Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Харуки - Охотничья история

Харуки - Охотничья история

 
Какой же он мудак!
С каждым днём я ненавижу его всё больше. Ну да, ему же тридцать, и поэтому мы для него дети! Тридцать лет – не возраст. Он просто козёл. Самоуверенный козёл, западающий на малолеток.
Только вот другие этого не видят, потому что тупые.
Я вынужден его терпеть.
Потому что Ангелина.
Она пришла в секцию в одиннадцать лет. Уже тогда она была такая … Я не знаю, как это назвать.
Я сразу стал её спарринг-партнёром, хотя дерусь на порядок лучше. Ну да, она ведь девочка. Девочек в самбо мало, и каждую надо беречь. Она – наше всё.
В тринадцать она потеряла сестру. История была мутная. Там всё было нехорошо. Ангелина не ходила на занятия три месяца. Тренер уже про неё забыл.
Потом она пришла. Но это было нечто. Я даже перестал поддаваться ей в спаррингах. И всё равно выигрывал через раз. Она взяла женскую Россию до шестнадцати в четырнадцать. Только подходить к ней было нельзя. Она никого не видела, ничего не замечала. Боевой робот. Вижу цель – иду к цели – убиваю цель.
Её нельзя было не любить. У нас на неё молились все.
А потом пришёл он. Здоровенный мужик под метр восемьдесят ростом и больше ста кило весом, с длинными волосами а-ля ранний Сигал, шрамом на морде и шрамами на предплечьях.
В самый разгар спарринга он зашёл в зал, подошёл к ней. Она как-то по-детски пискнула и ударила его в челюсть. Он сбил удар, и просто перехватил её за пояс и положил себе на плечо. Потом с размаху ударил ладонью по попе и сказал:
- Веди себя прилично, на нас люди смотрят.
И Ангелина заревела. Он просто уносил её. У нас одна из сильнейших секций самбо в России. Несколько ребят стали перед ним. Он просто на них посмотрел, и они расступились. Я потом спрашивал их, как они могли. Они пожимали плечами. А потом он однажды посмотрел на меня. И это было такое …
У него взгляд … Тебе вдруг становится очень больно и нечем дышать. И хочется упасть перед ним на колени.
Короче, мудак он.
Через неделю он снова пришёл, сел перед сенсеем по всем правилам. Никогда я не видел нашего сенсея таким уставшим.
- Сука ты, - выдохнул он.
Этот мудак вежливо поклонился и сказал:
- Она будет продолжать тренировки в свободное время.
- Она ребёнок, - сенсей говорил спокойно, но это был гнев.
- Её сестру убили. Она должна за это отомстить.
Мы слушали и ни фига не понимали. Этот поклонился сенсею и вышел из зала.
На следующий день Ангелина вернулась. Но она была такая … как будто я глупый щенок, которого надо жалеть. Я всё думал, что он с ней сделал. Он что, изнасиловал её? Совратил? Собирался уже заявление в милицию накатать. С родителями-то у неё туго. Как сестра умерла, так мать не выдержала – инсульт. Отец запил. Короче, из всей семьи там только бабка теперь относительно вменяемая.
Но сначала надо было узнать детали. Я её пытал месяц, пока она не призналась. Этот мудак навешал ей самой козлиной лапши на уши. Он, оказывается, уничтожает нечисть. Ту самую нечисть, которая убила её сестру. И ему нужна её помощь.
Короче, он втягивал её в какую-то сектантскую хрень. Я не мог этого выдержать. Я потребовал, чтобы она одна никуда не ходила. Я выследил их штаб-квартиру и пришёл туда вслед за ней, чтобы поубивать всех, кто так засрал ей мозги. В квартире было шесть человек. Ангелина, четыре парня и этот.
Ангелина меня чуть не убила. Я в спаррингах получаю от неё меньше. А самое мерзкое, после того как она поймала меня на болевой и уже почти оторвала руку, её остановил он. Одним словом. И, пока я пытался прийти в сознание, он подсел ко мне, заглянул в глаза и спросил:
- Тебя как зовут, герой?
Я утонул в его глазах. Я говорил уже, что у него за взгляд. Ангелина меня добила.
- Это Тимка. Тимофей. Дебил один.
И так это было обидно, что я чуть не заплакал. Я же это всё из-за неё. А она!
- Замечательно! – сказал он. Причём сказал это так, что все услышали: "Как это меня всё достало!" - Сядь в угол и слушай.
А дальше он начал объяснять задачу. Точнее, продолжил. Это был какой-то тактический план захвата женщины. С наживкой в виде мальчика, который почему-то должен был запасть на взрослую тётю, причём взаимно, и дальнейшего доведения этой тёти до нужного места.
А потом пошёл тренинг. Тётю изображала Ангелина. И блин … как же это было.
Я же знаю, что Ангелина, это боевая машина. Пришёл, увидел, убил. А здесь она была такой. Она была как фотомодель с обложки, которая меня хочет. Я с трудом переводил дыхание, глядя на неё, а этот козёл как ни в чём не бывало объяснял пареньку (Это был Костик, как я потом познакомился – клёвый парень, но псих.) что и как надо делать и говорить.
Где-то через час он плюнул на Костика и обратился ко мне:
- Может ты поможешь?
Надо сказать, что Костик на Ангелину вообще не реагировал. Ему приходилось объяснять азы того, что должен испытывать мальчик, глядя на девочку. И вроде бы ему уже восемнадцать тогда было, а ещё ничего не выросло, выходит. Бывает. Задержки развития.
Короче, меня поставили к Ангелине. И так она на меня смотрела, как будто хочет заняться со мной сексом прямо здесь, при всех. И я глотал слюни. Я никогда даже представить себе не мог, чтобы она со мной была такой.
А этот козёл говорил, как я должен стоять, куда поворачиваться, что говорить, куда идти. Я не понимал, что это, зачем. Я просто ловил кайф от того, какая же всё-таки Ангелина клёвая. Я и не знал, что с ней может быть так здорово.
Потом занятие кончилось. Охоту назначили назавтра в "Атолле". Я собирался довести Ангелину до дома, но она, как ни в чём не бывало, увязалась за ним. Как будто это не она весь вечер смотрела на меня такими влюблёнными глазами.
Это было обидно. Я собрал остатки гордости и пошёл домой. Я собирался разоблачить этих психопатов завтра.
А завтра я в первый раз столкнулся с настоящей ведьмой. Я сделал всё так, как учили. Всё-таки у меня идеальная мышечная память. Я зашёл в "Атолл" на фуд-корт, заказал именно то, что сказали, сел именно там, где сказали, и увидел женщину ослепительной красоты. Это была самая шикарная женщина, которую я когда-либо видел в жизни. И мне захотелось с ней переспать прямо здесь. Пусть даже она мне в матери годится по возрасту. И дальше мой мозг только наблюдал за моим телом со стороны. Я лишь удивлялся, как умудряюсь произносить нужные фразы, несмотря на член, стоящий колом. И иногда вспоминал, про Ангелину. Тогда мне становилось стыдно, но я напоминал себе, что она же сама хотела, чтобы я пообщался с этой тётей.
Я выполнил все инструкции и оказался с этой тётей один на один в подсобке. И она уже обнимала меня и целовала.
А потом прямо перед моими глазами её голова взорвалась. Только что я видел человеческое лицо, а в следующую секунду осталась только нижняя челюсть с ворочающимся языком и кровь, бьющая вверх толчками, как засорившийся фонтан.
Рефлекторно я оттолкнул тело. Его открытые части тут же стали желтеть и сморщиваться. Секунд через пятнадцать тело тридцатипятилетней женщины на моих глазах превратилось в тело столетней старухи. Я понял, что сойду с ума.
Мою голову обхватили руки, пахнущие жасмином, и я увидел перед собой лицо Ангелины.
- Тима, Тимочка, с тобой всё нормально? Ты живой? Ты помнишь, кто я?
Конечно же, я помнил, кто она. Я полез целоваться. И, похоже, своим торчащим членом задел какую-то часть её тела. За что и получил бросок через бедро с подготовительным ударом по щиколотке.
А в отдалении заржало несколько голосов.
В общем, я опять лоханулся.
С тех пор меня радует одно. Этот козёл действительно не пытается затащить Ангелину в койку. Мы для него всего лишь оружие. Оловянные солдатики, которых он не колеблясь отправляет в бой.
Только вот почему Ангелина так на него смотрит? Я же тысячу раз всё ей объяснял на пальцах. Мы для него мусор. Расходный материал. Из той команды, что я видел два года назад, трое уже мертвы. Зачем она так?
И ещё я хочу объясниться ей в своих чувствах. Я хочу сказать. Что у меня к ней всерьёз. Что других для меня не существует.
Но каждый раз я вспоминаю ту первую ведьму, для которой я был наживкой. Если бы я тогда повёл себя иначе. Если бы я не набросился на Ангелину.
Всё, что мне надо, откровенно сказать ей.
Как же это сложно!
***
Моя жизнь кончилась в тринадцать лет, когда убили Лену. Лена и Лина. Мы всегда были вместе. Мы никогда не ссорились, мы не ругались ни из-за игрушек, ни из-за одежды, ни из-за мальчиков. Ах да, мне было тринадцать. Я была страшненькая с самого детства и поэтому пошла в секцию самбо. Там ведь мальчиков много, а девочек мало. И у меня даже ухажёр появился Тимка. Он был такой высокий и мускулистый. На год старше – самое то!
А потом Лену нашли в подворотне в квартале от дома с разорванным горлом. Милиция сказала, что это трагический несчастный случай. Она возвращалась ночью одна, пьяная и наткнулась на "собачью свадьбу". Это когда сука течёт, и к ней собираются кобели со всей округи. Их поведение становится агрессивным и непредсказуемым. Порвать человека в этом состоянии для них – раз плюнуть.
Только ведь Лена никогда не стала бы пьяной возвращаться с тусовки одна. У неё-то мальчиков было хоть отбавляй. Она была на два года старше меня. И уже начала объяснять, как надо себя с ними вести, чтобы они с одной стороны ухаживали за тобой, а с другой в койку не тащили. И вообще. Она была самая лучшая.
Я месяц лежала без движения в нашей комнате с двумя кроватями. Потом я смогла пойти в школу.
Потом меня остановил Он.
Он меня не утешал, он вообще не считал меня ребёнком. Он просто спросил:
- Отомстить хочешь?
Так спрашивают у взрослых. Я была на полметра ниже него, но он разговаривал со мной как с равной.
Конечно же я сказала "да".
Он начал рассказывать. Мою сестру убили не обычные собаки, а нечисть. Вполне конкретная нечисть, появляющаяся раз в несколько лет. А вообще, нечисть, жрущая людей – это сегодня норма. И эту нечисть надо уничтожать. И я ему нужна.
В основном, как наживка.
Через три месяца после смерти сестры было первое задание. Энергетический вампир, жрущий жизненную силу людей. Я должна была стать наживкой и завести его в нужное место. Просто он предпочитал маленьких девочек, и других кандидатур не было.
Мы отрепетировали каждое моё движение, каждое действие. Всё должно было произойти по сценарию. Каждый поворот был предусмотрен. Энергетические вампиры – они практически роботы. В тот момент, когда они впиваются в жертву, они теряют ощущение реальности и становятся беззащитны.
Я не справилась.
В тот момент, когда он начал меня есть, я убила его. Просто развернула его голову на сто восемьдесят градусов. Это получилось так легко. Я чувствовала свою похоть и желание. А перед глазами у меня стояла Лена. Это получилось рефлекторно.
Мы не дошли двести метров до кустов, в которых ждали ребята, и им пришлось убирать тело из Детского Парка на глазах у сотни людей. Так, чтобы никто ничего не заметил.
Я села на скамейку. Он опустился на корточки передо мной и заглянул мне в глаза:
- Зачем?
И то, как он на меня поглядел …
Я только помню, как потеплело в низу живота. И сердце остановилось.
А потом он развернулся и ушёл.
И я поняла, что это всё.
Что больше я никогда Его не увижу.
У меня остался номер его телефона. Я тысячу раз собиралась ему позвонить. Но что я ему скажу? Разве он меня простит? Я пыталась попасть в квартиру, где он меня учил, но её сняли на месяц, и месяц прошёл.
Я снова стала ходить на тренировки. Ездила на соревнования. Где-то побеждала. После того, как я убила тварь, жрущую людей – это всё было так не важно.
Спасибо Тимке. Он не отставал от меня ни на секунду. Его детские ухаживания – это так мило. Они не дали мне окончательно сойти с ума. Я понимала, что сама всё испортила. А мальчик Тима означал, что не всё ещё потеряно. Что я, на самом деле, могу кому-то нравиться. Кому-то ещё …
Я, как дура, ждала, что Он мне позвонит. Я уже не могла позвонить первой.
Через два года он просто пришёл на мою тренировку и забрал меня. Когда я увидела его – я заревела. А он просто закинул меня на плечо и понёс. Мне было стыдно, что все ребята видят. Но ведь это не важно.
Важно, что Он вернулся.
Это была очень сложная операция. Опять энергетический вампир. Молодой, сильный, наглый. Его интересовали исключительно старшеклассницы. Других вариантов наживки кроме меня не было.
Он занимался со мной полдня. На глазах у всей группы. Но я видела только Его. Он рассказывал, как девочка должна сидеть, чтобы понравиться мальчику, как она должна глядеть, как двигаться. Как произносить фразы. Он три часа потратил, чтобы исправить мою осанку. Ещё час объяснял, как правильно наносить макияж.
Мне было стыдно от того, что на нас смотрят. И это было так здорово! А в конце тренинга он тяжело вздохнул:
- Солнышко, не убивай его сама!
У меня внутри взорвался огромный тёплый шар. Он потрепал меня рукой по волосам и в первый раз улыбнулся.
Я заплакала. Я не успела поймать его руку и прижать к себе.
- Всё будет хорошо! – сказал Он.
Всё прошло хорошо.
Возвращаться на тренировки мне было стыдно. Но он пришёл ко мне домой и выгнал пинками на занятия. Я чуть не умерла, когда показалась перед мальчиками. Они же все видели, как меня уносили из зала, как мешок картошки. Я думала, что меня просто засмеют и уничтожат. Но все вели себя, как обычно. Только Тимка повёл себя, как дурак. Начал ревновать.
Это было так мило!
Я тренировалась изо всех сил. Теперь я знала, зачем всё это. Я снова знаю, зачем мне жить.
А вечерами мы разрабатывали новые планы, выходили на охоту, очищали город. И вот в самый разгар одной из разработок в штаб-квартиру ворвался Тимка. Я его чуть не убила. Конечно, преданный поклонник – это мило. Но когда он попадает в основную сетку России по самбо в своём возрасте, и при этом, готов ревновать к каждому фонарному столбу – это уже перебор. Только он ведь мальчик. Он ещё не готов драться всерьёз. Я уделала его за пару секунд. Красиво, как на тренировке.
- Стоять! – заорал Он.
И я замерла. Мне стало обидно. Это же Тимка. Я ведь всё контролирую. Не как с тем первым вампирчиком. А ещё мне стало страшно, что Он опять меня прогонит.
Но Он подошёл к Тимке и сразу всё понял.
А потом мы пытались учить Костика быть приманкой для ведьмы. Но у Костика это получалось плохо. Я чуть снова не почувствовала себя уродиной, как в детстве, настолько он был деревянным. Только там всё сложно. Ведьма сожрала его брата, и с тех пор он не может общаться с женщинами. Других подходящих кандидатур всё равно не было.
Хорошо, что Тимка подвернулся. У него-то с рефлексами всё в порядке. Было приятно видеть, что каждый мой жест, каждое движение на него действует.
Тут ведь какая подстава что с ведьмами, что с вампирами - они воздействуют на твоё сексуальное влечение. Когда гормоны бьют в мозг, жертва беззащитна. Но и эта тварь беззащитна, когда начала питаться.
Поэтому надо запрограммировать тело на совершение определённых действий, чтобы, когда гормоны ударят в мозг, включился автопилот. Я сама прошла через это с вампирчиками, поэтому знаю, о чём говорю.
У нас, борцов, тело натренировано. Его намного проще программировать. Так что у Тимки получилось всё в лучшем виде. Тётка ему попалась та ещё. Из таких, внешности которых любая школьница позавидует. Но Тимка отвёл её туда, куда надо. Правда потом, когда ей мозги вышибли, он на меня накинулся с поцелуями.
Отходняк. Так бывает. Но это Он видел, и поэтому я Тимку очень больно бросила. Но ведь даже не покалечила!
В общем, жизнь налаживается.
Надо только как-то сказать Ему. Надо просто набраться смелости и выложить. Я же для него кто? По сути ребёнок, хоть он и общается со мной на равных. Он не видит во мне женщины, и надо ему это объяснить.
Но если он опять меня прогонит. Если опять посмотрит на меня своим взглядом.
Я соберусь. Я обязательно Ему выскажу.
Господи, мамочка, помоги мне!
***
- Операция будет скучная и неинтересная. Никаких подвигов. Всем ясно?
Все согласно кивнули, преданно едя меня глазами. Им было параллельно. В который раз я почувствовал себя конченой тварью. Это же дети. Самому старшему двадцать, младшему шестнадцать.
Вот только есть ли у меня выбор?
- Ангелина, ты наживка.
Семнадцать лет. Господи, что я творю? Я смотрел в глаза ребёнка, которого только что выбрал в смертники и видел только азарт пополам с возбуждением.
Они ещё дети, им бесполезно объяснять, что такое смерть.
- Солнышко, ты готова меня слушать?
Я сказал это как можно мягче, и она слегка порозовела.
- Ты просто идёшь по улице и мечтаешь о своём мальчике. У тебя ведь уже есть мальчик? Вот о нём ты и думаешь. Ты не смотришь по сторонам. Ты думаешь только о хорошем. Задача ясна?
- Да.
Разговор о мальчике её задел. Ну да, первая любовь – это серьёзно, особенно у девочек. Надо бы узнать, кто жертва. Не Тимка же. Этот всё время смотрит на неё влюблённым телёнком. Может она наконец-то заметила. Хотя, для них выбор естественный. Не на стороне же искать объект воздыханий! Вот только боевая ценность подразделения пострадает.
И выводить её из группы я не имею права.
Я ободряюще дотронулся до плеча Ангелины, окидывая взглядом группу.
- Ваша задача – не упускать её ни на секунду. Это сложно?
- Никак нет! – оскалилась предвкушением боя группа.
И только Тимка скрипнул зубами. Ну да, он же у нас альфа-самец. В спарринге меня просто порвёт. Самый сильный, самый храбрый, самый умный.
Как же мне спасти тебя от твоей силы?
Дальше было скучно, полный план улицы, пятна лакун и пространственных карманов, сектора наблюдения и зоны ответственности. Главная мерзость в том, что вероятная зона атаки больше трёхсот метров. Мы не можем перекрыть её всю достаточно надёжно. После инструктажа я оставил Ангелину, взял её за плечи и уставился в глаза.
- Солнышко, ты не должна геройствовать. Ты просто падаешь и изображаешь труп. Тебе всё ясно?
Не важно, что она ответит, важно, что скажет её взгляд. Если она не готова, чёрт с ним. Я отменю операцию. И пусть гибнут люди. Они же чужие. Они не мои ребята.
Она смотрела на меня как-то странно. Я подумал, что это страх. Чёрт бы побрал всех этих малолетних девиц с их огромным внутренним миром! С их вечно взрывающимися в животе бабочками и волшебными принцами на белых мерседесах. Как можно прочесть истинные мысли через всю эту розовосопливую хрень?
- Я тебя не подведу! – охрипшим голосом ответила она.
И чёрт с ним, что это было фамильярно. Я чуть не поцеловал её в лоб. Это уже сигнал. Ещё чуть-чуть и меня самого придётся списывать за профнепригодность. Придя в себя, я легонько стукнул Ангелину по лбу ладонью.
- Иди, готовься.
Она как-то странно ойкнула, совсем покраснела и убежала.
Дети. Что с них взять?
Я не сказал ей самого главного. В этот раз мы охотимся на тварь, убившую её сестру.
Потом позвонил Змей.
- Не сдох ещё? – поприветствовал он меня.
- Чего тебе.
- Ты ведь слышал, что у нас появилась интересная тварь.
- И?
- Не убивай её … пожалуйста!
Слово "пожалуйста" он произнёс издевательски-просительно.
- Или что? – уточнил я.
- Тварь интересная, - с нажимом уточнил Змей.
- Она убивает людей.
На мой взгляд, это убойный аргумент, после которого любой разговор должен быть исчерпан.
- Зря ты так, - вздохнул он и бросил трубку.
Твою ж мать! И почему я ещё не сдох?
***
Операция с самого начала пошла не по плану. Как только Ангелина вышла на маршрут, в начале улицы показался огромный внедорожник с конкурентами. Теми самыми, которым тварь была нужна живой.
Командир группы ждал этого:
- Тима, Игорь, задержать без трупов.
В лобовое стекло внедорожника влетело два кирпича. Стекло покрылось паутиной трещин. Машина остановилась, и из неё выскочили четверо крепких мужчин, вооружённых мачете и бейсбольными битами. Им навстречу шло двое ребят.
Счёт шёл на секунды.
Ангелина шла по улице, не обращая внимания на то, что творилось у неё за спиной. Она, как и было приказано, думала о своём любимом мальчике и о том, что у них всё обязательно будет хорошо.
Тварь выскочила из еле заметной временной лакуны. В нашем мире она выглядела, как необычайно большой волк больше метра в холке.
Ребята раскидали четверых здоровенных мужиков как котят, выбив из рук всё грозное оружие и развернулись, чтобы броситься на помощь Ангелине.
Девушка, как на тренировке, упала, закрыв голову руками. Тварь впилась в одну из рук и … одежда Ангелины оказалась сделанной из кевлара.
А в спину твари уже влетела первая пуля.
Один из мужиков сумел подняться за спиной Тимы и всадить ему нож в район печени. Парень развернулся и даже ударом колена отправил мужика в нокаут. А потом пошёл на помощь Ангелине.
Ещё на помощь Ангелине неслись остальные члены команды. Снайпер всаживал твари в спину одну пулю за другой. Вот только калибр 7,62 оказался недостаточным.
Тварь, не обращая внимания на ранения, пыталась добраться до глотки девушки, профессионально защищающейся руками. В одно из мгновений глаза Ангелины и твари встретились.
И девушка всё поняла. Это именно та самая тварь, что убила сестру.
Ангелина раскрыла защиту и с силой воткнула большие пальцы рук в глазницы твари. В этот удар девушка вложила всю силу и скорость. Её пальцы пробили глазные яблоки до середины.
Тварь дёрнулась назад, и одним из когтей полоснула Ангелине по незащищённому горлу.
В этот момент к твари подскочил командир и с ходу всадил в хребет мачете. Потом подскочили остальные.
Через три секунды страшная тварь превратилась в куски парного мяса. Только Ангелине было не легче.
Командир делал, что мог. Он сразу же зажал сонную артерию девушки пальцем, готовя перевязку.
Ангелина смотрела на него и улыбалась. И пыталась сказать что-то разорванным горлом.
Тима подходил к лежащей Ангелине медленно, чтобы успеть. Он шёл уже даже не на нервах, он просто переставлял ноги, отказываясь падать и терять сознание. На него никто не обращал внимания.
Водитель внедорожника уже выбил ветровое стекло, покрытое паутиной трещин, и заводил машину, чтобы успеть довезти раненого парня до больницы. Он ещё не знал, что пострадала девушка.
Два его товарища методично избивали третьего, того самого, что всадил в парня нож.
Командир сдавливал Ангелине сонную артерию, пока с неё пытались стянуть чёртов кевларовый жакет, и смотрел на Тимофея, не желающего останавливаться.
До смерти обоих ребят оставалось несколько минут.
Он опять не получил ни царапины.
Страшная тварь, сожравшая два десятка человек, была уничтожена.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования