Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Демьян - Шехин

Демьян - Шехин

Шехин (шхина, шехина (ивр.)) – термин, обозначающий присутствие бога, его слова.  
 
***  
 
Я – рок-звезда,  
Я – торговец,  
Я – слуга,  
Я – веду за собой,  
Я – спаситель,  
Я – грешник,  
Я – убийца  
Я буду тем, кем ты хочешь меня видеть  
 
Молчаливый,  
Как свидетель,  
Заставь своё сердце посоревноваться  
С поцелуем смерти.  
Я – солдат  
Корпуса Мира  
На кровавой войне.  
Я – всё, кем ты когда-либо будешь  
 
Неудачник  
Номер один  
Играю в жертву,  
Заканчиваю как герой.  
Я – учитель,  
Проповедник,  
Лжец,  
Я – что угодно, я – всё  
 
Автор,  
Инициатор,  
Угнетатель,  
Стимулятор,  
Я – трус,  
Я – борец,  
Да!  
 
Я – всё,  
Ты – это я,  
Я – это ты  
 
Всё ломается,  
Без ошибок,  
Всё это меняется,  
Разорви это на куски,  
Смотри, как всё это горит  
 
Всё, что сделано – уже сделано,  
Пусть так и остаётся  
 
Это – разоблачение,  
Празднование,  
Окончание,  
Времена сталкиваются,  
Смотри, как просыпается мир  
 
Слова песни "Let It Die" из репертуара Оззи Озборна в переводе Юлии InfiniteDarkness  
 
 
***  
 
Славик, здорово!  
Пишу тебе из дальнего далека, с памятью о старой студенческой дружбе, веселых деньках, шумных посиделках, да хулиганских проделках. Эх, было время, есть что вспомнить! Ну, к примеру, твою выходку на четвертом курсе на кафедре античности – ржач, да и только! Как, кстати, там профессор Селянцев? Наверное, совсем уж старенький стал. Или до сих пор такой же неугомонный? Увидишь – передавай привет. Да и, вообще, всем с нашего курса – скучаю, слов нет. Ленка-то еще не родила? А Юлька нового мужа не нашла? А Пашка, как там?  
Не, зря меня маманя Вадимом назвала – все водит судьбина, водит, по разным экспедициям, вдали от всех вас. Я – не ты, корпящий в архивах, ты меня знаешь: мне бы могильничек какой-нить вскрыть, да в прахе покопаться. Индиана, блин, Джонс российской выделки. И вот вы там, а я здесь, рядом с пирамидами, наслаждаюсь экзотикой. А она, если честно, уже в кишках сидит.  
Куда не кинь взгляд – пустыня, камень да песок. Последний особенно достал. Он вездесущ! Мелкий, как пыль, проникает даже через стены экспедиционных куполов. Вот сижу я сейчас, строчу письмо, а песок на зубах скрипит… Да и радости новых открытий не нахожу больше – романтика испарилась, энтузиазм сдулся. Устал, наверное, жутко хочу домой. Здесь все устали – работаем, как рабы на галерах, по шестнадцать часов в сутки. Одна только египтянка-кухарка не унывает, спокойно мычит себе под нос какую-то мелодию и улыбается своим мыслям. Раньше я ее подкалывал, щипал, щекотал – хоть какая отдушина в рабочих буднях археолога, а сейчас и на это сил нет. Сил нет даже спать. Лег, а глаза сами открываются, хотя измотан – дальше некуда. Вот, решил письмо написать.  
Кстати, не просто так! Ты все еще увлекаешься антинаучной галиматьей? Собираешь факты, которые не лезут ни в одну теорию или гипотезу? Ну, так я тебе кое-чего припас.  
Откопали мы здесь один могильничек. Судя по надписям – жреческая усыпальница, но на саркофаге были еще кое-какие иероглифы кроме тех, что говорили о личности усопшего. Герхард определил их как предупреждающие и запретил нам вскрывать саркофаг, пока не расшифрует содержание надписей полностью. Ну и ладно, работы без этого было полно, хотя интересно, конечно же, интрига! А вдруг там мумия-зомбяра? Вот была бы веселуха!  
Две недели Герхард с надписями возился, что-то у него со смыслами не сходилось, пока на очередной планерке не получил от Рене Ожена втык что график раскопок срывает. Руководитель экспедиции поставил вопрос ребром: быть или не быть вскрытым жреческому саркофагу, который уже в шутку стали называть "саркофагом Шредингера". Понятное дело, что постановили вскрыть, со всяческими предосторожностями для успокоения Герхарда, который продолжал что-то бубнить об опасности. Ну-да, ну-да, все в курсе "проклятия фараонов", хотя отчего бы ему быть здесь?  
Подогнали робот. Тот дырочку просверлил, в дырочку камеру просунул, взял анализ среды внутри саркофага. Короче говоря, все чин-чинарем. Внутри лежит, как положено мумия, ловушек не видать, среда в порядке. В общем, вскрыли крышку.  
Жреческая мумия в своем каменном гробу ничем не отличалась от тех, что находили ранее. Кроме одной детали: на груди у нее, под руками, находились два металлических листа, скрепленных друг с другом застежками. Листы испещрены такими же предупреждающими символами, как и на крышке саркофага. Герхард приободрился, поскольку кое-кто уже над его паранойей стал посмеиваться. Пальцем в пластины тычет – вот, мол, эта угроза, изолируйте ее. А я Герхарду и говорю: "Представляешь, кто первый посмотрит между листами, тот и войдет в историю. Неужели какой-то лаборант прославится?"  
И, прикинь, Герхард на меня недобро зыркнул, а затем ухватился цепенько за артефакт и объявил, что никем рисковать не хочет, сам откроет. С одобрения Ожена лингвист удалился в лабораторный модуль и…  
Я, конечно, уважаю Генриха Шнитке как специалиста, но с тактичностью у него проблемы. Выскочил из палатки, потрясает этой папочкой мумии, ко мне подлетает, ругается на черт знает каких языках, а глаза бешенные. Еле коллеги лингвиста от меня оттащили. Артефактная папка раскрылась, а от туда, прикинь, вываливаются листы бумаги. Бумаги! Да ни какой-либо, а формата А4!  
Листы, не спорю, старые, рассыпаются от ветхости. А на листах – какие-то завитушечные надписи, как червячки, ни разу не иероглифы. Что-то мне они напомнили, но я сразу не догадался, а когда до меня дошло, то стал понятен гнев Герхарда.  
Видишь ли, друг мой, на тех листах была скоропись – стенографическая запись. Более того, я узнал ее потому, что мы подобной пользовались на лекциях. Стенограмма мумии была на русском языке!  
Стало понятно, что Герхарда разыграли. Согласен, странная и жестокая шутка. Но, понимаешь, такое возможно, когда рутина экспедиции начинает из ушей лезть! Шутника понять можно, только это был не я. Надписи, не спорю, на русском языке, но чем мне клясться? Я и Рене так сказал, когда было назначено расследование. У шутника, конечно, должны быть неприятности, однако ни один член экспедиции в подлоге замечен не был. К тому же все следили за вскрытием саркофага – он был не тронут. Бумага тоже видно, что пролежала с погребенным долго… В общем – сидим и думаем, включать ли найденные записи в опись или нет. Сошлись на том, что специальная комиссия из экспертов должна прийти к заключению. Впрочем, девяносто процентов на то, что записи посчитают подлогом.  
Я тебе скажу, почему так считаю. Потому, что не вписываются они в историю, в науку, да и в логическое оправдание нахождения листов в захоронении. Я говорю это еще и потому, что перевел записи, копию которых высылаю тебе. Стенография – не текст, стилистика расшифровки моя собственная, однако смысл записей очевиден. Можешь проверить, высылаю еще и скан страниц из папки мумии. А расшифровка – она ниже.  
 
Откровение Адонай Элохима.  
 
В начале было слово. Какое? А какое хочешь? Нет, я серьезно, можно начать с любого…  
Информация правит миром. Бог создал все с помощью слова – вот ключ к пониманию. Открой Ветхий Завет, Бытие, глава первая – подробная инструкция. О, все гоняются за шехином, а оно под носом. Всего-то жрецам нужно было чуть акцентировать на других вещах внимание, и вечные поиски истины обеспечены. А она, как надпись на лбу.  
Ха-ха-ха, нет, действительно смешно наблюдать за поисками со стороны. Таинственности навернули на целые библиотеки исследований. Доктора наук, философы, историки, религиозные деятели разной формации… Все такие важные, напыщенные, серьезные. И гипотезы, гипотезы, гипотезы… Обожаю! Хе-хе, ссылки друг на друга делают…  
Вот, что я тебе скажу – нет ничего лучше, чем прятать секрет на виду. Сказать, что где-то здесь есть самый большой секрет. Пусть мутят воду, так лучше.  
Ты хотел правду? Получай. Информация не только правит миром, но мир и есть информация.  
Что, как ощущения? Разочарован? А вспомни, что означает это слово? Избавление от чар, открытие правды. Каждый раз, когда ты будешь узнавать правду, ты будешь разочаровываться.  
Истина не должна быть сложной, она проста до одурения. Ее каждый может понять, и шестилетний карапуз, и индеец с Амазонки, и йогин на вершине горы, и профессор литературы Кембриджского университета… Профессору – сложнее всего, у него много шума в голове, он мыслить не может, хотя ему кажется обратное… В этом фишка особая, свойственная людям культурным, цивилизованным.  
Раньше мир был разделен. Расстоянием, языками, способами записи и запоминания информации… Людям отчего-то кажется, что информацию обязательно нужно запомнить, записать, передать каким-то образом через время и пространство. Тоже, кстати, изобретение жрецов. Акцент на важности. В свое время я сильно веселился по этому поводу…  
Ну, действительно, смешно же, что люди гоняются за гримуарами колдунов, хранят пуще детей своих какие-то документики в секретных донельзя архивах, собирают обширные досье, библиотеки, информационные фонды.  
Мир и есть информация. Бери, пользуйся! Мы купаемся в ее океане, мы сами ей являемся. Так за каким, спрашивается, дьяволом ее консервировать? Важность? Ох, я тебя умоляю, мир же живой, постоянно изменяемый, так какая может быть важность в том, что кануло в Лету? Ну, если есть надобность, загляни в хроники Акаши – в любое время. Что, не можешь? Оно и понятно, тебя же никто этому не учил.  
А чему тебя учили, кто и зачем?  
Ах, опять важность…  
Я скажу, что для тебя важно. Первое, это дышать. Второе – быть в определенных температурных пределах. Третье – иметь ориентиры. Четвертое – пить, есть, возможность справлять нужду и спать. Пятое – быть в определенном потоке и не пересекаться с другими, которые нарушили бы твою траекторию движения. Впрочем, с пятым пунктом для тебя сложно, прими хотя бы первые четыре…  
Что, культурный человек, опять разочарован? Слишком физиологично? Хотел возвышенности? А давай попробуем выбросить тебя голышом в лес, прерию, пустыню или на остров посреди океана… Куда твоя культура денется? Как распределятся твои приоритеты важности? О каком образовании ты будешь желать?  
Цивилизация – наносное. Игры разума. Люди объединялись, чтобы легче было выживать, для этого распределили между собой роли. Один детей рожал, другой для семьи добывал пищу, третий лагерь охранял, от опасностей берег… Но с принятием ролей приходит тот, кто назовет себя лидером, кто возглавит группу, а к нему присоединятся и те, кто будет поднимать муть, придумывать значимость, важность.  
Я знаю, что ты это знаешь, но смирился, потому, что быть цивилизованным очень важно. Я знаю и то, что ты будешь верить в какую-то высшую справедливость, в бога, которого для тебя придумали, в благодать где-то на небесах. Но нет потерянного рая, разуй глаза, оглянись вокруг. Этот мир придуман для жизни, он ею кишит, а жизнь – это существование здесь и сейчас, это вечный поиск того, как удовлетворить ту важность, о которой я тебе говорил. По пунктам: один, два, три…  
А то, что придумано разумом – ложь. Он так и задумывался, чтобы лгать тебе, чтобы с ложью ты приобрел возможность фантазировать, строить планы, предугадывать дальнейший ход событий. В голове у тебя мощнейший инструмент, с помощью которого можно спроектировать все что угодно, от своей судьбы до судеб миллионов. Придумали же цивилизацию, да не одну, но могли и нечто иное.  
Что? Здесь, в этом мире, у тебя единственная свобода есть – это свобода выбора. Не могут боги тебе сказать, о чем мечтать. Заставить бороться за свою жизнь – могут. Заставить перебраться из лесов в пустыню – могут. Расстроить твои планы – очень даже могут, а, вот, выбрать за тебя как поступить – нет. Выбор проистекает из твоей головы, из твоих мечтаний и веры. Веры не в придуманного бога, не в идеалы, а в правильность своего выбора.  
А то, что ты принимаешь за веру – обманка. Вера не имеет формы, она - стихия. Любая форма веры - глупость, которая только самой верой и может оправдаться, поскольку она никогда не задается вопросами, лишь утверждает. Вера глупа. Она создана не для ума, а для сердца. И все споры, от внутренних человеческих до мировых войн – результат проявления этой стихии. И нет ей предела, так что нечего взывать к небесам! Не может препятствовать вере никто, остается лишь принимать ее плоды.  
Без веры человек червяк, но без воли – безумец, который отдается стихии. Воля направляет веления сердца в нужное русло, концентрирует их, управляет потоком. Не воля творит чудеса, но без нее они невозможны.  
Вот три составляющие Великого Делания, ключ к созданию и управлению мирами. Фантазия, вера и воля. Вот, что следует постигнуть после удовлетворения физиологических потребностей. Но даже не в них заключается главная важность. Главное – любовь.  
Именно через любовь постигается все и вся, только через нее можно понять правильность выбора. Свобода дается для вариативности, но лишь любовь укажет тебе конечную точку стремлений. С ней можно понять язык камней и течение времени, глубину души и сложность замыслов, тайны рождения и мудрость смерти. Универсальный язык понимания оградит от ошибок и подарит чувство сопричастности. Только с любовью мозаика правильно сложится, останется лишь сказать "Да будет так!"  
Истина не должна быть сложной, она проста до одурения. Для ее постижения не нужны учебники или учителя – все лежит на поверхности. Другое дело, что принять ее сможет не каждый, и это хорошо – защита от дурака.  
Раньше мир был разделен. Это проще – не существовало резонанса. Потому, как если собрать сотню магов, да заставить их вершить Великое Делание в унисон, то каюк настанет не только отдельно взятому миру – всей Вселенной. И в Вавилоне пришлось вмешаться, и при Соломоне, и в Атлантиде… А представь себе сотню Иисусов собранных вместе идеей достучаться до бога, покопаться в механике бытия. Хоть и с любовью… Кошмар!  
Вот потому жрецы не плесень на булке хлеба, а нужный элемент. Те, что мутят воду, прячут простую истину, заставляют забыться в иллюзиях. Для начала они сократили количество просвещенных до приемлемого уровня, а затем укутали правду саваном сказок и легенд. Фантазию увели в бесконечные дали, веру оформили в религиозную доктрину, волю отобрали, причислив каждого рабом бога и царей. И чем более плодились люди, чем теснее становился мир, тем грандиознее становилась иллюзия. Та важность, которую в тебя пихали с пеленок.  
Но стоит лишь захотеть, уйти в пустыню своего одиночества, встретиться с внутренними демонами и развеять их в прах, как простая истина откроется. Любому. Никто его не сможет остановить, ни жрецы, ни правители, ни боги. Для желающего стать магом, к любви, фантазии, вере и воле, останется найти лишь смелость, чтобы сделать следующий шаг.  
А слово… Слово может быть любым. Мне самому интересно, что же ты скажешь.  
 
***  
 
Вот такие, брат, записки.  
Конечно, если бы все было шуткой, то подлог быстро бы вскрылся, без всякой комиссии – мы тоже кое в чем эксперты. Но если не мы, то кто положил эти листы в папку на тело мумии? Как записи оказались здесь? Почему они сделаны скорописью, так, как будто бы писано со слов?  
Вопросы, вопросы, сплошные вопросы, не перестаю задавать их, поскольку чувствую – что-то мы упускаем. Это лежит за рамками логики, это антинаучно, однако от ощущений не могу отделаться. Очень был бы полезен твой критический взгляд со стороны.  
За сим говорю "до свидания". Экспедиция подходит к концу, скоро отчаливаем. Буду в Питере, обязательно загляну, а пока целуй Верунчика, обнимай Светку.  
Вечно твой В.  
 
21 февраля 2274 года. Марс. Долина пирамид.  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования