Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

ТутИзИнтересу - Газовый свет

ТутИзИнтересу - Газовый свет

 
Акт первый.
 
– Андре-е-ей! – женский крик вырвал из полудремы. Андрей уставился в темноту. Сознание медленно возвращалось. Было что-то странное в окружающем пространстве. Он не дома, это точно. Полоса света из-за двери, пустая комната без окон. Андрей сел и опустил ноги на пол. Что случилось? Как он здесь оказался? И где это "здесь"?
Каменный пол мгновенно заледенил босые ноги. Память не спешила подсказывать что произошло, но похмелья Андрей не ощущал, значит вчера не гуляли. Итак, он пришёл домой в восемь, жена суетилась на кухне. Он чётко помнил её силуэт на фоне дверного проёма, уютные домашние звуки, запах еды. Тревожно кольнуло сердце, но воспоминания не отозвались. Чёрте что. Он поднялся, оглядывая своё пристанище, понятнее не стало. Ну, хоть не заперт – и то хлеб. Андрей осторожно выглянул за дверь. Пустой коридор без окон плавно забирал куда-то влево и вверх. И ни звука. Он вышел из комнаты. На двери криво висела табличка с полустёртой надписью "Начало пути". Андрей прикоснулся рукой к стене – холодный шершавый камень с едва заметными стыками. Свет давали две газовые лампы. Мда, не самый безопасный способ освещения. Дальше проход уводил в темноту и неизвестность.
Варианты действий не поражали разнообразием, и Андрей двинулся вперед, куда-то же он выйдет, всё равно позади тупик, движение возможно только вперед. Ответвлений Андрею не попадалось, но и конца пути не предвиделось, Андрей уже устал и разозлился, когда очередной плавный изгиб тоннеля вывел его в круг света у подножия деревянной лестницы, уводящей вверх. Что ж, похоже, он добрался, знать бы ещё докуда.
Скрипучая лестница заканчивалась тяжелой дверью, по виду дубовой. Казалось, её никогда не открывали, Андрей едва сдвинул её с места. С трудом протиснувшись в щель, он оказался в доме.
Андрей растерянно огляделся. И куда это его занесло? Узкий коридор, выстланный мягкой ковровой дорожкой, высокие скрытые полумраком потолки, стены обшиты деревянными панелями, изящные медные рожки газовых ламп, картины на стенах. Такое ощущение, что он оказался в викторианском особняке. Андрей остановился напротив одной картины – девушка с ярко-голубыми глазами в алом платье. Потускневшая золотистая рама местами облупилась, но всё равно впечатляла резьбой, подпись Андрей не смог разобрать. Он заметил что на всех картинах только девушки, но вглядываться не стал. Этот дом напрягал его, хотелось побыстрее выбраться.
По обе стороны прохода располагались узкие двери. Ради интереса Андрей подёргал медную ручку одной из них, и она поддалась. За дверью оказалась спальня. Широкая кровать, вазон с геометрическим орнаментом, тяжёлые стебли цветов клонят бутоны к золотистому покрывалу. Место определенно выглядело знакомо, но память отказалась давать комментарии, и он отправился дальше. Преследовало мерзкое ощущение противоестественности своего вторжения в мёртвый покой этого места.
Наконец за поворотом обнаружилась лестница, ведущая вниз. Ну, слава богу, выход. Андрей с облегчением поспешил на первый этаж. Да, явно прихожая, в том же викторианским стиле. Вот и входная дверь.
Андрей притормозил, там кто-то стоял.
Низкорослая, казавшаяся несуразной, фигура в коричневом балахоне. Андрей неуверенно шагнул вперед. Ребенок? Карлик? Скорее второе.
Оно повернулось смазано-быстрым движением. Лицо скрыто под капюшоном, голова опущена. Андрей почувствовал себя неуверенно, с удивлением обнаружив, что из глубины души поднимается неприятный холодок. Он выше в два раза, что ему сделает это нелепое создание? Ещё два шага в сторону двери, Андрей буквально чувствовал, как растёт напряжение. А в следующий момент балахонистый, по-змеиному зашипев, бросился. Из-под капюшона мелькнуло искаженное злобой лицо и светящиеся глаза. Андрей отпрыгнул, карлик вновь бросился. Плюнув на разницу в росте, повинуясь лишь одним инстинктам, приказывающим срочно драпать, Андрей закричал и кинулся обратно к лестнице. Молнией взлетев на второй этаж, он обернулся, никто не преследовал. Осторожно, готовый тут же отпрыгнуть, Андрей аккуратно спустился на три ступеньки и присел на корточки, выглядывая что происходит на первом этаже. Сердце бешено колотилось. Пусто, карлика не видно. Неприятно кольнуло осознание, что эта тварь могла затаиться и поджидать его. Что это вообще было? Андрей нервно сглотнул и вернулся в коридор второго этажа. Прямо сейчас он точно не готов спуститься вниз. Что за мерзкая тварь, а? Псих какой-то.
Андрей прикинул варианты. К выходу не пускали, обратного пути тоже нет. Он всерьёз начал обдумывать побег через окно, но в душе кольнуло: он забыл что-то крайне важное связанное с этим домом. В растерянности Андрей обследовал остальные двери, поддалась лишь одна, по удачному стечению обстоятельств за ней оказалась кухня. Андрей как раз успел проголодаться, да и сложившуюся ситуацию хотелось обдумать в относительно спокойной обстановке.
Кухня оказалась модная, оборудованная по последнему слову техники, к тому же с баром. В общей затхлости особняка она была глотком свежего воздуха, хотя такая современность и казалась чужеродной, словно вкрапление посторонней реальности. А вот продовольствия тут негусто, как, с грустью, убедился незваный гость. Кроме дорогого вина удалось обнаружить лишь небольшой кусочек сыра. Зато от великолепного белого Андрей немного захмелел. Только этим он мог объяснить тот факт, что ему срочно, немедленно захотелось повторить попытку выбраться из дома. Ну и заодно взять реванш в конфликте с мерзким недомерком.
Впрочем, когда он оказался на лестнице, пыл несколько поутих. Вытерев вспотевшие ладони о джинсы, Андрей осторожно выглянул в прихожую. Просторное помещение не оставляло широких возможностей для игры в прятки – узкий комод и зеркало, подставка под зонты у входа и пара банкеток, слишком низких даже для того гнома. Чувствуя себя то шпионом в стане врага, то паразитом, проникшим в чужой организм, Андрей, постоянно оглядываясь, медленно спустился. Шаг к двери, второй, третий. А в следующую секунду ему в лицо летел оскаливший пасть цербер. Андрей отшатнулся. Тройной щелчок зубов раздался у самого носа, лицо обдало горячим дыханием. Дальше Андрей не думал, тело само развернуло его на сто восемьдесят градусов. Мелькнули налитые кровью глаза, три мерзких пасти с капающей слюной зашлись в лае. В воздухе резко пахнуло псиной. Оказавшись на втором этаже, Андрей прижался спиной к стене. Из прихожей нёсся захлёбывающийся злобный лай, но его опять не преследовали. Андрей сполз на пол, с ужасом глядя в лестничный пролет. Ему не привиделось? Трёхголовый чёрный пёс с рыжими подпалинами? Что было в чёртовом вине?
Андрей напряжённо прислушивался. Лай сменился на злобное поскуливание, по полу зацокали когти, и всё стихло. И тут в замке повернулся ключ.
Ну, вот и хозяева. Андрей поднялся и попятился в коридор. Сейчас всё и решится. Может быть, вернуться на кухню, он вроде видел там ножи? Нет, его точно сочтут грабителем или чем похуже (в голове мелькнуло – маньяком-убийцей). Но если тут зверушки такие, то чего ждать от хозяев? Тяжёлые, явно мужские шаги раздались на лестнице. Андрей всё же решил нырнуть на кухню, но не успел. Хозяин шагнул в коридор.
Андрей застыл на месте. Хозяин выглядел колоритно, под стать дому, в одежде явно выдержанной в стиле XIX-го века. Высокая под два метра фигура, русые волосы, намечающаяся лысина, круглый живот, блёкло-серые рыбьи глаза. Андрея он разглядывал с брезгливо-равнодушным выражением на плоском лице. Андрей сглотнул, надо было всё же сходить за ножом.
– Здравствуйте, не удивляйтесь, но я не помню, как оказался в вашем доме. И хотел бы немедленно покинуть его. Желательно без конфликтов, – выдал он, стараясь за решительностью скрыть охватившую его нервозность.
В том, что перед ним именно хозяин сомневаться не приходилось. Странная одежда, блёклый взгляд, слабый запах ладана – от него буквально фонило этим домом. Хозяин медленно повернулся к Андрею всем корпусом. Никакие эмоции не отразились на плоском лице, и Андрею стало противно. А потом хозяин улыбнулся. Из-под узких губ, медленно расползшихся в стороны, показались острые и тонкие до прозрачности клыки. Задохнувшись, Андрей попятился. Хозяин дома шагнул к нему, Андрей отступал не в силах оторвать взгляд от этой наклеенной клыкастой улыбки. Это уж слишком, этого вообще не может быть! Отчаянный внутренний протест будто вырвался наружу. Свет мигнул. Коридор подернулся рябью, как в старом телевизоре. Хозяин сделал ещё один шаг в его сторону. Откуда-то из глубин дома поднялась по стенам лёгкая вибрация, затрещали потолочные балки. Хозяин удивлённо замер, внимательно уставившись вверх, а Андрей продолжал отступать, боясь повернуться к нему спиной. Сознание протестовало, и дом словно реагировал на этот протест, отторгая его. Пол вздрогнул, и Андрея кинуло к стене. Хозяин перевёл взгляд на Андрея и вновь двинулся на него. Андрей оттолкнулся от стены, но дерево с треском проломилось, и рука угодила в черную смердящую сырой гнилью темноту. В ужасе закричав, он отшатнулся, стена медленно осела. Дом пытался подмять его под себя. С треском складывались деревянные панели, летели щепки от ломающихся потолочных балок, острым частоколом вспучивался паркет, прорывая мгновенно истлевший ковер. Одна из балок впереди с грохотом обрушилась подняв клубы пыли и извёстки. Хозяин закричал, ему тоже явно не нравилось происходящее, но Андрея это нисколько не утешило. Видимость упала почти до нулевой. Андрей закашлялся, прикрывшись рукавом. Вдалеке взвыл цербер. Под ногами у Андрея провалился пол. Каким-то чудом удержавшись и перепрыгнув через дыру, он рванул дверь ближайшей комнаты, но за ней оказалась пустота. И в этот миг в его голове будто щёлкнул выключатель, и он вспомнил, как здесь оказался и зачем. Яркой вспышкой мелькнуло женское имя. А через секунду потолок обрушился.
 
Акт второй.
 
– Андре-е-ей! – полный ужаса женский голос выдернул его в реальность, заставив покрыться холодным потом. Андрей резко сел на кровати. Опять та же пустая комната. Всё повторялось, но теперь он узнал этот голос. Голос его жены.
В городе уже год пропадали девушки. Иногда их находили. Не всех. Не всегда в целом состоянии. И никогда в живом. А потом пропала она.
В голове бились и никак не могли полностью оформиться воспоминания. Память лишь приоткрыла завесу над случившимся, оставив ему только голос и имя.
– Катя, – он прошептал имя, пробуя на вкус, привыкая, пытаясь узнать. Он вспомнил как искал её, вспомнил бессильный гнев. А потом он оказался здесь. Хозяин имеет прямое отношение к произошедшему, осталось понять какое. Он не знал, как здесь оказался, но теперь у него появилась цель.
Спеша, Андрей бросился в коридор, на этот раз таблички на двери не было, но к ручке оказался привязан кусочек шёлка с вышитой птицей. Андрей вздрогнул – шарфик его жены.
Уже пройденный ранее путь показался значительно короче. Знакомая лестница, дверь. На секунду он замер, смутно осознавая, что каким-то образом виноват в разрушении дома, но, не понимая, каким именно. На этот раз дверь распахнулась от легкого толчка. Андрей ожидал увидеть развалины, но, к своему изумлению, обнаружил совершенно целый коридор. Пламя газовых рожков слегка подрагивало. Андрей растерянно прикоснулся рукой к стене. Теплая чуть шершавая панель еще сохраняла слабый запах лака для дерева. И никаких следов катастрофы. Разум отказывался принимать происходящее, но размышлять о случившемся Андрей не стал, некогда.
Все точно так же, та же галерея портретов, сумрак потолков, слабый газовый свет, те же двери. Только теперь одна из них открыта. Андрей замер. Дверь вела в кабинет, и там кто-то расхаживал взад и вперед. Хозяин, больше некому. Вспомнились клыки и "рыбий" взгляд. Андрей осторожно двинулся дальше по коридору. Пол слегка скрипнул, шаги замерли, на лбу у Андрея выступила испарина, но тут в кабинете кашлянули и шаги возобновились – вперед четыре шага, пауза, поворот, скрип паркета, назад четыре.
Медленно, обмирая каждую секунду от того, что его могут услышать, Андрей добрался до кухни. Она была чужда дому, а значит на стороне Андрея. Он решил не вдаваться в эту странную мысль, чувствуя, что и так балансирует на грани безумия. Главное, в кухне можно раздобыть оружие. Правда, против Хозяина ножи казались не слишком убедительным аргументом, тем не менее, Андрей взял один. Оценивающе оглядел кухню и шагнул к полке с алкоголем. Среди дорогих бутылок обнаружилась одна с изящной зелёной феей на этикетке. Нашлась и зажигалка...
Трепещущий лепесток пламени сник сгустив мрак и без того тёмного коридора. Подумав, Андрей погасил ещё несколько светильников на стене и до упора окрутил краники подачи газа. У него появилось что-то типа плана. Весьма шаткого, следует признать.
Пора идти на контакт с владельцем. Андрей выдохнул, набираясь решимости, и, не давая себе времени передумать, шагнул в кабинет.
И с порога наткнулся на злой взгляд. Хозяин не дал застать себя врасплох.
– Я знаю, что это ты! – рявкнул Андрей. – Где она? Где моя жена? Говори! Ну!
Хозяин выглядел помятым: строгий костюм в грязи и белёсой пыли, местами порван, на лице ссадины. В отличие от дома, для него обрушение не прошло бесследно, но Андрей не успел ни удивиться, ни обрадоваться этому факту, перемахнув через стол, Хозяин бросился на него.
В полёте тело Хозяина увеличилось, треснула и разъехалась одежда повиснув лохмотьями из-под них показалось чёрная, как кора, кожа. В лицо Андрею шибануло запахом зверя от которого волосы встали дыбом. Он выставил перед собой нож, но удар лапы отбросил нож в сторону и он, звеня, ускакал под стол. Андрей едва успел увернуться. Опять бросок, лицо Хозяина, превратилось в жуткую клыкастую маску, кажется где-то мелькнул хвост. Андрей встретил его бутылкой абсента. Она разбилась о голову чудовища, брызнули зеленые осколки, во все стороны полетели капли. Зверь отшатнулся, но тут же сгруппировался и прыгнул. Андрей отпрянул. Прижавшись к двери, он выставил перед собой зажигалку, руки тряслись.
– Где?! Я тут всё спалю!
– Прочь отсюда! – пролаял Хозяин. – Вон! Вооон! Не отдааам!
Андрея обожгло этой фразой  он прав, Катя здесь. И тут же в него врезался монстр. Они покатились по полу, зажигалка выпала, ковер вспыхнул, потянуло едким дымом. А Хозяин продолжал бороться с гостем.
От бессилия и злости Андрей заорал. И в тот же миг за спиной мелькнула тень и отбросила Хозяина к окну. Кажется, это был Цербер, но тень мелькнула и пропала, не дав себя разглядеть. Андрей отполз к двери. Хозяин метался за полосой огня, не решаясь прыгать. Тело его медленно возвращало человеческий вид.
– Где... – прохрипел изрядно помятый Андрей.
– Уходи! – заскулил Хозяин.
– И не подумаю, тварь!
Зверь боялся, Андрей видел это, чувствовал. Сила на его стороне и надо додавить гада, узнать всё. Но огонь, стремительно охватывающий комнату, не оставлял времени. Пожар в планы Андрея не входил, только угроза. Ещё немного и… Счёт пошел на секунды.
– Говори! – Андрей прижался к двери, дышать становилось трудно. Хозяин метался у окна, как в клетке.
– В подвале! В подвале! Прочь! Уходи! Оставь меняяяя! – подвывал он, огонь явно реагировал на слепой ужас, от каждого слова пламя яростно взмывало вверх, захватывая новые площади и окончательно отрезая гостя от Хозяина.
– В окно сигай, придурок! – рявкнул Андрей, движимый не столько человеколюбием, сколько желанием допросить Хозяина позже. Дальше оставаться в комнате стало невозможно. Распахнув дверь, Андрей рыбкой нырнул на лестницу и кубарем скатился по ступенькам, а уже в следующую секунду сзади раздался громкий хлопок, и весь второй этаж превратился в пылающий ад. На голову Андрея посыпались горящие куски лестницы и побелка. Воя, в холл выскочил и упал на пол, извиваясь, Хозяин. Одежда на нём полыхала. Андрей кинулся к двери, но скрюченные почерневшие пальцы ухватили его за ногу. В отчаянном рывке Андрей качнулся вперёд, входная дверь распахнулась сама, и в глаза ударил ослепительный белый свет.
 
Акт третий.
 
Задыхаясь, Андрей дернулся и чуть не свалился с кресла, в котором видимо спал. Ничего не понимая, он огляделся. Утренний серый свет, родная квартира, распахнутое настежь окно. Ноябрьский ветер выморозил комнату до уличной температуры. Вскочив Андрей поспешил закрыть окно и только, чуть не упав, осознал, как страшно замёрз, босые ноги заледенели до потери чувствительности. Он огляделся: пустая комната, на полу газеты, бутылки, окурки, на периферии сознания монотонный бубнеж.
– ...Стали известны подробности задержания маньяка, уже год терроризирующего город. Им оказался известный врач...
Телевизор работает. Дрожащей рукой Андрей взял со стола мобильник, смахнув на пол пустую бутылку. Ром "Старый монах" с фигурой в балахоне на этикетке, они с Катей привезли из Индии. Мобильник оказался полностью разряжен. Заряд кончается за два дня. Он два дня провёл в отключке? Андрей опустился на пол рядом с креслом, задев рассыпанные блистеры из-под таблеток. С сухим шелестом они присоединились к остальному мусору на полу, мелькнули буквы фе... и, вроде бы, ...пам. Женский голос в телевизоре бодро продолжал:
– ...Поздно ночью, жильцов разбудили крики с улицы...
Надо выключить телевизор. Андрей закрыл глаза пытаясь справится с приступом головокружения. Но тут мозг выцепил из потока информации странно-знакомый образ:
– ...уверяя всех что у него дома упал потолок. Прибывшие на место происшествия сотрудники полиции задержали нарушителя. Оперативники не обнаружили в квартире наркотики, но была сделана другая, куда более ужасающая находка – личные вещи погибших девушек...
Андрей глянул в экран и обмер. Показывали, очевидно, жилище маньяка, крупный план выхватил из кучи вещей шёлковый шарфик, мелькнуло яркое вышитое перо.
– ...оставили подозреваемого в камере предварительного заключения, но уже на следующую ночь, по словам свидетелей, с ним случился приступ настоящего бешенства. Он бросался на окружающих, визжал, катался по полу, выкрикивал бессмысленные фразы и, даже, пытался кусаться...
Ветер зашелестел листами газеты, мелькнула фотография красивой голубоглазой девушки в красном и крупный шрифт подписи "Обнаружена очередная жертва Потрошителя!". Следующий разворот занимала реклама, Андрей прижал газету рукой. На ярком фото роскошная спальня, золотистое шёлковое покрывало – номер для влюблённых. Там они собирались отмечать годовщину. Он приехал раньше, Катя задержалась на работе, и он собирался подготовить сюрприз. Бутоны из сна… Он ведь тогда действительно купил цветы.
Ледяной ужас мурашками пополз по спине Андрея, нет, он не хотел вспоминать.
– ...Но до отеля девушка так и не доехала...
Андрей обхватил головы руками, его тошнило, то ли от ужаса реальности, то ли от таблеток. Взгляд скользнул по комнате и остановился на семейной фотографии. Солнце, ярко-синий фон, смеющаяся Катя, он сам и их пёс – чёрный мастифф с рыжими подпалинами, он сейчас у матери. Все трое буквальное воплощение счастья, даже пёс улыбается.
Со дня исчезновения Кати прошла неделя. Он не мог выносить эти сочувствующие взгляды, подсознательную уверенность, что всё кончено, и она мертва. Андрей закусил губу. От горя, злости и бессилия он не выдержал. Алкоголь и таблетки должны были хоть немного облегчить боль. Заглушить чувство, что ничего не сделать и остаётся только ждать, просто ждать хоть какой-то информации. Но и забывшись наркотическим сном, он не получил покоя…
Голос диктора в телевизоре резко оживился и привлёк его внимание:
– …У нас экстренная новость! Только что поступила важная информация! После обыска, в загородном доме подозреваемого, обнаружена очередная жертва!
Охваченный странным предчувствием Андрей уставился в телевизор.
– Это невероятно! Последняя из пропавших без вести жертв обнаружена живой! Вероятнее всего ей потребуется психологическая помощь. А мы только что получили картинку с места событий. Внимание, онлайн-трансляция!
И на экране возник особняк с башенками в псевдо-викторианской стилистике. Толпа людей, мигалки, завывание сирен. Из дверей показались двое оперативников, поддерживающих бледную девушку.
Вот они выводят её из дома, помогают сесть в машину... Перед тем как скрыться в салоне автомобиля она оборачивается и смотрит прямо в камеру.
И глядя в любимые глаза, не веря сам себе, Андрей тихо шепчет:
– Катя...
 
Антракт
 
Он очнулся лёжа на кожаном диване в тёмной комнате без окон. Рывком сел и огляделся. Что он здесь делает? И где это "здесь"?
Встал, приходя в себя окончательно. Дверь, ведущая из комнаты, оказалась не заперта. Снаружи обнаружился прямой, как линейка, коридор, судя по виду, какого-то офиса. Кафельный пол, слабое гудение ламп дневного света и никого.
Остро ощущая собственную неприкаянность, он пошёл вперёд. Что это за место? Коридор уводил всё дальше, но, наконец, закончился широким холлом. Дверь там оказалась только одна, и она была приоткрыта. До него донесся звук работающего телевизора. С облегчением он скользнул в эту дверь, оказавшись в квартире. Полумрак спальни разгонял свет прикроватной тарелки бра, тихо бормотал что-то неразборчивое диктор на экране, хозяев видно не было. Он огляделся, осваиваясь. Уютное место, можно передохнуть и постараться понять что произошло. Он сел на кровать, рядом на тумбочке стояло семейное фото. Взял фотографию в руки. Память начала проясняться. Да, он потерял свой дом, но если приложить немного усилий, здесь тоже можно неплохо устроиться. Он закрыл глаза и улыбнулся. Из-под тонких губ показались кончики клыков. Постепенно возвращались воспоминания. Ещё секунда, и всё встанет на свои места.
Экран телевизора мигнул и погас, в комнате потемнело. Зашипев круглая тарелка бра расплылась, превращаясь в прозрачную каплю. Внутри медного газового рожка вспыхнул язычок пламени.
Хозяин, не глядя, протянул руку к светильнику и немного открутил краник, добавляя света.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования