Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Si - Сволочь

Si - Сволочь

 
– Сволочь! – взвизгнула Лиза.
Серебристый автолёт вынырнул перед ней внезапно, как бейсбольный мяч на тренировке. Автоматика сработала безупречно. Лизина машина привстала дыбом, поплыла бочком, но удар в бампер всё равно последовал.
Висеть неподвижно в десятке метров над землёй категорически запрещалось, поэтому искины синхронно опустили побившиеся автолёты на широкое пешеходное полотно внизу, даже не спросив разрешения хозяев.
– Вот ведь, сволочь серая, – повторила, досадуя на вынужденную заминку, Лиза.
Водительская дверца серебристого плавно отъехала. На тротуар вышел высокий молодой парень.
– Он не потребовал "стандарт"? – Удивилась Лиза.
– Почему? Уже получил, – немедленно отозвалась Илка, личный искин. – У нас он тоже есть: мужчина, Данил, двадцать шесть лет. Социально адаптирован. Настроен в данный момент позитивно. Контакт возможен. Особенность – сопровождается музыкальной композицией "Битлз". Превышение порога громкости тридцать процентов.
– О, так он тоже слушает "Битлов"?
Это уже интересно, подумала Лиза. Она решительно открыла дверь и тоже выбралась из машины. Любимая музыка лилась в пространстве красиво и мощно, Данил так и не догадался убавить звук.
– Извините, Лиза, я виноват, – сказал громко, прорывая слова сквозь мелодию. Сделал пару нерешительных шагов навстречу. Его открытое приятное лицо выражало искреннее смущение, даже некоторый испуг. – Вот всегда со мной что-то случается, когда слушаю этот трек.
Лет пять назад, когда весь: и личный, и городской транспорт подняли в воздух, большинство наземных дорог застелили мягким покрытием. Вдоль обочин их озеленили и благоустроили. Но неблагодарные пешеходы вовсе не ринулись занимать освободившееся пространство, особенно в эти утренние часы. Вокруг ни души. Только одинокий в спортивном костюме старик равнодушно пробежал мимо и удаляется теперь лёгкой трусцой в сопровождении личного робота-искина. Зато сквозит мягкий живой ветерок и приятные ритмы легко вплетаются в него. Музыка звучит на просторе вольно и в движении по-особому, необычно. То бойко накатывает, то шелестит порывисто в унисон с ветром. Лиза глубоко вдохнула в себя этот битлово-ветрянный коктейль. Удовольствие отразилось на её лице. И раздражение ушло, и Данил начинает нравиться.
А парень растерялся ещё больше. Он же не может знать, что перемене в настроении девушки обязан музыке. Застыл нерешительно, но глаз не отводит.
– Давно это старьё слушаешь? – опомнившись, Лиза сделалась серьёзной и взглянула на Данила испытующе.
– Да. А тебе тоже нравится? – оживился наконец он.
– О, у нас это на вроде семейной традиции. Родителям очень нравится, ну, и мне.
В этот момент подлетели дорожные боты, и молодым людям пришлось отвлечься от разговора, давая необходимые пояснения искинам.
Для обследования и фиксации проишествия шарам-ботам потребовалось не более пяти минут. Да и побились так себе, ерунда, согласилась мысленно с их выводами Лиза.
– Говорят, повреждения минимальны, можно продолжить движение, – резюмировал работу ботов Данил.
– Да, мне тоже, – кивнула, но волшебство музыки и ветра продолжало ласково обволакивать, и Лиза не двинулась с места.
– Мне всё починят в районе двенадцати, прямо на стоянке возле дома.
Лизе показалось, что щёки парня порозовели.
– А мне вообще минут через десять. Я тут рядом работаю. Сегодня до двух.
– Так может поболтаем ещё? Битлов клипово послушаем? Я знаю хорошее кафе.
– Ладно. Тогда тут же в два, – Лиза лихо развернулась, вдруг испугавшись показаться навязчивой, и быстренько нырнула в машину.
 
– Убавь громкость, я тебя не слышу.
– Совсем забыл ма, извини. А мы с Лизой решили пожениться. По-старинке. И жить будем вместе.
– Ух ты, – мама поставила перед Данилом миску с настоящим домашним борщом. Села напротив подперев ладошкой щеку. Музыка лилась теперь едва слышно и разговаривать не мешала. – Ребёночка решили завести?
– Запах потрясающий! – шумно вдохнул над блюдом и победно тряхнул ложкой Данил. – Ну почему сразу ребёнка? Не сразу.
– А для чего тогда жениться?
– Ну, просто у нас так совпало. И встречаемся уже три месяца. И потом, на будущее для ребёнка, да.
– Круто. И ребёнка в ясли не отдадите?
– Ма, Лиза считает, что по меньшей мере первые два-три года ребёнок должен расти в семье.
Данил отвечал урывками между порциями поглощаемого борща. Слова кидал торопливо, а суп поглощал не спеша и с видимым удовольствием. Тараторил возбуждённо, совсем как мальчишка. На лице матери родилась едва приметная только ей свойственная улыбка.
– Мы конечно не сумеем создать такие же условия, как супер-ясли, у нас и родительского опыта нет, зато мы будем рядом.
– Но робо-няню выбираю я, – вклинилась мать.
– Ладно, – легко согласился Данил, он вообще не надеялся, что мама так запросто примет идею с женитьбой. – Хотя... дорого конечно, но может мы даже арендуем на первое время ясли-квартиру. Ну, потом... – смутился излишним откровением он, – когда решим завести малыша.
– Добавку? – кивнула мама на опустевшую тарелку.
– Спасибо, ма. Кажется я объелся. – Данил откинулся на спинку стула и демонстративно похлопал себя по животу.
– А на психологическую совместимость с Лизой ты уже проверился? Запросил её общественный поведенческий стандарт в отношении тебя?
– Ма, ну это пошлость.
– Почему? Так все делают.
– То, что понавтыкали следящие устройства по всему городу, где надо и где не надо, вовсе не отменяет факта, что слежка за человеком – пошлость.
– Осторожность, сын. Разрешённая законом предосторожность.
 
Им нравилось приходить в это кафе одними из первых. Заказывать на свой вкус музыку и некоторое время наблюдать молча через витринное окно за вечереющим городом.
Но сегодня Данил молчит необычно. Замкнуто. Лиза заказала чёрный кофе без сахара, что делала очень редко.
– И ни одного ласкового слова, только "сволочь". Почему?
Слова ядом скользнули над столиком, над только что доставленным кофе.
– "Сволочь"? Не понимаю? Почему "сволочь"? – Лиза лихорадочно соображала. – Ты запросил мой поведенческий стандарт в отношении тебя? – пришедшее понимание как будто что-то надорвало в груди. – И они выдали тебе "Сволочь"?
Раздражение заметалось в ней, требуя немедленного выхода. "Почему этот дурацкий чёрный кофе?Анахронизм. Заказала бы обычный витаминный коктейль..." Лиза толкнула чашку. Горячий напиток немедленно плеснул на тонкие пальцы.
– Ф-ф, – затрепыхала обожжённой кистью над столом. Губы тонко скривились, хорошенький носик на секунду съёжился.
Посмотрела на Данила, но его глаза застекленели и изучали исключительно кофейную чашку.
– Правда, не помню про "сволочь". А добрые... родителям очень интересно, но, ты знаешь, они сейчас на островах. Сестра вообще на камчатке. Дистанционно обсуждать личные дела у нас в семье не принято. Или что, ты на самом деле думаешь, что я должна была хвалиться тобой перед девчонками на тренировке? Или, может быть, на работе?
Лиза вскочила.
– Интересно, какой процент агрессии они мне приписали? Хотя нет... больше интересует какой выставят сейчас. Ты сволочь, Данил. Сво-лочь!
Сарказм выдавился сипло сквозь набухшее вдруг горло. Она резко отвернулась, чтобы он не мог заметить подступивших слёз. На ощупь подхватила с края стола сумочку, ещё один анахронизм этого вечера, и поспешила к выходу.
Данил встрепенулся, только когда за Лизой захлопнулась входная дверь. Он словно был до сих пор зачарован кем-то. Тихая мелодия вдруг показалась ему неласковой. Грусть сквозила в ней наигранно и тоскливо. Данил оторвал взгляд от остывшего кофе и огляделся. С удивлением обнаружил, что в кафе кроме него вообще никого нет.
– Уберите музыку, – тихо скомандовал через искина. – Не помнит. А может действительно сказала в горячке и вовсе не в мой адрес? Что, ошибка совсем невозможна?
– Исключена, – искин чётко среагировал на вопросы, обращённые к нему, – её психо-матрица в момент произнесения слова, была настроена исключительно на тебя.
– А обстоятельства? Могли ведь случиться особые обстоятельства?
– Видеотрансляция событий запрещена и в доступе к реакциям объекта мы тоже ограничены только теми, что касаются лично тебя.
– Да знаю, знаю, – ладони отчего-то вспотели. Данил тоскливо уставился в притихшую глубину зала. Вспомнил, почему мама не любит такие места. В молодости она ещё застала работу живых официантов. А теперь повсюду только искины и робо-прислуга. Хотя нет, в дорогих ресторанах сохранились настоящие люди-повара, но там они с Лизой ещё ни разу не были.
– Лиза, ты где? – понимая, что попытка будет безуспешной, попытался связаться с девушкой Данил.
– Она не ответит.
– Знаю. Как думаешь, ехать сейчас к ней бессмысленно?
– Лиза блокировала твой контакт и заочно освободила известную нам квартиру.
– Что за..!
– Ввела официальный запрет. Мы не можем запрашивать информацию о ней и её родственниках через сеть.
– Нет, я не сволочь, я идиот, – понимание совершённой глупости накатило внезапной ясностью. Данил обшарил возбуждённым взглядом потолок в поисках фиксирующей аппаратуры. – Что, уровень агрессии зашкаливает, да?! – гулко прокричал он в пустоту. – Сами вы, сволочи!
– Ты уже два дня не звонил маме, – вклинился искин.
– Лучше заткнись, – прорычал, но уже тихо. – Ищешь чем заткнуть? Проценты лишние попёрли? Ещё раз без команды вклинишься, прошью нафиг тормозными программами, и мамочка не поможет.
В кафе ввалилась шумная девичья стайка, и в пространстве немедленно вновь разлилась музыка. Вадим перешёл на внутренний диалог: "Адрес её работы у нас ведь остался? Едем туда". – "Офис уже закрыт. Вход будет доступен завтра с семи утра", – искин отчеканил быстро и сухо, будто сумел обидеться. – "Всё равно, едем".

Авторский комментарий: Композиция Битлз. В принципе могла быть любая. https://www.youtube.com/watch?v=-9XojoUDO-g
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования