Литературный конкурс-семинар Креатив
Летний блиц 2017: «Жулики на каникулах, или Чудеса today»

Boardman - Мы не узнаем

Boardman - Мы не узнаем

 
– Пик Олимпия. Конечная остановка!
Он вздрогнул и завертел головой.
– Выравниваю давление, ждите.
Приятный женский голос ласкал слух. Шипел сжатый воздух. Первый утренний луч игриво слепил глаза.
– Температура – минус десять, ветер – ноль, видимость – отличная. Удачи!
Щёлкнул замок, кабина накренилась, готовясь выплюнуть пассажиров. Ещё минута, и несколько фигур высыпали на искрящуюся от снега поверхность.
Рик выскочил первым. Приложил ладонь к маске и прищурился, ожидая, когда фильтры подстроятся под низкие косые лучи Беты. Отстегнул мембрану воздуховода и восхищённо втянул пьянящий морозный воздух. Он впервые стоял на вершине мира.
 
На многих колонизированных планетах есть гора с похожим названием. Но лишь на Мягкой Посадке, поверхность которой – бесконечный горный массив, перемежаемый реками и озёрами, Олимпия действительно является горой богов. Десять километров над уровнем океана! Он знал это с детства, но теперь, увидев в реальности, на мгновение забыл, зачем прилетел…
– Давай, разбирай своё барахло, а то весь пухляк проспишь!
Старший брат незаметно подкрался сзади, и теперь улыбался, глядя на Рика.
– И кислород включи, а то простудишься…
Он хлопнул Рика по плечу и вернулся к приятелям. Далеко в изумрудном небе морозным росчерком промелькнула капсула подъёмника.
 
Скоростной спуск – штука серьёзная. Рик осознал это во время разминки. На тренажёре было проще…
Тем временем кое-кто из девчонок уже подкатил к началу трассы. Секунда – и фигура в облегающем красном комбинезоне исчезла за краем обрыва. Следом потянулись остальные. Зелёные, жёлтые – у него зарябило в глазах. Площадка быстро опустела. Остались лишь он и брат.
– Ну, теорию ты знаешь, дальше нужно просто… хм… ехать. Летать начнёшь потом.
– А есть пологая трасса? – Рик оттягивал время.
– Не ссы!
Брат с силой оттолкнулся от поверхности, в прыжке развернул доску и скрылся из вида. Рик помедлил у края, потом отстегнул борд и отправился на поиски пологого спуска.
Капсула подъёмника сделала десяток рейсов, прежде чем он, наконец, решился. Осторожно приблизился к началу трассы и, балансируя руками, двинулся вниз. В первые секунды доска ехала не слишком быстро, и Рик развернул её поперёк склона. Борд ткнулся в ограждение и остановился. Парень поджал губы, неуклюже развернулся и заскользил в противоположную сторону.
В течение следующего часа эта ситуация повторялась снова и снова. Он ехал поперёк трассы – от края до края, медленно сбрасывая высоту и боясь набрать скорость. Время от времени терял равновесие и падал. Комбинезон спасал от царапин и ушибов, но легче от этого не становилось. Его приятели укатили далеко вперёд.
– Пойми, пока не разгонишься, ничего не выйдет, – звучал в наушниках усталый голос брата. – На симуляторе ведь всё получалось…
Мимо проносились цветные фигуры, исчезали внизу. Кто-то приостанавливался, окидывал Рика оценивающим взглядом и ехал дальше.
Через несколько часов он, усталый и порядком измученный, добрался до промежуточной станции. Отсюда можно было продолжить спуск по пологим трассам, либо сесть в капсулу и улететь домой. Был, правда, ещё вариант – снова подняться наверх. Вариант бессмысленный и глупый…
– Подержи, пожалуйста! – улыбающаяся девчонка с соломенно-жёлтыми волосами появилась будто из ниоткуда. Она протягивала свою доску и нетерпеливо притопывала.
Он принял из её рук борд и протиснулся внутрь капсулы подъёмника. Девушка вошла следом и плюхнулась в кресло. Перед её маской распустился веер терминала. Рик положил доску и собирался выйти, но в этот момент капсула взлетела и взяла курс на вершину.
– Настройки сбились, прикинь! – бормотала девушка. – Без антиграва пришлось ехать… Зато на скале такой экстрим словила!
Рик хмыкнул и задрал голову, пытаясь представить маршрут, по которому спускалась незнакомка.
– Давно катаешься? – девушка с интересом взглянула на Рика.
– Да так, – он неопределённо пожал плечами.
– Ладно, встретимся на склоне!
Капсула заходила на посадку. Рик вышел из кабины последним. Когда остальные уехали, он медленно подошёл к краю и посмотрел вниз. Где-то там пролегал его путь. Рик отчетливо помнил каждый поворот, каждое падение. Вынести это ещё раз? Или улететь вниз на следующем транспорте? Но тогда что-то неуловимое сломалось бы в нём на всю жизнь… Он закрыл глаза и встал на доску.
 
Ветер и свист в ушах – Рик открыл глаза и решил, что сейчас упадёт. Тело само выполнило привычные движения: поворот, сброс скорости – как и в прошлые разы… но не сейчас! Рик не сразу понял, что произошло. Он двигался без остановок – чуть медленнее, затем снова быстрее и… не падал! А затем мозг, опьянённый адреналином, наконец осознал: доска повернула не к краю, а от него – именно так, как надо! Поворот, ещё один – свист в ушах и встречный напор ветра – настоящая скорость. И далёкий голос брата: "Отлично! Ты летишь…"
"Ты летишь, очнись!"
Как же трудно иногда бывает открыть глаза… Он медленно приходил в себя. Искусственный мозг истребителя ещё раз послал тревожную фразу на пси-волне и обиженно смолк. Интеграция с кораблём не была полной – сказывались последствия недавнего боя. Рик застонал, пытаясь удержать обрывки сна. Тщетно. Реальность резала глаза холодным светом ламп, перемигивалась строками сообщений на экране, пульсировала болью в районе затылка.
– Потеря ориентации! Введи координаты вручную… – искусственный голос информатора вызывал тошноту.
Рик поднял руку и вновь её уронил. Пересохший язык безвольно ворочался во рту.
– Ста… статус… – наконец выдавил он.
– Двигатели – норма, боезапас – ноль, жизнеобеспечение – три часа, координаты – отсутствуют! Введи координаты вручную…
Теперь всё стало предельно ясно. Его корабль класса "Серый призрак" потерял ориентацию в пространстве. В такой ситуации бесполезны сверхсветовые двигатели. Без начальных координат невозможно попасть в пункт назначения – на одну из планет или баз Федерации. Можно сколько угодно совершать случайные сверхсветовые прыжки – вероятность оказаться в известном сегменте космоса близка к нулю.
– Входящее сообщение! – проинформировал корабельный мозг, – транслирую:
"117, привязка дельта-дельта-2. Просканируй, пилот…"
Рик сглотнул и приподнялся в кресле.
– Проверяю указанные координаты, – доложил корабль, – вижу дрейфующий объект! Дистанция – двадцать километров, отклик "свой-чужой" отсутствует. Предположительно – истребитель Лиги независимых планет.
– Боевой режим! – захрипел Рик. – Отключи гравитацию к чёрту!
– Исполнено, – проскрипело над ухом.
Корабль дёрнулся, Рика подкинуло в кресле.
– Синхронизация "мозг – мозг"! – выкрикнул он.
– Не проходит, – отчеканил корабль. – Имею повреждения…
– Дай картинку! – выдохнул парень.
На центральном экране расцвело изображение сиреневой кляксы – вражеского истребителя класса "Медуза". Ходили слухи, что лиганские корабли – живые существа. Сейчас, глядя на экран, Рик был готов в это поверить. Бахрома медузы вяло колыхалась, будто от ветра. Некоторые щупальца отсутствовали…
"Пилот "Серого призрака", ты на нуле, – внезапно высветилось на экране, – есть предложение. Выслушай…"
– Манёвр уклонения, схема "зет"! – зарычал Рик.
Его вдавило в кресло. Строки входящего сообщения кровавым пятном поплыли перед глазами.
"Выслушай! У тебя есть двигатели, у меня координаты. Предлагаю перемирие, пилот. Я перехожу к тебе на корабль. Летим на ближайшую нейтральную планету. Дальше – по обстоятельствам…"
 
* * *
 
– Стыковка. Шлюз открыт.
Бесстрастный голос информатора сверлил висок.
– Спасательная капсула захвачена. Внутри один объект. Предположительно человек.
Лепестки внутренней части шлюза разошлись в стороны.
– Ты говоришь на пиджин?
Рик выдохнул и медленно-медленно опустился в кресло-кокон. Прочистил горло и… промолчал.
Бездонные голубые глаза в окружении соломенных волос. Словно кусочки неба. Доверчивые и немного испуганные…
– Ты… говорить умеешь? – шёпотом повторила девушка.
Он не сразу нашёл в себе силы ответить – слишком похожа была она на незнакомку из недавнего полубредового сна. На девчонку, с которой Рик так больше и не встретился на склоне.
Через секунду наваждение прошло. Конечно, не она! Всего лишь вражеский пилот…
– Я говорю на пиджин, инферно и новокитайском. Садись в кресло.
Лиганский пилот. Враг. Главное – не смотреть ей в глаза, тогда всё будет в порядке.
Девушка неуверенной поступью проследовала к распустившемуся резервному кокону, зафиксировалась в кресле, взглянула вопросительно.
– Скидывай координаты, и полетели, – грубо произнес Рик.
– Пилотировать буду я, – тихо ответила незнакомка.
К такому Рик не был готов. Его повезут в собственном корабле! В истребителе, с которым он стал почти единым организмом! Парень удержался от яростного крика, но его взгляд, видимо, сказал всё. Девушка опустила голову и тихо, но веско отчеканила:
– Мне нужны гарантии. К тому же, информация прошита у меня в… голове. Сложно объяснить, но по-другому никак.
На пиджин, упрощённом староамериканском, она говорила значительно лучше, чем на инферно – лаконичном языке войны. На какое-то время воцарилась тишина.
– Меня зовут Энн, – неожиданно добавила девушка, – у нас принято знакомиться.
 
* * *
 
– Выполняю прыжок. Управление ручное. Десять… девять… восемь… – педантично отсчитывал механический голос.
Рик стиснул подлокотники, кинул хмурый взгляд на соседний кокон.
– Ноль…
Моргнуло освещение. Звёзды на экране дёрнулись и немного сдвинулись со своих мест.
– Сканирую… – деловито сообщил корабельный мозг, – нет ориентации! Введи координаты вручную…
– Ну, и где мы? – Рик скептически усмехнулся и повернулся к Энн.
– Ещё не всё, – тихо ответила та.
Девушка распласталась в кресле – глаза прикрыты, лицо неподвижно. Глазные яблоки двигаются хаотично, будто во сне. И руки… руки вытянуты вперёд и чуть приподняты. Пальцы совершают сложные движения – каждый палец своё, при этом все действия подчинены единому ритму.
Медуза, – пронеслось у Рика в голове, – будто щупальца-нити!
– Сейчас… будет ещё переход, – шептала Энн, – рассчитываю…
– Обнаружен объект! Обнаружен объект! – вдруг заверещал корабль, – вижу…
В следующий момент Рика накрыл удар на пси-волне. Мозг будто вскипел на раскалённой сковороде. Слова… сообщение… внешний сигнал огромной мощности…
"Пилот "Серого призрака", ты на прицеле. Не предпринимай никаких действий. Ты будешь доставлен на патрульный корабль для выяснения обстоятельств…"
Фраза, вновь и вновь повторяемая на инферно, сопровождалась щедрыми дозами излучения, подавлявшего волю и вызывавшего волны неконтролируемого страха вперемешку с тошнотой.
Краем сознания, не затронутого пси-ударом, Рик пытался осознать информацию с экрана: "Система жёлтого карлика… обнаружена планета… два объекта на орбите: крейсер Федерации – дистанция 600 километров… второй объект…"
– Ааа! – отчаянный крик Энн, и дрожь истребителя.
Пси-волна на секунду схлынула, её сменила перегрузка, мгновенно выгнавшая воздух из лёгких.
Невесомость.
Сразу вслед за этим бортовая система восстановила силу тяжести. И вновь короткий удар перегрузкой. Ещё один – под новым углом. Гравитационные двигатели принялись хаотично швырять корабль, не давая лучу с крейсера сфокусироваться на пилотах.
– Стой! Это свои… – прохрипел Рик, – стой…
Затем его сознание угасло.
Гора Олимпия, сиреневая трасса, он пытается набрать скорость. 
"Повреждён основной щит… резервный щит…"
Почему трасса сиреневого цвета? Таких не бывает… 
"Отказ основного двигателя… отказ маневровых двигателей…"
Сиреневых трасс не существует. Но это красиво… Почему не получается разогнаться? 
"Вхожу в атмосферу… трансформируюсь… режим планирования…"
Оказывается, он пытался ехать лёжа. Так он никогда не догонит голубоглазую девушку! 
"Температура выше расчётной…"
Нужно разогнаться, и… перед глазами снова сиреневая поверхность. Он падает на неё, проваливается внутрь, летит, и, наконец, видит далеко внизу сиреневый облегающий комбинезон незнакомки. А он так и не узнал её имя! Нужно обязательно догнать… Энн… 
"Это я – Энн! Очнись, пилот!"
Удары по щекам.
Он вяло отмахнулся. И открыл глаза.
 
* * *
 
– Мои соболезнования. Посадка вышла жёсткой. Твоего корабля больше нет.
– Пошла ты, – хотел ответить Рик. Промолчал.
Он лежал на заледеневшей скальной плите. Вокруг простиралась снежная целина. С ночного неба сыпала белёсая крупа.
– Аптечка уцелела. Я тебя уже обработала. Скоро полегчает.
Энн сидела чуть поодаль. Рядом с ней лежал аварийный комплект.
– Негусто вас экипируют, – девушка хмыкнула. – Ладно, у меня тоже было… кое что. Я защиту поставила – маскировочное поле. Это их задержит!
Рик задрал голову, пытаясь представить, как крейсер на орбите разворачивает сигма-генераторы…
– Дура. Не будут нас искать. Кому мы нужны… Им проще уничтожить весь квадрат.
Девушка побледнела. А может, ему лишь показалось.
– Я на ручном сажала, – продолжила она тихо. – Здесь везде океан, будто потоп прошёл. Есть архипелаги с горами… Я целила повыше, чтобы не в воду. Перестаралась немного.
Да уж, перестаралась. Рик приподнялся на локтях, унял тошноту и обвёл взглядом горизонт. Ночь и снег. И какое-то неуловимо-знакомое чувство. Ощущение близости гор.
– Что за планета? – без особого интереса спросил он.
– Не знаю. Нет в каталоге. Похоже, что необитаемая.
Он закрыл глаза и откинулся на своё импровизированное ложе. Олимпия… Слишком давно это было. Слишком далеко.
Мысли путались. Он добровольно пошёл на сделку с врагом. Скрылся от преследования. Его не пощадят, отдадут под трибунал. Бежать? Некуда. Нет смысла что-то делать…
– Лекарства скоро подействуют, – долетел голос Энн. – Я ещё имплант-детокс ввела. Можно снять шлем – атмосфера с кислородом. Всё лишнее детокс отфильтрует.
 
Ему снился океан. С глубины поднимались медузы. Огромные. Он знал, что внутри одной из них – Энн. Нужно было непременно достать её из медузы, вытащить на белый свет.
На короткое мгновение он выплыл из океана сновидений и ощутил тёплое девичье тело рядом с собой. Её руки… Рик хотел оттолкнуть. Но вместо этого зарылся лицом в соломенных волосах, погрузился глубже в сон, укутался его прозрачным покрывалом.
"Хочешь, я покажу тебе… напомню кто ты на самом деле?"
Галактика. Миллиарды звёзд. Война, тлеющая несколько тысяч лет. Противостояние двух великих космических рас – Сиреневых Медуз и Серых Призраков. И тем и другим в какой-то момент удалось изобрести идеальных пилотов-симбионтов. Искусственных существ с ложными воспоминаниями, чей мозг идеально подходил для расчёта сверхсветовых переходов. После изобретения боевые действия вспыхнули с новой силой…
Корабль-шпион обнаружил цель, и мозг Энн мгновенно вычислил курс. Звено Медуз совершило прыжок и вошло в ныряющий режим, балансируя на грани релятивистских эффектов, неуловимое для защитных систем противника. Последующие события для стороннего наблюдателя заняли несколько секунд, но для Медузы-Энн время остановилось. 
Ведущий прокладывает коридор. Пошла первая торпеда, вторая… обнаружены Серые Призраки – "истребители Федерации". Энн делает рывок, атака – цель уничтожена… детонация торпеды… вспышка в задней полусфере… вспышка впереди… вторая торпеда потеряна… манёвр уклонения… предсмертный крик ведущего на пси-волне… 
"Всем группам – отход!" – это комэск. 
Атака двух объектов противника. Преимущество на стороне Энн, но потеряны драгоценные мгновения. Ещё только начинает вскипать облако антиматерии на месте первого Призрака, а она уже видит, что опоздала. Стена мрака рвётся из точки, где был вражеский корабль-матка. Автоматика "мёртвой руки" за секунду до разрушения запустила син-генератор, сделав из ближайшей звезды небольшую чёрную дыру. 
Гаснущим сознанием Энн успевает бросить свою Медузу на сверхсвете прочь от дыры. Второй Призрак… она… не успела… 
…уничтожить!
Яркий свет в глаза. Звуки голосов. Энн…
– Лиганца – уничтожить! – отрывистая команда на инферно. Произношение выходца с Мягкой Посадки.
– Этого пособника – под трибунал.
Полусонного Рика тащат по земле два человека в форме Федерации. В рассветном небе маячит шлюпка. В лучах восходящей звезды хищным оскалом темнеет входная мембрана с десантным штурмовым пандусом.
За спиной какая-то возня. Приглушённый стон. Рик оборачивается, упирается ногами. "Стойте! Вы ничего не знаете! – хочется крикнуть, – это не наша война! Это Призраки и…" Удар по голове. Он почти теряет сознание, провисает на чужих руках. Издали доносится грубый смех.
Внезапно сквозь провалы в сознании он слышит топот ног. Тонкий свист. Гул в небе. И удар снизу – будто поверхность планеты решила встать на дыбы! Его переворачивает в воздухе. Глухой взрыв, ещё один. Шум сзади. Он пробует подняться на ноги, спотыкается о чьё-то тело. Сквозь клубы дыма успевает заметить сиреневый объект, мелькнувший в воздухе. Ещё один взрыв, и – всё заканчивается. С неба летит цветной снег. Кто-то неровной походкой приближается сквозь дым. Офицерская форма. Мерцает полупрозрачный камуфляж-хамелеон. Рик непроизвольно подтягивается, пытается стереть кровь с лица.
– Пилот, уничтожь её. Это приказ, – офицер протягивает оружие. И в следующий момент падает на почерневший снег.
– Она… протащила на планету… свой истребитель… – офицер дёргается, замолкает. Сиреневый пепел продолжает сыпать с неба.
 
* * *
 
– Энн! Очнись!
Слабый стон. А может, показалось.
Рик опустился на колени, сорвал с себя шлем. Припал ухом к её груди и уловил едва различимый стук сердца.
Он бросился к медкомплекту, выудил имплант-реаниматор, метнулся обратно. Ноги не слушались. Он упал рядом с девушкой, сведёнными от мороза пальцами пристроил инъектор напротив сердца Энн и нажал на кнопку. Отбросил пустой инструмент и без сил распластался на снегу. Приблизил своё лицо к лицу девушки, зажмурил глаза.
Пусть это закончится! Пускай он откроет глаза, и всё станет как раньше…
А как это – "как раньше"? – будто ещё один голос внутри головы, – как раньше – война? Или…
С неба падал снег. Кружил маленькими вихрями. Заметал недавние следы.
Звук прибоя. Покалывание в конечностях. Странный горьковатый вкус и сразу вслед за ним запах дождя – стандартная последовательность. "Открой глаза, открой глаза, открой…" – подсознательная команда, закладываемая на ранних стадиях симбиоза. Она срабатывала везде и всегда. Не сейчас. "Открой…" Затихающий шёпот, эхо эха. Энн медленно возвращалась к своему человеческому телу. Итак, у неё две руки, две ноги. Как только она подумала об этом, полностью восстановились тактильные ощущения. Девушка осознала что дышит. В этом было что-то неправильное. Она не должна была дышать. Её основное внешнее тело не обладало такой способностью. Зато у внешнего тела имелось абсолютное сферическое зрение и телепатические способности… "Открой глаза!" Команда не срабатывала. В этот момент Энн поняла, что уже давно рассматривает свои дрожащие руки. Картинка была неестественно плоской и, кажется, перевёрнутой. Она поднесла руки к глазам, с силой прижала, пытаясь унять дрожь. "Открой глаза…" – последняя безуспешная попытка. 
Истребитель-медуза, её внешнее тело, был мёртв. "Переключение в сплит-режим", – произнёс безжизненный голос в мозгу… 
Рик вздрогнул и открыл глаза. Рывком сел. Энн лежала рядом и смотрела на него.
Парень неуверенно протянул руку. Прикоснулся к соломенным волосам. Провёл пальцами вдоль щеки. Ощутил биение пульса на тонкой шее.
– Скажи, мы с тобой настоящие? Или… тебя сделали Медузы, а меня – Призраки… неужели всё именно так?
Она промолчала.
– У нас ведь даже родной планеты нет, только колонии, – продолжил Рик. – Никто не знает, откуда мы, где наша колыбель. Говорят, забыли. Говорят, потеряли планету, разлетелись кто-куда… А я теперь думаю – и не было её. Думаю, всё зря…
Губы Энн приоткрылись.
Рик замолчал, склонил голову, пытаясь разобрать едва слышный шёпот…
– База… здесь есть… заброшенная старая база. На этой горе. Медуза засекла… во время боя… перед смертью. Надо спрятаться там. Или нас опять найдут…
Он поднялся на ноги и запрокинул голову, до рези в глазах всматриваясь в серые тучи.
Призраки, Медузы – какая, в сущности, разница? Он не отдаст Энн. Он её не отдаст!
 
* * *
 
В сотне шагов от места посадки они наткнулись на серую каменную плиту. Из-под тонкого слоя свежевыпавшего снега проглядывала неестественно ровная шероховатая поверхность.
– Это база? – хрипло спросил Рик.
Он бережно опустил Энн на снег. Сел рядом.
Девушка отрицательно качнула головой.
– Не база… До базы несколько километров. Ниже по склону…
Слова отняли последние силы – Энн закрыла глаза и затихла.
Рик с трудом поднялся, обошёл плиту и с обратной стороны обнаружил квадратный проём, ведущий внутрь. Он лёг на снег, включил подсветку и сунул голову в проём.
Внутри было просторно – целая комната, или, скорее, склад, занесённый снаружи слоем земли. На стенах виднелись надписи на незнакомом языке. В дальнем углу лежали какие-то предметы… Рик моргнул. И восхищённо выругался.
 
– Энн! – Рик бережно тронул девушку за плечо. – Энн, можешь приделать эту штуку к моим ботинкам?
– Могу… – девушка с трудом выпрямилась, помутневшим взглядом окинула странный предмет, – а что это?
– Остальные рассыпались в труху, – сбивчиво пояснил Рик. – Только этот более-менее целый. Правда, без креплений…
– Что… это?
– Мы спустимся на нём к базе! На Мягкой Посадке это называется борд.
 
Ветер и свист в ушах – ощущение полёта. Бесценный груз за плечами – Энн крепко обхватила его за шею, прижалась тёплой щекой.
Снег в глаза… Зря он выкинул шлем! Раритетная доска вибрирует под ногами. В ней нет антиграва, зато так больше экстрима – особенно, если встретятся скалы… Скалы?
– Энн, какой рельеф на маршруте? – Рик тормозит, пытаясь расслышать её слова.
Вместо ответа девушка вытягивает руку. Вперёд и вниз. Он щурится и с трудом различает за снежной круговертью очертания базы. Далеко…
Краем глаза он замечает вспышку. Следом доносится низкий протяжный гул.
– Крейсер! Крейсер садится! – это Энн.
Девушка сильней прижимается к его спине. Рик ощущает, как бьётся её сердце. Быстро-быстро, не сосчитать…
"Уххх", – содрогается небо. Корабль зависает над вершиной горы.
Ветер швыряет в лицо порцию ледяных игл. Рик пригибается, почти стелется по склону, пытаясь разглядеть хоть что-то в поднявшейся мгле.
Снова гул с разгневавшихся небес. И ответная дрожь, идущая из-под земли. Он почти теряет равновесие, оборачивается и видит, как сдвинулся пласт снега выше по склону. Медленно, но неуклонно. Вбирая в себя новые слои, разгоняясь и поднимая столб снежной пыли, обрушивая это на голову…
– Рииик! – отчаянный крик возвращает в реальность.
Он ещё ниже приседает на правую ногу, левой максимально задирая нос доски – так, чтобы всплыть над снежной целиной.
Гул сзади всё ближе, всё гуще снежный вихрь. Тёплое дыхание возле уха. Голос Энн. Слов почти не слышно. А может, это и не слова…
– Сон… То, что ты видел тогда – всего лишь наведённый сон! Защитная реакция моего внешнего тела. Про призраков, про медуз… Реальность – вот она!
Расщелина впереди.
Точка отрыва.
Прыжок.
Невесомость.
Удар и мгновенная темнота.
А следом свет. Металлический баритон чеканит дробью слова. Рик не сразу разбирает их смысл.
– Защитный купол активирован. Пройдите идентификацию. У вас три минуты.
 
Он с трудом разогнулся и сел. Поискал глазами Энн. Не нашёл, и судорожно принялся сдирать ботинки с намертво приваренной доской.
– Осталось две минуты…
В метре от него за гранью невидимого силового поля бушевала метель. Защитная система отбросила лавину – снежный поток обогнул базу и ушёл ниже по склону.
С неба вновь донёсся гул. Рик откинул доску и вскочил на ноги. В глазах потемнело – порция адреналина, благодаря которой он смог добраться до базы, иссякла. Он пошатнулся и закричал изо всех сил:
– Энн!
– Осталась одна минута…
Хромая, Рик вошёл под арку, сощурился от яркого света, и увидел девушку, лежащую у дальней стены. Одним прыжком он преодолел помещение и склонился над ней.
– Руку… – едва слышно прошептала Энн, – надо приложить… Прямо здесь, на стене.
– Тридцать секунд…
Он поднял глаза. На гладкой мерцающей поверхности выделялись контуры двух человеческих ладоней.
Рик обхватил Энн за плечи, приподнял с пола и поднёс её руку к первому сенсору. Свою ладонь приложил ко второму.
– Идентификация пройдена. Человек, женщина. Человек, мужчина. Добро пожаловать на резервную базу Содружества!
– Вот и всё, – прошептала Энн. – Говоришь, мы не люди? Говоришь, искусственные, и поэтому не несём ответственности… за эту войну… Отговорки!
– Угроза внешнего вторжения, – проинформировала система.
– Отразить, – хрипло ответил Рик.
– Выполняю.
На стене появился голубой круг – изображение планеты. Рядом высветилось несколько разноцветных точек. Внезапно пол под ногами вздрогнул, у синей планеты появилась тонкая белая кайма. Точки замельтешили, задёргались мухами, пропали…
– Исполнено.
Парень помог Энн сесть на пол, сам опустился рядом.
– Что дальше?
Вместо ответа девушка закрыла глаза и уткнулась лицом ему в плечо.
– Там, в бункере наверху, непонятный текст на стене, помнишь? – невпопад пробормотал Рик, – я сфотографировал…
Он вывел изображение с надписью.
"Роза Хутор".
Буквы были похожи на пиджин, но немного отличались.
– Древний язык, – тихо сказала Энн, – забытый. Мы уже никогда не узнаем… Но мы начнём сначала. Мы… попробуем?
Рик сжал рукой её ладонь. Потом запрокинул голову, глядя сквозь прозрачный купол на пасмурное небо, с которого тихо опускались на землю цветные звёзды.

Авторский комментарий: https://www.youtube.com/watch?v=cNT8GkYxM10
Тема для обсуждения работы
Рассказы Летнего Блица
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования