Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Маска давит - Свинское дело

Маска давит - Свинское дело

 
 
-- Здравствуйте студия! Здравствуйте уважаемые телезрители. С вами я, павлин Балахов и шоу "На донышке".
К нам в редакцию пришло необычное письмо.
"Здравствуй, Балахов! Пишет тебе свин Борис. Я родился в самой обыкновенной семье. Белый свет я увидел позже всех братьев и сестер - меня достали седьмым. Синенький, с маленьким хвостиком и унылым пятачком, я производил жалкое впечатление.
 
С детства я задавался вопросом: кто я такой, для чего я пришел в этот мир? Мучительные поиски ни к чему не вели и я рос меланхоличным, закомплексованным поросёнком, склонным к депрессивным состояниям и вечным душевным терзаниям. Братья посмеивались надо мной, сестрам было все равно, а мама только вздыхала, глядя на мои мытарства.
Мои родители развелись, когда мне не было и недели. Отец нашел другую свинью и ушел к ней. Маме он никак не помогал, и она одна растила семерых поросят. Жили мы бедно, но сколько я себя помню, во мне всегда боролся дух противоречия, бунтарский дух. Я в корне был не согласен с таким положением вещей, и мечтал, когда вырасту наказать отца за его бездействие по отношению к нам.
Спустя годы, будучи уже совсем взрослым свином, я неплохо устроился в жизни. Сейчас у меня свой хлев, пятеро по лавкам, красавица-хавронья, бизнес.
Перед смертью моя мать призналась, что мой отец-совсем не тот, кем мы его считали. Честно говоря, мне было все равно ровно до того момента, пока на пороге моего дома не появился тот, кого я привык считать своим отцом, с требованием выполнения мною сыновнего долга. Дорогой павлин, я прошу вас разобраться в моей непростой ситуации и найти мне родного отца".
 
Студия загомонила, засвистела. Гул стоял невообразимый.
– Зал тихо! Я понимаю ваши эмоции, но давайте пригласим к нам самого Бориса. Что расскажет нам он?
В зале раздались жидкие аплодисменты и появился Борис.
– Здравствуйте, студия, здравствуйте Балахов.
– Здравствуйте, Борис.
Свин, тяжело ступая, дошел до дивана в центре зала, вздохнул, хрюкнул и присел.
– Я понимаю, вам тяжело вспоминать свое детство, но все -таки, как вы считаете, что послужило причиной разрыва ваших родителей?
– Понимаете, Балахов… Мама в молодости была красавицей. Все окрестные кабанчики ухаживали за ней, дарили ей цветы, звали замуж. Она была уже помолвлена, когда встретила отца. Он был хорош. Густая щетина, мясистый пятак, хвост задорно смотрел вверх. Невозможно было не влюбиться.
– И вот, она разрывает помолвку… - вставил павлин.
– Да… Она бросает своего жениха, не подозревая, что уже понесла от него.
– Я так понимаю, вашему отцу она ничего не сказала? - в этом месте зал осуждающе засвистел, загомонил.
– Зал тихо! Как-будто святые все!
Свин затравленно огляделся, снова вздохнул и продолжил:
– Да… Возможно побоялась вовсе остаться одна.
– Но в итоге счастья с ним у нее не вышло? Почему?
– Вы понимаете, мама очень любила отца. Ну то есть того, кого я привык так называть. Он для нее был центром вселенной, светом в окошке.
– А он был ей неверен, так?
– Да. Однажды мама застала его с соседкой. Был жуткий скандал, ну это нам уже потом рассказывали. Тогда мы маленькие были, ничего не понимали. Она… она была очень гордая.
– И выгнала вашего отца?
– Да. Жалела потом, конечно. Но гордость не позволяла принять его обратно. Хотя он не раз предпринимал попытки вернуться.
– Что произошло потом? Когда ваша мать умерла?
Свин хрюкнул, высморкался в платок, и продолжил:
– Мы все разлетелись кто куда. Я женился, как уже говорил, все у меня было хорошо. И вот однажды появился он и потребовал отписать на него часть бизнеса. Типа это мой сыновний долг. А я… Вы поймите, даже зная, что он не родной… Но если бы он воспитывал нас, ну или помогал как-то… Я бы разве отказался? А тут совершенно чужой мне свин требует чего-то.
– У нас тут в студии есть юрист. Осел Лаврентий, скажите, должен ли наш герой что-то своему отцу по закону?
– Тут понимаете в чем дело…, - начал осел.
– Да хрена ему в зубы, а не бизнес, - крикнула с верхнего ряда толстая корова.
– А чего это? Если он ему платил алименты, пусть отдает теперь, - выступила тощая коза с третьего ряда.
– Зал, тихо!
– И теперь я хочу найти своего настоящего отца, - закончил свин.
 
– Внимание, уважаемые студия и телезрители. Мы нашли предполагаемого отца нашего героя и взяли у него анализ ДНК. Кто окажется настоящим отцом? А сразу после рекламы соседка Бориса, курица Прасковья. Что расскажет она? Не переключайтесь.
 
 
– Спасибо, что не переключились и все еще с нами. Пока шла реклама, к нам присоединилась соседка Бориса и его семьи из деревни Бурые кучки, курица Прасковья. Прасковья Степпанна, здравствуйте. Расскажите нам, как вы узнали, что ваши соседи Хавроньевы разводятся? Для вас это стало большим потрясением?
– Здравствуйте, Балахов. Да, это было ужасно. Такая семья… Оба красивые, успешные.
– Вы знали, что мать Бориса беременна от другого?
– Нет, что вы… Как можно. Ну поговаривали конечно, что они до свадьбы там шуры-муры уже. Ну что ж теперь, все молодыми были.
– А вы ведь были свидетелем ее разрыва с прежним женихом?
– Я как раз того, этого, мимо шла. Смотрю, хавронья наша плачет, а этот, бывший, значит кричит на нее. Ну понятно. Чего уж там. А тут новый жених прибегает. Ну и, бух, бах.... Ну и того. Побил он его. А потом вот.
– Очень интересно! Студия успокойтесь!
– Да проститутка она была, - закричали из зала.
– Сама ты проститутка, коза драная, - какая-то свинья вскочила со своего места и кинулась на козу.
– Охрана! Зал тише. Успокойтесь.
Козу со свиньей растащили в разные стороны.
 
 
– Зал, тише! Давайте все успокоимся и уйдем на перерыв. А сразу после рекламы - отец Бориса. Какие тайны раскроет он? Не переключайтесь.
 
– Спасибо, что оставались с нами. Пока мы были на рекламе, к нам в студии присоединился отец нашего героя, Петр. Здравствуйте, Петр Иванович.
– Здравствуйте, Балахов. Здравствуй, сын!
– Не сын я тебе!
– Вот видите? Как он меня? А я, промежду прочим, все для этого гаденыша. Днями и ночами горбатился.
– Да бухал ты днями, а ночами спал. Морда поросячья, - крикнули из зала.
– Зал, тихо!
– Да я! Да я всегда на донышке пью-то, - пьяно заплакал Петр.
– Скажите, вы любили Марфу?
– Ох и любил…
– Ага, любил он!, - воскликнул Борис.
– Много ты понимаешь, щенок! Да она мне, да я… Ну дурак был, молодой. Ходила к нам соседка одна. Жопа во, титьки во… ну я и повелся. А тут Марфа с работы пришла.
– Кобель!
– Муж и жена-одна сатана!
– И поделом такому козлу!
– Зал тихо! Угомонитесь уже. У нас в студии есть эксперт по вопросам семейных отношений, овца Тамара. Тамара Викторовна, что вы можете сказать нам об этой семье?
– Ну вы понимаете… Тут такое дело. Это ведь все из детства. Оно ведь как. Его отец пил, гулял, это модель поведения. Он ее как бы и туда перенес. А инфантильность, присущая характеру, она ведь дала свои плоды. И вот семеро безотцовщины, а он теперь один. Это трагедия, конечно…
– Свинью на сало!
– Да судить его надо, пожизненное ему впаять.
– Вам надо впаять. Нормальный мужик, ну выпил, ну ошибся. Раскудахтались тут, куры и есть.
– Сам козел.
– Зал, тихо! Сейчас мы уйдем на рекламу, а сразу после нее предполагаемый отец Бориса. Что расскажет нам он? Не переключайтесь.
 
– Спасибо, что остаетесь с нами. Пока мы ждем предполагаемого отца Бориса, хотелось бы послушать, что скажут нам зрители.
 
Балахов поднес микрофон напыщенному индюку.
– Представьтесь, пожалуйста.
– Да-да, конечно. Я представляю известный институт ГМУ. Мне очень жаль нашего героя. И я от лица всего ГМУ хотел бы пригласить Бориса поступить к нам на юридический факультет! Не верьте кривотолкам, наша научная школа уже двадцать лет выпускает первоклассных специалистов! Филологи, психологи, предприниматели, юристы - вы их можете часто увидеть по телевизору. Да, они в рекламе снимаются, в массовке, а ещё работают в ресторанах быстрого питания! А один даже стал главным бухгалтером в фирме из двух человек... Правда она потом села на пять лет за мошенничество, но она же достигла успеха!
– Вы знаете, - Борис отрицательно покачал головой, - мне всегда было интересно образование, но у меня нет даже начатого среднего.
– Это мы обеспечим! Я лично займусь вашим делом! Нам очень надо, чтобы вы стали нашим выпускником!
– Это реклама! При чем тут какой-то институт? Уберите микрофон от этой напыщенной морды, - раздалось из зала.
– Вы только подумайте, вслед за вами в нашу престижную академию потянутся поп-дивы, футболисты, теле звезды, мы сможем принимать и иноземных гостей! А может быть, мы даже поспорим с Лигой плюща! ГМУ — это ваш будущий успех, - кричал индюк.
– Какие перспективы, Борис, - Балахов направился к следующему зрителю. - Представьтесь, пожалуйста.
– Я представляю движение Феменс. Мы хотим пригласить вас стать нашим лидером. Ваша матушка была бы горда вами, - зачастила свинья и под дружный "ах" зала задрала платье.
– Зал, тихо! Успокойтесь. Мне передают, что гость уже приехал и вот-вот появится в нашей студии.
 
В студию бодрой походкой вошел толстый свин. На секунду он остановился, замер, на глазах его выступили слезы… и под зрительское "ах" он бросился к Борису и зажал его в объятьях.
– Сынок!
– Батя!
 
Зрители смахивали слезы, Балахов утер сухие глаза, со своего места вскочил Петр и с кулаками набросился на новоприбывшего.
– Мало я тебе тогда навалял.
– Бей козла!
– Кто козел?! Сам баран!
 
– Охрана! Зал тихо! Сейчас все успокоятся и мы продолжим. А пока мы уйдем на рекламу. После нее мы узнаем, кто же является настоящим отцом Бориса. Не переключайтесь.
 
– Спасибо, что не переключились. Пока шла реклама, в студии все успокоились и мы можем спокойно поговорить.
 
– Здравствуйте, Балахов. Здравствуйте, студия. Как вы уже поняли, я и есть тот самый жених Марфы, мамы Бориса. Зовут меня Анатолий. Мы познакомились с Марфой на танцах. Она без сомнения была самой грациозной девушкой в зале. Я наизусть читал ей Бернса, она хохотала до слез. Помните вот это?
 
– Любовь, как роза, роза красная,
– Цветет в моем саду.
– Любовь моя - как песенка,
– С которой в путь иду.
Когда мы расстались я испытал настоящий шок. Депрессия овладевала мною день за днем. Я только и делал, что размышлял о вечном… Я часто думал, вот что значит моя жизнь в этом огромном, чужом мире? Я лишь песчинка в океане страстей… Жизнь проходит мимо, а я только и делаю, что жру и сплю. Никаких перспектив, никакого личностного роста и развития. Любимая и та ушла. Тогда у меня впервые появились суицидальные мысли. Чтобы отвлечься от них, я начал пить.
А когда я пил, ко мне приходило озарение. Я думал о жизни, о мгновениях, намертво и навсегда запечатанных в секундах, о смысле своего существования.
– Что есть жизнь? - вопрошал я.
Ответом мне чаще всего служила тишина.
В чем правда? Кому служить? Куда пойти? Кому в хлеву жить хорошо?
И случилось так, что я пришел в храм.
– Святой отец, вы жалеете, что так все получилось? - помолчав, спросил Балахов.
– Что сделано-не воротишь. Если окажется, что Борис не мой сын, я все равно готов принять его в свой храм. Все мы дети Божьи.
Зал одобрительно загудел.
– Сектантов тут еще не хватало, - крикнула курица с пятого ряда.
– Не смей трогать батюшку, курица!
– Совсем осатанели! Ничего святого!
– Зал тихо! Мне передают, что готовы результаты ДНК теста. И очень скоро мы узнаем, кто же является настоящим отцом Бориса. А пока хотелось бы услышать мнение наших экспертов. Певица Клуша, вам слово.
– Не понимаю, чего тут делить? Вы молодой, перспективный свин. Поделитесь с отцом, себе еще заработаете. Вот мне папик…
– Ага, отнять и поделить!
– Я ж говорил, все курицы дуры!
– Помиритесь с отцами, простите их.
– Зал тихо! Итак, вот-вот уже нам принесут результаты ДНК теста на отцовство, а пока мы уходим на рекламу. Не переключайтесь.
 
– Спасибо, что остаетесь с нами. Только что мне передали результаты тестов ДНК. Вот они, - павлин потряс конвертом перед зрителями.
 
Зал напряженно замер. Борис утирал слезы платочком, отцы молча смотрели на конверт.
Балахов вскрыл белый прямоугольник, достал лист бумаги, вчитался. Беспомощно оглянулся, снова вчитался, выругался, подозвал помощницу и объявил.
– Ну что ж, дорогие зрители. Вынужден вас разочаровать. Мне принесли не те результаты тестов. Эти со следующей передачи, которую мы будем снимать завтра. Там та-а-акой треш, скажу я вам. Молодая коза сходила на вечеринку и теперь не знает, на кого повесить семерых козлят. Так… О чем это я? Ах, да… Так вот, результаты сегодняшнего теста мы объявим в следующей передаче. Берегите себя и своих близких. До встречи.
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования