Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2016: «Что в музыке тебе моей?»

Робот-зазнайка - Это было кичёво!

Робот-зазнайка - Это было кичёво!

Сержант Хью Джонс листал журнал регистрации правонарушений. Картина безрадостная – за последний месяц участились кражи на скоростной трассе. Скручивали навигаторы, вытаскивали встроенную в опоры электронику и прочий интегральный хлам. Мало полезный человеку, но жизненно важный для ходячих железок – на запчасти.
Когда двадцать лет назад U.S. Robotics выпустила первую модель общественного киборга, никому и в голову не могло прийти, что умные железки перемкнёт на воровство. Тогдашние роботы были не чета нынешним – девятому, десятому, двенадцатому. Но только после выхода тринадцатой серии, компания-производитель объявила миру, что с робопреступностью покончено навсегда. Во что Хью не верил.
Повертев толстыми пальцами сигару, сержант глянул время – ровно через сорок минут он сдаст смену, сядет в "Шевро" и отправится домой. По пути навестит «Грязный Гарри», накатит двойной виски и посоветует завсегдатаям не устраивать перестрелку на ночь.
Чтобы успеть к ужину, Джонс переоделся. Кому какое дело, по форме единственный на сорок миль полицейский или не по форме? Проверяющие появлялись не чаще одного раза в год, Хью знал об их визите заранее – от друзей в Управлении.
Тик-так, отсчитывали часы. Тик-так, мысленно подгонял время Хью. Через сорок минут он сменится, если не произойдёт чего-нибудь.
Чего-нибудь беззвучно подкатило к участку на чёрном фургоне с надписью "Транснациональная скоростная трасса", резко затормозив. Наружу выбрались два охранника модели Р-10 и странноватая синяя железка с поперечными жёлтыми полосами. Хью быстро глянул в электронный полицейский каталог – так и есть, тринадцатая модель. Тяжёлые шаги по коридору участка напомнили Джонсу о долге. Сержант едва успел достать значок-удостоверение и проверить "Кольт" в кобуре под мышкой, как троица ввалилась в кабинет.
– Нарушитель, статья 21 пункт 17, – коротко отрапортовал стальной охранник, протянув полицейскому две копии протокола задержания. Хью пробежался взглядом по тексту, приложил к электронной бумаге значок-удостоверение и вернул один экземпляр охраннику:
– Нарушитель принят.
Р-10 быстро покинули участок, оставив сержанта наедине с последним достижением U.S. Robotics.
Вблизи Р-13 выглядел ещё отвратнее. Сине-стальной корпус пестрил мелкими надписями на неизвестном Джонсу языке и пошлыми картинками. С головы робота свисали узкие фиолетовые лепестки, делая похожим на папуаса.
– Не кичёво, – скривил пластометаллический рот задержанный, плюнув в урну.
Сержанта передёрнуло. Захотелось врезать ублюдку промеж визуаторов, но опытный полицейский сдержал гнев – активен видеорегистратор. И не раз стражей законности увольняли со службы за нарушение протокола допроса.
– Статья 21 пункт 17 – это минимум пять лет исправительных работ, – Джонс откинулся на спинку кресла.
– Третья стадия отслоения сознания имбицила, – ответил Р-13. Подвинул стул и нагло шмякнул стальную задницу на сиденье. Не забыв ещё раз плюнуть в урну.
Лицо сержанта побагровело. Эта пластометаллическая мерзость над ним издевается! Пораскинув мозгами, Хью пришёл к выводу, что привлечь железку за оскорбление полицейского при исполнении долга не получится. Высказывание слишком туманное, можно интерпретировать как угодно. Хью взял со стола протокол задержания.
– Вскрытие коробки управления сигналами, – прочёл вслух сержант, – изъятие модуля памяти и процессора.
Нестерпимо захотелось курить. Хью достал сигару и понюхал – аромат тропиков защекотал воображение. Вспомнился прошлогодний отпуск на Гавайи.
– Я имею право на адвоката, – заявил тринадцатый, вращая визуаторами.
– Запросто! – не растерялся сержант. – Только учти – ближайшая адвокатская контора в сорока милях. На ночь глядя никто к нам не поедет. Ждать тебе придется минимум до десяти утра.
– Я имею право на адвоката, – повторила железка, вновь плюнув – в этот раз мимо урны. На полу расползлось тёмное масляное пятно.
– Имеешь, – согласился полицейский. – Я отправлю запрос в управление. Но на твоём месте, я бы думал о другом. Утром приедет судья и вынесет решение по твоему делу – не меньше пяти лет исправительных работ.
Лепестки на голове Р-13 заискрили и встали вертикально.
– Не доказано! – прошипел робот.
Картинки на корпусе тринадцатого ожили, опошляя государственное учреждение. Голова Р-13 ритмично закачалась из стороны в сторону. Вместе с дребезжащим напевом:
– Ма-ма, ма-ма нам не жить. Кич при-ехал, коп дер-жись! Ма-ма, ма-ма нам не жить. Кич при-ехал, коп дер-жись! Ма-ма, ма-ма нам не жить...
Сержант повернул протокол к задержанному:
– Чёрным по белому: изъятие модуля памяти и процессора. Повреждение системы управления может привести к аварии транспортных средств. Хоть это ты понимаешь?
Голова робота замерла, фиолетовые лепестки поникли. Вместе с тишиной в полицейском участке.
– Ага, дошло, – после непродолжительной паузы сообщил сержант, закрыв журнал регистрации правонарушений.
– Аналогичных хищений за месяц около полусотни, и ты единственный задержанный. Предположу, что ты действовал не один. Поэтому предлагаю сотрудничество.
Полицейский поднялся, размял плечи и глянул в окно – смеркалось.
– Сдашь подельников – пройдёшь по программе защиты свидетелей вместо каторги, – добавил Джонс.
Мутные визуаторы Р-13 ничего не выражали. Жёлтые шарики с чёрными зрачками вперились в урну, словно там лежало решение всех проблем.
– Требую проведения следственного эксперимента, – заявил робот.
– Без проблем, – согласился сержант. – Но учти: при попытке к бегству открою огонь на поражение.
Хью выразительно хлопнул по кобуре:
– На выход!
Робот покорно вытащился из полицейского участка и залез в машину. Внешне выглядело, будто подозреваемый "сломался". Но Джонс не раз становился свидетелем хитрости железок, поэтому держал ухо востро.
Место преступления находилось всего в полумиле от участка, рядом с будкой технического контроля. Едва "Шевро" затормозил, как из будки высунулся Р-9 – самая массовая модель U.S. Robotics.
– Чем-то мо-гу по-мочь? – проскрипел робот.
– Можешь, – Джонс открыл заднюю дверку, выпустив тринадцатого. – Я полицейский, привёз подозреваемого на место преступления. А ты побудешь понятым. Это понятно?
– По-нят-но, – согласился робот.
Сержант огляделся.
Коробка управления обнаружилась лишь одна – на опоре.
– Вперёд, – скомандовал сержант.
Робот шустро направился к опоре.
– Э-э! – в два прыжка полицейский оказался рядом и схватил железку за манипулятор. – Ломать ты ничего не будешь, только покажешь, как совершил преступление.
– А как я его совершил?
– Очень просто, – Хью показал на манипулятор. – У тебя в пальцах инструмент. Активируй отвёртку!
Тринадцатый выполнил команду.
– Хорошо. Теперь отвинти крышку.
С лёгким жужжанием робот выкрутил винты. Крышка упала, обнажив платы и зелёные светодиоды.
– Стоп! Больше ничего делать не нужно, преступление доказано.
Полицейский протянул протокол девятому:
– Заверяй.
Р-9 прочёл текст, поскрипел манипулятором и выдал:
– А что это?
Джонс выругался.
– Ты, – полицейский ткнул указательным пальцем в грудь Р-9, – понятой.
– Он, – Хью повернул голову в сторону Р-13, – преступник. Что не ясно?
Визуаторы Р-9 потускнели, манипуляторы бессильно повисли.
- Эй! – встрепенулся Хью. – У тебя зарядка кончилась?
– Я не преступник, – сообщил тринадцатый. – Ты меня оклеветал!
Ловким движением робот запустил пальцы в коробку и вытащил процессор – освещение на опорах погасло. Вместе с терпением Джонса. Выхватив "Кольт", сержант врезал рукояткой по голове ненавистной железки:
– Тварь, ублюдок, металлолом ходячий!
– Рукоприкладство, требую адвоката, – завизжал Р-13. Робот выронил чип, покачнулся и обхватил стража порядка, словно садовник любимое дерево.
– А-ва-рия, а-ва-рия – ожил Р-9. – Вы-зы-ваю по-мощь.
Оттолкнув тринадцатого, Джонс подскочил к коробке. Подсвечивая фонариком, аккуратно вставил процессор в разъём. Сержанту осталось закрыть крышку и перезагрузить систему – он держал ситуацию под контролем. Но обернуться на визг тормозов полицейский не успел - стальные пальцы заломили руки за спину, уткнув человека лицом в песок.
– Нарушитель, статья 21 пункт 17, – сообщил бесстрастный голос.
– Вы что, совсем охренели? – взвыл Хью. – Я полицейский. В кармане удостоверение!
– Врёт – полицейский я, – в тонких пластометаллических пальцах тринадцатого поблёскивал значок-удостоверение. – Этот самозванец забрал у меня оружие и пытался устроить аварию на трассе.
Стальная кисть охранника обшарила карманы человека, выудив револьвер.
– Мой! – пискнул тринадцатый. Массивный полицейский "Кольт" перекочевал к роботу. Вместе с наглой улыбкой.
- Ублюдки, кофеварки ходячие, – бесновался Джонс, – Всех отправлю на металлолом!
Р-10 деловито заклеил рот Хью скотчем:
– Нападение на полицейского и завладение оружием, причинение вреда "Транснациональной скоростной трассе", сопротивление представителям компании. В совокупности до двадцати лет лишения свободы. Вы имеете право говорить, имеете парво хранить молчание, имеете право на общественного адвоката.
Роботы неспешно затолкали тело человека в фургон. Бросив напоследок:
– Спасибо за содействие, коп.
Чёрная машина беззвучно тронулась.
- Что это бы-ло? – не понял Р-9, провожая фургон взглядом.
Отростки на голове последнего достижения U.S. Robotics собрались в 13-ти пучковую метёлку, голова закачалась из стороны в сторону. В ритм дребезжащего напева:
– Это бы-ло ки-чё-во. Это бы-ло ки-чё-во. Это бы-ло ки-чё-во...
 

Авторский комментарий: https://www.youtube.com/watch?v=K3CHi_9sxj0
Тема для обсуждения работы
Рассказы «Зимнего блица»
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2016. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования