Литературный конкурс-семинар Креатив
Летний блиц 2017: «Жулики на каникулах, или Чудеса today»

Жулио Фур - Всем нужна надежда

Жулио Фур - Всем нужна надежда

 
Посвящается участникам "Зимнего блица 2016" 
с искренним уважением и глубокой признательностью. 
Спасибо за то, что вы есть! 
 
 
Короткая дождливая весна наконец покинула нас. Лето вступило в свои права, погоды стоят теплые, во дворах зацвела сирень. По месту постоянного проживания в эту пору чудесную меня не застать — дело сделал, гуляю смело. Топчу асфальт белыми патрулями промеж Мира и Победы. Сидя на скамеечке, ем мороженку из Кореновки, попиваю Лидский квас.
Только дураки, сорвав куш, спешат пошить костюм с отливом и улетают кутить в Ялту. Настоящие профессионалы сразу отключают мобильник и перебираются в пригород. Сливаются с местным населением, живут себе скромно, без шума и лишних приключений.
Вот и я одежду ношу не маркую, лицо имею простое, чист и приветлив. Что я на этот раз натворил? Лучше пока промолчу, вы сами скоро всё поймёте.
Дни мои тянутся медленно. Просыпаюсь поздно, ползу на бизнес-ланч в "Старый город", валяюсь с планшетом в руках на берегу Фабричного пруда, гоняю на велике до Железки и обратно.
Для полного счастья мне не хватает примерно всего: искренне томлюсь бездельем и надеяться мне до осени особо не на что. Но в Ялту — ни ногой! Даже мысли рвануть на юга не было и нет. Как говорится, поспешишь — ментов насмешишь. Ничего-ничего, перекантуюсь в ближайшем Подмосковье, перетерплю месяцок-другой — не впервой.
В этот спорт-бар я забрел наобум, кстати. Причуды судьбы, нелепый случай — ни разу не болельщик, мне футбол и хоккей вообще по барабану. Без задней мысли заглянул вечерком разливного хлебнуть, увидал ее мельком у стойки и залип. Сижу тут теперь дурак дураком, пытаюсь сообразить, что же мне дальше делать.
— Чего хмурый такой, братишка? — интересуется бармен. — Пивас у нас вкусный, "Кони" тащат, а ты в телек даже не смотришь!
— Тут девушка с тобой перекинулась парой слов. Черное платье, волнистые рыжие волосы, в руках книга...
— Понравилась, да? Кто такая и как звать? — понимающе улыбается он. — Ну, давай, садись поближе, дружище, я тебе сейчас все растолкую! Ты в чудеса-то веришь или как?
 
Бессонница — её образ жизни, густой пар со вкусом ментола — ангел-хранитель. Чувственные губы терзают мундштук вапорайзера. Она слишком молода и красива для задрипанного колхозного бара на окраинах Реутова. И уже достаточно пьяна, чтобы не париться по такому поводу.
У нее тьма имен. Меняет их, не успевая разнашивать. Использует приложение для смартфона, подбирает романтичные и загадочные имена в один "клик".
Одинокая девушка в маленьком черном платье, скучающая за стойкой бара с томиком Витгенштейна. Потрясно выглядит в отблесках неона.
Бытие определяет сознание. Там, где есть одинокая женщина, рано или поздно появится мужчина. Вон уже чапает, полупокер лощеный, подволакивая левую ногу и улыбаясь, словно с издевкой.
— Я присяду? — интересуется вежливый черт.
Девушка небрежно поводит плечами, гладкий хлыщ трактует ответ в свою пользу.
— Я искал тебя. Мне сказали, ты любишь дешевые заведения в спальных районах, — на его лице появляется брезгливая гримаса. — Эй, любезный, двойной виски и мохито для дамы!
Бармен окидывает клиента быстрым взглядом. Таким здесь явно не место! Сидел бы себе в дорогом центровом ресторане, дул "белый" со своими ботексными дружками, жрал лобстеров, слушал струнный квартет… Нет же, приперся к нормальным пацанам, смаковать дешевый виски под тяжелый рок местного разлива.
— Меня можно встретить, где угодно. Хотя, конкретно здесь легче потерять, — вздыхает девушка, с тоской разглядывая стройные шеренги пузырей и фанфуриков. — И зачем я тебе понадобилась?
— Всё как всегда, — охотно отзывается улыбчивый хлыщ, — разговоры и секс.
— Да уж, без выдумки. Ну, пошли поболтаем!
— Неужели я слышу сарказм?!
— Сарказм, ирония, литота… Тебе не пофиг? Мы оба хромаем на левую ногу, а значит созданы для парного танца! — подмигивает она своему кавалеру, полируя "на дорожку" мохито стаканчиком виски. — Только я сама выбираю музыку, окей?
 
Смена декораций. Обшарпанная однушка на пятом этаже панельной "хрущобы". Широкая кровать, обои, потерявшие свой цвет, ковёр на грани фола, задающий тон всей композиции. Ещё есть журнальный столик из ИКЕА, китайский телевизор, тюль на окнах и мятые серые простыни.
Повсюду стоит душный цветочный аромат — то ли "Новая Заря" от души постаралась, то ли семейка Джонсонов в очередной раз попыталась приятно удивить домохозяек.
— Неужели тебе нравится грязь?! — беспомощно оглядывается по сторонам полупокер, зажимая нос пальцам.
— Мне нравится, как ты напрягся, Люцифер!
— Называй меня сегодня Дьяволом, — гнусавит галантный кавалер.
Девушка стоит к нему спиной, опираясь руками о подоконник, и силится разглядеть сквозь муть пыльного стекла шпили Николо-Архангельского крематория. Как там у Нила Геймана: "Мотель есть рядом с каждым кладбищем"? Только не в нашем сериале, только не здесь — у нас дохлых котов за хвост тянуть не принято.
Лукавый улыбается, рассматривая точеную фигурку хозяйки унылой хибары. Скрипя советским паркетом, подкрадывается на шаг ближе, но дистанцию пока держит.
Порно или артхаус? Дьявол в шикарном костюме "Большевичка", из кармана торчат щипцы для разделки лобстеров и пара красных шершавых клешней, прихваченных в модном ресторане за ужином. Ах, затейник!
— И всё же, зачем я тебе понадобилась? — интересуется девушка, успев выскользнуть из тесного платья.
— Ты всем нужна, милая. Особенно мне!
— Неужели? — прелестница лукаво улыбается, заглядывая ему в глаза.
— Я давно ищу тебя, — руки проворного черта ложатся на её упругие ягодицы. — Ты ведь знаешь, какая у меня репутация?
— Ты извращенец! — фыркает девушка. — Сущий Дьявол!
— Я лучший любовник по обе стороны МКАДа!
— Да ладно! Не трынди!
— Всё так и есть! Ангелы, демоны, богини — сколько их побывало в моей постели. Я ласкал Войну, спал со Смертью. И, конечно, со всеми твоими сестрами!
— Не сомневаюсь! Братьев ты тоже вниманием не обошел, наслышана о твоих приключениях.
— Давай поговорим о Вере!
— Сердючке или Брежневой?
— Не дразни меня! — шепчет искуситель. — Ты ведь в курсе темных дел своих сестер? О, у них так много разных талантов! И только самая младшая из вас всегда ускользала от меня.
— Ты плохо искал, дружок, — улыбается девушка. — Меня два раза звать не нужно!
Ткань бытия, и так уже вся в заплатах, рвётся. Строгие брюки Дьявола трещат по швам, фрак — на две половины, дорогущая рубашка — в лоскуты. Миллионы людей одновременно вздрогнули. В Ново-Косино опять вырубили свет.
— Нет! — стонет полупокер. — Нет! Мы же ещё не выбрали "стоп-слово"!
— Мы так близки, что слов не нужно, — смеется девушка. — Приготовься, чертяка! Сегодня вечер любителей органной музыки, я уже ставлю свою пластинку в твой тугой патефон!
 
— И чего?! — удивляюсь я. — Трахнула Дьявола?
— Отделала по самые гланды, братишка! — хохочет бармен. — Клешнями и щипцами терзала его до утра, прикинь!
— Бред какой-то! Шутишь?!
— Куда там! Всё так и было! Он не раз ещё потом за добавкой приходил, прелюбодей дешевый. Его же все тут у нас теперь знают! Пьет, бывает, с пацанами "Жигули" по пятницам, смотрит футбол, дожидается её, как пес цепной. Я в сортир с ним вместе выходить опасаюсь, мало ли чего ему там в голову взбредет с голодухи.
— А она чего?
— А чего? Вон идет к нам!
Одинокая девушка в маленьком черном платье вышагивает на лабутенах по пустому танцполу. Едва заметно припадает на левую ногу, будто каблук сломала. Выглядит очень мило, хочется сразу помочь.
— Ну что, мальчики, веселитесь?
Под мышкой зажала книжку, в руках вертит карманный рог изобилия, похожий на золоченый вапорайзер.
— Скучаем! — подмигивает ей бармен. — Какое тут без тебя веселье?!
Я смотрю на прекрасную незнакомку и понимаю, что пропал. Сказками про клешни, щипчики и патефоны меня уже не остановить. Готов с ней ночи напролет слушать сочинения Шнитке, танцевать пасодобль до упаду, слетать на фестиваль органной музыки в Сочи и даже посетить "Новую волну". Бежать! Надо было бежать, но теперь уже слишком поздно.
— Как же я рада вас видеть! — смеется девушка, заглянув мельком в мои широко распахнутые вороватые глаза.
Густой пар со вкусом ментола накрывает стойку, бармен привычным движением врубает зеркальный шар-стробоскоп.
— Закрутилась совсем на неделе! — виновато улыбается моя рыжеголовая судьба. — Всем нужна Надежда!
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Летнего Блица
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования