Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Слегок Того - Эдемский Апокалипсис

Слегок Того - Эдемский Апокалипсис

 

Для руководителя нет ничего хуже, чем вечно ноющие сотрудники. Особенно, если таковые играют значимую роль в проекте. Не уделишь им внимания – решат, что не ценят, считают их труд неважным. А всякий раз выслушивать – значит поощрять жалобы, которым не будет конца. В отношениях с главным биологом Джонатану Грину приходилось искать золотую середину – где-то поддержать, уделить внимание, а иногда игнорировать, найдя весомую причину.

Руководить таким грандиозным проектом, как «Лунный Эдем» - непростая ноша. Упустить из внимания какую-то проблему означало подвергнуть риску триста двенадцать жизней. Впрочем, скоро их будет триста тринадцать. Да уж... Даже рождаемость по расписанию, под строгим контролем. Иначе нельзя. Через два года и семь месяцев с момента запуска проекта должен появиться на свет первый человек, рожденный на Луне. Родители держат имя девочки в тайне, но ждать осталось пару-тройку недель. Разумеется, это надо отпраздновать. У них происходит не так уж много радостных событий.

Когда-нибудь небольшая база разрастется до первого лунного города в кратере Кирхер…

«Хэвик», специально разработанный костюм, компенсировал далеко не всю разницу между земной и лунной гравитацией, и  Грин легко вбежал по ступенькам на второй этаж административного здания. С легким шелестом дверь отъехала в сторону, и он вошел в рубку связи.

Григорий Радов, его помощник, кивнул в знак приветствия, и повернулся к мониторам. Остальные лишь мельком взглянули на вошедшего руководителя, кто-то рассеянно поздоровался.

- Новости есть? – сходу спросил Джонатан.

- Ничего хорошего, - мрачно ответил Григорий. – Можешь посмотреть.

- Мы подключились к камерам наблюдения НАСА, - доложил связист. – Сейчас, - он тронул консоль, и вывел изображение на панорамный экран, полностью занимающий одну из стен комнаты.

Картинка на мониторе показывала пустую комнату связи –беспорядочно отодвинутые стулья, упавшая подставка для карандашей, валяющийся на полу планшет…

- Ощущение внезапного бегства, - прокомментировал увиденное Радов.

- Похоже на то, - Грин кивнул, глядя на экран, показывающий другие помещения Центра Управления.

- Это еще не все, - связист снова коснулся консоли.

Экран на какое-то время погас, лишь в нижнем углу продолжали светиться цифры- «23.09.2071; 08:13». Рядом, более крупным шрифтом - «10:04:36» - столько прошло с момента потери связи с Землей.

Изображение снова появилась, показывая на этот раз городские улицы. Совершенно безлюдные.

- Иглер взломал сеть Чикаго, Нью-Йорка, Кливленда, и нескольких городов поменьше. Везде одно и то же, - Григорий показал рукой на монитор и непонимающе пожал плечами. – Сейчас он работает над тем, чтобы подключиться к спутникам. Хотим узнать, что на других континентах… Кстати, ему вроде бы есть, что сказать об этом, да, Майкл?

Системный администратор, изучающий бегущие столбики цифр на своем экране отреагировал спустя несколько секунд:

- Да, - он поднялся, поправил свой пиджак, застегнул верхнюю пуговицу рубашки. – Только надо пройти ко мне домой.

- Продолжайте наблюдать. Не может быть, чтобы все просто исчезли, - сказал Грин связистам, выходя вслед за Иглером и Радовым из рубки.

По идеально ровной дорожке они дошли до шлюза, ведущего из рабочей зоны в жилую. Системщик шел первым, уверенными быстрыми шагами. Если и существуют «штампы» относительного того, как должны выглядеть люди той или иной профессии, то Иглер однозначно из них выбивался. На всей базе он единственный, кто всегда ходил в белой рубашке истрогом костюме. И хотя к одежде - той, что носили поверх «Хэвика» - не предъявлялось никаких требований, но внешний вид главы информационно-технического отдела был, мягко говоря, несуразным. Не по обстановке. Впрочем, свое право так одеваться Майкл Иглер отстоял, стойко перенося косые взгляды, насмешки и шептания за спиной.

В жилом блоке системного администратора, опять-таки вопреки штампам, был идеальный порядок. Ни одной брошенной вещи, нет крошек на столе, немытой посуды, неубранной постели. «Робот», - почему-то подумал Джонатан, глядя на Иглера.

Хозяин дома разулся и подошел к консоли своего компьютера.

- Проходите, - сказал он, не оборачиваясь. – Должен вам кое в чем признаться. У меня есть… был несанкционированный канал связи с землей…

- И мне ни капли не стыдно, - вставил Григорий, не заметив в голосе Майкла ни тени вины.

- Я переписывался с Джилимбой, своим сокурсником, – как ни в чем не бывало, продолжил Иглер. – Три дня назад он прислал аудиофайл, чтосамо по себе странно и рискованно. Мы всегда общались в текстовом режиме – мизерный поток информации, сложнее отследить.Вот послушайте.

- Майкл! Я тороплюсь, и мне надо сообщить тебе кое-что важное. Можешь не верить, но у нас тут творится нечто странное, - хотя запись была не лучшего качества, Грин услышал в голосе Джилимбы не только спешку, но и … страх? – Стали исчезать люди. Об этом не говорят, но уж я-то знаю… В разных районах Индии пропадают жители целых городов и поселений. Правительство уже не может скрывать, люди не выходят из дома. Я взломал сети Австралии, США, России. Везде одно и то же. Никто не может определить причину и как от этого спастись. Все настолько серьезно, что, возможно, я больше не выйду на связь. Не знаю, как у вас на Луне, а тут… Это не шутка. По моим прикидкам пропало уже два миллиарда человек. А я знаю далеко не все. Так что… Просто имей это в виду.

Иглер повернулся к ним:

- Это все.

- И ты… Молчал? – недоуменно посмотрел на него Радов.

- А что надо было делать? Трое суток назад вы бы восприняли слова Джилимбы так же, как и я. То есть посчитали бы их полным бредом.

- Ладно, Григорий, он прав, - Джонатан посмотрел на системщика. – Еще что-нибудь?

Тот отрицательно покачал головой.

- Сэр, вы нужны здесь, срочно, - внезапно ожил коммуникатор-браслет Грина.

- Уже иду, - он повернулся к Григорию. – Видимо, что-то нашли.

Втроем они выбежали из дома Иглера и помчались обратно в рабочую зону. Перемещение бегом на базе – дело не только привычное, но и нужное. Пониженная гравитация значительно ослабляла мышцы, поэтому физические нагрузки всячески приветствовались. Их недостаток «Хэвик» в конце дня компенсировал электромассажем – не самой приятной процедурой. Поэтому бегать, прыгать, переносить тяжести старались все жители «Лунного Эдема». Впрочем, все эти меры не так действенны, как месячный отпуск на Землю каждые полгода.

Если полчаса назад в рубке царила некая рассеянность, то сейчас повисло нескрываемое напряжение. Панорамный экран показывал космический челнок.

Несмотря на давние мечты человечества покорять космические просторы и населять далекие планеты, даже база на ближайшем спутнике – вопрос долгих споров и непростых решений. При всех очевидных плюсах, во главе угла стоял вопрос ее рентабельности. Проект получался насколько амбициозным, настолько же и затратным. Поэтому к финансированию привлечены не только правительства лидирующих стран, но и крупнейшие корпорации, а уж они точно своего не упустят.

Изначально «Лунный Эдем» задумывался как эксперимент по самодостаточности и выживаемости замкнутой экосистемы. Однако, осуществиться он смог только тогда, когда появился пункт о его самообеспечении, причем в не столь отдаленном будущем.

Наиболее перспективные направления – экспорт Гелия-3 и лунный туризм. И если добыча топлива для энергостанций идет полным ходом уже три месяца, то первые посетители должны прибыть только в следующем году. Поэтому появление «Туршаттла» в пределах видимости системы внешнего наблюдения явно не было запланировано.

- Связь есть? – сходу спросил Джонатан.

- Никак не можем пробиться через систему шифрования.

- Будет через несколько секунд, - Иглер привычно занял свое место у консоли в углу.

- Давай ее в зал совещаний, - сказал Грин, взглянув на часы. – Остальные уже должны собраться.

Столь продолжительная потеря связи с Землей – случай беспрецедентный, поэтому требовал обсуждения в Совете, куда входили главы ключевых отделов проекта. Разумеется, они в курсе проблемы, но сейчас появились новые детали - сообщение Джилимбы и появление «Туршаттла».

Зал совещаний находился этажом ниже. Грин с Радовымзашли и поздоровались с собравшимися как раз в тот момент, когда Иглер вывел на монитор изображение космического челнока. Члены Совета изумленно уставились на экран.

- Это… Что? – первым опомнился Джим Левандо, энергетик.

- «Туршаттл», - спокойно ответил Радов. – Космический челнок.

- Я вижу, - Джим бросил хмурый взгляд на Григория. – Но это ведь… добрый знак?

- Не уверен, - ответил Грин, глядя на изображение плавно движущегося корабля. – Здесь его быть не должно, по меньшей мере, несколько месяцев.

В этот момент динамики конференц-связи ожили, треск помех сменился незнакомым голосом:

- «Лунный Эдем», говорит «Туршаттл», слышите меня?

- Слышим вас, «Туршаттл». Говорит Джонатан Грин, руководитель проекта.

- Слава Богу! Мы боялись, что вас тоже нет.

- Что значит - нас нет? –Вмешалась в разговор РинаРонн, единственная женщина в совете.

- Подождите, - поднял руку Грин. – С кем я говорю? Доложитесь.

- Капитан «Туршаттла» Алекс Динаро, на борту восемьдесят два человека… Боюсь, мы последние жители Земли… Не считая вас.

- Что произошло на Земле?

- Я… Я не знаю точно. На корабле есть специалисты НАСА, возможно, они знают больше. Но на Земле никого больше нет… И… туда возвращаться нельзя. Лунная база – единственная возможность спастись.

Левандо коснулся пульта на столе, и повернулся к присутствующим в зале:

- Пока нас не слышат… Если они… Как бы сказать… - энергетик замялся. – Мы ведь не знаем, что произошло на Земле. Может быть, они инфицированы?

- И не только это, - вставил главный биолог СаймонДирк. – Я уже не раз говорил о проблемах нашей экосистемы. Замкнутость по газообмену – 85%, водоросли не справляются. Пищевой цикл тоже не самодостаточен. А что касается пресной воды… Мы ведь все еще зависим от поставок с Земли!Принять на базу восемьдесят человек – самоубийство!

- Я в курсе проблем, - спокойно ответил Грин. – Однако там люди, которые ждут от нас помощи…

- И лучше погибнуть всем вместе? – не успокаивался Дирк. – Если на Земле и правда никого не осталось, то вопрос нашей выживаемости становится самым важным в истории человечества!

Грин вновь активировал связь с «Туршаттлом».

- Мы поместим вас в карантин. Готовьтесь к посадке.

Присутствующие разом заговорили:

- Нет, я против! Это требует обсуждения…

- Что тут обсуждать?..

- Понял вас, - между тем прозвучало из динамиков. - Что… Нет!

Вскрик капитана «Туршаттла» отвлек от назревающего спора, все повернулись к экрану.

Нечто бесформенное, движущееся за кораблем, Грин увидел не сразу. Сначала он заметил, что позади челнока почему-то не видны звезды. А потом хвостовая часть стала исчезать во тьме. Волны черноты накатывались на корпус, скрывая его от глаз.

- Умоляю, что-нибудь сделайте… Оно настигло нас… Прошу…

Надрывные крики Алекса Динаро, усиливали жуткое зрелище. Облако кромешной темноты постепенно накрыло корабль. Последние вопли капитана, полные ужаса и боли, стихли. Пропустив челнок сквозь себя, бесформенная черная масса исчезла с камер слежения.

Начавший посадочный маневр «Туршаттл», накренился на одну сторону и стал падать.

- Он… летит на нас! – почти шепотом произнес Дирк.

Однако высота полета корабля была слишком низкой. Он упал почти в километре от базы. Экран монитора показывал как челнок, словно в режиме замедленной съемки врезается в грунт,  переворачиваясь и поднимая облако лунной пыли, движется к модулям солнечных батарей, сносит их один за другим, лишая базу основного источника энергии…

Первым заговорил Радов:

- Теперь Солнце нам только лишь светит, - и кашлянул, прочищая охрипшее горло.

- Хорошо, что мы сейчас от генератора запитаны, - отстраненно сказал энергетик, глядя на разбитый «Туршаттл».

- Что это было? - решился задать главный вопрос Грин, понимая, что никто не ответит.

- Что-то… Непонятное, - промямлил СаймонДирк и замолчал.

- Это хрень, - уверенно сказал Радов, как и все, продолжая смотреть на экран.

- Что?

- Хрень. У русских есть такое понятие. Гадость, которой не могут придумать название, именуют хренью.

Все замолчали. Грин посмотрел на членов Совета. Понемногу все приходили в себя после увиденного. Испуг на лицах постепенно сменялся выражением напряжения. Надо было как-то реагировать на ситуацию, но никто не знал как.

- Джонатан Грин, сэр, - раздался в динамиках бесстрастный голос Иглера. – Спутники связи зафиксировали произошедшее. Передаю запись.

Картинка на экране монитора сменилась. Теперь они видели сверху как «Туршаттл» приближается к «Лунному Эдему». Уже видна и сама база – центральный купол, в котором располагалась жилая зона, и вокруг еще пять таких же.Агрозона, «Джунгли», «Океан», Рабочая зона, и соединенный двухсотметровым коридором Энергоблок. Григорий называет все это строение «Ромашкой», говорит, что похоже.

На фоне лунной поверхности появившееся черное облако Грин увидел сразу. Размерами оно превосходило челнок раз в десять. Медленно и неотвратимо темное «нечто» настигло корабль, замедлилось, и словно смакуя, принялось его поглощать. А потом, оставив позади безжизненный «Туршаттл», поплыло дальше, пролетело над базой и исчезло с экрана. Запись показывала, как рухнул челнок, как он, кувыркаясь, врезался в солнечные батареи...

- Стоп! – внезапно сказал Грин в коммуникатор. – Иглер, покажи, куда направилось… это… Облако?

Картинка несколько раз сменилась, и на экране появилось то, что они искали. Черный сгусток медленно парил над лунным ландшафтом, уплывая за край монитора – угол обзора камер со спутника не позволял наблюдать дальше.

Радов понял Грина первым:

- Немедленно свяжите нас со «Звездным Штормом»!

Проект «Лунный Эдем» носил сугубо мирный характер. Контингент базы - ученые, вахтенные рабочие и никаких военных. Но если задумываться о колонизации отдаленных планет, то без боевых подразделений не обойтись. «Звездный Шторм» - первая лунная военная база, располагалась в кратере Баба, а ее обитатели именовали себя не иначе как космодесантники.

Как однажды поведал Грину Ян Йенсен, куратор проекта, государственные военные структуры озабочены решением земных проблем. Покорение космоса для них далеко не самая приоритетная задача. «Звездным Штормом» занимается частная компания «Милитари Джей», отхватившая немаленький грант, и отправляющая своих специалистов на Луну. Так вот, со слов куратора, на базу попадали далеко не «лучшие из лучших». По большей части это наемники, которых компания хотела бы держать подальше. Столь откровенный намек Грин понял и старался быть с военными настороже. Григорий называл их «космонаёмники». Впрочем, проблем с ними пока не возникало.

И сейчас именно туда направилось смертоносное облако.

- Полковник Джон Каппинг на связи, - ожил коммуникатор, и на экране появилось хмурое лицо главы «Звездного Шторма».

- Это Грин. Послушайте полковник, то, что я скажу очень серьезно, и времени на обсуждение нет. К вам движется некий объект, который представляет угрозу высшей категории. Нашу базу он проигнорировал, однако уничтожил подлетающий корабль. Будьте готовы… - тут Джонатан понял, что понятия не имеет что сказать дальше. -Не знаю к чему… У вас буквально несколько минут.

Пауза продлилась несколько секунд – похоже, полковник был серьезно озадачен.

- Понял вас, - кивнул Каппинг, после чего посмотрел мимо камеры – в кабинет кто-то вошел. Выслушав доклад, полковник кивнул и повернулся к экрану. – Похоже, что  оно уже здесь. До связи.

Джон Каппинг быстро поднялся, отключил коммуникатор.

Спустя несколько секунд Грин понял, что задержал дыхание и смотрит на черный экран. Он сдержанно выдохнул. Оставалось лишь надеяться, что полковник выйдет на связь очень скоро.

- Сэр, я успел скачать с «Туршаттла» видеозапись, - вновь заговорил Иглер. – Похоже, это для нас.

Экран вновь ожил, показывая лицо человека в военной форме с майорскими погонами. Затравленный взгляд покрасневших глаз то и дело перемещался куда-то выше камеры.

- Говорит Алекс Динаро, – он прокашлялся в кулак и продолжил. – Запись для «Лунного Эдема» на случай, если мы не доберемся до вас. В пассажирском отсеке «Туршаттла» восемьдесят два человека. Думаю, что это все, кто остался, - капитан снова быстро взглянул вверх. – Расскажу, то, что знаю. На Земле появился «Объект X», так его называют. Черное облако, убивающее людей. Как от него защититься никто не знает. Все попытки его уничтожить оказались безуспешны, – Алекс глубоко вздохнул. – Ученые давали рекомендации, которые поначалу помогали. Вроде как – запереться дома, на улицу не выходить. Однако рано или поздно «Объект X» находил всех, кто спрятался. Его не останавливают ни окна, ни стены… Проникал даже в бомбоубежища, через систему вентиляции или как-то еще, - снова быстрый взгляд поверх камеры. – Специалисты НАСА уверены, что если где-то закрыться и обходиться без внешнего взаимодействия, то... В общем, сейчас мы на корабле, эта штука дважды проплывала мимо… Так что, это работает. Поэтому мы решили лететь к вам. Лунная база изолирована, на ней можно спрятаться. Возможно «Объект X» и вовсе не доберется туда. Иного выхода у нас нет… - капитан помолчал, потом шумно выдохнул. – Я единственный, кто может управлять «Туршаттлом». И пилот, и капитан… - он еще немного помолчал. – Старт через тридцать минут. Если объект погонится следом, нам конец… Надеюсь, этого не случится, - с этими словами Алекс потянул руку к камере и изображение погасло.

В зале совещаний вновь воцарилось молчание.

- Как в воду глядел, - произнес Григорий спустя какое-то время.

Джонатан окинул взглядом членов Совета. У всех в глазах испуг, растерянность, недоумение… Возможно, он и сам выглядит так же.

- Ждем сообщения от полковника, - произнес, наконец, Грин.

***

Иногда просыпаться ну очень сложно. Жизнь руководителя весьма насыщена, и Грин не мог вспомнить ни одного дня, который прошел бы спокойно. Тем не менее, бывают дни попроще, а бывают такие, что с трудом умудряешься добраться до кровати, чтобы рухнуть и провалиться в сон. Совершенно измотанный, если не физически, то уж морально и эмоционально – точно.

Вчерашний день был именно такой. Вся эта беготня, решение нескончаемого перечня проблем и вопросов имела один несомненный плюс – она позволяла отвлечься от нависшей над базой неведомой угрозы.

Грин взглянул на часы. Небольшой экран на руке радостно высветил голубого цвета цифры – «01.10.2071, 06:03». Определенно пора вставать. Вот Радов, точно уже проснулся и успел посетить пару-тройку объектов, требующих внимания. Иногда казалось, что он вовсе не нуждается в такой мелочи, как сон.

Джонатан заставил себя подняться. Надо успеть пробежаться вокруг парка.

… Утреннее заседание, как обычно началось с сетований Дирка. Не прислушиваться к главному биологу в сложившейся ситуации никак нельзя, но отделить рациональное от эмоционального – та еще задача. Хорошо, что с ними Люси Вэн, Саймон сам настоял на присутствии своей помощницы. Спорить никто не стал – задач у биологов много, а мнение грамотного специалиста о проблемах экосистемы безусловно полезно.

- Иглер, покажи «Звездный Шторм», - прервал Дирка Джонатан, давая понять, что сейчас не его время.

Картинка со спутника показала военную базу. Центральный купол с тремя выступами – наружными шлюзами, и примостившийся рядом ангар. Впрочем, собравшиеся смотрели не на постройки.Черное облако медленно парило над базой.

В момент первого появления «Объекта X» пятеро космодесантников выполняли тренировочные задания вне военного комплекса. Это пока единственные человеческие потери на Луне.

По непонятной сперва причине, облако не смогло проникнуть внутрь базы. В тот злополучный день полковник не давал о себе знать более получаса, спутник появился над «Звездным Штормом» раньше. Когда Грин увидел черный сгусток, со всех сторон окутавший базу, он решил, что погибли все ее обитатели.

Однако вскоре Каппинг вышел на связь, сообщив, что все живы за исключением пятерых, системы жизнеобеспечения не пострадали.

В течение нескольких дней они наблюдали, как «Объект X», словно разумное существо, пытался найти вход в базу. Поначалуоблако змеёй обвивалось вокруг купола, постепенно сжимая кольцо. Потом поднималось ввысь и, набрав скорость,падало на базу, разбиваясь о ее поверхность. Объяснение, почему оно не могло попасть внутрь, нашлось не сразу. Оказалось, дело в купольных модулях.

Отсутствие атмосферы делало жесткое рентгеновское излучение главной угрозой для жизни на Луне. Долгое время не получалось найти приемлемых способов защиты, пока не разработали кремнепластиковые модули. Защитный купол состоял из таких пластин, а трехслойная компоновка исключала проблемы на стыках между ними.

Именно кремнепластик, по общему мнению, оказался непреодолимым препятствием для черного облака. Других объяснений не нашлось. К слову,определение «Объект X» не прижилось. Радов упорно продолжал называть это «хренью». Остальные так и называли – «Облако».

Вот уже несколько дней, как и сегодня, оно парило на «Звездным Штормом», словно карауля тех, кто рискнет выйти наружу.

Утренний сеанс связи с полковником Каппингом задерживался, и Грин решил перейти к обсуждению насущных проблем:

- Давайте для начала выслушаем нашего врача.

РинаРонн посмотрела на планшет, после чего окинула присутствующих спокойным внимательным взглядом:

- Что касается физического состояния обитателей. В сложившихся обстоятельствах серьезных отклонений не выявлено. Легкие недомогания, головокружение, особенно у недавно прибывших. Все в пределах ожидаемого. Однако психическое здоровье вызывает тревогу. Ко мне, как и к двум другим психологам выстраивается очередь. Мы уже применяем достаточно сильные препараты. Люди на взводе…

- А я предлагал держать все в узком кругу, - вставил Ливандо.

- До срывов еще не дошло, но боюсь, в будущем мы с этим столкнемся, - завершила Рина.

- Понятно, спасибо, - кивнул Грин. – Пожалуйста, Саймон.

Совет приготовился слушать доклад биолога о том, как все плохо, но в этот момент коммуникатор ожил – «Звездный Шторм» вышел на связь. Экран показал полковника Каппинга, усаживающегося в кресло.

- Джонатан, - кивнул он в знак приветствия. – Вижу, Совет в сборе.

- Да, все здесь. Новости есть?

Полковник усмехнулся:

- Есть. У нас есть бунт.

Грин замер, нахмурившись:

- Бунт?

- Угу. И я его поддержал, - полковник как-то странно улыбнулся.

- И против чего ваш бунт? Надеюсь, против «хрени»? – спросил Радов.

Каппинг отрицательно покачал головой.

- Против голода, - он откинулся в кресле. – Очередная поставка продовольствия должна прибыть завтра. Но мы понимаем, что ее не будет. В отличие от «Лунного Эдема», мы не выращиваем овощи-фрукты на базе. Еда закончится дней через двадцать. Будем экономить, но… Вы понимаете.

- Понял вас. Озабоченный своей базой, я даже не подумал о подобных вещах.

- В ваших силах нам помочь. Формируйте поставку продовольствия.

Обеспечение военной базы продуктами действительно должно было лечь на «Лунный Эдем». Но только в отдаленном будущем, когда появится избыток. А до тех пор, «Звездный Шторм» полностью зависел от поставок с Земли.

Грин взглянул на Дирка, который, широко раскрыв глаза, показывал скрещенные руки. Впрочем, Джонатан и так все прекрасно понимал.

- Полковник, это невозможно. Конечно, можно попытаться отправить к вам беспилотные луноходы, но… У нас самих не хватает продовольствия. Я не готов принять сходу такое решение, и все-таки должен заботиться о своих людях. Урожай только через месяц…

- Я знал, что вы будете возражать, - Каппинг сделал останавливающий жест рукой. – Поэтому и сказал о бунте. Солдаты захватили ваших людей в заложники. Это ведь тоже ваши люди?

Полковник был прав. Роту космодесантников вахтенным методом обслуживали обитатели «Лунного Эдема». Техники, медики, повара… Двадцать пять человек. Грин растерянно посмотрел на остальных.

- Формируйте конвой, - сказал полковник и отключился.

- Он не посмеет, - неуверенно сказала Рина.

Грин не мог понять, чему удивлен больше – самому факту бунта, или тому, как спокойно полковник угрожал расправой мирным людям.

- Мы ведь не можем… - начал было Саймон.

- Не можем, - оборвал его Грин. – Но там наши…

Все молчали. Обсуждать было нечего. Конечно, они не отправят продукты военным, обрекая себя на голод. Самим придется экономить, потому что нехватка еды вскоре станет острым вопросом. Молчание Совета выносило приговор людям на «Звездном Шторме».

- Сэр, - голос Иглера в коммуникаторе прервал затянувшуюся паузу. – Есть еще один входящий сигнал с военной базы. Это один из наших. Переключаю.

- Слышно? – раздалось в динамиках конференц-связи.

- Да.

- Меня зовут Генри Ридл. Я техник, отвечаю за средства связи. – голос был приглушенным и слегка запыхавшимся. – Мне удалось спрятаться в одном из контейнеров в ангаре. Тут… бунт.

- Да Генри, мы знаем, скажи насколько все серьезно? - Грин был так взволнован, что даже встал.

- Очень серьезно, сэр. Они схватили всех гражданских. Держат на кухне возле холодильников. Говорят, что будут бросать в морозилку по одному, если вы… - он замолчал.

- Если мы не дадим им еды, - продолжил за него Радов.

- Да… Я сижу тут в скафандре, говорю через шлемофон. Удалось усилить сигнал, подключиться к спутнику. Не думаю, что они придут в ангар. Но мне отсюда тоже не выбраться, снаружи…

- Облако. Мы знаем Генри. А сейчас послушай меня, - голос Грина стал серьезным и уверенным. – Постарайся оставаться незамеченным. Мы придумаем, как тебя вытащить.

- Хорошо. Я отключаюсь и опять спрячусь. Выйду на связь через два часа.

Грин повернулся к остальным.

- Это наш шанс.

- Какой шанс? Там несколько десятков обученных десантников!

- Я понимаю.

На самом деле Джонатан не знал, шанс ли это и как им воспользоваться. Просто хотелось в это верить.

Створки открылись, впуская в зал заседаний Иглера.

- Простите, что прерываю, но я должен показать вам кое-что.

Майкл настолько часто вклинивался в разговор своими докладами по коммуникатору, что стал уже негласным членом Совета. То, что на этот раз он пришел лично, означало немалую серьезность ситуации.

- Вот, - он с пульта стал переключать изображение на экране. – Это Первая Национальная Монгольская АЭС. То, что от нее осталось.

Все смотрели искореженные обломки зданий, веером разбросанные вокруг огромной воронки.

- Взрыв произошел сорок минут назад. Монгольская АЭС имела самую низкую категорию безопасности, слишком многое зависело от человеческого фактора. Боюсь, бесконтрольные станции по всему миру ожидает то же самое. Через какое-то время…

- Нам некуда будет возвращаться, даже если мы найдем способ, - закончил за него Радов.

Иглер кивнул.

- Это еще не все. Сегодня столкнулись спутники Каппа-17 и Луна-8. Наверняка будут еще.

Грин не удержался и чертыхнулся. Достижения человечества, умирали вслед за самим человечеством.

- Послушайте, понимаю, что столько всего накопилось… Но я хотел бы вернуться к насущным проблемам, - заговорил Дирк.

Джонатан понимал, что биолог прав. У них нет права расслабляться, поэтому он кивнул, соглашаясь.

- Мы только что приняли непростое решение, стоящее жизни двадцати пяти человек. Я говорю не в осуждение, а лишь подчеркиваю факт – сложные времена, сложные решения.

- Вы к чему? – подозрительно спросил Грин, чувствуя что-то неприятное.

- Вы знаете, что пищевой цикл не самодостаточен. Навскидку – собственный урожай обеспечит нас на семьдесят-семьдесят пять процентов. Запасы с Земли кончатся через месяц-два. Нас ждет голод.

- Пару слов об энергии, - вставил Ливандо. – Хорошо, что в момент крушения челнока база, по плановому графику, оказалась запитана от генератора. Однако Гелия-3 нам хватит… года на полтора. Может показаться, что это много, но проблему надо решать сейчас. Потом будет поздно.

- Для этого мы тут…

- И пока ничего не придумали. А я придумал.

Грин молча ждал продолжения. Длинное вступление не сулило ничего хорошего.

- Я предлагаю сократить численность населения, - выпалил Дирк.

Сказать, что сказанное повергло Совет в шок, значит не сказать ничего. Даже Радов, чуть наклонился и посмотрел на биолога, словно пытаясь узнать – точно ли это Саймон Дирк.

- Ты. Сошел. С ума, - медленно произнес Джонатан.

- Я знал, что вы меня всерьез не воспримете. Но поверьте, через какое-то время, сами сделаете тот же вывод. Лучше раньше, чем позже. Придите в себя и начнем составлять списки тех, без кого мы точно сможем обойтись.

- Одумайтесь. Вы несете какой-то бред, - Джонатан все еще не мог поверить услышанному. – Разве можно найти «неважных» людей? Особенно сейчас, когда мы – возможно, последние представители человечества.

- Вот именно! Именно! И вопрос нашей выживаемости – это вопрос выживаемости всего человеческого рода! При такой постановке вопроса жертвы неизбежны и оправданы.

- Я больше не хочу это слушать. Кто-нибудь поддерживает Саймона Дирка?

Члены Совета молчали, в изумлении глядя на биолога. Все, за исключением главного энергетика, который опустил голову и разглядывал свои руки.

- Джим? – спросил Джонатан. Тот поднял голову. – Есть что сказать?

- Нет.

- Хорошо. Тогда мы больше никогда, слышите, никогда не будем обсуждать этот вопрос. Все согласны?

Воцарилось молчание. Потом, откашлявшись, начал говорить Бджорг Фест:

- Послушайте, - сказал обычно молчавший старший механик. – То что сказал Саймон, конечно бред. Но проблема остается. А если создать криокамеру? – он смутился, но потом продолжил. – Я читал или видел где-то. В ней можно заморозить человека, погрузить в сон. А потом разморозить. Наверняка, где-то есть такие изобретения? – Бджорг с надеждой взглянул на Иглера. – Если вы найдете проект, мы постараемся с ребятами что-нибудь соорудить.

- Я о таком не слышал, - пожал плечами системщик. – Но попробую поискать.

- Все это из разряда фантастики! – биолог, до этого с трудом сдерживающий эмоции, вскочил. – Я же предлагаю вам реальное решение! – с этими словами он выскочил из зала.

Рина Ронн встала:

- Я поговорю с ним, - и вышла следом.

Грину пришлось взять себя в руки. Надо продолжить совещание, вопросов немало.

Сорок минут все старались вникнуть в проблемы, чтобы не думать о людях на «Звездном Шторме». Или об Облаке. Каждому хотелось, чтобы все было, как прежде.

Совещание прервала вбежавшая Рина.

- Вы должны, - запыхавшись, сказала она, - Туда, к парку… Я не смогла… Дирк там…

Члены совета друг за другом выскочили из помещения и побежали в жилую зону.

Вокруг биолога собралось немалое количество народа. Как ему это удалось – загадка.

- Трусливое руководство не может принимать волевые решения, - услышал Грин его слова. – Поэтому вы сами должны определить судьбу проекта. Если вы цените жизни своих товарищей, друзей, родственников тут на базе, то сможете это сделать. Я готов подать пример, если потребуется.

- О чем он говорит? – не сразу понял Джонатан.

- О суициде, - ответила подоспевшая Рина. - Он призывает к самоубийству.

- Не слушайте его, - Грин подошел к биологу и встал рядом с ним. – Мы никого не можем потерять. Вы все нужны нам.

- Но Саймон сказал, что еды лишь человек на двести. Нас больше трех сотен, - сказал кто-то из толпы.

- Это так! Но... У нас есть предложения, мы найдем выход, справимся.

- Выход? Как для тех людей на военной базе? – повернулся к Грину биолог.

- Что с ними? – загудела толпа.

«Вот ведь гад»,- подумал Джонатан.

- Мы пока мало знаем, - начал говорить Радов.- Мы поддерживаем связь, у них есть запасы пищи. Будем думать, как им помочь.

- Вы совершенно ничего не придумали, - Саймон воинственно шагнул в сторону Грина. – Может, избавимся от вас, как от бесполезных людей на проекте?

Внезапно воцарилась тишина. Столь откровенная угроза ошарашила всех.

Внезапно между биологом и Джонатаном возник Бджорг.

- Все хватит.

Саймон в недоумении отступил. Техник повернулся к людям:

- Вы что, не видите, у него истерика. Незачем слушать весь этот бред. Времена непростые, поэтому нечего тратить время на болтовню. Давайте займемся своими делами.

Биолог не нашелся, что сказать, а Бджорг Фест кому-то махнул, и двое его сотрудников подошли и встали рядом с Саймоном.

- Давайте поможем ему дойти до дома.

- Я с вами, - сказала Рина.

Дирк поник, стал что-то бормотать себе под нос, покорно развернулся и поплелся к себе, в сопровождении техников и психолога.

- Сделайте что-нибудь, - повернулся к Грину Фест. – Народ на взводе, нужна лишь вспышка.

… Сидящего под домашним арестом Саймона в Совете сменила помощница. Грин отметил, что это пошло на пользу, несколько здравых идей подала именно Люси Вэн. Например, занять часть «Джунглей», чтобы выращивать там орехи и грибы. Чем сама же и занялась.

Вопрос с военными был отсрочен обещанием сформировать первый продуктовый конвой. У них есть неделя, прежде чем начавшие голодать десантники начнут убивать заложников. Генри Ридл регулярно выходил на связь, сообщал, что его ищут. В ангаре он нашел лишь одну упаковку полевого пайка, и понимал, что скоро придется сдаться, чтобы не умереть от голода. Последнее сообщение от связиста насторожило:

- Сегодня я чуть не попался. Они пришли в ангар, долго провозились. Еле успел спрятаться в контейнер. Я подслушал их разговор, - взволнованным голосом говорил Ридл. – Они пытаются активировать роботов-аватаров и направить в Кирхер.

Эту технологию еще ни разу не применяли, но Грин считал угрозу вполне реальной. Впрочем, полковник рассеял последние сомнения, выйдя сегодня на связь:

- Джонатан, солдаты придумали, как тебя простимулировать еще. Мы готовим аватаров и направляем их к вашей базе. Если продовольствия не будет, «Лунный Эдем» будет уничтожен. Одни мы не умрем.

Иглер обещал придумать, как перехватить канал управления роботами, но предупредил, что военные шифры могут оказаться ему не по зубам. Надо срочно что-то предпринять.

***

Которое утро подряд Грин заставил себя подняться. Шестое октября, сегодня крайний срок отправки продуктового конвоя. Очень сложный день.

На совещании решили-таки загрузить трехдневный запас продуктов. Иглер обещал, что по трансляции на «Звездный Шторм» будет виден, как минимум, месячный рацион. А также сказал, что смонтирует потерю большей части конвоя в пути. Совет надеялся получить еще немного времени, чтобы всё же найти решение.

- Джонатан, - коммуникатор-браслет заговорил голосом Радова. – Поспеши.

Через несколько секунд Грин уже бежал в сторону рабочей зоны.

- Ридл на связи, - встретил его Григорий в пустующем зале заседаний. – Генри, повтори, что ты рассказал мне.

- Они… стали издеваться над заложниками. Вчера одну из женщин-поваров затолкали в холодильник… Мне кажется, хотели вытащить раньше, чем она замерзнет, но не успели…

«Сволочи, мы ведь договорились», - подумал Джонатан.

- Я так больше не могу. Вчера они активировали аватаров, проверили оружие. И я решил… Решил, что смогу… Вчера заблокировал дверь к складу с припасами. Отсюда, с консоли ангара. Думал, смогу заставить их пойти на переговоры… - в голосе Ридла отчетливо проступали нотки паники. – Они выволокли замороженную вчера девушку на центральный плац… Стали ее разрывать… И есть… Кричали, что это все из-за меня… Животные…Требовали, чтобы я сдался… - Ридл говорил уже навзрыд.

Какое-то время в динамиках стояла тишина. Потом экран монитора вспыхнул, показывая лицо связиста.

- Я сделал еще один шлем. Поместил в него усилитель сигнала и камеру. Проверю системы, выберусь наружу. Оставлю шлюз слегка открытым, чтобы вышел воздух. Пусть задохнутся. Буду двигаться в вашу сторону,

- Генри, ты чего? Там же Облако!.. А как же гражданские?

- Сочтут это благом. До связи, - обретшим уверенность голосом закончил Ридл и отключился.

Грин переглянулся с Радовым. Судьба, не делая пауз, преподнесла очередной сюрприз. Наверняка не последний.

Словно в ответ на его мысли ожил коммуникатор голосом Иглера:

- Джонатан Грин, сэр. Посмотрите!

Монитор показывал «Звездный Шторм». Облако, мирно покачивающееся над базой, вдруг содрогнулось и, набирая скорость, полетело над поверхностью.

- Это запись минутной давности.

- Куда оно направилось? - спросил Грин, предполагая ответ.

- К нашей базе. И, кажется, я знаю причину.

Картинка сменилась, показывая «Лунный Эдем». Над энергоблоком повисло небольшое облачко пыли и пара.

… - А что мне было делать? – оправдывался энергетик. – Ждать решения Совета? Масса продуктов распада стала критической слишком быстро. Раньше генератор так долго не работал. Пришлось избавляться от отходов.

- Никакого взаимодействия с внешней средой, как ты мог забыть, идиот! Тебе нужно Облако над базой?

- А взорвавшийся термоядерный реактор вам нужен?!

- Сэр, Облако, - голос Иглера из коммуникатора не дал спору зайти слишком далеко.

- Что с ним?

- Сделало круг над нашей базой и вернулось. Догадайтесь почему.

- Генри… Он вышел…

Бег огромными прыжками до административного здания занял секунд тридцать. Влетев в зал заседаний, Грин едва не сшиб замешкавшуюся у входа Люси Вэн.

Экран показывал покачивающуюся лунную поверхность. Очевидно, Генри Ридл держал шлем с камерой подмышкой. Развернувшись, он показал вход в базу, где шлюзовые створкам мешала закрыться какая-то массивная металлическая деталь.

- Зазор небольшой, воздух выйдет постепенно. Они просто уснут.

- Генри! Вернись! Облако движется к тебе!

Камера чуть дернулась, показывая горизонт. «Поздно!» - подумал Грин.

Ридл развернулся, выронил шлем из рук и побежал к шлюзу. Удачно упавшая камера показывала, как он неуклюжими прыжками спешит к спасительному входу. В динамиках отчетливо слышалось его напряженное дыхание.

Он не успел. Добежав до створок, Ридл ухватился за них и обернулся. В этот момент Облако настигло его.Черный отросток ухватил Генри за ноги и потянул на себя. Связист закричал. Вопли отчаяния, боли,и ужаса, смешались с рыданиями. Он держался за шлюз, а темная сущность медленно поглощала его.

Они увидели не все – чернота скрыла от глаз предсмертные муки Генри Ридла. Но не его крик…

Когда все стихло, Грин бросил взгляд на присутствующих. Отчаяние и ужас написали на их лица страшные гримасы. Рина Ронн тихо плакала, закрыв ладонью рот.

- Не успел, - тихо сказал Радов.

Грин посмотрел на экран. Темнота вокруг камеры рассеялась, и они увидели, как Облако просачивается через приоткрытый шлюз в «Звездный Шторм». Джонатан выключил монитор. После этого выключил выдающий шипение и треск помех коммуникатор и вышел из зала.

***

Писк будильника заставил открыть глаза и повернуться в поисках кнопки отключения. «14.10.2071, 06:00» увидел Грин через полуслипшиеся веки.

Привыкнуть к Облаку, нависшему, словно Домоклов меч, над куполом базы, не удавалось. Начиная с того дня, как оно опустошило «Звездный Шторм», обитателям «Лунного Эдема» пришлось пережить то, что испытывали военные. На целые сутки мгла накрыла базу, все пять куполов, и казалось, еще немного, и сможет просочиться внутрь.Люди опасались выходить из помещений, а если смельчаки и находились, то бегали они быстро, пригнувшись и втянув голову в плечи, бросая испуганные взгляды наверх.Вид со спутника на базу, полностью скрытую покровом Облака, лишь усугублял гнетущее состояние.

После этого все происходило так же, как и на военной базе. Тьма окутывала «Лунный Эдем», сжимая кольцо, потом поднималась вверх и камнем падала на центральный купол… И это было по-настоящему страшно.

Никто не хотел этого видеть, но проблемы с реактором не прошли бесследно – из строя вышли некоторые модули, в том числе система затемнения куполов.

Но вот уже пять дней Облако висело над ними на небольшой высоте. Люди осмелели, постепенно возвращаясь к прежнему ритму жизни. Джонатан надеялся, что поток неприятностей, нахлынувший на обитателей базы, пошел на спад.

Он вышел на улицу и направился к центральному парку. Не удержался, посмотрел наверх. На фоне черного неба сложно разглядеть Облако, если не знать что оно там.

… - «Хрень» движется, - сообщил Радов. - Похоже, снова окружает базу.

Не закончивший пробежку Грин остановился, и посмотрел на купол. Изнутри смотреть на приближающееся Облако жутковато.

Как и сказал Григорий, чернота снова окружила базу. Поначалу Грин не понял, что именно не так. А потом во тьме что-то мелькнуло. Что-то светлое. Потом еще и еще. Какие-то белые пятна то и дело появлялись и исчезали в темноте. «Оно кружится», - понял Джонатан. Он не удержался, и решил подойти ближе к поверхности купола.

Одно из светлых пятен с глухим стуком ударилось о защитные пластины. Еще одно. Грин понял, что Облако кружит какие-то твердые предметы. Камни? Какие-то осколки?

Между тем стук участился, превратился в барабанную дробь. Белые пятна мелькали непрерывно, их движение, замедлялось…

Внутри все похолодело от ужаса, когда он смог, наконец, разглядеть, что же из себя представляют эти светлые предметы. Они уже почти не двигались, а один за другим словно прилипали к поверхности купола. И смотрели на Джонатана пустыми глазницами человеческих черепов…

Несколько человек, заинтересовавшихся происходящим, с криком бросились бежать. Грин бессильно опустился на землю.

- Вот такой он, наш апокалипсис, - услышал он знакомый голос.

Джонатан взглянул на своего помощника. Впервые он увидел, как по щекам Радова текут слезы…

… Вечером они выловили труп Рины Ронн. Бедный психолог, изо всех сил старалась помогать другим, но сама такой помощи не получила. Возможно, она просто решила прогуляться по берегу Океана, когда Облако решило засыпать базу черепами.

Ее похоронили сразу. В Джунглях появилась первая могила. Надгробия не было. Пафосных речей тоже. Она заслуживала большего, но ни у кого не было на это сил.

Джонатан не мог заснуть. Закрывая глаза, он видел картинку со спутника, показывающую базу «Лунный Эдем». Целая гора человеческих черепов – вот как она сейчас выглядела… Потом он слушал легкий вой вентиляторов, гоняющих воздух между подкупольными зонами. «Ветер играет важную роль для газообмена, для опыления, и для чего-то еще», - подумал Грин, проваливаясь в забытьё.

Он проснулся поздно – около девяти часов утра.Кто-то заботливо выключил будильник. Грин поднялся, сел на кровать. Последнее время подъем ему давался очень непросто.

Первое, что он увидел, оказавшись на улице – как Бджорг Фест со своими ребятами завешивают внутреннюю часть купола какой-то тканью. Григорий стоял на площади и наблюдал за происходящим. «Его идея», - понял Грин и направился к нему.

- Материала, конечно, не хватит, - сказал Радов, поздоровавшись. – Но люди готовы отдать свои вещи, лишь бы закрыть это, - он показал на купол. – Подходят, предлагают помощь, некоторые согласны даже лезть на подъемник.

Грин лишь кивнул. Впервые за долгое время ему захотелось улыбнуться. Хотя повода вроде бы не было.

- А еще… Сегодня нас станет на одного больше.

Грин сразу не понял, о чем говорит Григорий, но уточнить не успел, их отвлек подошедший Иглер.

- Мы с ребятами пообщались… - начал Майкл, как всегда одетый в стиле лондонских аристократов. – В общем, я думаю, это хороший знак, - он показал на купол.

- Что хороший знак? Черепа? – удивился Джонатан.

- Да, - кивнул Иглер. - Я уверен, что это символ. Облако сдалось.

- О, у нас тут специалист по «хрени», - вставил Радов.

- Судите сами. Оно завалило нас черепами. Мы его не видим, оно нас тоже. Это символично. Для него мы мертвы, – Майкл помолчал. –Конечно, это лишь догадки, но с этой штукой сплошные предположения…

Иглер ушел. Стоит ли доверять его выводам или нет – это вопрос, но настроение он поднял.

- Так что там насчет того, что нас станет больше, - спросил Грин помощника.

Радов с упреком посмотрел на Джонатана:

- Миссис Диггинс в руках акушерок вот уже час. День рождения их дочери сегодня.

- Точно! – Грин уже не сдерживал улыбку.

Он вдруг ощутил, как забрезжил лучик надежды. Появилась некая уверенность, что все будет хорошо.

Решится вопрос с питанием. Урожай карликовой пшеницы – через неделю. Птицеферма начнет работать раньше срока. Люси обещала стада овец в следующем году. Не будет хватать места – углубятся, построят подземные комнаты, как предлагал Бджорг. Возможно, найдут способ победить Облако, и доберутся до Кирхера B, где продолжат добычу Гелия-3… А когда-нибудь смогут вернуться на Землю.

У них все получится. Рождение ребенка – самый добрый знак.

Насколько же, наверное, глупо – улыбаться, глядя на черепа…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования