Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Фэйк - Новая жизнь

Фэйк - Новая жизнь

– Здравствуйте! – услышал я приятный женский голос. – Вас приветствует компания "Новая жизнь". – Голос звучал из динамиков, спрятанных где-то в потолке. – До открытия шлюза осталось пятнадцать минут. – Тусклый свет в кабинке позволял осмотреться. Это было не стандартное купе на четверых, как в поезде, не каюта теплохода и уж точно не салон самолёта. Больше всего место походило на одиночную камеру повышенного комфорта. – Просим приготовиться к высадке. – Над головой красным загорелась продолговатая кнопка с лаконичной надписью "выход", палец машинально потянулся к ней.

Перед ногами открылся люк, и моё пристанище – койка, идеально повторявшая все изгибы тела – выехало в пространство более обширного помещения.

– Как себя чувствуете? – спросил тот же голос.

Рядом не было никого. Я молчал.

– Как себя чувствуете?

– Нормально, – ответил я в никуда.

– Расстегните ремни безопасности и поднимитесь с кровати.

Я последовал указаниям. Головокружение и подкашивающиеся ноги заставили меня присесть обратно.

– Всё ли у вас в порядке?

– Да, – огрызнулся я. – Если не считать, что не помню ничего, у меня всё отлично.

Открылось окошко в стене, в нише стоял какой-то напиток.

– Примите питательный коктейль.

Пить хотелось. Я опустошил стакан с удовольствием. Приятное тепло разлилось по телу. После чего голос направил меня к шкафу и предложил одеться.

– До открытия шлюза осталось пять минут, пройдите к выходу, двигайтесь по стрелкам.

Я вышел в отворившийся проём. Коридор пустовал лишь пару секунд, а затем начал наполняться пассажирами, одетыми так же, как я – в лёгкие хлопчатобумажные пижамы. Я невольно усмехнулся: наша процессия напоминала сборище пациентов, сбежавших из больницы. Все оглядывались по сторонам, косились друг на друга, но продолжали молча идти к выходу.

– Десять, девять… – отсчитывал голос. Мы стояли перед огромным шлюзом, пристально всматриваясь, будто это могло ускорить процесс. Тогда я впервые и увидел её. Худощавая девушка со спутавшимися светлыми волосами жалась к стене, словно хотела отстраниться от толпы. – … три, два, один. – Яркий солнечный свет ворвался в коридор, и поток людей хлынул на палубу. Меня оттеснили к самому бортику, и уже оттуда я мог оценить всю мощь судна. Чёрный гигант выглядывал из воды и походил на голову спрута. Но поразмышлять о неведомой конструкции я не успел, моим вниманием завладела пристань, усеянная людьми. Где-то играл оркестр, причём саксофонист фальшивил. Несколько больших экранов на набережной демонстрировали происходящее, в кадре мелькали ликующая толпа и чёрный корабль-спрут со своими пассажирами. Мужчина с короткой спортивной стрижкой и уставшим худощавым лицом растерянно смотрел с экрана. Я не сразу догадался, что увидел себя, узнал только благодаря женщине, что стояла рядом. Попытался вспомнить что-нибудь из прошлой жизни, но тщетно. А камера тем временем выхватывала из толпы другие лица, такие же беспомощные и жалкие.

Когда мы сошли на берег, перед нами расстелили красную ковровую дорожку, и я почувствовал себя знаменитостью. Толпа гудела, толпа приветствовала нас, люди махали руками, а мы, ошарашенные таким приёмом, неуверенно махали в ответ.

К помпезной пятиэтажке с белыми колоннами и надписью "Мэрия" над входом мы приблизились через несколько минут. На пьедестале стоял толстяк в твидовом костюме, в руке он держал связку ключей. "Мэр Джонс" – гласил ярко-белый бейдж, пристёгнутый к карману его пиджака.

– Сегодня знаменательный день. Мы приветствуем новых жителей, – вещал мэр. – И я с удовольствием вручу вам ключи от ваших новых домов. Чтобы вы смогли начать новую жизнь в этом прекрасном городе.

"Да что он несёт?!" – подумал я, но взял ключи и зашёл в автобус. Хотел было сесть рядом с девушкой, но её оттеснили куда-то вглубь салона, место возле меня занял седеющий мужчина лет пятидесяти с мелкими жёлтыми зубами. Его бледно-голубые глаза под кустистыми бровями неприятно бегали.

– Вот куда это мы попали, как думаете? – спросил он. – Наверное, какой-то эксперимент? Типа шоу, да? Вы ведь тоже ничего не помните?

Я лишь пожал плечами, попытавшись отгородиться от потока вопросов.

– Охо-хо! – радостно завопил незнакомец, схватившись за брелок моих ключей. – А ведь мы соседи. "Улица семнадцать, дом тринадцать", – зачитал он надпись на ярлычке. – А у меня двенадцатый. – Желтозубый сунул мне свои ключи чуть ли не в лицо, прозрачная пирамидка-брелок, висевшая на колечке, даже задела кончик моего носа.

– Превосходно. – Я отвернулся, сделал вид, что смотрю в окно, а сам пытался вспомнить хоть что-то.

За окнами мельтешила череда одинаковых улиц с одинаковыми домами. Но ехали мы не долго, минут через пять автобус остановился, одышливо вздохнув пневматическими тормозами.

На улице номер семнадцать находилось несколько десятков домов, расположившихся в два ряда вдоль дороги. Одинаковые одноэтажные постройки – белые стены, синие крыши. Изумрудная лужайка перед домом, клумба с петуньями, почтовый ящик у дерева. А по периметру улицы простирался сетчатый забор. По левую и правую сторону я увидел другие улицы – шестнадцать и восемнадцать, восемнадцатая не заселена и потому закрыта.

– А где чемоданы? – спросил я, выйдя из автобуса, у одного из провожатых.

– Вы прибыли без багажа. Всё необходимое находится в доме.

И можно сказать, что это было правдой.

Дом мне понравился. Всё нужное и ничего лишнего. Гостиная, спальня, кухня и санузел. В большой комнате висел экран чуть ли ни на пол стены. Когда я подошёл ближе, включилась видеосвязь. На меня смотрела очень красивая девушка, она обратилась ко мне голосом из динамиков.

– Я ваш личный оператор связи компании "Новая жизнь". Если вам понадобится консультация, то в любой момент я к вашим услугам. Для начала вам нужно подобрать имя. – Изображение девушки сменилось алфавитом. – Перед вами каталог имён. Для выбора поставьте галочку рядом с понравившимся именем и нажмите "ок". После подтверждения сменить имя уже невозможно.

Я начал просмотр с буквы "ф". Все имена подсвечивались зелёным, кроме двух: Филиппа и Фрэнка, напротив которых значился номер улицы и дома. Мне приглянулось одно имя.

– Флойд, – попробовал на язык. Оказалось по нраву, но решил ещё полистать перечень. Ведь поменять потом будет нельзя. Но, поёрзав по списку, понял, что то самое имя засело у меня в голове. Я вернулся к "ф". Три имени подсвечивались красным, среди которых красовался избранный мной Флойд! А рядом указан адрес: "Ул. № 17, д. № 12".

Я непроизвольно зарычал. Да как так могло совпасть?! Тыкнул в Флойда.

– Имя занято, – произнесла оператор, а под адресом открылась аватарка со скалившейся жёлтыми зубами мордой. – Выберите, пожалуйста, другое.

Я не хотел другое, поэтому, поддавшись порыву, выскочил из дома и направился к соседу. Уже подбежал к двери, готовый ворваться. Но тут увидел её, ту самую девушку со спутавшимися волосами. Она сидела на лужайке перед одиннадцатым домом, обхватив колени руками, и смотрела в мою сторону.

– Привет. – Я помахал ей.

Она улыбнулась и махнула в ответ. Я подошёл и присел рядом.

– Эва, – представилась она.

– А я ещё не выбрал себе имя, – смутился я. Эва вскинула брови. – Не хочешь помочь?

Она не отказалась, и мы пошли ко мне.

– У тебя точно такой же дом, как у меня, Итан… – произнесла Эва.

Мне понравилось, как звучало моё новое имя в её устах. А вот фото под адресом, где мне вручали ключи от дома, оставляло желать лучшего. Я поспешил погасить дисплей. Нужно будет узнать, как сменить аватар.

– Может, поужинаем вместе? – вытащила меня из пучины тревожных мыслей девушка.

– С радостью.

Конечно, я согласился. И мне захотелось сделать что-то приятное для Эвы. Да хотя бы раздобыть цветов. Я прошёлся по улице, заглянул на соседнюю, но кроме петуний в округе ничего не росло.

Раздосадованный, я вернулся в дом, прямиком в комнату связи.

– Можно мне с кем-нибудь поговорить? – воззвал я к экрану.

Сразу же зажёгся дисплей.

– Итан, я к вашим услугам, – сказала всё та же красотка.

– Я бы хотел нарвать букет цветов. Есть ли неподалёку какой-нибудь луг?

– В день прибытия прогулки на дальние дистанции не рекомендуются. Вы можете заказать то, что вам необходимо, по каталогу. На вашем счету сто единиц. По исчерпанию баланса, вы можете приобрести товар в кредит. – На экране открылся раздел "Цветы". Выбор был невелик, и он пал на букет ромашек за семь единиц.

– Где я могу забрать букет?

– Товар будет доставлен утренней почтой.

– Но мне нужны цветы сегодня.

Оказалось, что вся почта приходит по утрам. Поэтому на ужин я пошёл с пустыми руками. Миллион вопросов крутилось в голове. Но был рад возможности поговорить с другим человеком, переживавшим то же, что и я.

– Итан, – окликнул меня кто-то. Когда я поднял голову, то увидел соседа, направляющегося ко мне.

– В чём дело? – напрягся я. Оставалось буквально несколько метров, совсем рядом меня ждала милая девушка, и мне не хотелось тратить время на этого воришку имён.

– Уже собираешься куда-то и не позвал соседа? – Он смотрел на меня, обидчиво надув губы. Вот чёрт! Какой же навязчивый.

– Слушай, Флойд. Не знаю, откуда ты родом, но в моём мире на свидания обычно ходят вдвоём.

– Свидание! Это с кем?!

Я неохотно кивнул в сторону дома Эвы.

– Хе-хе, мои сосед и соседка – во дела! Я видел эту малышку. Не сказать, что богиня, но миленькая…

– Ладно, бывай.

Я бесцеремонно перебил его и быстрым шагом направился к дому Эвы.

– Эй! – крикнул мне вдогонку Флойд. – У меня тут катер есть, на пристани. Не знаю, откуда он взялся, но электронная девка в доме выдала ключи. – Не услышав ответа, желтозубый отправился восвояси.

Да уж, повезло мне с соседом. С него – как с гуся вода. Надо будет осведомиться насчёт переселения в другой дом. В этот момент, успев сделать ещё пару шагов, я увидел мэра. Толстяк медленно шёл по улице, не глядя по сторонам. "Куй железо, пока горячо" – вспомнил я старую поговорку (всё же память странная штука) и быстро направился к городскому голове. Мы встретились как раз около калитки Эвы.

– Господин Джонс!

Городской голова даже не удостоил меня взглядом, он, пыхтя и тяжело дыша, прошагал мимо, бэйджика на его пиджаке я не заметил. Может это и не мэр вовсе? Но я всё равно решил проявить настойчивость.

– Господин мэр!

Толстяк обернулся на мой крик. Я сразу обратил внимание на то, какой странный у него взгляд. Стеклянный, безжизненный. Да уж. Похоже, дядюшка Джонс уже что-то принял. Он вытер с лица пот и остановился.

– Ах, извините, я совсем задумался. Бывает. В такую-то жару! – Теперь он смотрел вполне осмысленно, только выглядел уставшим.

– У меня просьба.

– Слушаю, мистер Итан.

Я замер.

– Вы знаете моё новое имя?

– Ну да, я ведь мэр этого захолустья, сынок. – Он театрально задрал подбородок.

Странный он какой-то. Я вспомнил о базе данных. Конечно, мэр видел имена в компьютере. Хотя, запомнить всех надо ещё постараться. Тем более что старикан, похоже, не очень дружит с головой.

– Вы не могли бы переселить меня в другой дом?

Мэр молчал почти минуту и в тот момент, когда я уже собрался идти дальше, прокашлялся и изрёк:

– С чего бы? Тебя что-то не устраивает?

Я не помнил, когда мы успели перейти на "ты", но отступать было поздно.

– Да, мой сосед Флойд. Я люблю тишину, знаете ли.

– И что? Он очень громкий?

– Да! – выпалил я, готовый сказать всё что угодно, лишь бы съехать. – И навязчивый. А ещё он украл моё имя.

Мэр странно заскрипел. Наверное, это означало смех.

– Украл имя! Ох, и уморил ты старика. – Его взгляд вновь стал серьёзным. – Ладно, я принял ваше заявление, мистер Итан. Что-нибудь ещё?

Я покачал головой, и Джонс отправился дальше по своим делам. 

– Странный он, да? – Я и не заметил, как подошла Эва. Одетая в облегающее голубое платье, девушка казалась уже элегантней, чем утром. Её светлые волосы были прибраны в аккуратный хвостик, губы накрашены бледно-розовой помадой. В общем, при ярком солнечном свете она выглядела сногсшибательно.

– Это точно. – Я неловко переминался с ноги на ногу. – Да ну его.

– Пойдём, поищем здесь какое-нибудь приличное кафе.

– Кафе? – удивился я. Дурак! Я-то думал, что она приглашает меня на ужин к себе.

– Ну, или ресторан…

– Кафе в самый раз!

Заведение называлось "Цвета ночи", консервативный фасад и высокие английские окна придавали ему довольно солидный вид. Внутри всё было даже помпезным – и столы красного дерева, и уютные кожаные диваны. Здесь еле уловимо пахло дорогими сигарами. Зал встретил нас пустотой, если не считать пожилую парочку, сидевшую за столиком у стены. И тут я вспомнил, что у меня нет денег. Наверное, рожу скорчил ещё ту. Эва хитро улыбнулась.

– Не переживай, Итан. У нас есть единицы и кредит, я читала информаторий.

– Да, действительно. – Я указал на столик, стоявший подальше от парочки посетителей.

Она покачала головой и тихо прошептала:

– Итан, ты разве не хочешь узнать хоть что-то?

Я почувствовал себя олухом, молодым щенком. Да какое дело этой девушке до меня? Вот уж возомнил! Конечно, она хочет как можно больше узнать про место, в которое нас занесло. Возможно, она желает вспомнить о своей прошлой жизни. А я, болван, решил поиграть в ловеласа.

Мы молча сели за столик, стоявший между барной стойкой и тем, что был занят. Седовласые старики мило беседовали, не обращая на нас ни малейшего внимания. Они как будто даже не заметили нашего появления.

– Я слышал, что Мередит пропала, – сказал дедок, нервно крутящий стакан с коктейлем.

– Да, не дождалась, бедняжка. – Пожилая дама старательно размешивала кофе в чашке. – Она так любила смотреть на закат, но в тот вечер случилось несчастье.

Дама по-птичьи вытянула голову на длинной тощей шее и что-то зашептала старику на ухо. Тот морщился, качая головой. Выглядел дед обескуражено. Эва наблюдала за ними, открыв рот, и я хотел было одёрнуть её.

– Будете делать заказ, молодые люди? – Официант, подкравшийся так внезапно, заставил Эву вздрогнуть, она вцепилась в скатерть и чуть не свалила со стола часть сервировки. Старики испуганно уставились на нас и тут же начали собираться.

– Ой! – Моя спутница развела руками. – Да, да, минуточку. Принесите пока пару чашек кофе, чёрного. С сахаром. – Она взяла меню из рук галантного худощавого официанта, и тот удалился. А я подошёл к столику наших соседей по кафе.

– Добрый день, меня Итан зовут. Я хотел бы кое-что спросить…

– Это совершенно ни к чему, – сказал старик, отгораживаясь от меня рукой. – Нам не нужны проблемы.

Он резко встал и направился в сторону выхода. Белая ситцевая рубашка, не по размеру, висела на старикане, как на вешалке.

– Пойдём, дорогая, – проронил он по пути.

Старушка замешкалась, но через пару секунд тоже поднялась с кожаного дивана и прошла мимо меня, шелестя платьем.

– Вы так молоды, не советую вам совать свои милые носики куда не следует, – прошептала она на ходу и, прежде чем я открыл рот, с неподобающей для её внешности резвостью выскочила из зала.

Кто такая Мередит? Куда она пропала? Эти вопросы чуть было не соскочили с моего языка, но я сдержал себя и молча вернулся за столик.

– Похоже, здесь все странные. – Эва невесело улыбнулась. – Итан, не знаю, мучает ли тебя подобный вопрос, но ответь – ты вообще ничего не помнишь о своём прошлом?

– Ни капельки. Чист, как белый лист бумаги.

– Я тоже.

Она хотела спросить что-то ещё. Но в это время вновь припёрся официант с подносом. Он молча поставил перед нами две чашки кофе и ушёл.

– Если хочешь перекусить, закажи, – сказала Эва.

Я взял чашку и сделал большой глоток.

– Да что это такое?!

Возможно, настоящий кофе и должен иметь такой вкус. Разве можно полагаться на сознание, страдающее амнезией? Но содержимое чашки напомнило мне жжёный сахар или что-то в этом роде. Мой желудок немедленно взбунтовался против такого вторжения. Эва тоже сделала глоток, и её личико скривилось.

– Да, чёрт возьми, это концентрированная изжога не может называться кофе. – Она отставила кружку и тихо прошептала: – Ладно, давай делать вид, что пьём, надо поговорить.

Но нам опять помешали. Дверь слегка скрипнула, открывшись, и в зал ввалился мэр. Вытерев пот со лба гигантским платком, толстяк оглядел зал маленькими поросячьими глазками, его лицо растянулось в резиновой неискренней ухмылке.

– О, мистер Итан! Вас я и ищу. Знаете, я тут подумал о вашей жалобе и принял, как считаю, единственно правильное решение.

Мы оба внимательно смотрели на него, а мэр, как нарочно, медленно складывал свой платок, затем прокашлялся.

– Одинокая жизнь не пойдёт вам на пользу, молодой человек. – Он хитро посмотрел на Эву. Девушка захлопала глазами, видно, не ожидая такого поворота событий. Я тоже слегка обалдел.

– Думаю, что такое поспешное…

– Эй, парень, ты всегда перебиваешь старших?! – Лицо мэра слегка побагровело. – Молчи и слушай, пока я говорю вердикт.

– Итак, в нашем городе нет места букам и социопатам, поэтому я решил, мистер Итан, вы будете проживать в одном доме с мистером Флойдом.

Я чувствовал, как моя челюсть медленно опускается. Эва нервно засмеялась.

– Вы издеваетесь, господин мэр?! – Я встал, сжав кулаки, а старик тем временем смотрел на меня будто на диковинное насекомое.

– Не перечь мне, мальчик. – Последнее слово он особенно выделил. – Не забывай, что ты у меня в гостях. – Он хитро улыбнулся.

– Ладно, не буду вам мешать, молодые люди. Итан, сегодня вечером не забудьте перенести ваши вещи в дом Флойда. Ах да! Забыл. У вас же нет никаких вещей.

Грузная туша мэра развернулась и направилась к выходу, а мы с Эвой смотрели друг на друга, беспомощно моргая. Затем я расхохотался, она подхватила мой смех. Так мы смеялись, пока мерзкий кофе остывал в чашках.

Ужинать в этом заведении мы не рискнули, а решили прогуляться. Неподалёку от "Цветов ночи" стоял автомат с мороженым. Желудок призывно заурчал, и я спешно направился к агрегату. Как только я подошёл – загорелся дисплей с иконками.

– Ты какое будешь?

Эва пожала плечами. После местного кофе всё казалось котом в мешке. Я выбрал самое дорогое, за пять единиц. Два заковыристых рожка вылезли из недр холодильника. То ли я действительно проголодался, то ли мороженое было по-настоящему вкусным.

– Я думаю, это тюрьма, – заявила Эва, дожевывая рожок. – И все мы преступники.

– Ну, и что я совершил, по-твоему?

– Ты маньяк, завлекающий в свои сети ни о чём не подозревающих девушек.

Я засмеялся.

– А я?

– А ты убийственно красива!

Мы остановились и посмотрели друг на друга.

– Нет, не маньяк, – покачала головой Эва, облизывая губы, – для маньяка ты слишком робок.

Я не стал ждать ещё более прозрачного намёка и поцеловал её. Звёзды уже рассыпались по небу, а фонари вдоль аллеи скромно освещали безлюдные улицы. Мы сидели на лавочке, прижимаясь друг к другу, хотя было тепло. – Я даже не представляю, где мы, – озвучил я вертевшуюся в голове мысль.

– Точно не в северном полушарии.

– И как ты это поняла?

Эва запрокинула голову.

– Виден Млечный Путь, вон Южный Крест. – Она указала пальцем в небо.

– Что за крест?

– Созвездие.

– Ты что, мореплаватель? – попытался пошутить я. Но Эва будто не слышала моих слов.

– Хотя… ничего не понимаю… там Большая и Малая Медведица. Полярную Звезду ни с чем не перепутаешь. Земля сошла с орбиты что ли?

– Ого! Похоже, ты была астрологом в прошлой жизни.

– Или астрономом…

– Я про Полярную Звезду только что-то смутно помню…

– А я точно знаю, что с небом что-то не так.

– Думаешь, конец света, а нас спасли от гибели?

– Не знаю, что и думать… пойдём, наверное, домой.

Я проводил девушку до калитки и направился к себе. На дверях висел амбарный замок. Я с отвращением посмотрел на дом Флойда. И вездесущий соседушка был лёгок на помине.

– Итан! – Флойд призывно замахал с крыльца.

Мне ничего не оставалось, как пойти к нему.

– Ну, как свидание? – мельтешил вокруг меня Флойд.

– Не твоё дело, – буркнул я.

И как только я переступил порог, щеколда на двери звонко щёлкнула, а на окна надвинулись чёрные забрала.

– Это ещё для чего?! – неосторожно осведомился вслух я.

– Откуда мне знать, я такой же пациент этой клиники, как и ты, Итан, – хихикал Флойд.

Я решил скрыться от него на кухне. Но от него разве скроешься? Желтозубый посеменил за мной и остановился в проходе, выпучив свои глазёнки. Я демонстративно распахнул холодильник и, вытащив на стол всё, что мне захотелось, начал смачно жевать булку с колбасой, запивая всё это йогуртом. Колбаса была будто резиновая, но есть-то хотелось.

Ничего за собой не убрав, я вернулся в гостиную, миновав зависшего в дверях Флойда. Тот обернулся, сменив угол обзора.

В комнате стоял белый рояль, весьма внушительных размеров. Почему-то меня потянуло к этому инструменту. Я сел на маленький стульчик, картинно вытер воображаемую пыль с крышки и поднял её. Рояль ощерился чёрно-белыми клавишами, я провёл по ним рукой, вызвав настоящую какофонию.

– Ух, ты! – Флойд, наблюдавший за мной, молчал недолго.

Затем в голове словно что-то щёлкнуло, и мои руки забегали по клавишам. Мелодия не была сложной, но показалась мне весьма забавной. Неужели я раньше был музыкантом? Приятно найти хоть частичку прежнего себя в этом мире. Я почти вспомнил! Эта музыка называлась "Горный король" или что-то в этом роде, но на Флойда она оказала неизгладимое впечатление. Мой сосед задёргался, его глаза остекленели, затем он и вовсе упал на пол, отбивая ногами немыслимые кренделя.

– Очень смешно. – Я захлопнул крышку, играть больше не хотелось.

Флойд тут же вскочил на ноги, его взгляд вновь стал осмысленным.

– Больше так не делай! Никогда. Понял?! – заорал он и ушёл в спальню, громко хлопнув дверью.

Да уж. Я тяжко вздохнул. Похоже, мой сожитель форменный идиот.

Я лёг спать в гостиной на небольшом диване, перспектива делить кровать с мерзким соседом не прельщала. Уснул я не сразу. Снаружи доносился какой-то шум, будто там двигали что-то большое. Я подошел к окошку, попытался отодвинуть заслон, но, не достигнув результата, вернулся в свою колыбель. Посреди ночи проснулся от какого-то бульканья. А наутро у меня жутко болела спина. Долго ли будет длиться моё наказание? Да ещё эти сны, я смутно их помнил, но одна сцена до сих пор стояла перед глазами. Сотни. Нет, наверное, тысячи Флойдов дёргались и извивались. Всё это происходило в полной тишине. Без всякой музыки. Я вспомнил вчерашний случай, и на этот раз мне показалось, что такое поведение соседа было перебором. Даже для самой изощрённой шутки.

– Итан, ты только посмотри на это! – Флойд возник не пойми откуда. – Настоящие удочки – будем с тобой рыбачить.

– Рыбачить? – переспросил я спросонок.

– Да, я же говорил тебе о катере?! Как узнал о нём, то сразу заказал удочки. Двадцать единиц каждая. Но они того стоят!

– Разносили почту? – Я подскочил с дивана.

– Итан, да ты всё проспал!

Я метнулся из дома к своему ящику, но он был пуст.

– Ты не букет ромашек ищешь? – осведомился желтозубый, когда я вернулся.

– Рылся в моей почте? – разозлился я.

– Нет, ты что, его доставили сюда. И твои ключи от нашего дома. – Флойд помахал перед моим лицом брелком с адресом.

– Где букет, Флойд?! – я схватил соседа за грудки.

– Да что ты такой возбуждённый? В вазе.

Я отпустил соседа, сам удивляясь своей агрессии. Но продолжил вести себя нагло. Распахнул шкаф, выбрал приглянувшуюся одежду, откинув на пол то, что мне не подошло, и направился в ванную.

Через несколько минут Флойд бесцеремонно заглянул ко мне, замка на дверях не было.

– Плескаешься, Итан? Давай быстрее, скоро экскурсия.

Я даже не успел на него накричать, как он скрылся за дверью.

Выйдя из ванны, я направился прямиком к Эве. И на этот раз мы сидели рядом в автобусе. Флойд занял место за нами и болтал всю дорогу.

– Вы только посмотрите, какие домики, все одинаковые, будто на заводе выпускали, – тарахтел желтозубый, пока мы, подбирая пассажиров, ехали по улице. – Хорошо хоть мы с вами разные, не правда ли?

Я вспомнил свой сегодняшний сон и помотал головой. Одного Флойда было более чем достаточно. Когда мы подъехали к набережной, он норовил показать нам свой катер, в парке залез в одну кабинку с нами на колесе обозрения, в закусочной подсел за наш столик, в магазине спрашивал совета, что ему прикупить. И как только он скрылся в примерочной, мы с Эвой рванули оттуда со всех ног. И не видели Флойда целых пятнадцать минут, пока не вернулись в автобус.

А когда объявили, что вечером состоится большой праздник, мы с Эвой переглянулись, и я прочёл в её глазах неистовое желание избавиться от Флойда.

– Не знаю, как мы нагрешили в прошлой, но новая жизнь мне совсем не кажется подарком, – сказала она.

– Мне тем более.

Флойд кряхтел позади, словно примеряясь, как ему вклиниться в разговор. Но намёков он явно не понимал.

Зато вечером сосед куда-то пропал, что меня неслыханно обрадовало.

Я взял букетик ромашек и пошёл к Эве. Она цветам обрадовалась. А ещё больше – отсутствию третьего лишнего.

Выглядела Эва потрясающе. По аллее прогуливались горожане, всё больше парами. Никто не хочет оставаться один в чужом незнакомом мире. На площади грохотала музыка, и там оказалось очень людно.

– Сколько же тут народу?! Да ты погляди! – крутила головой Эва.

– Сотни, наверное… – Я тоже осмотрелся. – Тебе ничего не кажется странным?

– Да ты шутишь, тут всё – одна сплошная загадка.

– Обрати внимание, здесь нет детей. Да и такое ощущение, что мы в доме престарелых.

Мы не видели ни единого ребёнка или подростка, даже людей до сорока было маловато.

– Ку-ку! – Из толпы выскочил Флойд. – Я по вам уже соскучился, мои голубки.

По нашим с Эвой лицам поползли кривые улыбки.

– Извини, Флойд, мы в парк собрались, – грубо оборвал я соседа.

– Можно и в парк! – радостно воскликнул желтозубый и схватил Эву за руку.

Она беспомощно посмотрела на меня. Я подмигнул ей, намекая, что у меня есть план.

– Мы с Эвой на вертелке прокатимся, – сообщил я.

Флойд, конечно, тоже захотел посетить этот аттракцион. Но места там были парные.

– Флойд, дружище, давай я тебе помогу. – Я втиснул соседа в кресло и пристегнул ремни.

– А вы?

– А мы с той стороны сядем, чтоб нам было видно друг друга.

Я выбрал сидение развёрнутое спиной к Флойду.

– Помаши ему, – велел я Эве, пока мы не сели.

– Что?

– Давай!

Эва помахала Флойду, а тот ей.

– Садись, – приказал я. Девушка плюхнулась рядом. – Да не пристёгивайся, просто держи ремень рукой. Когда я скомандую – быстро беги к бортику, пролезаешь под оградой, и рвём отсюда.

Эва кивнула. И когда все места на аттракционе были заняты, настало время бежать.

– Давай!

Мы синхронно вскочили с кресел и скользнули к краю набирающей скорость платформы. Я перемахнул через загородку, а Эва пролетела под ней, плюхнувшись в траву.

– Ты в порядке?

– Кажется, да. – Эва вскочила на ноги.

– Тогда линяем!

И мы побежали, пока Флойд раскручивался на вертелке.

– Итан, но куда мы? – Эва уже запыхалась, и мы перешли на шаг.

– Я украл ключи от катера Флойда.

– Ты не боишься, что тебя арестуют?

– Что-то я не вижу шерифа.

На пристани никого не было. Мы быстро отыскали катер – белоснежный красавец с четырьмя мощными моторами слегка покачивался на лёгких волнах. Я помог Эве запрыгнуть в судно и отдал ключи.

– Проверь, точно ли это наш. – А сам стал отвязывать судно.

– Ага! Всё-таки решили порыбачить, – донеслось из кабины. Эва вскрикнула и выбежала прочь, а за ней следом вышел вездесущий Флойд с двумя удочками.

Я в один прыжок влетел на палубу, не понимая, как он тут оказался.

– Да что за чёрт?! – заорал я и толкнул Флойда со всей силы. Тот ввалился в кабину и затих. Секунды тянулись, словно вечность.

– Мистер Флойд, – тихонько позвала Эва, глядя то на меня, то на вход.

Я приоткрыл дверь. Флойд неподвижно лежал лицом вниз.

– Ты что, убил его? – прошептала моя подруга.

Я взял соседа за запястье, пульс не прослушивался. Тогда я осторожно перевернул тело на спину, и мы увидели, как из глаз Флойда вытекает тёмная жидкость, похожая на отработанное машинное масло.

Эва взвизгнула.

– Итан, что ты наделал!

Девушка взяла Флойда за руку и тоже пощупала пульс.

– Он умер. Нам нужен… – она уже была готова закричать, но я решительно прикрыл ей рот ладонью.

– Эва, ты представляешь, что с нами будет за это? Сиди здесь.

Десятки мыслей проносились у меня в голове. Но я выбрал нужную. Схватил Флойда за ноги и вытащил на палубу, перекинул тело через борт и вернулся в кабину. Эва залипла у стены, пялясь на чёрный подтёк, оставшийся от Флойда. Я аккуратно забрал у неё ключи и вставил их в замок зажигания. Четыре мощные "хонды" громко взревели, и катер уверенно понёсся к горизонту.

Через пару минут Эва уже умоляла меня остановиться, но я гнал со всей скорости, не думая о последствиях. Берег удалялся, а потом вовсе скрылся из виду. Мы неслись в неизвестность, сначала я всматривался в горизонт, стараясь разглядеть хоть какую-нибудь сушу, затем осмотрел панель управления, но ничего похожего на навигатор не нашёл. В этот момент катер заглох. Некоторое время мы двигались по инерции, под затихающий плеск воды. Я вновь завертел ключом, но не услышал ни малейшего щелчка. Приборы, казалось, окончательно сдохли, я не мог видеть ни уровень топлива, ни заряд аккумулятора. Разобраться с этой плавучей махиной явно было не по зубам обычному человеку, страдающему тотальной амнезией.

– Ну и что теперь с нами будет? – Эва внимательно всматривалась в горизонт.

Единственным "живым" прибором была сенсорная панель с непонятными символами, нелепо встроенная между спидометром и указателем уровня топлива. Я присмотрелся к ней: загадочные знаки, переливаясь, бегали по экрану. Но сколько я не тыкал в иероглифы, ровным счётом ничего не происходило. На правой стороне панели находился треугольный разъём. Я перевёл взгляд на замок зажигания и обомлел. К ключам был пристёгнут брелок в виде пирамидки, того же размера, что и паз. Недолго думая, я схватил ключи и ткнул брелоком в щель. Они были словно созданы друг для друга – пирамидка вошла в отверстие с мягким щелчком, и панель сразу засветилась ярче. Не знаю, что я натворил, тыкая пальцем в экран, но вскоре произошла резкая смена декораций: вместо привычной линии горизонта и синего неба всё стало чёрным, будто наступила ночь, океан упёрся в зубцы искорёженных гор, между которыми виднелись бездны огромных кратеров. А над всем этим, среди чёрного, усыпанного звёздами космоса, висел огромный голубой шар. Он будто катился на нас, желая расплющить.

– Это что, Земля? – прохрипела Эва, затем попыталась прочистить горло, но только закашлялась.

А я не мог вымолвить ни слова, просто молчал, не отводя глаз от шара.

– Итан, кажется за нами погоня.

Я обернулся. Дверь была открыта, а Эва стояла на палубе. Как же контрастировал вид с кормы катера с тем, который открывался из лобового стекла кабины! Будто поблизости от нас провели терминатор – незримую линию между ночью и днём. Синее небо, чайки, парящие неподалёку – всё теперь стало казаться фальшивым. Не выглядел таким только скоростной катер, несущийся в нашу сторону.

– Погоня – это громко сказано. Мы вроде никуда не спешим. – Я грустно посмотрел на консоль управления. Не исключено, что судно можно оживить, но я не решился больше связываться с загадочной панелью. Не хватало ещё выпустить весь воздух из этого фальшивого мирка.

Приближающийся катер замедлил ход, я разглядел несколько человек, стоявших на его палубе – одним из них, безусловно, был мэр. Толстяк приложил к глазам бинокль, разглядывая нас. Убедившись, что опасности мы не представляем, он дал знак кому-то в кабине, и судно приблизилось вплотную к нашему. Кем были остальные трое типов, я понятия не имел, они выглядели совершенно одинаково – в чёрных костюмах и с зачёсанными назад седоватыми волосами. Их лица надёжно скрывали клоунские маски.

– Прыгайте к нам, ребята! – пробасил мэр. – Только, это… без фокусов, ладно?

Один из клоунов как бы невзначай показал нам пистолет. А мэр дотронулся до кобуры, висевшей на ремне под его огромным пузом.

Пока мы перепрыгивали на вражеский катер, изображение Земли и звёзд успело пропасть. Фальшивый мирок "Новой жизни" вновь окружал нас во всей красе.

– Извините, у нас тут сбой произошёл. – Мэр неопределённо махнул рукой. – Не обращайте внимания, всего лишь антураж и… хм… мишура.

– Мишура?! – Я взбесился. – Грёбаный земной шар, висящий на горизонте, кратеры и горы – это всего лишь мишура?

Но меня быстро успокоили. Один из молчаливых мужиков ловко ткнул мне под рёбра кулаком и усадил в пассажирское кресло. Эва села сама. Катер взвыл и с небывалой прытью понёсся в сторону берега.

– Да, ребята. Влипли вы. По полной. Я вас судить не уполномочен, пускай теперь они решают, – загадочно произнёс мэр.

– Они – это кто? – спросила Эва.

– Они – это ОНИ. – Мэр многозначительно ткнул пальцем в небо, а клоуны молча задрали головы и посмотрели туда же.

Я не знал, плакать мне или смеяться в подобной ситуации, но предпочёл просто помолчать. Рёбра до сих пор болели.

В доме у Флойда, куда нас привели, один из типов в чёрном костюме снял маску.

– О господи! – Эва зажмурила глаза, затем снова широко их раскрыла. – Это Флойд?!

– Можно сказать и так. – Мэр указал нам пистолетом на диван. – Только куда менее болтливая версия.

Мы сели и стали ждать своей участи, а молчаливый Флойд тем временем включил огромную инфо-панель на стене (вроде так эта фигня называлась).

С экрана на нас уставилось нечто – то ли рыба, то ли не рыба. Скорее, шар с выпученными глазами и наростом вроде плавника на макушке. Тварь что-то пробулькала, а мэр, глаза которого остекленели, как в тот раз, на улице, забулькал в ответ. Таким образом они общались минут десять, затем мэр выключил дисплей и грустно посмотрел на нас.

– Извините, ничего личного, ребята. Но он настаивает на нейромодуле.

– Кто ОН?! Что за нейромодуль хренов?! – Эва явно теряла терпение. Мэр вздохнул и сел в кресло неподалёку от нас.

– Понимаете, ребята, нашему обществу нужны спокойные и весёлые люди. Вы же такими не являетесь. Везде суёте носы, пытаетесь что-то вспомнить.

– А вам не кажется, что хотеть вспомнить прошлую жизнь – это нормально для людей, страдающих амнезией?! – спросил я.

Мэр махнул рукой.

– Да брось, парень. Вы приехали в новое общество, начали жизнь с нуля, вам надо было расслабиться и просто развлекаться.

– Зачем мы здесь? – Эва сверлила его взглядом. – Это как-то связано с тем чудиком в телевизоре? Почему мы видели Землю?

Мэр вновь встал и заходил по гостиной, пришаркивая.

– Вопросы, вопросы. Хе-хе. Могу сказать одно, что этот чудик, как ты его назвала, девочка, решает вашу судьбу. И он настаивает на нейромодуле. В ваши головки встроят небольшие устройства, которые сделают вас такими же весёлыми и беззаботными, как Флойд, например.

Я почувствовал, как холодеет моя спина. Превратиться в идиота явно не входило в мои планы. Мало того, что мы участвуем в каком-то дьявольском эксперименте по созданию идеального общества. Идеального с точки зрения существа с рыбьей головой. Вдобавок, нас и вовсе хотят превратить в имбицилов.

– Я попытался уговорить его, чтобы дал вам ещё один шанс. И, знаете…

Договорить мэр не успел. Я молнией метнулся к роялю, распахнул крышку. И прежде чем щёлкнули предохранители пистолетов, заиграл "Горного короля".

Эффект превзошёл все мои ожидания. Словно перед нами выступал какой-то шоу-балет. Мэр, новый Флойд и пара клоунов задёргались, а потом рухнули на пол, продолжая выкидывать фортеля лёжа.

Эва запрыгнула на диван и стояла там, открыв рот.

– Вяжи их! – заорал я. Моя подруга заметалась по комнате. – В шкафу, возьми что-нибудь в шкафу!

Не знаю, как ей удалось так ловко штанами да свитерами связать хаотично выбрасываемые руки и ноги четырёх взрослых мужиков. Видимо, на адреналине. Она забрала всё оружие, после чего я прекратил играть.

– Ты покойник! – завопил мэр.

– Не шурши! А то сделаю тебе нейромодуль. – Я взял один из пистолетов и подошёл к мерзкой туше.

– Ты слишком туп, чтобы мне что-то сделать! – не унимался толстяк.

И я пнул нахала прямо в голову. Тот замолк. А из глаз на мой ботинок прыснула чёрная маслянистая жидкость. Я сделал несколько шагов назад, обтирая обувь о ковёр. Эва подошла к одному из клоунов и, стянув с него маску, ахнула. Это был очередной Флойд. А в это время последний клоун высвободил руку, и я вновь побежал к роялю.

– Разбей им бошки! – орал я.

Эва пнула копию Флойда и схватилась за свою ногу.

– Возьми что-нибудь тяжёлое.

Она побежала в кухню и через несколько секунд, вернувшись со сковородой, начала хлестать Флойдов по головам.

Когда она закончила, я тоже остановился. Эва стояла со сковородкой, будто с теннисной ракеткой, вся в чёрных подтёках, и беззвучно всхлипывала. Я осторожно обнял её, и она разрыдалась.

– Они нас убьют… – бормотала Эва.

– Я этого не допущу. Слышишь! Мы сами убьём их! Их всех!

Я вспомнил, что на площади видел магазин музыкальных инструментов. И после того, как Эва переоделась, мы направились туда. Других покупателей, кроме нас, не было.

– А можно попробовать? – спросил я, взяв в руки лютню. Продавец в футболке с надписью "Музыка для всех" кивнул. Я дёрнул струну, но понял, что этим инструментом не владею и вернул обратно. Как играть на флейте, я тоже не понимал. – А рояль?

– Рояль стоит сто двадцать единиц, – сообщил мне парень. – Но у вас не хватает средств, мистер Итан. Желаете ли приобрести товар в кредит?

– Желаю!

– Доставку будете оформлять?

– Нет, я заберу его сам.

Парень даже не удивился. Мы с Эвой уже начали примериваться, как будем его катить, но продавец сообщил нам:

– Извините, кредит не проходит.

– Ну, тогда я сыграю здесь, – сказал я и ударил по клавишам. Интуиция меня не подвела. Продавец плюхнулся за прилавком, где его настигла Эва с гитарой.

Протолкнуть чёрного красавца к сцене через снующих туда-сюда людишек – задача не из лёгких. Хорошо, что рояль был на колёсах.

– Я новый артист оркестра, – заявил я удивлённым оркестрантам.

Они переглянулись и пожали плечами. Но никто не возражал.

– Сегодня играем "Горного короля".

– А ноты? – спросил скрипач.

– Какие ноты?! – грозно сказал я. – Вы должны знать это произведение. Подыграете.

Оркестранты всё ещё косились на Эву с гитарой, но ничего не спрашивали. Как только я коснулся инструмента, саксофонист задёргался и упал. Мне никто не подыгрывал, все с ужасом смотрели на него.

– Человеку плохо, – донеслось из толпы.

Но после того, как Эва подбежала к дрыгающемуся и зарядила гитарой в голову, из которой прыснула чернота, люди замолчали. Я посмотрел на большой экран у сцены и увидел всех нас.

– Мне нужен микрофон! – заорал я.

– Звукооператору плохо! – донеслось из-за сцены.

Эва, как цепной пёс, ринулась туда. Никто её не останавливал. Забрызганная чёрным маслом, моя подруга вернулась с микрофоном. И тут я понял, что не знаю, что именно сказать. Речь не продумал. Я прекратил играть и взял микрофон.

– Жители города, к вам обращается Итан, один из вас. Нас мучают схожие вопросы. Кто мы? Как здесь оказались? И для чего? Но сегодня мне удалось выяснить, что нас привезли сюда насильно, против воли. Мы были захвачены какими-то существами и закрыты в фальшивом мирке, под прикрытием "Новой жизни".

– Да ты что, мальчик, а мы и не знали?! – заорал кто-то из толпы. Это была та самая старушка в шелестящем платье, которую мы встречали в "Цветах ночи". – Ты же один здесь такой умный! Никто не в курсе, что мы в зоопарке у пришельцев!

Я был ошеломлён. Они знали и ничего не делали? Просто продолжали влачить жалкое существование?

– Я предлагаю вам не просто информацию о том, что здесь происходит. Но и оружие. Пока играет музыка, наши враги становятся беспомощными, и мы можем убить их. Если рядом с вами кто-то упал и забился в конвульсиях – это инопланетянин. – Я слышал, как старуха расхохоталась, но продолжал: – Нужно бить его по лбу, пока из глаз не потечёт чёрная жидкость. – Мда… В моей голове это всё звучало куда убедительней. – Жизнь без свободы – это лишь долгое умирание, – изрёк я и, завидев бегущих в сторону сцены Флойдов, вновь сел за рояль.

Сначала я услышал скрипку, затем виолончель, трубу… "Горный король" заиграл новыми красками. Старушка покачала головой и начала лупить одного из конвульсирующих сумочкой. Картинка на экране сменилась: в толпе валялись дёргающиеся Флойды, а люди молотили их, кто чем. Чёрное масло летело во все стороны.

Кто это снимает? Зачем это показывают? В моей голове вновь и вновь возникали вопросы, на которые я не находил ответов. И мне было плевать. Люди! Они услышали мой зов! И это было самым важным. Вскоре мы организовали дружины, ездили по улицам с инструментами до самой ночи, выискивали врагов, чтобы истребить каждого. А на утро записали "Горного короля" и крутили по всему городу. С системой оповещения проблем не возникло, среди жителей нашёлся тот, кто смог её наладить. "Горный король" звучал в каждом доме. Спустя сутки город был очищен от захватчиков. Толпа ликовала.

– Мы свободны! – вещал я со сцены.

– Мэр Итан, мэр Итан! – скандировали горожане.

– Враг повержен. Но это лишь первый шаг к нашей цели. К возвращению.

Слова мои были встречены, скорее, недоумением, нежели восхищением. Ликование сменил недовольный рокот. Послышались выкрики.

– Куда возвращаться?

– А когда подвезут продукты?

– Кто теперь будет работать в магазинах и кафе?

– Почему молчат операторы?

– Будут ли доставлять почту?

Эти вопросы слились в один единый гул, который стих, как только включился экран, с которого на нас смотрел мэр Джонс.

– Значит, захотели свободы, – изрёк он. – Что ж, я не вправе судить вас…

Я кинулся к роялю. Но "Горный король" не возымел никакого действия.

– Итан, я вижу тебя. – Мэр погрозил пальцем. – Угомонись, звук отключен.

Мои руки плетьми упали на клавиши.

– Вы же не думали, что мы тут полные кретины?! – продолжил Джонс. – Кретины не смогли бы захватить Землю, истребить человечество и сотворить такой прелестный паноптикум на Луне. – На экране замелькали кадры разрушенных зданий, горы человеческих трупов, сжигаемых на кострах, затем нам показали подводные города с шаровидными, похожими на рыб, обитателями. – Не напрягайте свои отмороженные мозги, вы ничего этого не вспомните. Вы умерли задолго до войны и были преданы криоконсервации. – Рассказ сопровождался видеонарезкой, походившей на фантастический фильм. – А мы научились оживлять вас. Соорудили дома, снабдили всем необходимым, создали новую жизнь. Оставленные видеоархивы здорово помогли. Но вы же оказались такими неблагодарными. – Мэр вернулся в кадр и показал кулак. – Можно было бы послать к вам армию глухих. Но это так скучно. А мы любим развлечения. Поэтому, просто посмотрим, как вы проживёте без нас. Совсем без нас.

Экран погас, а толпа обратила взоры ко мне. Затем эта толпа, которая ещё недавно сражалась вместе со мной против коварных пришельцев, медленно двинулась в сторону сцены. На уровне моей головы в нескольких метрах я заметил парящую переливающуюся стрекозу с объективом вместо головы. И через секунду мужчина с короткой спортивной стрижкой и уставшим худощавым лицом растерянно смотрел с экрана. Я смотрел на этот город и не мог поверить, что всё было зря. Сзади подошла Эва и внезапно выдернула у меня микрофон.

– Остановитесь! – надрывно закричала моя подруга. – Я должна кое-что сказать.

Толпа, напоминающая растекающееся масло, замерла в ожидании. А Эва ненавязчиво взяла меня за руку и, посмотрев в глаза, сказала:

– Итан, я беременна... – А затем резко повернулась на камеру-стрекозу. – Во мне живёт настоящая новая жизнь!

Я улыбнулся, медленно соображая, что происходит, обнял Эву и тихонько шепнул ей на ушко:

– Но как?..

– Об этом придётся подумать сегодня ночью.

– Если она настанет….

Я оглядел площадь. Секундное замешательство миновало, и поток горожан вновь направился в нашу сторону. Я сел за рояль и приласкал клавиши. Подсознание вытолкнуло наружу давно забытую мелодию. И совсем рядом послышался тоненький голосок скрипки, затем нежное пение виолончели, призывный зов трубы…

Первой запела старушка в шелестящем платье. Злобные гримасы сменялись ностальгирующими улыбками, шаги – движениями в такт, а затем публика подхватила слова колыбельной.

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования