Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Макс Купер - Двое навсегда

Макс Купер - Двое навсегда

 
Поняв, что больше не заснёт, Гена приподнял голову с подушки и посмотрел на Леру. Она спала. Как ребёнок. Свернувшись калачиком и подложив ладошки под щеку. Гена улыбнулся и нежно, стараясь не разбудить Леру, погладил её острые подростковые плечи, укрытые длинными светло-русыми волосами. Полежав ещё немного, он аккуратно встал с кровати и быстро оделся. Подойдя к окну, отодвинул занавеску: ясное синее небо и яркое солнце. Несмотря на утро, красный столбик термометра уже подбирался к двадцатиградусной отметке.
"Надо бы куда-нибудь смотаться..." - подумал Гена, выпустил занавеску из рук, и комната вновь погрузилась в полумрак.
- Ну чего ты так рано встаёшь?
"Проснулась-таки", - с досадой, оборачиваясь, подумал Гена.
- Отпуск же, – нарочито капризно продолжила лежавшая на кровати девушка.
- Да так, привычка.
Гена посмотрел на откинувшую одеяло Леру и понял, что если вот прямо сейчас он не выйдет из комнаты, то из дома они выберутся не скоро:
- Я, это, пойду завтрак приготовлю...
- А поцелова-а-ать? – игриво протянула Лера.
Гена еле заметно вздохнул: его план с завтраком мог и не сработать. Не то, чтобы он не хотел оказаться в постели с Лерой, нет, но он знал, что если это произойдёт, то они потеряют полдня, а такие дни как сегодня – тёплые и солнечные – в Питере надо ценить. А в постели можно поваляться и в дождь... Тем не менее, подойдя к кровати, Гена нагнулся и поцеловал Леру.
- Сделай мне апельсиновый сок, - Лера откинулась на подушки, и дилемма "постель-завтрак" разрешилась сама собой.
- Я себе яичницу с беконом пожарю, - быстро среагировал Гена. - Кроме сока ещё что-нибудь будешь?
- М-м-м... – тонкие Лерины руки сцепились над головой и она, выгнув спину, сладко потянулась. – Не знаю...
"Чёрт!" - подумал Гена, взглянув на острые Лерины груди.
- Через десять минут жду на кухне, - пробурчал он, выходя их комнаты.
 
* * *
Вдыхая аромат жареного бекона, Гена включил соковыжималку и насадил на неё половинку только что разрезанного апельсина. Вскоре стакан свежевыжатого сока отправился на стол, где его уже ждала чугунная сковородка с яичницей. А минуту спустя, ставя на стол чашку с плавающим в кипятке чайным пакетиком, Гена услышал звук шлёпанья босых ног.
- Фу, как твоим жареным беконом воняет... Как ты можешь это есть?
Гена привычно оставил риторические вопросы без ответа.
- А йогурт есть?
- Полно.
- Достань парочку банановых.
- Носки надень, - Гена только сейчас посмотрел в сторону Леры и увидел, что та стоит в дверях совершенно голая. – Ну и, это, шорты с футболкой, что ли...
- А что? – Лера вызывающе посмотрела на Гену. – Когда мы познакомились, тебе нравилось, когда я так по дому ходила...
- Да мне и сейчас нравится, - Гена старался подобрать правильные слова, чтобы не обидеть подругу, - только давай, это, до вечера подождём...
- Вот так всегда – "до вечера", - уже больше для порядка проворчала Лера и, развернувшись, ушла в комнату.
 
* * *
- Давай куда-нибудь поедем, - предложил Гена, отодвигая пустую сковородку.
- Куда? – Лера, зажав в руке пластиковый стаканчик, заканчивала выскабливать ложкой остатки йогурта.
- Ну не знаю... – Гена не хотел быть категоричным. - Можем на залив, или на озеро, или ещё куда...
- Хочу на озеро! – ответила Лера, облизывая ложку.
- Вот и отлично! – Гена порадовался, что в планах на день появилась определённость. – Я тогда посуду помою, а ты собирайся... И плавки-купальники не забудь.
- Угу, - Лера встала с табуретки и, забавно подпрыгивая, убежала в комнату.
Домыв посуду, Гена выключил воду, подошёл к окну и открыл форточку. В кухню ввалился сырой, ещё не успевший нагреться воздух. Запах жаренного бекона сменился ароматом летнего утра.
"Может ей сегодня о свадьбе намекнуть. Надо же когда-то об этом поговорить..." - размышлял Гена.
- Я готова! – раздался за спиной звонкий голос.
Лера стояла на пороге кухни в тех же голубых шортах и белой футболке, что были на ней за завтраком. Гена исподлобья посмотрел на проступающие сквозь тонкий хлопок торчащие соски...
- Да ладно тебе, - поймав его взгляд, улыбнулась Лера, - всё равно никто не видит.
 
* * *
Выехав с просёлочной дороги на шоссе, Гена прибавил газу: отличный ровный асфальт, машин на трассе почти нет. Стрелка спидометра замерла на сотне. И когда Лера, подпрыгивая на сиденье, допевала последний куплет незамысловатой песенки, доносившейся из динамиков, с левой стороны машины раздался металлический лязг. Гена почувствовал, как машину резко потянуло на встречку, и вслед за этим он услышал характерный чавкающий звук спущенной резины...
- Ой! – вскрикнула Лера
Медленно снизив скорость и крепко держа стремящийся вывернуться влево руль, Гена аккуратно съехал на обочину и остановился:
- Колесо пробили... – спокойно, чтобы не напугать Леру, констатировал он.
"Хорошо, что встречных не было..." - подумал Гена, выйдя из машины и вытирая о джинсы внезапно вспотевшие руки.
Посмотрев на спущенное колесо, он увидел торчащий из него кусок металлической рессоры: "Минус покрышка...".
- И чего там? – Лерина голова высунулась через открытую водительскую дверь.
- Чего-чего? Сказал же - колесо... – недовольно проворчал Гена, понимая, что сейчас ему придётся ставить "запаску".
- А-а-а... – уже с меньшим интересом протянула Лера. – А можно я тогда посмотрю, как ты будешь колёсико чинить?
"Колёсико, блин..." - еле сдержался Гена.
- Посмотри, но там ничего интересного не будет, - уже спокойно ответил он.
Открыв багажник, Гена выставил на асфальт пару сумок и принялся доставать "запаску".
- А можно я в лес сбегаю? – спросила откуда-то справа Лера: по-видимому и замена "колёсика" её уже перестала интересовать.
- Зачем? – просипел Гена, вытаскивая из багажника запасное колесо.
- Надо...
- А, в этом смысле... - посмотрев на голые руки и ноги Леры, он добавил: - Только смотри, чтобы тебя комары не съели.
- А их здесь нет.
- Тогда валяй! Но далеко от машины не отходи.
- А ты подсматривать не будешь?
Гена вытер пот со лба и вздохнул.
- Да ладно тебе, - засмеялась Лера, - я пошутила... Смотрите, какой он серьёзный! Того и гляди – ещё и отшлёпает!
- Блин! – улыбнулся Гена. – Давай уже, иди уже. А то я колесо поменяю, а ты так и будешь стоять-болтать...
 
* * *
"Запаску" Гена установил быстро. Когда он уже вынимал из-под машины домкрат, подошла Лера:
- Смотри что я нашла! – на вытянутой девичьей ладошке краснела горка спелой земляники.
Гена протянул руку, чтобы угоститься, но увидев свои грязные пальцы, сжал их в кулак.
- Давай я тебя покормлю, - предложила Лера. – Ты же меня иногда кормишь...
Когда все ягоды были съедены, Лера приблизила ладошку с небольшими красными пятнышками к Гениному лицу:
- Понюхай, как вкусно пахнет!
Гена улыбнулся и уткнулся носом в тонкие тёплые пальцы:
- Классно!
Затем, подняв голову, он посмотрел на лежавшие на обочине колесо, домкрат, монтировку и добавил:
- Ты, это, давай дуй в машину, а я тут пока всё соберу. И поедем уже, а то на озере не протолкнуться будет...
Быстро закинув проколотое колесо в багажник и убрав инструменты, Гена оттёр руки от грязи и сел за руль:
- Ну чё, поехали?
Лера повернулась к нему, её брови были нахмурены:
- У нас есть большой стакан?
- Стакан? - Генина рука так и не успела повернуть ключ в замке зажигания. – Зачем?
- Надо.
- Не, ну есть стаканчики в багажнике...
- Мне надо большой, ну, типа, как для пива.
- Пол-литровый, что ли? – уточнил Гена.
- Наверное, - наморщила нос Лера. - Тебе виднее.
Поняв, что ему всё-таки придётся опять залезать в багажник, Гена вздохнул:
- Сейчас посмотрю...
Через пару минут крышка багажника захлопнулась.
- Сколько надо? – спросил Гена, плюхнувшись на водительское сиденье и протягивая Лере едва начатую упаковку пол-литровых пластиковых стаканов.
- Один.
Девичьи пальцы ловко выдернули из пачки стакан.
- И нафига он тебе?
- Пойдём землянику собирать.
- Когда? – удивился Гена.
- Сейчас.
- Но мы же на озеро собирались... – зачем-то сказал Гена, зная, что землянику он всё равно пойдёт собирать именно сейчас.
- На озеро – потом, - поджала губы Лера.
- Не, ну потом – так потом... А с чего вдруг – земляника-то?
- А ты знаешь сколько её там?! Я нашла полянку – она вся-вся в землянике!
Гена недовольно шмыгнул носом.
- Да чего ты? Успеем мы на твоё озеро...
"На твоё, - отметил про себя Гена. – Вообще-то это ты предложила мне на него поехать...".
- Не, ну если ты не хочешь... - Лера демонстративно скрестила руки на груди и, отвернувшись, принялась смотреть в окно пассажирской двери: – Езжай тогда на озеро...
Гена знал, что это ловушка, что откажись он от сбора этой чёртовой земляники и житья ему сегодня не будет...
- Да ладно тебе, пойдём собирать, пока другие не собрали.
- Пойдём, - в ту же секунду Лера открыла дверь и выпрыгнула из машины.
 
* * *
- Вон туда, туда!
Гена неторопливо шёл за Лерой, а она то убегала от него куда-то вперёд, то возвращалась. Под ногами хрустел сухой мох. В воздухе пахло соснами.
"Хорошо, что комаров нет, - прагматично размышлял Гена, - Клеща бы только какого-нибудь не подхватить...".
- Сюда, сюда! – Лера выбежала на полянку и замахала руками.
Гене показалось, что в воздухе запахло земляникой.
"Не, не может быть, - рассуждал он. – Это ж сколько там должно быть ягод-то?".
Но ступив на полянку он понял, что обоняние его не подвело: в воздухе стоял отчётливый земляничный аромат.
"Обалдеть!" - Гена озадаченно почесал затылок.
Внезапный рёв сирены разрушил лесную идиллию. Лера посмотрела в сторону дороги:
- Что это? – тревожно спросила она.
- Не знаю, - пожал плечами Гена. – Похоже на пожарных...
Лера ещё какое-то время смотрела на едва видневшееся между соснами шоссе, затем перевела взгляд на Гену:
- Чувствуешь какой запах? А ты под ноги посмотри: тут всё в ягодах!
Действительно, небольшая полянка была сплошь покрыта земляничными кустиками, увешанными маленькими красными ягодами.
- Правда классно? – было видно, что Лера гордилась, что нашла такую чудо-поляну. Затем, протянув Гене пустой пластиковый стаканчик, она сказала: - Собери немного, а я так поем...
И они оба принялись собирать землянику: он – в стакан, она – в рот.
Минут через десять тишину леса вновь разорвал вой сирены. Гена выпрямился и попытался разглядеть сквозь сосны, что за машина едет по дороге, но ничего не увидел. Поймав на себе вопросительный взгляд Леры, пояснил:
- Или скорая, или менты. Или и те, и другие...
- Там что-то случилось? – Лера испуганно посмотрела на Гену.
- Откуда я знаю, - проворчал он в ответ.
Лера вздохнула, подошла к Гене и обняла его:
- Ты меня любишь?
- Ну, блин, Лерыч, начинается...
- Нет, ты скажи, любишь?
- Конечно люблю, - тихо ответил Гена.
- "Конечно люблю", - передразнила его Лера. – Вечно всё из тебя вытягивать надо. Нет, чтоб сам подошёл и сказал: "Лерочка, я тебя люблю!".
И опять вой сирены на дороге.
- Что-то серьёзное, видать... – задумчиво произнёс Гена.
- Да Бог с этими сиренами. Ты лучше поцелуй меня, - Лера посмотрела Гене в глаза.
- А у тебя рот в землянике, - улыбнулся он, заметив небольшие красноватые пятнышки на её губах.
- А у меня ещё и руки в ней, - Лера показала пальцы, розовые от переспевших земляничных ягод. – Так будешь целовать или как?
Гена крепко обнял её за плечи и, прижав к себе, поцеловал в губы, пахнущие земляникой...
 
* * *
На шоссе они вернулись минут через двадцать. Прежде чем сесть в машину, Гена посмотрел на поставленную "запаску" и, дабы убедиться, что всё в порядке, попинал покрышку.
- А теперь – на озеро! – Лера уже сидела пристёгнутая на пассажирском сиденье, держа в руке наполненный земляникой пластиковый стакан. Приподняв его, она сказала: – Доедим на пляже.
Дорога по-прежнему была почти пустой, и Гена быстро разогнался до сотни. Вскоре они приблизились к "горкам" - участку дороги, где на протяжении километров пяти крутые подъёмы чередовались с резкими спусками. Гена немного сбавил скорость. Больше для профилактики: машин на встречке всё равно не было.
- Смотри, уже двадцать шесть градусов! – Лера ткнула пальцем в приборную панель.
Когда Гена вновь перевёл взгляд на дорогу - они были на верхушке одного из подъёмов:
- Да, денёк сегодня будет жаркий...
Последние слова Гена произнёс еле слышно: в конце крутого спуска он увидел стоящую на обочине фуру, пожарную и полицейскую машины. Чуть поодаль стояла "скорая", с работающим проблесковым маячком.
- Бля... - не сдержался Гена.
Справа раздался хруст пластика – это Лера раздавила стакан с земляникой.
- Кажись, замес какой-то... – совладав с эмоциями, уже спокойнее произнёс Гена. Затем добавил: - Только ты не смотри, ладно?
Лера промолчала. Она всё также сжимала пластиковый стакан, не замечая, как сквозь его треснувшие стенки ей на руки стекает красный земляничный сок.
"А где второй-то?" - размышлял Гена, глядя на стоящие на обочине машины и понимая, что фура – не единственный участник аварии. И только подъехав ближе, он разглядел в кювете разбитую легковушку со срезанной крышей: машина оказалась настолько изуродована и выпачкана в грязи, что Гена не смог определить ни её марку, ни цвет. И только миновав то, что ещё совсем недавно было автомобилем, ему показалось, что лежащая в кювете машина была красной...
- Не смотри, - машинально повторил Гена, понимая, что у тех, кто в момент аварии находился внутри легковушки, не было никаких шансов выжить.
Однако Лера, как заворожённая, смотрела в окно.
Фура Volvo. Издалека казалось, что синий тягач не особо-то и пострадал, но приблизившись стало очевидно, насколько страшным был удар: левая половина бампера и крыло оказались сильно вдавлены внутрь кабины.
"Вован", - прочитал Гена на шарфике, висевшем на лобовом стекле грузовика...
За фурой, метрах в десяти, стояли бело-синий "уазик" и пожарная машина. Стоящие рядом с ними трое спасателей и двое полицейских что-то обсуждали, размахивая руками. Чуть дальше на обочине мигала включённым маячком "скорая". Врачи, курившие возле неё, о чём-то переговаривались. А сразу за "скорой", на краю дороги, лежало что-то, накрытое зелёным полиэтиленом...
- Двое, - еле слышно прошептала Лера.
Гена стиснул зубы: ему тоже показалось, что под большим куском зелёного полиэтилена лежали два тела. Он не в первый раз видел погибших на дороге, но эти двое, лежащие сейчас на обочине... Гена перекрестился. Скорее машинально, чем осмысленно.
Следующие пару километров они с Лерой проехали молча.
- Вытри руки, - словно очнувшись, Гена кивнул в сторону пластикового стаканчика, который Лера всё это время не выпускала из руки.
Когда скомканные, покрасневшие от земляничного сока бумажные салфетки оказались на полу машины, Лера тихо сказала:
- Поедем в церковь.
Гена внимательно посмотрел на Леру:
- А озеро?
- Какое, нахрен, озеро?!
Пожав плечами, Гена всё же согласился: после только что увиденного на озеро ехать как-то и впрямь не хотелось. Но церковь?
- Там же разбитая грунтовка?
- И что? – в прищуренных Лериных глазах появилась злость.
"Похожа на маленького бешенного лисёнка", - подумал Гена.
- Нет, ничего, просто напомнил...
Путь до старой церкви в полузаброшенной деревушке занял около получаса. Съехав на обочину, Гена затормозил недалеко от покосившейся деревянной калитки. Подождав, пока осядет пыль, он выбрался из машины и, подойдя к пассажирской двери, открыл её:
- Вылезай!
- Открой багажник, я платок и юбку возьму, - сказала Лера, ступая на зелёную траву.
Вскоре она уже доставала из небольшой спортивной сумки головной платок и юбку, точнее – просто полотно ткани, которое ловко обернула вокруг талии:
- Ну как? - спросила Лера, поправляя платок на голове.
- Нормально, - кивнул Гена.
Пройдя через калитку, оба перекрестились.
Лера и Гена любили иногда заезжать в эту небольшую церквушку: в ней всегда, даже по праздникам, было немноголюдно, да и священник с супругой их уже хорошо знали...
- Смотри, - Лера показала рукой в сторону небольшого деревенского кладбища, начинавшегося сразу за церковной оградой: на одной из могил батюшка красил покосившийся крест. Матушка стояла рядом.
- Подойдём? – спросил Гена.
- Не, зачем их отвлекать... Ну и мы же так – по-быстрому, - Лера посмотрела на Гену снизу-вверх и пошла в сторону крыльца.
Внутри церкви, если не принимать во внимание спящую возле столика с иконками и свечками старушку, никого не оказалось. Что, впрочем, было ожидаемо: местные ходили в храм разве что по воскресеньям, а со стороны в эти места вообще мало кто заезжал.
Пока Лера, о чём-то задумавшись, стояла у входной двери, Гена прошёл к столику-лавке и, не став будить старушку, взял пару свечек, положив на белую плетёную скатерть двести рублей. Подойдя к иконе с Николаем Чудотворцем, он зажёг от лампадки принесённые свечи и поставил их в подсвечник. Перекрестившись, обернулся и увидел Леру, стоящую рядом:
- Геныч, как думаешь, а он и вправду чудеса может творить?
- Кто? - Гена не сразу понял о ком его спросили, а догадавшись, укоризненно посмотрел на Леру: - Ну ты чего, совсем?
- Да я это так... – Лера отвела глаза в сторону, помолчала и, уткнувшись в плечо Гены, тихо спросила: – Так может или нет, как думаешь?
Гена приобнял Леру:
- Ну конечно может...
Лера улыбнулась:
- А сколько стоят свечи?
- Свечи? – переспросил Гена, сбитый с толку резкой сменой темы разговора. – Да по-разному... Ну там от пятидесяти до ста рублей. А что?
- Дай двести.
Гена, не задавая вопросов, достал из кармана деньги. Лера подошла к церковной лавке, какое-то время смотрела на спящую старушку, затем положила на стол две сотенные бумажки, взяла две свечки и вернулась к Гене:
- А за упокой – это же там? – тонкая рука показала на распятие, стоящее в дальнем углу церкви.
- Да, - кивнул Гена.
- Поставь, - Лера протянула кулачок с зажатыми свечами.
- Зачем?
- Затем, - Лера насупила брови.
- Не, я просто уточнил: обычно же ставят за кого-то конкретного... – начал было оправдываться Гена.
- Это за тех...
- За кого – "за тех"? – не понял Гена.
- Ну за тех, которые там... – Лера махнула рукой куда-то в сторону выхода из церкви. – Ну на дороге...
Поняв, о ком речь, Гена взял протянутые свечи и пошёл в сторону распятия: "Да, тем двоим это сейчас будет очень кстати...". В памяти всплыло: "Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, и прости все их согрешения вольные и невольные, и даруй им Царствие Небесное".
Пламя от поставленных свечек вначале горело ровно, но внезапно сильно заметалось и Гена испугался, что огонь вот-вот погаснет. Он обернулся: не вошёл ли кто в церковь, устроив сквозняк? Но нет, в церкви кроме Гены, Леры, да спящей старушки по-прежнему никого не было.
Однако вскоре пламя на концах двух свечек успокоилось настолько, что начало казаться, что огонь и вовсе не "живой", а как бы нарисованный, настолько ровно, не колыхаясь, он горел...
"Хороший знак", - отметил про себя Гена.
- Пойдём!
От неожиданности Гена вздрогнул: он не заметил, как Лера подошла к нему. Сколько они так стояли вместе?
- Пойдём, - согласился он.
Посмотрев на Леру, Гена заметил, что глаза у неё покраснели:
- Ты чего?
- Да так, - Лера отвела взгляд в сторону. – Жалко их...
- Ну да, - вздохнул Гена. – Жалко.
- Ехали себе куда-то, ехали, - продолжала Лера, – и – приехали... А может они как и мы - на озеро собирались...
- Ладно тебе, - Гена приобнял Леру за плечи, - пойдём.
- Ага...
Когда они подошли к машине, Лера сняла платок и юбку, убрала их в сумку, которую забросила в багажник.
- Поехали домой, - сказала она, откинувшись на спинку пассажирского сиденья.
- Не вопрос... – пожал плечами Гена.
- Только давай в объезд поедем – я не хочу проезжать там...
Подумав о том, что им предстоит трястись больше тридцати километров по разбитой грунтовке, Гена поморщился:
- Ну нам же всё равно придётся по шоссе ездить – не сегодня, так завтра?
- А вдруг они ещё там?
Возразить было нечего и Гена вырулил на пыльную грунтовку.
 
* * *
- Приехали, - констатировал очевидное Гена: они уже с полминуты, как остановились напротив дома.
Лера никак не отреагировала на услышанное. Заглушив мотор, Гена ещё какое-то время молча ковырял пальцем кожаную оплётку руля, но затем всё-таки вышел из машины.
- Давай, вылезай! – недовольно проворчал он, открыв пассажирскую дверь. - Они не первые и не последние, кто разбился...
Поймав на себе пристальный взгляд Леры, Гена понял, что от него хотели услышать совсем не то, что он сказал и поэтому поспешно добавил:
- Ладно, ты давай в дом иди, а я пока проверю, всё ли в порядке с запаской.
 
* * *
- Обедать будешь? – спросила Лера, не вставая с кресла, когда Гена минут через пять вошёл в комнату.
- А ты?
- Да что-то не хочется, - поморщилась Лера.
- И мне тоже.
- Слушай, а у нас есть что-нибудь выпить?
- Выпить? – переспросил Гена. – Ну да, должно быть... Вино?
- Ну не водку же, - впервые за несколько часов улыбнулась Лера.
- А какого вина, сударыня, изволите откушать: белого али красного? – в тон ей игриво ответил Гена.
- Сударыня желает красного.
- Сию минуту-с! Только спущусь в наши винные погреба и подберу достойный вас нектар!
Выйдя на веранду, Гена присел на корточки и ухватился за край коробки, стоявшей под столом. Когда он потянул её на себя, из картонки донеслось характерное позвякивание.
- Дурт, Кардинал, - доложил Гена, вернувшись в комнату.
- Пойдёт... А давай камин затопим?
- Камин? Да ведь жара же на улице?
- Это сейчас жара, а к вечеру будет сильное похолодание, и дождь пойдёт: я в Интернете посмотрела.
Гена подошёл к окну: солнце по-прежнему светило ярко, но с севера надвигались чёрные тучи.
- А чё завтра будет? – повернулся он к Лере.
- А как и сегодня: утром и днём солнце и тепло, а вечером – холодно и дождь.
- Понятно... Тогда утром, всё-таки, на озеро сгоняем?
- Посмотрим, - Лера пожала плечами. – Так что, вина нальёшь или так и будешь разговорами кормить?
- Я тебя тоже люблю... – улыбнулся Гена и пошёл на кухню.
Вернулся он уже с двумя полными бокалами и зажатой подмышкой бутылкой.
- Ну что, - начал он, усевшись в кресло напротив Леры, - предлагаю выпить за нас.
Гена поставил бутылку на пол и протянул один из бокалов Лере.
- За нас! – ответила она.
Сделав пару глотков терпкого вина, Гена почему-то вспомнил сегодняшнюю аварию, искорёженную легковушку, и тех двоих, лежащих под зелёным полиэтиленом. Стараясь не выдать своих мыслей, он посмотрел на Леру: она в задумчивости вертела в руке бокал, глядя, как красное вино бегает кругами по стеклянным стенкам.
- О чём ты думаешь? – вопрос Леры застал Гену врасплох.
- Да так, ни о чём... – соврал он.
- А я думаю о тех, которые...
Несмотря на то, что фраза осталась незаконченной все всё поняли.
- Дай планшет, - Гена поставил бокал на пол и протянул руку к Лере.
- Зачем? – спросила она и, не дождавшись ответа, взяла со стола планшет и передала его Гене.
Тот открыл чехол и начал водить пальцами по экрану. Примерно через минуту он сказал:
- В общем вот что пишут: "По словам очевидцев у грузовика Volvo вышло из строя рулевое управление. Вследствие чего он выехал на полосу встречного движения, где совершил лобовое столкновение с легковым автомобилем, водитель и пассажирка которого скончались от полученных травм до приезда "Скорой помощи"".
Дочитав, Гена закрыл планшет и убрал его под кресло.
- "Скончались от полученных травм", - повторил он, поднял с пола бокал и отпил из него.
- Обними меня, - тихо, почти шёпотом, произнесла Лера.
Гена вновь опустил бокал на пол и подошёл к стоящему напротив креслу. Обойдя его, обнял Леру и уткнулся лицом в её волосы: от них, напоминая о сегодняшнем визите в церковь, пахло ладаном.
- Лерыч, не грузись.
- Да я и не гружусь.
Заглянув ей в лицо он, сказал:
- А от тебя ладаном пахнет.
- От тебя тоже, - улыбнулась Лера.
- Значит черти нам не страшны, если что... - пошутил Гена.
- Надеюсь, - Лера продолжала улыбаться, но глаза её были грустны.
- Камин затопить? – сменил тему разговора Гена.
- Да ну его нафиг...
- Не, ну ты же сама хотела...
- Хотела и расхотела. Я на диван прилягу – что-то меня знобит. Полежишь со мной?
- Давай, а то я тоже сегодня чё-то подустал.
Разжав объятия, Гена выпустил Леру. Когда она легла на диван он подумал о том, что несмотря на тёплую погоду в доме и вправду было прохладно.
- Дай мне плед, - будто прочитав его мысли, попросила Лера. – И бокал мой захвати.
Вытащив из ящика комода тонкий зелёный шерстяной плед, Гена аккуратно бросил его на диван:
- Держи!
Затем, подлив в бокалы вина, подошёл к Лере, уже успевшей натянуть плед до подбородка:
- Точно хочешь выпить?
- Ага, может согреюсь немного...
Минут пятнадцать они весело болтали, вспоминая, как познакомились, как присматривались к друг другу, как начали жить вместе. Когда бокалы опустели, Лера приподняла край пледа:
- Залезай ко мне.
Поставив бокалы на пол, Гена лёг на диван, накрылся пледом и обнял Леру:
- Я тебя люблю.
- Я тоже, - Лера погладила Гену по волосам.
- Ты прости, что я иногда бываю грубоват... Ну что с меня взять: хам, быдло, крестьянский сын, - пошутил Гена.
- Да ладно... Я люблю тебя таким, какой ты есть, со всеми твоими недостатками... У меня же тоже "тараканов" полно...
"О, да! – подумал Гена и еле заметно улыбнулся. – Что есть, то - есть".
Выпитый алкоголь и шерстяной плед сделали своё дело: лежащие на диване согрелись и расслабились.
- Чё-то меня в сон клонит, - зевая сказала Лера.
- И меня, - Гена зевнул в ответ.
Так они и заснули: лёжа под пледом, тесно прижавшись друг к другу.
 
* * *
Проснулся Гена первым, как и вчера утром. Встав с дивана, поднял с пола бокалы и недопитую бутылку, прошёл на кухню. За окном светило солнце. Заглянув в холодильник, Гена понял, что сегодняшний завтрак скорее всего повторит вчерашний. Закрывая дверь, он вздрогнул, увидев перед собой закутавшуюся в плед Леру:
- Блин! Напугала ты меня.
- Извини. Ты встал, и я проснулась.
- Тогда давай быстро позавтракаем и поедем на озеро, пока погода не испортилась.
- Ага, только я пойду помоюсь, а ты сделай мне апельсиновый сок и ...
- Достань из холодильника йогурты, - закончил Гена.
- Ну да, - зевнула Лера.
Гена быстро приготовил яичницу с беконом и выжал апельсиновый сок. Затем он вынул из холодильника две баночки йогурта. Прислушавшись к звуку льющейся из душа воды, Гена понял, что Лера выйдет не скоро, он снял с плиты сковородку со скворчащей глазуньей, поставил её на стол и принялся за завтрак.
Лера зашла на кухню, когда Гена уже домывал сковородку:
- А чё ты меня не подождал? – надула она губы.
- А вы, мадам, не оборзели? Сама на полчаса в душе застряла, а мне – подождать? – делая вид, что обиделся, ответил Гена.
- Да ладно, это я так – для профилактики, - Лера подошла к столу и взяла стакан свежевыжатого сока.
- Пойду машину посмотрю, - сказал Гена, вытирая сковородку.
- Давай.
- Закончишь, помой стакан, выброси мусор и дуй сразу ко мне. Плавки-купальники у нас же в машине со вчерашнего?
- Ага, - кивнула Лера и допила сок, оставив на губах забавные мокрые полукруглые усы.
 
* * *
Выйдя на улицу, Гена поднял голову вверх: такое же чистое небо и яркое солнце, как и вчера утром. Обойдя дом, он увидел свой ярко-красный Ford: от вчерашней пыли, собранной на грунтовке, на машине не осталось и следа - ночной ливень смыл её подчистую.
Обойдя автомобиль кругом, Гена поочерёдно попинал ногами все четыре колёса.
- А я уже всё, - из-за угла дома появилась Лера.
На ней были вчерашние шорты и футболка.
"Странно, - отметил про себя Гена, зная, что Лера не одевала летом одну и ту же одежду два дня подряд. – Наверное очень торопилась".
 
* * *
- Смотри, ты здесь вчера колесо проколол! – радостно воскликнула Лера, когда они проезжали то место, где накануне Гена "поймал" кусок рессоры.
- Ну да...
- А там я землянику нашла, - Лера, смеясь, показал рукой в сторону леса.
"Надеюсь, - подумал Гена, - проезжая то место ты воздержишься от комментариев?".
По мере того, как они приближались к участку дороги с "горками", Лера веселилась всё меньше. Поняв это, Гена включил радио и выбрал музыку пободрее. Подъезжая к той самой горке, за которой они вчера увидели аварию, он стиснул зубы: ещё немного и они окажутся на верхушке подъёма. Стрелка спидометра остановилась на сотне.
"Хорошо бы там уже всё-всё убрали", - подумал Гена.
Когда они начали спускаться, на подъёме напротив них, на встречной полосе, показалась фура. Внезапно она начала громко сигналить и мигать дальним светом. Почувствовав опасность, Гена ударил по тормозам, но его красный Ford продолжал стремительно нестись под горку навстречу фуре, медленно выкатывавшейся на их полосу.
Лера закричала и закрыла лицо руками.
Последнее, что увидел Гена - стремительно приближающийся синий тягач Volvo, на лобовом стекле которого висел шарфик с надписью "Вован".
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования