Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

wasp - Кровь Титана

wasp - Кровь Титана

– Так, люди, – начал Воронов, – связь не восстановилась, я и Крис идём в комплекс. Переточная, ты будешь диспетчерить нас. Это не обсуждается, – проигнорировав умоляющий взгляд девушки, пресек он возможные возражения, –. сегодня обойдёмся без твоих выходок… Вопросы?  
– Э… Сколько времени это займёт? – Спросил Рик.  
– Сложно сказать наверняка… по обстоятельствам. Сейчас девять шестнадцать. Контрольное время десять тридцать. Если мы закопаемся в причине неисправности, то вернёмся на борт. Однако, думаю, всё прояснится сразу, как только доберёмся до системы управления. В любом случае будем информировать в стандартном режиме.  
С этими словами Воронов отстегнул ремни безопасности, поднялся и вышел из рубки. Крис, пропустив командира вперёд, последовал за ним.  
 
Стив тоже отстегнулся, но продолжил сидеть, наблюдая за тем, как Сыч занимает командирское кресло. Выходило, что вроде все были при деле, кроме него… и… Стив поискал дока, но та куда-то подевалась. Тогда он принялся наблюдать за тем, как ловко Сыч управляется с голографической моделью, невольно залюбовавшись порханием её длинных тонких пальцев, выполняющих какие-то хитрые пассы. Модель увеличилась и вывернулась наизнанку, являя внутреннее устройство комплекса.  
– Видим вас, – сообщила Сыч, – следуйте проложенному маршруту и через пять минут будете на месте.  
В рубке повисла тишина, нарушаемая лишь короткими репликами девушки.  
Наконец Сыч, зажав миниатюрный микрофон в кулак, обратилась к присутствующим:  
– Они на месте.  
Следующие несколько минут Стив тщетно пытался вникнуть в одностороннюю тарабарщину системщиков биокибернетиков. Ответные реплики Воронова звучали только в её наушниках. Первым вполне ожидаемо не выдержал Рик:  
– Что происходит?  
Сыч попробовала растворить его взглядом, но, тем не менее, соизволила ответить:  
– Всё банально. Как в инструкциях по эксплуатации: если прибор не работает, проверьте, подключено ли питание.  
– И что это значит?  
– То и значит. Система управления была лишена энергии. Проще простого… – она подмигнула Вик, – сейчас Апэ всё починит.  
– А связь?  
– А как ты думаешь? Связь запитана с того же ресурса. Не дрейфь, парень, через пару минут всё будет работать.  
И действительно, в скором времени Стив увидел, как бортовой компьютер, поймав сигнал, выстраивает аккуратные столбцы цифр слева от модели. Он подошёл ближе и начал сортировать полученные данные. Это была история работы комплекса за последние три месяца. Геолог так увлёкся просмотром, что совсем позабыл о Воронове и О’Дениэле, поэтому очень удивился, обнаружив их в рубке.  
– …резервное питание теперь на механике, – вещал Александр Петрович, – чтобы там не заглючило в прошлый раз, теперь этому чему-то, если оно захочет выключить электричество, придётся нажать кнопку.  
– То есть комплекс будет работать без перебоев? – беспокоился Дэйлив.  
– Этого я гарантировать не могу… Зато могу гарантировать, что если он и остановится, то не из-за перебоев питания.  
Словно подтверждая его слова, равномерное движение чисел вдруг прекратилось. Стив краем глаза заметил, что они перестали перемещаться вниз. Вернув внимание таблице, он задержался на верхней строчке и буркнул:  
– Странно…  
– Это новый сбой. Но сейчас должно сработать резервное, – спокойно сообщил Воронов.  
Геолог всё ещё смотрел на замершие цифры, но тут картинка снова ожила.  
– О… Вот то, о чём я говорил, – Апэ был весьма доволен собой, – комплекс перешёл на резервное.  
Стив нахмурил брови, что-то ускользало от него. Он вновь пробежался взглядом по таблице. Выроботка интенсивно росла во всех строчках, кроме одной. Полисилазан-Эр добывался на порядок медленнее. И тут он понял, что комплекс встал сразу, как только была налажена добыча уникального кремне-углеводорода. Стив вернулся к истории двухнедельной давности. Так и есть! Обнаружив полисилазан-Эр, началась стандартная откачка его из недр Титана, но вдруг количество выработки резко упало.  
– Как долго проходит процедура тестирования? – ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Стив.  
– Согласно инструкции, час, – ответил Апэ, – а что? Какие-то проблемы?  
– Возможно и нет… Но…  
 
Договорить он не успел.  
– Глазам не верю! – командир смотрел туда, где только что мерцал отчёт работы комплекса. – Это не может быть питание! Мистика какая-то!  
– Позвольте… – пытаясь вернуть потерянные данные, бормотал геолог, – …позвольте… Мне кажется, что есть какая-то связь. Ведь всё работало несколько месяцев до тех самых пор, пока… пока не началась разработка полисилазана-Эр...  
– Стоп… Стоп… – Рик поднял руки, требуя внимания, – Майклсон, не гони волну. Ты хочешь сейчас сказать, что нам надо отказаться от добычи редчайшего, единственного в своём роде, безумно дорогого полисилазана-Эр?  
– Я всего лишь нащупал что-то…  
– Всё это домыслы и случайность, – отрезал Рик.  
– Послушай, Стив, – Воронов смотрел на новичка вполне дружелюбно, – я не понимаю, что за чертовщина здесь происходит. Сейчас мы с Крисом пойдём и заберём биликвид. А там, видно будет.  
– Минуту! – Теперь Дэйлив был настроен более чем решительно. – Давайте, раз уж вы так уверены что это не сбой питания, а неисправность биликвида, чтобы не делать одну работу дважды… я думаю, нужно просто заменить его. Разве не так?  
Системщики переглянулись, после чего Воронов сказал:  
– Это разумно… Аля, – обратился он к зыркнувшей на него из-под разноцветной чёлки девушке, – заряди мокрого программным по комплексу. Знаешь что делать?  
– Знаю, не первый год замужем, – огрызнулась та, – и не называй меня так…  
– Как дитя малое, – усмехнулся командир, – а я пойду чайку выпью пока…  
 
Громкая связь собрала всех членов команды, оставшихся на борту, в командной рубке. Ну а когда Апэ включил видео, всем стало понятно, что ситуация точно перестала быть штатной.  
– Эта штука везде, – ровным голосом сообщал Воронов, – видите? – Свет фонарика выхватывал из темноты конусы, в основании которых поблескивало что-то оранжевое. – Видите? В прошлый раз этого не было. Это какая-то жидкость…  
– Вверх! Посмотри вверх! – Догадался Стив. – Может быть есть протечки?  
Камера скользнула по стенам к потолку.  
– Протечек не вижу… чёрт… по-моему, это какой-то конденсат.  
Апэ приблизился к стене. В поле зрении камеры появилась рука, она провела сверху вниз. Пальцы оставили белый след на желтоватой поверхности.  
– Нет! Не трогай! – заволновалась Лиза.  
– Док?.. Ты? Не паникуй, это просто осевший пар какого-то вещества. Мы в скафандрах, забыла? Я опасаюсь за биликвид. Возможно, эта роса – и есть причина.  
Теперь он повернулся и пошёл к центру туда, где находилась система управления. Апэ открыл крышку ячейки биликвида и ловко, одним движением вынул его. После чего достал новый и установил на место изъятого. Щёлкнула крышка.  
– Теперь можно идти? – нарушила молчание Лиза.  
– Не так быстро, док… Требуется небольшая настройка. Эта штука очень умная, но даже она иногда нуждается в участии человека.  
Он продолжал что-то вещать о разумных жидких кристаллах и вдруг прервал сам себя:  
– Конденсат этот… Не видно ж ни хрена.  
Передаваемая картинка потеряла чёткость.  
– Апэ, протри стекло, – посоветовала Вик, – и у камеры тоже.  
– Э… ребята… Пло-охо де-ело… – протянул Воронов, так и не удосужившись очистить глазок камеры, – эта оранжевая дрянь, она уже внутри ячейки. Конец биликвиду. – И добавил по-русски. – Пиши "пропало"…  
– Возвращайтесь! Вик, ты хоть скажи ему, – обратилась Лиза к Роук.  
– Сворачивайтесь, Апэ! – поддержала её та, – Крис, слышишь меня? Не нравится мне этот ваш конденсат… Забирай командира, и домой.  
– Понял, – коротко ответил безопасник.  
И в этот самый момент изображение, транслируемое из комплекса, свернулось в точку.  
– Воронов! – крикнула Лиза, – Саша!  
– Эй! Включи картинку и протри стекло! – не на шутку встревожилась Роук, – Апэ! Александр! Вот чёрт… Крис, что там происходит?  
– Всё в порядке… Вероятно, сбой связи.  
– Возвращайтесь!  
Стив, всё это время краем глаза наблюдающий за данными по работе комплекса, почувствовал, как прилипает одежда к внезапно покрывшейся испариной спине. Он увидел, что добыча полисилазана-Эр снова упала почти до нуля.  
– Передайте Воронову, что выработка… – начал он.  
– Апэ в курсе, – прервал его Крис, – колдует чего-то.  
– Вы всё ещё не ушли? – ошарашено спросила Лиза.  
– Подождите, – вклинился Рик, – может быть у него получится?..  
Теперь уже наступила очередь старшего офицера безопасности утирать пот:  
– О’Дениэл… даю вам минуту. Потом бери его за шиворот и…  
– Господи… – выдохнула рубка голосом Криса… – Апэ?.. Апэ?.. – спрашивал и спрашивал безопасник. – А-пэ-э?.. Ап-п-э-э… – Казалось, что он сейчас разревётся.  
– Да что там у вас!?! О’Дениэл! Доложи, мать твою!  
– … всё этот туман… ему... ему нехорошо… ему плохо, Вик… Мы идём…  
Дальнейшие "идём" и "потерпи, командир" перемешивались с сопением и невнятными ругательствами. Роук несколько мгновений вслушивалась в эту возню, и вдруг решительно встала:  
– Я выйду навстречу. Док, ты за главного…  
Лиза в ответ порывисто кивнула и тоже поднялась:  
– Пойдём, помогу со скафандром.  
 
– На его месте должна быть я…  
Стив удивлённо посмотрел на Алю. Она сидела всё там же – в командирском кресле раздавленная и словно уменьшавшаяся в размерах. Рубка по-прежнему учащенно дышала и пыхтела передавая работу лёгких Криса, и на фоне этого гимна жизни Сыч принялась заниматься самобичеванием.  
– Я и диспечерила плохо… – говорила она, – а вообще-то он не должен был идти два раза подряд. Да… Там должна была быть я.  
– Не говори ерунды. Апэ – командир, и его приказы не обсуждаются, – попробовал оправдать её Стив.  
– А теперь он погиб.  
– Мы этого не знаем.  
– Я знаю, – Сыч так посмотрела на него, что тому почудилось, будто ей не двадцать четыре, а сорок два.  
– Пойду к шлюзу, – впервые за все эти бесконечные минуты произнёс Полотти.  
– Я… мне надо… надо… – пробормотал Рик и вышел вслед за пилотом.  
Стив остался наедине с девушкой. Однако, она, не просидев и минуты, тоже поднялась и начала мерить рубку длинными шагами.  
 
– Борт! Есть кто на связи? Сыч?  
– Я на месте, Вик! – Встрепенулась та. – Ты видишь Апэ?  
– Иду к комплексу. Пока пусто.  
Геолог и системщик одновременно посмотрели на голограмму. Две зелёные точки приближались друг к другу. Та, что отображала передвижения Криса, двигалась медленнее.  
– Они уже на выходе, – сообщила Сыч, – слушай… ты же вытащишь их?  
– Эй, всё будет хорошо… Я уже почти внутри... Это они... Крис, что с Апэ? Что с ним, Крис?  
– Он не дышит… Вик, он не дышит… Я не спас его… Он не дышит…  
 
Эти три слова обволакивали совершенной безнадёжностью, но так нежно. Однажды в детстве он купался в реке и едва не утонул. Сейчас всё повторялось. Слова заполняли его, как вода тогда… Он не дышит… Стив не знал, чего хочет больше: чтобы они умолкли, или чтобы продолжали звучать. И вот, когда он почти принял второе, пришло осознание, что на самом деле эти слова повторяются только в его голове. Он словно очнулся ото сна. Огляделся по сторонам. В уши ворвались новые звуки. Вокруг были люди. Они о чём-то спорили, что-то выясняли. И среди этого хаоса он различил, как кто-то всхлипывает на вдохе, глотая слёзы.  
Сыч сидела, обхватив голову руками. Док кричала на Рика:  
– Нужно было вытаскивать его раньше! Это всё ваша неуёмная жадность! Жадность таких как ты! СДН-щики всегда заботились только о своих кошельках!  
– Я очень сожалею, но нельзя же всю вину сваливать на меня? – Оборонялся Рик. – В конце концов, я наблюдатель от компании. Обеспечить результат – это моя работа. Мой долг, если хотите.  
– Тебе объяснить, в чём состоит моя работа? Сейчас я пойду в лабораторию и буду препарировать тело моего лучшего друга. Я пойду и сделаю это, потому что это мой долг! Теперь ты доволен?!  
Подтверждая свои слова, Лиза вылетела прочь.  
– И почему я оправдываюсь?.. – неизвестно кого спросил Дэйлив, расстёгивая воротник-стоечку, – это вообще может быть совпадением… ужасным совпадением. Воронов уже не молод… Сколько ему… гм… было? Шестьдесят? – он криво улыбнулся и пожал плечами, – может быть это сердце… Такое бывает у людей в возрасте.  
– Шестьдесят два, – уточнила Сыч, шмыгнув носом, – и он был поздоровее многих.  
– Конечно… Был… Но его уже нет, а там работа, сделать которую в состоянии только ты. Только у тебя достаточно для этого квалификации… – Сыч подняла всё ещё влажные покрасневшие глаза и дико, словно сомневаясь в психическом здоровье говорящего, посмотрела на Рика. – Я знаю тебя два года, – продолжал напевать он, – ты всегда хотела проявить себя. Сейчас предоставляется отличный шанс. Потом, неужели ты оставишь дело учителя незавершённым?  
 
Стив видел, как на щеках девушки высыхают дорожки слёз. Она поднялась и прошла мимо него и Полотти, мимо обоих безопасников и Рика, не проронив и звука.  
– Ты куда?! – в вдогонку ей крикнула Вик.  
– К чёрту… – донеслось из-за мягко закрывающейся двери рубки.  
– Куда она? Зачем?! Кто тебя за язык тянул, Дэйлив? – Офицер безопасности угрожающе двинулась к нему. – А если она сейчас пойдёт в этот проклятый комплекс?  
– На твоём месте я бы помог ей, а не напирал на меня. Она уже, наверное, выбирается наружу.  
– Сукин ты сын! – Вик схватила его за грудки и прижала к стене, – если с ней что-нибудь случится…  
– Следить за тем, чтобы с ней не случилось ничего плохого – это твоя работа… СДН угрохала огромные деньги в этот проект. Тебе платят. Мне платят. Разница лишь в том, что моя работа – заставлять работать вас.  
– Дэйлив… – Вик не удержалась от того, чтобы хорошенько встряхнуть его, – я вернусь, и мы поговорим.  
Она разжала побелевшие пальцы и устремилась в погоню за Сычом.  
– Что смотрите? – Обратился к оставшимся Рик. – Вы ещё все потом мне спасибо скажите… когда вам будут выплачивать премиальные.  
 
Стив хотел ответить ему чем-нибудь резким, но тут на голографической модели беспокойно замерцала зелёная точка.  
– Сыч, ответь! – Поискав среди присутствующих кого-нибудь, способного помочь, он остановился на О’Дениэле. – Крис, что нам делать?  
Безопасник вздрогнул, услышав своё имя.  
– Я туда не вернусь… Эта оранжевая дрянь… Она убила Апэ, – он часто закивал, – я не смог ничего сделать… это она.  
– Крис! Да что с тобой?! Сыч ушла туда. Что нам делать?  
– Я туда не вернусь… нет… я туда больше не пойду!  
– А-а… Это я уже понял. Сыч! Сыч!! – Ответом ему была тишина. Похоже, девушка специально отключила связь. – Да что ж это такое?.. Почему она молчит?  
Стив уже готов был сам последовать за упрямой и безрассудной, но тут в эфире появилась Вик:  
– Слышите меня? Вижу её спину метрах в пятидесяти. Постараюсь догнать.  
– Слышим, – выдохнул геолог, – она не отвечает!  
– Она такая… Если что взбредёт в голову, не остановишь: прёт как танк, – в голосе Вик досада соперничала с гордостью, – догоню – убью.  
 
– Что происходит?  
Оглянувшись, Стив обнаружил Лизу, облачённую в защитный костюм. Она окинула рубку взглядом и, не досчитавшись двоих, уставилась на парящую модель комплекса.  
– Сыч ушла… – сообщил геолог.  
– Ушла?.. Но туда нельзя! Сыч! В лёгких Апэ обнаружены следы метилцианида!  
– Она не слышит тебя.  
– Почему? Её надо остановить!..  
– Эй, док! – позвала Вик, – я пытаюсь. Она уже метрах в тридцати, заходит внутрь.  
– По-моему, паниковать преждевременно, – напомнил о себе Рик. – Как этот ваш метилцианид, если даже допустить его присутствие в атмосфере, мог проникнуть сквозь защиту скафандра? Это же просто бред какой-то…  
– Метилцианид?.. – Переспросил Стив. – Если я правильно помню, температура кипения метилцианида около минус восьмидесяти. За бортом на сто градусов холоднее, а значит, он должен быть в жидком состоянии. Не понимаю…  
– Я внутри, – прервала рассуждения геолога Вик, – надеюсь, она не заблудится.  
– Сыч свернула направо… идёт по коридору, ведущему к помещению системы управления, – информировала док, – Вик! Не этот поворот, вернись!  
Все, казалось, замерли, наблюдая за перемещениями зелёных точек. Происходящее могло бы вполне сойти за какую-нибудь компьютерную игру, если бы всё не было настолько серьёзным.  
– Поторопись, Роук… Она уже в дверях.  
– Ты можешь показать картинку? – Спросил Рик. – Включи камеру.  
Тут же в центре рубки возникло мутное изображение, в котором угадывался длинный тёмный коридор. Свет фонарика рассеивался в его конце, там, где чёрной пастью зияло отверстие двери. Зная, что девушка не услышит, вопреки логике Вик всё равно закричала:  
– Сыч! Не надо!!!  
Угол зрения камеры изменился, словно Роук подлетела к потолку. Это слабое притяжение планеты отпустило её, не торопясь принять обратно.  
– Зря она решила бежать, – прокомментировал Дэйлив.  
Вик, совладав с прыжками, наконец приблизилась к двери. Скафандр Сыча белел посреди комнаты.  
– Не надо! – офицер безопасности вошла внутрь, сделала несколько шагов и опустила голову. Она стояла в глубокой оранжевой луже. Жидкость скрывала подошву, подбираясь к носкам ботинок. Когда Вик подняла взгляд, все ахнули. Высокая фигура укоротилась на треть. Стив вгляделся в изображение и понял, что Сыч стоит на коленях.  
– Забирай её! Забирай её оттуда!! – закричал он и бросился вон из рубки.  
 
Док нагнала его у шлюза.  
– Я с тобой, – говорила она, помогая ему облачиться в скафандр.  
– Нет, – отрезал Стив, – кто-то должен сообщить на "Прометей" о том, что здесь происходит. Свяжись с ними. Рик ни за что не сделает этого сам.  
– Да… ты прав… прав… Это отравление или заражение… а митилцианид, возможно, лишь побочный продукт… Возможно, это даже какая-нибудь форма жизни… Нужно сделать анализы…  
Геолог надел шлем и постучал пальцем по стеклу, привлекая внимание. Тут же прекратив бормотать, Лиза спросила:  
– Жизнеобеспечение, связь?  
Стив показал кулак с поднятым большим пальцем, после чего нажал на кнопку, открывающую первую дверь шлюза, и когда та плавно отъехала, вошёл внутрь. В ушах стоял удалённый гомон командной рубки. На какое-то мгновение ему стало нестерпимо страшно. Он обернулся, но в уменьшающейся щели проёма уже никого не было. Открыв вторую дверь и сделав два шага вперёд, он очутился перед третьей – наружной. Ему пришла на ум какая-то сказка, в которой герой тоже вот так проходил дверь за дверью.  
– Она без сознания… кажется... надеюсь… – взволнованный голос Вик вывел его из задумчивости.  
Стив потянул рычаг вниз.  
Створки разъехались, и сумрачная раскрашенная в оранжевые оттенки долина предстала перед ним. Он спустился по ступенькам и неожиданно мягко вступил на поверхность Титана. Стив ожидал от мира столь низких температур жёсткости и необточенных форм, но впереди виднелся почти земной пейзаж: длинные тела дюн, притесняющих небольшое озерцо, разбросанная тут и там галька...  
В наушниках звучали подбадривания дока и тяжёлое дыхание Вик. Он посмотрел на махину комплекса, затем под ноги. Люди за своё кратковременное пребывание здесь успели протоптать настоящую тропинку.  
– Это Стив. Иду к Вик, – произнёс он и сделал свой первый шаг на этой планете.  
– Мы в коридоре, – проинформировала Роук, – движемся к выходу… Стив, поторопись.  
Эта просьба заставила его позабыть обо всём остальном. Он не запомнил, как оказался рядом с пятящейся назад Вик, волочащей девушку, подхватив её подмышками. Он не спрашивал, жива ли Сыч, а просто поднял её за ноги и сказал:  
– Давай… Тут рядом.  
Но чем ближе они подходили к шаттлу, тем отчётливее он понимал, что у них в руках просто тело.  
Пройдя бесконечно долгую очистку, они, наконец, миновали шлюзы. Все, кроме Рика столпились здесь. Док, встав на колени, всё пыталась отстегнуть шлем Сыча, ей помог Полотти. Волосы, обычно закрывающие половину лица девушки, были убраны под внутренний костюм скафандра, и Стиву подумалось, что зря Аля носит такую причёску, ведь у неё красивый лоб и форма бровей… Её глаза и были широко раскрыты, словно перед смертью она чему-то сильно удивилась.  
– В лабораторию… – прошептала Лиза.  
Роук, освобождаясь от скафандра, зло повторяла:  
– Где он? Где он? Где это сукин сын?  
Когда она разоблачилась и решительно направилась к рубке, Стив, всё ещё пытающийся выбраться из скафандра, прикрикнул на Криса:  
– Не стой! Иди за ней… Или Дэйлив будет следующим.  
 
Рика спасло то, что, когда Роук ворвалась в рубку, его там не было. Появившийся минутой позже Стив стал свидетелем того, как она машет кулаками, вымещая ярость на голограмме. Что-то хрустнуло под ногой. Он посмотрел вниз. Это были осколки чашки, оставленной Вороновым. На белоснежной стеновой панели бурели подтёки чайного цвета. О’Дениэл забился в угол и, обняв себя, раскачивался из стороны в сторону.  
– Где Дэйлив? – спросил Полотти из-за спины геолога. – Необходимо связаться с "Прометеем".  
Вопрос отрезвил Вик.  
– Этот гадёныш где-то спрятался…  
– С "Прометеем" должна была связаться Лиза, – вспомнил Стив.  
– Я сейчас сама попробую, – старший офицер принялась производить манипуляции с компьютером, и чертыхнувшись, пробормотала, – не понимаю… связи нет. Вот дерьмо…  
– Как это нет? – Пилот присоединился к ней, но их совместные усилия тоже ни к чему не привели.  
– Этого не происходит.., – захныкал Крис, – мы умрём…  
И тут Стива осенило:  
– А вам не кажется странным, что погибают именно те, кто пытается наладить работу комплекса? Сначала Апэ, потом Сыч. Они системщики. Понимаете?  
– Да… – согласился Полотти, – Крис был там дважды, и ты, Роук…  
Последняя ошарашено посмотрела на них и уточнила:  
– Думайте, оно убивает избирательно?  
– Ну а как это ещё объяснить? – загорелся идеей геолог, – комплекс встаёт каждый раз, когда начинается добыча полисилазана-Эр. Так? Сначала питание, потом, когда Апэ переводит резерв на механику, что-то происходит с биликвидом… А потом… – Стив замолчал на полуслове.  
– Потом оно убивает тех, кто вмешивается в работу компьютера, – закончила за него Роук.  
Он был крайне поглощен всем тем, что было связано с биликвидом, изъятым Апэ из системы управления комплекса, поэтому не сразу заметил появления Дэйлива.  
– Какое ещё "оно"? – прошипел, появившийся как чёртик из табакерки, Рик. – Нет никакого "оно"!  
Вик рванулась было к нему, но Полотти удержал её.  
– Не делай этого! – умоляюще попросил Стив.  
Вывернувшись из захвата, она взглянула на него, окатив болью, но всё же, оставшись на месте, процедила:  
– Не делать чего?..  
 
– Это док, – вдруг заговорила рубка, – у нас плохие новости.  
– Если только может быть хуже, – ответила Вик, – что у тебя?  
– Похоже, что Сыч умерла от того же самого, что и Апэ.  
– Ты уверена?  
– Я нашла метилционид… Но не могу назвать точной причины смерти. Пока не ясно, как он мог оказаться у них в лёгких.  
– Тебе удалось связаться с "Прометеем"? – спросил Стив.  
– Нет.  
Они с Роук обменялись многозначительными взглядами, после чего та спросила:  
– Когда это было?  
– Не знаю… Сразу после того, как Стив пошёл за вами. А что? Так и не удаётся выйти на связь?  
Вик посмотрела на часы и, проигнорировав вопрос дока, задумчиво произнесла:  
– Двенадцать минут назад… Серджио, – обратилась она к пилоту, – когда был последний сеанс?  
– Каждые десять минут в стандартном режиме, – он сверился с бортовым журналом, – в десять тридцать три.  
– Спасатели прибудут через три часа после последнего сеанса связи, то есть…  
– Через два часа тридцать четыре минуты… – посчитал за неё пилот.  
– Им нельзя прилетать! – Заволновалась док. – По крайней мере, до тех пор, пока я не установлю точную причину смерти.  
– Ну, так сделай это как можно быстрее! – Попросила Роук.  
 
Они провели в лаборатории уже больше двух часов. Док в добровольно-принудительном порядке облачила всех в запасные скафандры, предусмотренные как раз для непредвиденных ситуаций вроде нынешней. Геолог всё пытался разобраться с биликвидом, принесённым из комплекса. Он поместил его в стандартный анализатор и теперь рассказывал о результатах.  
– Смотрите, – говорил Стив, – в растворе биликвида содержатся целые массивы полисилазана-Эр.  
– Того самого? – спросила Лиза.  
– А что мы вообще о нём знаем? Лишь то, что он встречается только на Титане, и что в результате переработки даёт высококачественное ракетное топливо и удивительно стойкие и прочные пластики… Кто-нибудь изучал полисилазаны не с точки зрения их использования?  
– А как ещё?  
– Ну… кто-нибудь наблюдал за… – геолог хотел сказать "за их поведением", но потом подумал, что это прозвучит совсем уж глупо. Какое поведение может быть, например, у нефти? – …Полисилазаны… Они ведь составляют около трёх процентов жидкого вещества Титана… Полисилазаны, насколько мне известно, подобно подземным рекам, эдаким артериям, пронизывают каменисто-льдистую кору планеты.  
– Кровь Титана, – задумчиво произнесла Лиза.  
– Точно! И ведь люди ничего толком не знают о них.  
– А если это всё же форма жизни?  
– Ну… если и форма жизни, то не в совсем привычном понимании. Не знаю, можно ли считать полизилазаны живыми. Ведь они всего лишь химические соединения, пусть и весьма сложные, основанные на структурно-организованных соединениях кремне-углеводородов… Минуту… – Стив даже поднял руку, призывая к молчанию, – структурно… Вы понимаете? – Он посмотрелна всех и с азартом продолжил. – Вы знаете, что биликвиды – это структурированные растворы, жидкие кристаллы, на атомном уровне которых можно записать информацию? Понимаете, к чему я клоню?  
– Полисилазаны подобны биликвидам? – Осторожно спросила Лиза.  
– Ну… Что если оно умеет сохранять информацию и использовать её? А если уйти на шаг вперёд и представить, что почувствовав угрозу… угрозу исходящую от добывающего комплекса, оно начинает принимать меры?  
– Но как жидкость или пар могли проделать всё это? Как он отключил питание..?  
– Запросто! У нас есть это, – Стив указал на биликвид, – туземец вживляется в него… происходит эдакий симбиоз, если хотите... И бац – полисилазан-Эр управляет нашим компьютером! – Он сказал это и сам обалдел от того, как это прозвучало. – Вы только подумайте… Он с ним договорился… Одна жидкость с другой… Свихнуться можно.  
– Но даже это не объясняет отравлений метилцианидом, – вставила док.  
– Метилционид… – пробормотал Стив, как будто что-то припоминая, – другое название ацетонитрил?.. Так… углеводород с содержанием одного атома азота. Я не вижу противоречий. Полисилазан мог распасться, образуя молекулы метилционида.  
– Просто так: взять и распасться?.. По команде, да?  
– Да… именно, по команде...  
 
Три пары глаз уставились на данные молекулярного сканирования. Безопасник мало чего понимал в происходящем, но всё равно не мог оторвать взгляд от рядов химических формул.  
– Вот он! Вот! – Ткнул пальцем Стив в одну из них. – Изображение тут же увеличилось, трансформируясь из буквенно-цифровой записи в трёхмерную фигуру, приближающуюся по форме к сфере. Она состояла из соприкасающихся друг с другом шариков разных размеров и цветов. – Знакомьтесь, господа. Это – молекула полисилазана-Эр. Кремний играет в ней ту же роль, что кислород в земных природных полимерах. А вон те зелёные штуки – это азот.  
– Послушай, Стив… – прервала его Лиза, – это, конечно, очень странно, но анализатор утверждает, что молекулы существуют в ассоциатах по сто двадцать три молекулы в каждом.  
– То есть это не газ, а элементарные капли пара…  
– И вполне возможно в наших лёгких… – начала док.  
– … они тоже есть, – закончил геолог, – такие крохотные мины замедленного действия, способные в любой момент взорваться.  
– Почему же этого не произошло до сих пор? – вставил Крис.  
– Не известно…  
– А может быть мы не заражены?.. Ведь может? – С надеждой продолжал допытываться безопасник.  
– Может… Маловероятно, но может. Также как и то, что они просто могут ждать команды.  
– Стив, ты говоришь о молекулах, как о разумных существах, – заметила Лиза.  
– Пока что полисилазан-Эр вёл себя более чем разумно. Он устранял лишь то, что мешало ему. Я более чем уверен, что биликвид шаттла содержит полисилазан-Эр. Думаю, это надо проверить. Займусь этим.  
– Хорошо, – согласилась док и добавила, – у нас совсем мало времени до прибытия спасателей. Нужно предупредить их об опасности заражения. Крис, ты должен выйти наружу и выпустить красные сигнальные ракеты. Будем надеяться на "Прометее" ведут наблюдение за местом нашей посадки.  
Они были в командной рубке.  
– Бортовой компьютер не работает, – сообщал геолог, – если бы я что-то понимал в этом, то, возможно, попытался бы перезапустить его… но…  
– Не думаю, что это удачная мысль, – заметила док, – начнёшь что-то там менять и закончишь как Апэ и Сыч… Знаешь, у меня запаса кислорода осталось на семь минут. – Стив уловил в голосе Лизы даже не грусть… а смирение. – Не хочу провести последние минуты в скафандре.  
В дверях возник Крис:  
– Не снимай! – попросил он.  
– Но я не вижу смысла оттягивать… к тому же смерть от удушья… лучше уж полисилазан-Эр.  
– Неужели ты не хочешь вернуться домой? – спросил безопасник.  
– Очень хочу! У меня на Земле сын… эх… я очень хочу, – шептала Лиза, нащупывая застёжку шлема.  
– Нет! Мы ещё можем выжить!  
– Каким образом? Не хочу тебя огорчать, – теперь в её голосе звучала улыбка, – но пока я с тобой болтаю, кислорода не стало больше. Мне осталось минут шесть.  
– За нами уже летят!  
– Почему?.. Ты же должен был…  
– Я не выпустил ракеты. Лиза, они скоро будут здесь.  
– Ты идиот… Как ты мог?.. – она отпихнула О’Дениэла с дороги и направилась к шлюзу.  
– Мы скоро будем на Земле! Лиза! Куда ты?  
– Нам нельзя на Землю…  
– Как ты можешь так говорить? Ведь у тебя сын…  
– Именно поэтому нам туда нельзя!  
Стив отправился за доком. Она уже открывала двери шлюза, когда он догнал её. Крис всё ещё пытался отговорить их. Его мольбы звучали в наушниках, когда они вышли наружу.  
– Как тут красиво… – благоговейно произнесла Лиза, – идём.  
Стив огляделся, поднял глаза к оранжевому небу, по которому быстро перемещались, меняя очертания, бордовые, цвета спелой вишни, рваные облачка. Сквозь них, залихватски заломив широкополую шляпу колец набекрень, проглядывал Сатурн.  
– Этот мир прекрасен, Стив… Но пришли жадные люди… Зачем они пришли сюда?.. Нас не должно здесь быть.  
– Ракетница, Лиза!  
– Да… Конечно.  
Она подняла сигнальный пистолет вверх и выпустила три ракеты. Они устремились ввысь и пропали в плотной атмосфере Титана, лишь незначительно осветлив её, во время вспышки.  
– Надеюсь, они увидят их. Пошли обратно.  
– Зачем? – спросила Лиза, опускаясь на четвереньки. – Какая теперь разница?  
– Эй... не сдавайся… На борту запас воздуха на несколько дней. Ну?... Мы что-нибудь придумаем.  
Стив нёс безвольное тело. До челнока оставалось шагов сто, и тут из облаков вынырнула крохотная фигурка шаттла. Корабль заметно снижался, летя прямо на них. Отпустив женщину, Стив достал из кобуры, пристёгнутой к её бедру, ракетницу и выстрелил, но не вверх, а почти горизонтально в трёх разных направлениях. Шаттл спасателей пролетел над ними, развернулся и ушёл обратно в облака.  
 
Дежурный офицер "Прометея" только что окончил сеанс связи с шаттлом спасателей. По каким-то причинам Эф1-группа не разрешила посадку на Титане. Краем глаза офицер заметил, как мигнуло окошечко чата. Он раскрыл его и не поверил своим глазам: это было сообщение от Эф1-группы.  
– Внимание! Всем внимание! Получено сообщение с Титана! Пытаюсь наладить ответную передачу… Связи нет…  
– Дежурный! Сообщите содержание сообщения!  
Пареньраздосадованный неудачей, едва не послал капитана куда подальше.
– Чёрт.. Да, сэр…
– Что в сообщении?
– Два слова, сэр. Цитирую, сэр…
– Ну! Не тяни кота за хвост!
– Заберите людей точка… сэр.

Авторский комментарий: Пришлось рассказ порезать, чтобы поместиться в 30000 знков. Возможно это будет чувствоваться.
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования