вам теперь некуда.  
Не отрывая взгляд от доктора, Петреску словно ненароком сдвинулся так, чтобы между ними не было препятствий. С тем же успехом он мог и ничего не делать – противник моментально раскусил маневр и довольно осклабился, обнажив выдвигающиеся клыки. Симус моментально сдал назад - соревноваться в реакции с вампиром, находящимся в боевой стойке, было за гранью безумия.  
- Рассеянным вы мне нравились куда больше, - он попытался выиграть немного времени для разработки другого плана.  
- Ловушка для дураков, - сообщил Гарднер. – Никогда не верьте нежити, у которой за плечами имеется многовековой опыт. Скажите, вас как, сразу убить, или желаете помучиться?  
- Предпочитаю помучиться.  
- Ну вот и отлично. Перри Гарднер никогда не откажет в беседе умному человеку, - доктор облокотился на дверной косяк. - Если честно, не ожидал такой прыти от человека. Как вы догадались?  
- В основном из-за ваших бумаг, - Симус усмехнулся. – Мекор хаим, медь, энергия. Оставалось только сложить кусочки в цельную картину. Простая схема: вы берете человека из, скажем, среднего класса. Предлагаете ему льготное бессмертие. Приглашаете в здравницу. И вот однажды приводите в комнату – подозреваю, где-то в "Ювенте", - где уже ждет некий прибор. "Вот оно, бессмертие", - говорите вы. Человек касается прибора и спустя несколько часов умирает. Его жизненная энергия становится вашей. Вы используете ее для своих процедур. Я угадал?  
- Почти, – Гарднер потер руки. – Мне даже немного жаль вас убивать. Но иного выхода нет – вы слишком молоды, чтобы понять...  
- Понять что? Что жизнь в ваших глазах в конечном итоге сводится к деньгам?  
- Ну при чём тут деньги? - вздохнул вампир. – Есть вещи намного важнее богатства и, если уж на то пошло, намного важнее отдельно взятого человека. Я стою на пороге новых открытий. А все благодаря невзрачному артефакту, кусочку меди с необычными свойствами. Мне, между прочим, стоило неимоверных трудов и связей ввести его в страну так, чтобы никто ничего не заподозрил.  
- Ни одно изобретение того не стоит.  
- Дайте время, и человечество будет думать иначе. Наука неумолимо идет вперед. Помнится, однажды Роберт Оппенхаймер сказал, что в науке не должно быть догм, а ученый вправе задавать любые вопросы и искать любые доказательства. Я был там, слышал эти слова, видел, как обычный человек становится разрушителем миров. Вы смиритесь. Используя артефакт, я могу омоложивать и исцелять людей, могу продлевать жизнь и даровать ее. Неужели это не стоит нескольких смертей – тех, о которых не будут горевать близкие? Например... вашей?  
Симус понял, что пора разговоров закончилась. Когда Гарднер ринулся к нему, детектив нырнул под стол, пытаясь если уж не выиграть время, то хотя бы ограничить зону повреждений. Вампир перескочил через преграду, и в этот момент во все стороны брызнуло оконное стекло, и из темноты в образовавшийся проем нырнул Залман, на полном ходу врезался в ученого и поспешно перешел в боевую стойку. Два вампира стояли один против другого, внимательно следя за движениями соперника.  
- Я являюсь значимой фигурой Сигишоары, - Гарднер неприятно хрустнул шеей. – И обладаю чрезвычайно ценными знаниями. Ты должен привести меня к Старейшим живым и невредимым.  
- Извини, приятель, - Найт достал из недр плаща оружие, – но у меня проблемы с авторитетами.  
Он нажал на курок, и из тонкого отверстия с тихим шелестом одна за другой полетели иглы, с легкостью проникая сквозь одежду и вонзаясь в тело доктора. Тот закричал, упал на пол и вскоре затих.  
- Иглопистолет. Однако, - Симус проворно вылез из-под стола.  
- Со стальными освященными иглами. Работает не хуже осиновых кольев, - Залман с некоторой опаской убрал пистолет обратно. – Я же говорил – следи за окнами. Хотя после этого трюка в пабе надо было дать ему чуток тебя покромсать.  
- Ну извини, - Петреску обшарил карманы окончательно мертвого Гарднера. – Не знал, можно ли тебе доверять. Как-никак, правительственное заведение. Вдруг и психи у вас тоже государственные. Ты ведь слышал, что он говорил?  
- Большую часть.  
- Совесть не будет мучать, что лишил человечество такого благодетеля?  
- Я же вампир, - буднично отозвался Найт, набирая номер управления. – Откуда у меня совесть?  
 
Начинало светать. От земли уже поднимался утренний туман. В окнах здания горел свет – там вовсю искали таинственный артефакт. У входа в здравницу стояли две фигуры в плащах и шляпах. Одна курила, вторая регулярно что-то подносила ко рту – кажется, фляжку. Какое-то время они молчали, и затем курящий нарушил тишину:  
- Оставайся тут, - Залман потушил сигарету о ладонь и поднял воротник плаща. – Когда никого не убивают, у нас не так уж и плохо.  
- Я подумаю, - Симус закупорил фляжку и положил в карман. – Но потом. Сейчас я иду спать.  
Они ступили в туман, и тот почти сразу же скрыл их, оставляя случайным наблюдателям лишь голоса.  
- По-моему, это начало замечательной дружбы, - сказал кто-то голосом Найта.  
- Терпеть не могу нежить... - ответил ему кто-то голосом Петреску. 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования